Жанр басни в мировой литературе


Чтобы посмотреть презентацию с оформлением и слайдами, скачайте ее файл и откройте в PowerPoint на своем компьютере.
Текстовое содержимое слайдов:

Класс: 5 Учитель: Лобинская С.С. Тема урока: «Жанр басни в мировой литературе (Эзоп, Лафонтен, русские баснописцы) » Эзоп Первый баснописец в мировой литературе — Эзоп. По легенде, он был рабом-фригийцем и жил на острове Самос, где прислуживал философу Ксанфу. Этот философ часто присваивал высказывания Эзопа. Творения фригийца дошли до наших дней и не потеряли своей актуальности. Сюжеты басен Эзопа заимствовал французский писатель Ж. Д. Лафонтен, а у него — И. А. Крылов. Крылов развивал этот жанр, от эзоповских басен произведения русского писателя отличает большее совершенное пантомимическое, игровое сюжетное начало и введения сужений рационалистического, назидательного характера. Ведь басня представляет собой поучение, которое высказывается в прямой форме какого-либо афоризма, вывода и подтверждается коротким рассказом, в котором используются олицетворения, а персонажами, как правило, являются животные, растения, вещи. Басни Эзопа имели прозаичную форму, чем отличались от произведений Ж. Д. Лафонтена и И. А. Крылова. Композиционное построение басен русского и древнегреческого писателя также разное. У Эзопа мораль помещается в конце произведения, в отличие от Крылова, который мораль размещал в начале басни. В начале XIX столетия Крылов увлекся переводами басен Жана де Лафонтена. В результате этого появились великолепные переложения лафонтеновских басен, которые, однако, отличались от оригиналов собой сатирической направленностью. Жан де Лафонтен Французский классицист Лафонтен жил в семнадцатом веке (1621 — 1695) и особой популярностью пользовался в 60 — 80-х годах того столетия. В 1825 году во Франции были изданы басни Крылова на французском языке, где в предисловии Пушкин сравнил Крылова с Лафонтеном: «Конечно, ни один француз не осмелится кого бы ни было поставить выше Лафонтена, но мы, кажется, можем предпочитать ему Крылова. Оба они вечно останутся любимцами своих единоземцев. Некто справедливо заметил, что простодушие есть врожденное свойство французского народа; напротив того, отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться». Если сравнивать басни Лафонтена и Крылова, то у русского баснописца произведения носят более аллегоричный характер, на первое место выступает образное изображение определенных взаимоотношений главных героев. У Лафонтена мораль носит более навязчивый характер, что определяется эпохой классицизма, в которую он творил. Орел, галка и пастух.  Орел слетел с высокой скалы и унес из стада ягненка; а галка, увидяэто, позавидовала и захотела сделать то же самое. И вот с громким крикомбросилась она на барана. Но, запутавшись когтями в руне, не могла она большеподняться и только била крыльями, пока пастух, догадавшись, в чем дело, неподбежал и не схватил ее. Он подрезал ей крылья, а вечером отнес своимдетям. Дети стали спрашивать, что это за птица? А он ответил: "Я-то наверноезнаю, что это галка, а вот ей самой кажется, будто она - орел". Соперничество с людьми вышестоящими ни к чему не приводит и неудачамитолько вызывает смех.Прочитайте басню Эзопа:   Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал. Увидел этоястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его. Соловейпочувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь онслишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть,пусть уж он нападает на птиц покрупней. Но ястреб на это возразил: "Совсембы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался задобычей, которой и не видать". Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде набольшее бросают то, что имеют.Соловей и ястреб. «Ворон и лисица»Дядюшка ворон, сидя на дереве,Держал в своем клюве сыр.Дядюшка лис, привлеченный запахом,Повел с ним такую речь:«Добрый день, благородный ворон!Что за вид у вас! что за красота!Право, если ваш голосТак же ярок, как ваши перья, -То вы - Феникс наших дубрав!»Ворону этого показалось мало,Захотел он блеснуть и голосом,Разинул клюв - и выронил сыр.Подхватил его лис и молвил:«Сударь, Запомните: всякий льстецКормится от тех, кто его слушает, -Вот урок вам, а урок стоит сыра».И поклялся смущенный ворон (но поздно!),Что другого ему урока не понадобится.Почитайте басню Лафонтена: В лесу скончалась львица.Тотчас ко всем зверям повестка. Двор и знатьСтеклись последний долг покойнице отдать.Усопшая царицаЛежала посреди пещеры на одре,Покрытом кожею звериной;В углу, на алтареЖгли ладан, и Потап с смиренной образиной —Потап-мартышка, ваш знакомец, — в нос гнуся,С запинкой, заунывным тоном,Молитвы бормотал. Все звери, приносяЦарице скорби дань, к одру с земным поклономПо очереди шли, и каждый в лапу чмок,Потом поклон царю, который, над женоюКак каменный сидя и дав свободный токСлезам, кивал лишь молча головоюНа все поклонников приветствия в ответ.«Похороны львицы» Потом и вынос. Царь выл голосом, каталсяОт горя по земле, а двор за ним воследРевел, и так ревел, что гулом возмущалсяВесь дикий и обширный лес;Еще ж свидетели с божбой нас уверяли,Что суслик-камергер без чувств упал от слезИ что лисицу с час мартышки оттирали!Я двор зову страной, где чудный род людей:Печальны, веселы, приветливы, суровы;По виду пламенны, как лед в душе своей;Всегда на все готовы;Что царь, то и они; народ — хамелеон,Монарха обезьяны;Ты скажешь, что во всех единый дух вселен;Не люди, сущие органы:Завел — поют, забыл завесть — молчат. Итак, за гробом все и воют и мычат.Не плачет лишь олень. Причина? Львица съелаЖену его и дочь. Он смерть ее считалОтмщением небес. Короче, он молчал.Тотчас к царю лиса-лестюха подлетелаИ шепчет, что олень, бессовестная тварь,Смеялся под рукою.Вам скажет Соломон, каков во гневе царь! А как был царь и лев, он гривою густоюЗатряс, хвостом забил,«Смеяться, — возопил, —Тебе, червяк? Тебе! над их стенаньем!Когтей не посрамлю преступника терзаньем;К волкам его! к волкам!Да вмиг расторгнется ругатель по частям,Да казнь его смирит в обителях ПлутонаЦарицы оскорбленной тень!» Олень,Который не читал пророка Соломона,Царю в ответ: «Не сетуй, государь,Часы стенаний миновались!Да жертву радости положим на алтарь!Когда в печальный ход все звери собиралисьИ я за ними вслед бежал,Царица пред меня в сиянье вдруг предстала;Хоть был я ослеплен, но вмиг ее узнал.— Олень! — святая мне сказала, —Не плачь, я в области боговБеседую в кругу зверей преображенных! Утешь со мною разлученных!Скажи царю, что там венец ему готов! —И скрылась». — «Чудо! откровенье!» —Воскликнул хором двор.А царь, осклабя взор,Сказал: «Оленю в награжденьеДаем два луга, чин и лань!»Не правда ли, что лесть всегда приятна дань?

Приложенные файлы


Добавить комментарий