Входной контролный диктант по русскому языку


Входной контрольный диктант по русскому языку
5 класс
Окраска животных
  Животных защищает цвет. Зимой заяц-беляк вместо бурого стал белым. Катит по снежной дорожке комочек. Не видит его в белом поле лисица.
    Рябчик весь рябой. На спинке полосочка. Прижался к земельке. Не заметишь в листве.
   На тигриной шкуре нарисованы длинные полосы. Летом хищника не увидишь в тростнике.
  Морского конька трудно разглядеть среди зелени травы. Он меняет цвет. Осветит луч солнца морскую траву. Конёк позеленеет. Зайдет солнце за горизонт. Вода в море потемнеет. И конёк потемнел. Зацепился за травинку. Волны качают его взад и вперёд.  
По Г.Снегиреву6 класс
ГЛУХАРИ
  В глухих сосновых лесах живут, зимуют, кормятся смолистою хвоей молоденьких сосен глухари. 
  Глухарь - самая большая, редкостная птица в наших лесах.
  Летом глухари скрываются вместе с лосями в глубоких чащобах, в моховых темных болотах. За это некоторые деревенские охотники называют глухарей "мошниками". 
  Не всякому удается увидеть в лесу глухарей, услышать весною их удивительную песню.
  Только самые терпеливые и умелые охотники знают, где живут, скрываются и поют глухари.
  Хорошие, умные охотники берегут редкостных лесных птиц, не губят их. Они тихонько подкрадываются к ним и любуются их силой и красотой.
(По И. Соколову-Микитову)
7 класс
Ильинский омут
Одно из неизвестных, но действительно великих мест в нашей природе находится всего в десяти километрах от бревенчатого дома, где я живу каждое лею. То место, о котором я хочу рассказать, называется скромно, как и многие великолепные места в России: Ильинский омут.
Такие места действуют на сердце с неотразимой силой. Если бы не опасение, что меня изругают за слащавость, я сказал бы об этих местах, что они благостны, успокоительны и что в них есть нечто священное.
Такие места наполняют нас душевной легкостью и благоговением перед красотой своей земли, перед русской красотой.
К Ильинскому омуту надо спускаться по отлогому увалу. И как бы вы ни торопились поскорей дойти до воды, все равно на спуске вы несколько раз остановитесь, чтобы взглянуть на дали по ту сторону реки.
Поверьте мне – я много видел просторов под любыми широтами, но такой богатой дали, как на Ильинском омуте, больше не видел и никогда, должно быть, не увижу.
Это место по своей прелести и сиянию простых полевых цветов вызывает в душе состояние глубочайшего мира и вместе с тем странное желание: если уж суждено умереть, то только здесь, на слабом этом солнечном припеке, среди этой высокой травы.
К. Паустовский
8 класс
СТАРИК И СОЛНЦЕ
  Дни горели белым огнём. Земля была горячая, деревья тоже были горячие. Сухая трава шуршала под ногами.
  Только вечерами наступала прохлада. И тогда на берег стремительной реки выходил древний старик, садился всегда на одно и то же место и смотрел на солнце.
  Солнце садилось за горы. Вечером оно было огромное, красное.
  Старик сидел неподвижно. Коричневые сухие руки в ужасных морщинах лежали на коленях. Лицо тоже морщинистое, глаза тусклые.
  Солнце коснулось вершин Алтая и стало медленно погружаться в далёкий синий мир. Чем глубже оно уходило, тем отчётливее рисовались горы. Они как будто придвинулись. Между рекой и горами тихо угасал красноватый сумрак. Потом солнце совсем скрылось за острым хребтом, и тотчас оттуда вылетел в зеленоватое небо стремительный веер ярко-рыжих лучей. Он держался недолго и тоже тихо угас. А в небе в той стороне пошла полыхать заря.
  В долине большими клочьями пополз туман. В недалёком лесочке робко вскрикнула какая-то ночная птица. "Хорошо", - негромко проговорил старик.
(По В. Шукшину)
9 класс
Вечером, возвращаясь с прогулки, Левитан долго смотрел на церковь, стоявшую рядом с часовенкой, на темные кресты погоста, на заволжский лесной простор, озаренный закатом. ,„ .' Этот простор, одинокие кресты и тишина волжского вечера напомнили ему горечь детства, первое приобщение к природе, туманные мечты о творчестве... А на другой день он усиленно работал. Плыли облака, гудели сосны над оврагом, но для художника сейчас как бы не существовало ничего, кроме отражавшихся на полотне церкви, погоста, заречного простора. Сосредоточенный, весь перевоплощенный в зрение, художник уверенно, привычной рукой, наносил разноцветные мазки. Из их нестройной путаницы вырастали и выцветали строгие линии, музыкально-округленные очертания.Исаак Ильич с наслаждением вдыхал густой, хвойно-томительный запах красок, с наслаждением чувствовал все возрастающую жажду работы. Недалеко от художника теснились, восхищенно смотрели на полотно босые ребятишки. Из ближних домов, здесь по-деревенски бедных и пыльных, выходили, приближались к художнику сумрачные рыбаки, сапожники в черных, как бы жестяных, фартуках, мастеровые с засученными рукавами на маслянистых руках. Они, как и ребятишки, смотрели на картину с изумлением и восхищением.
По Н. Смирнову
10 класс
Мечты Обломова
Деревенское утро давно уже прошло и петербургское было на исходе. До Ильи Ильич долетал смешанный шум человеческих и нечеловеческих голосов. Он лег на спину, заложил руки под голову и занялся разработкой плана имения. Он с удовольствием остановился несколько минут на расположении комнат, флигелей дома, сообразив какое число гостей намеривался принимать, отвел место для конюшен и сараев.
Ему представилось, как он сидит в летний вечер на террасе под непроницаемым навесом деревьев, задумчиво наслаждаясь открывающимся из-за деревьев видом. Солнце румянит гладкий, как зеркало, пруд. С полей восходит пар. Становится прохладно. Наступают сумерки.
Праздная дворня сидит у ворот. Там слышатся веселые голоса. В столовой, убранной с изящной простотой, ярко заблестели приветливые огоньки. Захар с приятным звоном расставляет хрусталь, накрывая стол и раскладывает серебро.
Полежав ничком минут пять, Обломов снова медленно повернулся на спину.
Его поглотила любимая мысль о маленькой колонии друзей, которые поселятся вокруг его деревни и попеременно будут каждый день съезжаться друг к другу в гости.
По И.Гончарову11 класс
Андрей Платонов был наделен трудным даром - «обнажившимся сердцем». О чем бы он ни писал: о стариках или о детях, о великих замыслах или об обычной работе обыкновенного кузнеца, о любви или о смерти, - он действительно прикасался к своим героям этим «обнажившимся сердцем». Отсюда особая эмоциональная насыщенность его прозы, предельность сопереживания, которую мы ощущаем в каждом его произведении.
Зарождающаяся мысль разворачивается, расцветает во всей своей зрелой органической мощи в необычной платоновской фразе, сочетающей иронию, житейскую усмешку, разговорную речь с высокой философской или сугубо технической терминологией. Язык Платонова - попытка показать путь к новому, «неевклидовому» познанию мира. Это язык «по Лобачевскому», с пересекающимися параллельными, с шокирующей наше будничное сознание обратной перспективой, характерной, скажем, для русской иконописи, где мнимая несоразмерность на самом деле выражает не столько реальность мира, сколько направленность нашего восприятия, нашей мысли по поводу этого мира. «Странный» язык Платонова - это не просто особый язык, это целое миросозерцание, это крупная, серьезная, ждущая исследования философия писателя, выраженная не псевдоязыком профессионалов, а языком мыслящего художника. Философия, роднящая его с такими поэтами, как Хлебников и Заболоцкий, такими художниками, как Филонов, такими учеными, как Вернадский.
При всем своем очевидном новаторстве творчество Платонова - корнями уходит в народное миросозерцание, в фольклор. Л. Шубин точно сформулировал: «Платонов – интеллигент, который не вышел из народа».

Приложенные файлы


Добавить комментарий