Жанры журналистики 2

Вакуров В.Н. Стилистика газетных жанров/ В.Н.Вакуров, Н.Н.Кохтев, Г.Я.Солганик – М.1998

1 Система жанров журналистики. Общая характеристика. Признаки деления на жанры.
Жанр (франц. genre) – тип произведения в единстве специфических
свойств его формы и содержания.
Система (от греч. systёma – целое, составленное из частей; соединенное), множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство.
Следовательно, система жанров журналистики – это единство связанных находящихся во взаимодействии жанров журналистики. Одним из составляющих этой системы является интервью.
Система жанров журналистики
Содержание, документальное наполнение, целевая установка автора определяют проблему, направление, смысл и характер публицистического выступления, его форму, то есть жанр. Именно выбор жанра помогает плодотворнее работать над материалом, отбором фактов, трактовкой явлений. Жанры журналистики различаются по целям воздействия на аудиторию, широте освещения реальности, выразительно-изобразительным средствам, глубине анализа и широте обобщений. В связи с этим они подразделяются на три вида – информационные, аналитические и художественно-публицистические.
1.1.1. Информационные жанры
К информационным жанрам относятся: новость, заметка, интервью, беседа, реплика, комментарий, репортаж, отчет. Рассмотрим наиболее значимые.
В заметке журналист достаточно подробно излагает факт и наиболее важные его составляющие (место действия, действующие лица). В репортаже автор эмоционально, объективно воспринимает определенные факты, рассказывая о них аудитории, как очевидец. Заметке, отчету свойственна лаконичность, скупость выразительных средств. Для интервью и для репортажа, характерно использование практически всех художественно-выразительных средств, которыми пользуется публицистика. Если же говорить об информационных жанрах в целом, то их объединяет такое немало важное качество, как новизна и актуальность сообщаемого факта и оперативная его подача. Заметка – это простейшая форма оперативного газетного сообщения. В основе ее лежит злободневный, общественно значимый факт. Для заметки характерны новизна и краткость. Важно увидеть за частным фактом явление, оценить его, прокомментировать. Наиболее краткая форма заметки – хроника, или новость.
Отчет – это информационное сообщение о мероприятии, на котором присутствует определенная аудитория (конференции и собрания, спортивные соревнования и выставки и т. д.). По характеру подхода к освещаемому материалу отчет может быть общим или тематическим, а по цели и особенностям изложения – информационным (речи, события, факты передаются последовательно) или аналитическим (внимание концентрируется на конкретном аспекте, дается оценка, комментарий случившегося).
Репортаж можно рассматривать с двух позиций. Во-первых, как сбор, подачу информационных материалов для печати, радио или телевидения. Во-вторых, что является наиболее важным в нашей работе, как информационный жанр, характеризующийся оперативным и ярким рассказом о событии, ситуации, явлении. Основные требования репортажа – эффект присутствия, достоверности, сопереживания, поскольку автор такого материала всегда или очевидец или активный участник события.
К группе информационных жанров относится и интервью, то есть представляющие общественный интерес ответы конкретного лица (группы лиц) на вопросы журналиста. Однако же нужно отметить, что интервью называют не только жанром, но и методом получения сведений для других материалов Интервью разнообразно в своих видах. Как жанр можно встретить интервью- сообщение (ответы даются в сокращении, излагаются наиболее существенные аспекты беседы), интервью-диалог (полный текст беседы), интервью-зарисовку (кроме содержания разговора передается обстановка беседы, ее характер и т. д.), интервью-мнение (комментарий события, явления, факта), массовые интервью (с пресс-конференций, брифингов).
1.1.2. Аналитические жанры
Основное отличие аналитических жанров журналистики заключается в том, что журналист-аналитик не ограничивается простой констатацией фактов. Он стремится анализировать их и сопоставлять с другими, оценивает явление,предлагает свое видение решения проблемы. Поэтому фактический материал аналитических жанров шире, в отличие от информационных. Имея дело с суммой однотипных фактов за определенное время, журналист стремится обобщить их, чтобы выявить все аспекты проблемы.
Важнейшим аналитическим жанром является статья. Она позволяет журналисту обстоятельно, глубоко исследовать и трактовать проблемы и явления действительности, осмысливать их и теоретически обобщать. Выделяют научно-популярные статьи (освещает достижения науки и техники) и проблемные (требуют всестороннего, глубокого изучения вопроса).
Не менее важен жанр корреспонденции. На конкретном материале достаточно небольшого масштаба разрабатывается актуальная тема, решается определенная проблема. Корреспонденция может быть информационной (например, сообщения зарубежных корреспондентов), аналитической (вскрывает причины описываемого явления) и установочными (журналист не просто анализирует факты, но и ставит новые проблемы, выдвигает новые злободневные вопросы для обсуждения).
Рецензия – аналитический жанр, через который журналист критикует, оценивает какое-либо произведение, театральные постановки, кинофильмы, телевизионные передачи, концерты, выставки и т. д.
К аналитическим жанрам также примыкают некоторые разновидности
интервью. Такие как проблемные и портретные интервью.
1.1.3. Художественно-публицистические жанры
Главное отличие этих жанров заключается в подаче фактов. Конкретный, документальный факт отходит на второй план. На первый план выходят впечатления автора от факта, его оценка и авторские мысли. Основные жанры – очерк и зарисовка, отражающие положительные явления, а также сатирические жанры: фельетон и памфлет.
В зарисовке органически переплетаются признаки информационных и художественно-публицистических жанров, оперативный газетный жанр и разновидность очерка – этюд. Зарисовка повествует о не самом значимом событии, но изображает его зримо, наглядно, ярко. В ней изображается в очерковой форме какое-то одно явление, событие. Зарисовка может быть сюжетной или бессюжетной, может рассказывать о конфликте или быть бесконфликтной.
Очерк позволяет журналисту ярко, оперативно и доступно для читателя откликнуться на событие, явление. Дает возможность раскрыть образ интересного человека, дать портрет коллектива, рассказать о быте, нравах.
По тематике различают несколько видов очерка:
1. портретный очерк – рассказ о человеке, его жизни, взглядах;
2. проблемный очерк – автор прежде всего анализирует важную проблему в ее проявлениях через действия людей. Поэтому человек остается на втором плане.
3. научно-популярный очерк рассказывает о научной проблеме глубоко доказательно, но доступно и популярно.
В то же время в очерке могут сочетаться черты различных жанров, например, репортажа, отчета, зарисовки, корреспонденции. Это говорит о жанровой свободе очерка, его подвижности. Позволяет автору менять тональность повествования, ритмику изложения при условии композиционного, сюжетного и стилистического единства материала.
К этим же жанрам относятся фельетон и памфлет.
Фельетон представляет собой некий синтез трех начал: публицистического (описываемый факт не только злободневен, актуален, но и оперативен), сатирического (оценка факта предполагает сатирический анализ) и художественного (создается сатирический образ). Фельетон как жанр периодической печати требует максимальной насыщенностью фактами, но как литературная форма не может обойтись без фантазии художника. На стыке этих жанровых требований и рождается сатирический образ.
В отличие от фельетона, который носит характер насмешки, памфлет – обличительное произведение. Главные черты этого жанра: сарказм, патетика, высокая экспрессивность, а также злободневность, оперативность документальность и крупномасштабный объект обличения. Из всего выше сказанного можно сделать следующий вывод: жанровая система журналистики весьма разнообразна. Она представлена различными группам жанров. Однако же в современной журналистике деление жанров на три обозначенные группы, на наш взгляд, стало условным. Это объясняется тем, что жанры очень подвижны. Так, например, интервью относят к информационным жанрам, однако же, существует проблемное и портретное интервью, которые выходят за рамки информационности и граничат уже с аналитическими жанрами.
Жанровые признаки
Для каждого жанра характерны свои признаки, однако жанровые признаки общего характера являются объединяющим компонентом для каждого из них. К основным жанровым признакам относятся:
Тема произведения.
Данный жанровый признак определяет сущность отображаемой действительности, ее внутреннее содержание, ее смысл и значение.
2 Композиционная организация материала.
Определяет, каким образом сочетаются элементы описания, по каким принципам строится произведение, какие критерии лежат в основе отбора материала.
3Мера типизации.
Определяет, насколько обобщенно воплощается произведение в деятельность, насколько широкий круг явлений и событий оно охватывает, насколько общим или частным является изложение.
Известный исследователь телевизионной журналистики Э.Багиров так определял ролевое распределение в средствах массовой информации, исходя именно из меры типизации, способности к обобщению, присущей каждому из них: "Радио позволяет узнать ЧТО произошло, телевидение позволяет увидеть КАК это происходило, а газета на следующий день позволяет узнать ПОЧЕМУ это произошло".
4. Изобразительные и выразительные средства. Это средства, позволяющие найти адекватную форму действительности (цвет, свет, ритм, темп, стиль, звук).
Для каждого жанра исторически сложился свой характерный комплекс проявления жанровых признаков, который, установившись, уже, как правило, не меняется. Сложившиеся жанры - явление крайне устойчивое, не склонное к изменениям без особых на то причин. Для адекватного изображения явления, события, факта существует несколько возможных способов. Но точный и правильный выбор жанра во многом определяет, будет ли донесено до читателя, зрителя верное о нем представление.
Факторы, определяющие выбора жанра
Характер отображаемого объекта.
Журналистика сталкивается с огромным разнообразием фактов, событий и объектов из самых отдаленных и многообразных областей деятельности. Совершенно очевидно, что выбор того или иного жанра, который наиболее адекватен в конкретном случае, связан с характером этого явления или объекта с его особыми характеристиками как внешнего (масштаб, скоротечность и т.п.) так и внутреннего (социальные особенности, актуальность, взаимосвязь с другими явлениями и т.д.) порядков. Легко понять, что при отображении стихийного бедствия, чрезвычайной ситуации и, например, долговременного социального явления следует исходить из выбора разных жанров - репортажа или информации в первом случае и, быть может, аналитической статьи во втором.
Позиция автора.
Позиция автора определяется его мировоззрением, знаниями, системой нравственных, моральных, социальных оценок, особенностей личности, пристрастий и антипатий (которые формально для журналистики не должны оказывать существенного влияния на результат, но, тем не менее, опосредовано включены в творческий процесс). Позиция автора определяет хотя бы такие факторы как острота материала, степень его детализации, аналитичности, художественности и т.п. Автор, глубоко погруженный в тему материала, высоко компетентный в данной области изберет иной подход, нежели репортер, получивший задание "с колес", автор, способный к образному видению, очевидно, предпочтет очерк короткой заметке, к анализу - соответствующий ситуации жанр публицистики. Однако не следует полагать, что данный критерий является всесторонне определяющим и самодостаточным, так как личность автора, внося определенного рода субъективный фактор, тем не менее, остается в рамках профессиональных требований. В данном случае речь идет в первую очередь о комплексной оценке целесообразности выбора того или иного жанра, а не подмене одного критерия другим.
3. КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ.


2. Очерки Аграновского. Особенности создания образа в очерке, автор в произведении.
Один из классиков журналистики А. А. Аграновский писал об очерке: «Для меня главное в современном очерке – мысль. Было время, когда очеркисты шли к своим героям за готовым. Они сами все знали и требовали лишь подтверждения. И не то, что лгали: всегда можно так построить беседу, чтобы слышать от человека то, что нужно тебе, а что не нужно пропустить мимо ушей. К людям шли за фактом, за краской, за метким словцом, но почти никогда за мыслью».
Очерки Анатолия Абрамовича Аграновского заполнены мыслями, кропотливо, филигранно отделаны. Им присущ хороший, литературный стиль, публицистичность. Важная особенность очерка – это использование того или иного метода, к примеру, теоретический метод исследования какой-либо проблемной ситуации. Художественный метод применяется при анализ, исследовании в очерке.
В проблемном очерке творчества А.А. Аграновского проявились духовные традиции отечественной журналистики.
А . А . Аграновский писал о реалиях социализма как о свершившемся факте.
Аграновский А.А. сам отвечал на этот вопрос так:
«Социализм стал наукой, живой практикой. Значит и относиться к нему надо как к науке, как к практике».
В этих словах публицист обозначил лейтмотив своего творчества.
Его герой строитель социализма. Публицист активно пропагандирует стахановское движение, но его «соревнование» - приобрело иное содержание, философское.
Журналистские герои публициста Аграновского А.А. активно взаимодействуют с автором. А главная их особенность в том, что они могут перемещаться из одного очерка в другой, получать новое осмысление.
Публицист легко экспериментировал с формой текста, с приемами авторского проявления в произведении.
Творчество Агарновского А.А. – это энциклопедия, отражающая ценности, идеалы, пороки определенных исторических отрезков времени, которые плавно перетекают друг в друга, картина, которую мы получаем в итоге – жизнь, в ее развитии.
Жанровые особенности, его композиция и поэтика, различные приемы работы очеркиста, методы сбора информации - все претерпевает развитие по спирали.
Более поздние очерки и зарисовки более лаконичны, афористичны, Аграновский А.А. извлекает максимум смысла из слова, из сочетаемости слов.
В работе мы также рассмотрели, как меняются приемы портретизации в зависимости от степени включенности журналиста в жизнь героя в очерках и литературных портретах А . А . Аграновского .
В публикациях Аграновского А.А. представлен зрелый анализ особенностей экономической проблемы, в части управления.
Как и в «соревнование», в обоснование выбора экономического решения он вкладывает нетленную философскую основу, в «производственном» - говорит о необходимости человеческого.
Своеобразие газетных выступлений по проблемам экономики в годы перестройки видоизменяется.
Среди публицистических произведений, отмеченных постоянным поиском истины, заслуживают внимания очерки А. Аграновского. Размышляя о том, как надлежит трудиться писателю, публицисту, Л. Леонов настойчиво подчеркивал необходимость работать «на сто процентов», сколько каждому, как говорится, от Бога отпущено, независимо от размеров дарования. Можно сказать, что именно «на сто процентов» выполнял свой труд очеркиста А. Аграновский, о чем свидетельствуют его многочисленные книги, в том числе вышедший в 1973 г. сборник «А лес растет», включивший написанное публицистом более чем за 15 лет напряженного труда. К числу лучших следует отнести очерки А. Аграновского «Лукояновский задор» («Известия», 1962, 20 марта), «Своего дела мастер» («Известия», 1977, 16 февраля), «Реконструкция» («Знамя», 1982, № 3).
Очерк «Своего дела мастер» начинается с русской притчи, изложенной, по словам очеркиста, у Достоевского так: «Стоял на дороге камень, огромный, и вышел государев приказ: убрать! А как? Англичане запросили пятнадцать тысяч серебром, потому рельсы нужны, да погрузить, да вывезти паром. Тут мужичонка стоит ухмыляется. Ты, мол, что? «Сто рубликов определите, ваша светлость, сведем камешек». И точно: утром приходят – гладко. А он вырыл яму, «понаперли» «этак на ура», свалили, засыпали и нет камня, как не было». Такой зачин не только сразу заинтересовывает, но и служит раскрытию основной идеи очерка: показать смекалку, мастерство русского человека, на долю которого выпало участвовать на монтаже реактора первой в мире атомной электростанции в Обнинске и стартовой позиции на Байконуре. Герой очерка, в котором «что-то есть», который «не похож на других», а в то же время самой обыкновенной судьбы: и квартира в новом доме обычная, и награды – обычные – «За боевые заслуги» (он воевал) и «За трудовую доблесть» (трудился всю жизнь). Задавшись целью показать обаяние простого, красивого своим трудом человека, очеркист сумел раскрыть подлинную радость творческого физического труда, радость настоящего мастера. Поднимая проблему профессионального мастерства, противопоставляя своего героя еще встречающимся «околоспецам», «подмастерам», «худшей категории работника на белом свете», А. Аграновский делится с читателями своими раздумьями о том, как писать о людях «нравственного и трудового эталона». Пафос, замечает он, в больших дозах утомителен, красноречие, превышающее средние нормы потребления, вызывает обратное воздействие. «Чем выше дела, тем проще нужны слова, – заключает очеркист. – Мне сейчас нужны самые простые слова».
Самые простые слова нужны были А. Аграновскому и при написании очерка «Реконструкция», в котором тоже ставятся проблемы государственной важности. «Реконструкция», заявляет автор в самом начале своего повествования, вот то слово, которое «в ущерб стилю» придется все время повторять, «реконструкция» – вот дело, к которому пора привлечь самое широкое общественное мнение. Убедительно показывая, какие огромные прибыли дает реконструкция старых заводов, и, сокрушаясь, как мало еще выделяется на нее средств, публицист скрупулезно анализирует затронутую проблему, утверждая, что реконструкция – нормальное состояние производства, застой – ненормальное.
Важно заметить, что, показывая выгодность реконструкции и то, как еще велики силы, ее тормозящие, автор очерка заявляет: «Тут начинается моя тема». Это авторское «моя тема» вызывает желание глубже вникнуть в содержание очерка, обстоятельнее выявить творческую манеру публициста, сделать определенные выводы для журналистов-практиков. И мы убеждаемся еще раз, какими обширными познаниями нужно обладать, чтобы написать столь проблемный, на научной основе очерк. Промелькнуло сообщение, что в Днепропетровской области на реконструкцию тратится чуть ли не вдвое больше, чем в среднем по Союзу. Иной на это может и не обратил бы внимания, а А. Аграновский с мыслью «стало быть там уже поняли» незамедлительно едет по указанному адресу. Ему необходимо еще и еще раз рассказать о выгоде реконструкции, что на то же количество руды, чугуна, стали повсюду уходит меньше, чем при новом строительстве. Автор берет в расчет (и это чрезвычайно важно) и экономию земли. Он приводит заставляющие задуматься факты: только Днепропетровщина, одна из наших житниц, потеряла за пятилетие с 1976 по 1980 г. около 20 тыс. гектаров. Поля и фермы пришлось потеснить ради заводских корпусов, новых рудников, открытых разработок.
Сказанное существенно дополняет и такая деталь. Летом 1980 г. проходило совещание в ЦК КПСС и в газетном отчете промелькнуло, что после реконструкции Братская ГЭС увеличила мощность на четыреста тысяч киловатт (целый старый Днепрогэс). Не будь совещания, признается очеркист, мог бы и пропустить. «И мне стало стыдно, – пишет он, – потому что на строительство в Братск я ведь тоже ездил и перебывала там тьма писателей и журналистов». Приведя еще множество примеров того, как «мизерно мало пишут» о реконструкции, в том числе и известнейших заводов типа ленинградского Ижорского, очеркист подводит читателей к мысли о необходимости ввести не только в плановое русло реконструкцию, но и о необходимости реконструкции психологии журналистов, привыкших со времен первых пятилеток, чтобы им «подавали новизну». Как видим, «своя тема» получила в очерке А. Аграновского, благодаря тщательному изучению проблемы, глубокому ее осмыслению с научных позиций, всестороннее раскрытие.


3. Очерк – расследование. Расследование как метод и жанр. Отличия расследования от очерка – расследования.
Сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую вас информацию. Иногда метод поиска материала становится не менее захватывающим, чем сама тема расследования.
В большинстве случаев журналистские материалы не являются настоящими расследованиями. Занимательная статья о том, как купить холодильник, репортаж о решении, принятом на заседании суда, заметка с пресс-конференции и даже документ, полученный от источника в результате утечки информации - все это, будучи и важным, и необходимым, все же не является журналистским расследованием. В этих случаях репортеры следовали за событиями без заранее разработанного плана. Они не предпринимали попыток самим получить информацию, снова и снова собирая по кусочкам разрозненные данные в одну общую картину. Они не шли дальше публичных заявлений.
Основное отличие журналистского расследования как жанра заключается, пожалуй, в том, что автор не ограничивается постановкой проблемы и ее самостоятельным исследованием. Журналист-расследователь, как правило, предлагает какие-то варианты ответов на возникшие вопросы, выводы, которые вытекают из проделанной им работы. Иной раз он может даже не делать этого открытым текстом, но собранные факты и комментарии к ним сами подтолкнут читателя или зрителя к правильному заключению.
Достоверность, правдивость, ясность изложения - вот те критерии, которые укрепляют позицию автора при проведении журналистского расследования. Материал отвечает этим требованиям только в том случае, если проблема исследована со всех возможных точек зрения. От того, что в материале сталкиваются несколько точек зрения, он отнюдь не проигрывает, а даже наоборот, подчеркивает значимость затронутой темы. Важно лишь очень четко и уважительно по отношению к авторам эти позиции излагать.
Стоит обратить внимание на то, что выводы - обязательный элемент журналистского расследования. Читатели хотят знать суть изысканий, и обязанность журналиста-расследователя сказать им об этом, во всяком случае - в масштабах собственного понимания. И, конечно, журналист должен представить читателям все найденные доказательства - оправдательные и обвинительные.
4. Событийный очерк. 5. Проблемный очерк
В другой разновидности очерка - событийном очерке - также действуют персо-нажи, есть свои герои. Однако в отличие от портретного очерка здесь основой материала являются поступки людей, объединенных каким-либо общественно-значимым событием (например, "Районные будни" В. В. Овечкина, военные очерки К. Симо-нова и др.).
Проблемный очерк отражает противоречивый узел социальных отношений не только путем логических рассуждений, как, например, в проблемном статье, но в ходе образного воссоздания конфликтных ситуаций. Типические обстоятельства, в ко-торых действуют герои о., характеризуются столкновением противоборствующих сил, которые, в свою очередь, формируют разные, антогонистические по своему гражданскому содержанию характеры. Социальная проблема здесь "очеловечена", что позволяет четче прорисовать ее, сделать более доступной и эмоционально переживаемой* .
В проблемных очерках вместо отдельных фактов или событий, портретов людей, нарисованных в конкретной обстановке, даются обобщённые образы героев, при этом зачастую даже не упоминаются их фамилии или они изменены, не говорится конкретное место, к которому привязан очерк. В таких очерках внимание читателя сосредотачивается на решении злободневных проблем, а для этого журналисту необходимо дать такой художественно-публицистический анализ действительности, в котором явления жизни, сами факты отобраны и преподнесены в свете общенародных проблем.
К описательным относятся событийный и путевой очерки. Событийный – чаще всего посвящен какому-нибудь важному событию в жизни достаточно большой группы людей, например, народному празднику, запуску космического корабля, военному параду и т.д. Такой очерк пишется эмоционально, красочно, так, чтобы люди чувствовали атмосферу праздника. Передавая картину события, такой очерк может дать очеркисту повод для интересных размышлений, сравнений и обобщений. Тогда очерк приобретает взволнованную публицистическую окраску, познавательность и поучительность.
5. Проблемный очерк
Предметом отображения в очерках такого типа выступает некая проблемная ситуация. Именно за ходом ее развития и следит в своей публикации очеркист. По своей логической конструкции проблемный очерк может быть сходен с таким представителем аналитических жанров, как статья. Причиной такого сходства выступает прежде всего доминирование в ходе отображения проблемной ситуации исследовательского начала. Как и в статье, в проблемном очерке автор выясняет причины возникновения той или иной проблемы, пытается определить ее дальнейшее развитие, выявить пути решения[4]. Это, естественно, предопределяет многие черты выступления, независимо от того, к какому жанру мы бы ни пытались его отнести.
В то же время проблемный очерк всегда можно достаточно легко отличить от проблемной статьи. Наиболее важное отличие состоит в том, что в проблемном очерке развитие проблемной ситуации никогда не представляется, так сказать, «в голом виде», т.е. в виде статистических закономерностей или обобщенных суждений, выводов и т.п., что свойственно статье как жанру. Проблема в очерке выступает как преграда, которую пытаются преодолеть вполне конкретные люди с их достоинствами и недостатками. На поверхности той или иной деятельности, которую исследует очеркист, проблема очень часто проявляется через конфликт (или конфликты), через столкновения интересов людей. Исследуя эти конфликты, их развитие, он может добраться до сути проблемы.
При этом наблюдение за развитием конфликта в очерке обычно сопровождается всевозможными переживаниями как со стороны героев очерка, так и со стороны самого автора. Пытаясь осмыслить суть происходящего, журналист часто привлекает всевозможные ассоциации, параллели, отступления от темы. В очерке – это обычное дело, в то время как в проблемной статье они неуместны. Написать проблемный очерк, не разбираясь в той сфере деятельности, которая в нем затрагивается, невозможно. Лишь глубокое проникновение в суть дела способно привести автора к точному пониманию той проблемы, которая лежит в основе исследуемой ситуации, и соответствующим образом описать ее в своем очерке.

6. Специфика создания очерка на ТВ.
Жанр как эстетическая и содержательная категория требует изучения не только таких компонентов, как функция, предмет, содержание, метод, но и всех формообразующих элементов, всей системы изобразительных средств и способов словесного творчества. Верным ориентиром для определения жанровой принадлежности телевизионного очерка могут служить такие формообразующие компоненты, как язык, монтаж, композиция, ритм. Актуальным в этом плане представляется изучение языка телевизионного очерка как одного из важных, изначальных компонентов формы (в ряду с другими её компонентами – монтажом, композицией, деталью, ритмом, музыкальным сопровождением).
Духовным отцом телевизионного очерка принято считать Дзигу Вертова. В своей «Киноправде» этот крупнейший художник и публицист представил не просто зафиксированные факты, но действительность, преображённую отношением автора к изображаемым событиям. Иными словами, Д. Вертов разработал методы художественной организации фактического, документального материала на экране, т.е. художественно-публицистического отражения действительности. Перед жанром очерка открылись новые возможности. Впоследствии Э. Шуб, М. Ромм, Г. Авенариус, В. Зорин, И. Андроников и др. обогащают советскую телепублицистику произведениями очеркового жанра. В 90-е гг. телевизионный очерк переживал кризис, но сейчас он один из самых популярных жанров на отечественном ТВ. Многим такое утверждение покажется спорным. Они скажут, что на экране документальные фильмы, а не очерки. С точки зрения организации материала – да, документальные фильмы, но что касается жанрового наполнения, в большинстве своём это очерки. Среди современных авторов можно выделить А. Погребного («Задворки», «Счастливчик»), Н. Блохину («Маруся»), А. Буймова («Патриот Анатолий Щигорев»), Ю. Баталину («Бабушка») и др.
При подготовке очерка мало, например, найти подходящий предмет выступления, собрать материал, проанализировать его. Надо еще и соответствующим образом переосмыслить информацию и воплотить ее в такую форму, которая будет признана действительно очерковой. В телевизионном очерке автор оказывается тем центром, вокруг которого группируются факты, предметы, события. Его публицистические оценки, эмоциональные размышления, глубоко личное восприятие отснятого материала, наконец, талант являются решающими для определения той «меры типизации», уровня обобщения, с которыми мы справедливо связываем художественность телевизионной публицистики.
Очерк – жанр пограничный, лежащий на грани документального и художественного, его сущность – в сочетании исследования (документальность материала) и рассказа (художественность). Будучи построенным на строго документальной основе (реальность фактов, действительные герои, невыдуманные отношения и пр.), очерк облекается в художественно обобщённую форму; для сообщений этого жанра характерна образность характеристик, значительная степень типизации.
Как известно, в очерке изображается и исследуется индивидуальный, конкретный характер в его типических чертах и неразрывной связи героя с социально-общественной средой. Свойственный нашему времени интерес к человеку, к личности привёл к определённым изменениям в структуре жанра очерка. Современный телевизионный очерк – наиболее свободный от жёстких схем и правил в использовании композиционно-стилистических средств жанр. Он как бы вбирает в себя стилевые признаки многих других телевизионных жанров, обладающих строго ограниченным набором композиционно-языковых средств, скованных довольно строгим регламентом их использования. Телевизионному очерку не противопоказаны (как добавка, элемент, часть целого) стиль информационных жанров – репортажа и заметки, публицистический стиль социологических обобщений, политических выводов, научного исследования, присущий комментарию и корреспонденции, юмор и сатира фельетона и т.д.
Работа над текстами должна проводиться авторами телевизионных очерков очень тщательно, с учетом некоторых специфических особенностей звучащего с экрана слова. Дикторский текст телепублицистики должен быть прежде всего общедоступным, легко воспринимаемым на слух. Овладение вербальным текстом позволяет не только точно описывать события, характеры, внешний облик и внутренний мир героев, но и проявит собственную индивидуальность, сделать авторский материал узнаваемым, ни на кого другого не похожим.
В речи телевизионного очерка очень часто употребляются стилистически окрашенные слова, экспрессемы, разного рода оценочные слова. Различное сочетание этих стилевых элементов подчеркивает индивидуальность автора, а использование разговорных, подчас даже просторечных конструкций делает телевизионную речь более доходчивой, понятной для самых широких зрительских масс. Однако при этом не совсем верно утверждать, что в телевизионном очерке преобладает разговорная лексика.
Анализ любого телеочерка показывает как раз обратное – преимущественное использование лексики книжной. Но в телепередачах преобладает устная форма речи, которая характеризуется меньшей синтаксической прочностью: нет последовательного, упорядоченного употребления сочинительных и подчинительных связей, допускаются самоперебивы, появляются прерванные, ненормированные конструкции.
Речь может порождать как положительные, так и отрицательные образы. Очень важно при этом соблюдать тонкое равновесие между словом и изображением. В телевизионном очерке при сочетании слова и изображения рождается новый образ: привычные и обыденные явления и предметы через словесный ряд и в дополнение к нему музыкальный получают в глазах зрителей новые черты, заставляя по-иному смотреть на них. Так рождаются образы городов, селений, отдельных уголков земли, зданий, парков. Романтическая лексика, лирические интонации, особенный стихотворный строй речи порождают особое настроение, новое восприятие увиденного.

7. Сатирические жанры современной журналистики: общая характеристика
Сатира - в переводе с греческого "смесь", это критика реальной действительности с целью ее улучшения, совершенствования. Сатира появилась в древности, с появлением социального строя в человеческом обществе, поэтому считается социальным явлением. Сатирические жанры журналистики отличаются от литературных достоверностью описания, адресностью фактов.
Исследователи теории журналистики различают следующие виды сатирических жанров: фельетон, памфлет, пародия, эпиграмма, басня, шарж, карикатура, анекдот. От других жанров журналистики сатирические жанры отличаются критикой, сатирой, юмором, использованием таких приемов, как ирония, сарказм, гротеск, гипербола и других.
Фельетон - это объемный сатирический жанр, "синтез трех начал: публицистического ( факт не только конкретен, злободневен, актуален, но и оперативен), сатирического (выявляется комическое содержание факта, оценка которого предполагает сатирический анализ) и художественного ( создание сатирического образа , что и отличает фельетон от сатирической заметки)" Слово фельетон - в переводе с французского означает "листок" - в 1800 году 27 января в журнале "Де Пари" был вложен листок с театральными афишками, с мелкими объявлениями. Жанр фельетона и получил свое название от этого листка, так как позднее на таких листках и печатались сатирические произведения, осмеивающие смешные и нелепые явления жизни, препятствующие нормальному развитию.
Виды фельетонов: фельетон-статья, фельетон корреспонденция, фельетон-очерк, фельетон - зарисовка; фельетон в стиле деловых бумаг: фельетон - жалоба, фельетон - заявление ; драматические фельетоны: фельетон-пьеса, фельетон -скетч и т.д.
Главная задача фельетона - осмеять. Но не обязательно вызвать смех. В оном случае сатирик стремится вызвать презрение к людям определенной нравственной категории, в других - возбудить гнев, ненависть, в-третьих - показать ничтожность носителей зла, обреченность и никчемность их методов действий. Одно из главных условий успеха фельетона - верное определение социальной сущности рассматриваемых фактов, правильная позиция автора.
В настоящее время фельетоны почти исчезли со страниц печати. В газете "Время" печатаются фельетоны Сапы Мекебаева из страны "Азиопия", в которых он критикует политическую ситуацию в нашей стране, политических и общественных деятелей. В газете "Казахстанская правда" печатаются под рубрикой "На взгляд фельетониста" сатирические произведения С. Ковалева, но в тех и в других не развиты художественные части, что мешает им подняться до совершенства жанра.
Памфлет - поисходит от греческого "ран" - все, "рфлего" - жгу, произведение обличительного характера, в котором сатирическое начало составляет сарказм, патетика и гневная экспрессивность, а публицистическое - злободневность, оперативность, документальность и крупномасштабный объект разоблачения ( крупное социальное явление, государственные или общественные деятели) Памфлет - редкое событие в литературе и журналистике. Он ведет родословную от Эразма Роттердамского ("Письма темных людей", 1515 г.) , Франсуа Рабле ( "Гаргантюа и Пантагрюэль", 1534 г) . Даниэль Дефо за памфлет "Кратчайший путь расправы с диссертерами" выстоял у позорного столба. "Философские мысли " Дени Дидро были осуждены на сожжение. За "Философские письма Чаадаев А. был объявлен сумасшедшим. "Письмо к Гоголю" Белинского В. Г. распространялось в списках.
В настоящее время памфлеты почти исчезли со страниц изданий.
Пародия - жанр- передразнивание. Цель пародии - гипертрофировать, подчеркнуть особенности критикуемого явления, его содержания, формы. Пародии бывают на литературные произведения, театральные постановки, кинофильмы и даже на песни, музыку, и бытовые ситуации.
Эпиграмма - в переводе с греческого "надпись на камне" - это сатирическая миниатюра, отличающаяся предельной сжатостью характеристики , объема критики, осмеяния. Она метит в определенный объект, в иных случаях бывает нацелена на отрицательное явление. Часто эпиграмма дается как текстовка к карикатуре.
Басня - сатирическое произведение назидательного характера, героями которого являются животные. Басня, как литературное и публицистическое произведение состоит их трех частей, обладающих различным стилем и особенностями языка. Первая часть или зачин имеет средний стиль, вводящий читателя в действие. Вторая часть основная - в ней описываются основные действия героев, в третьей - назидание, написанное высоким стилем.
Басни древнегреческого баснописца Эзопа дошли до наших дней и в настоящее время проблемы, поднимаемые в них, являются актуальными. Французский баснописец Лафонтен продолжил их традиции, которые позднее были поддержаны русским баснописцем Крыловым И. А. Ахмет Байтурсынов перевел на казахский язык многие басни Эзопа, Лафонтена и Крылова и сам написал ряд басен, среди которых известна басня "Комар".
В современной казахстанской печати публикуются басни, но в них очень мало художественности и образности.
Карикатура - это гротескное изображение критикуемого явления, события, человека. Карикатуры бывают словесными и изобразительными. В современной казахстанской прессе встречаются и те и другие. Например, на российском телевидении программу "Куклы" можно отнести к карикатуре.
Шарж - от французского слова "тяжесть", критическое изображение человека, события, явления. От карикатуры шарж отличается гипертрофированным, гротескным изображением какой-либо части тела или части явления. Различают дружеские и сатирические шаржи. В казахстанской прессе встречаются и те и другие.
Анекдот - небольшое сатирическое произведение назидательного характера, содержащее злободневную острую критику. Текст анекдота строится по принципу "перевернутой пирамиды" - назидание в самом конце, на "вершине".




8. Легенда: история жанра, допустимость вымысла в художественно-публицистическом жанре легенды. Формы использования и функции легенды в прессе. Структура легенды.
Это один из древнейших жанров, прежде всего – устного народного творчества. Представить его без легенд, былин, преданий вряд ли возможно. Легенды становятся основой многих литературно-художественных произведений. Легенды также – реально существующий на страницах прессы художественно-публицистический жанр. В чем же сущность этого жанра? Как правило, главное, что фиксируется при оценке этого жанра – это его содержательная сторона. При этом содержание легенды обычно ассоциируется с вымыслом. И действительно, представить легенду, над которой бы не поработала фантазия ее создателей, вряд ли возможно. Ведь хорошо известно, что в том случае, когда люди не могут что-то объяснить реальными причинами, они всегда начинают их «вымысливать», т.е. придумывать. Вместе с тем надо иметь в виду, что одного только вымысла для создания устойчивой легенды мало.
Хорошая легенда достаточно часто содержит в своей основе какой-то вполне реальный исторический факт. Таковы легенды о выдающихся полководцах, всевозможных героях, чудотворцах и пр. Часто легенда «привязывается» не только к определенной личности (личностям), но и к конкретному месту, местности, событию, явлению.
Почти всегда главный (реальный или «домышленный») факт, на который опирается легенда, представляет собой некую не разгаданную тайну. В центре ее часто стоит герой (или герои), попавший в трагическую ситуацию и, как правило, погибший в результате сложившихся обстоятельств, но чем-то постоянно напоминающий о себе живым людям.
Такая легенда очень близка к сказке.
Какую функцию выполняет легенда в прессе? Во-первых, она служит развлечению читателей. Во-вторых, такого рода публикации помогают аудитории проникнуть в тот мир идеальных исканий, романтики, поэзии, которые сопровождают даже самые «грубые» виды человеческой деятельности, дополняют «прозу жизни», помогают постичь «тонкую материю» всевозможных преданий, связывающую разные поколения. Поэтому легенду, в известной мере, можно считать источником познания. Легенда может также послужить кому-то предостережением, кого-то может вдохновить на смелые поступки и т.п., т.е. она в силу содержащихся в ней примеров, назиданий (как и многие иные тексты) способна быть более-менее эффективным средством регулирования практической деятельности человека, его поведения. Опубликованная легенда может быть использована читателем в целях общения и обсуждения ее с другими людьми
На страницах прессы легенда присутствует в двух основных формах: как самостоятельная публикация и как составная часть какого-то текста иного типа (очерка, статьи, зарисовки и пр.).
9. Функции легенды в прессе
В современной прессе легенда выполняет разные функции. Рассмотрим на примерах отдельных публикаций конкретные цели использования легенды.
1. Сообщение о загадочных случаях
Нередко публикация легенды несет в себе намерение помочь аудитории проникнуть в мир фантастических событий, романтики, поэзии, загадочных явлений, сопровождающих нашу прозаическую жизнь. Такое намерение, например, реализовано публикацией “Чудеса в животном мире” (”Оракул”, n11, 2002 г.):
“Известна удивительная история о том, что в Индонезии в роли целителя-биоэнерготерапевта выступала корова. Она вела регулярный прием больных в местечке Чикаранг на острове Ява. Корова снимала боль в области сердца, избавляла от мигрени и даже излечивала такие серьезные недуги, как инсульт, - и все это одним движением языка. Слух о чудо-корове облетел весь остров, и окрестные деревни быстро заполнились толпами страждущих”

Как видим, в этом тексте нет попытки как-то комментировать описанный феномен (объяснять его или подвергать оценке с точки зрения достоверности содержания и пр.). Публикация решает лишь одну задачу - знакомит аудиторию с неким загадочным явлением.
2. Объяснение непонятного
Достаточно часто публикация легенды нацелена на то, чтобы показать, как когда-то и кем-то объяснялись явления, которые сегодня уже ни для кого загадкой не являются. Подобную задачу решает текст “Между небом и землей” (”Оракул”, n11, 2002 г.). В нем изложено объяснение причин смерча древними ацтеками:
“Стихия наводила на ацтеков такой ужас, что именно ураган они представляли одним из первых испытаний в загробном мире. Этот мир ацтеки называли Миктлан и подразделяли его на девять преисподних. Не просто было туда попасть умершему: предстояло пройти восемь пустынь, населенных ядовитыми змеями и пауками, восемь рек, кишащих гигантскими крокодилами. Подняться на вершины восьми гор, где вечная стужа и белые ветры. Затем следовало проскользнуть между скалами, которые в любой момент могли сомкнуться и раздавить идущего в Миктлан.
Но главным испытанием являлось преодоление ветров, которые назвали “спор неба и земли”. Не только в ацтекских, но и в мифах других народов Северной и Центральной Америки говорится, что небо, пытаясь доказать людям свое главенство, насылает молнии, огненные камни, ливневые дожди. В ответ земля извергается вулканами и сотрясается.
Иногда спорящие призывают на помощь ветры. Но холодные и жаркие потоки воздуха не всегда знают, на чью сторону стать: земли или неба. Вот тогда и рождаются вихри, которые в Америке называют торнадо, в Европе - тромб, а в России - смерч”.
Легенды могут “привлекаться” и как источник неких данных, которые могут быть использованы читателем при объяснении явлений, еще не объясненных в настоящее время. Такой целью можно оправдать, скажем, публикацию “Свет” (журнал “НЛО”, n11, 1998 г.), в которой идет речь о случаях трагического воздействия на людей неких “лучей зрения”.
“Наглядно это можно продемонстрировать следующими историями. В I веке до нашей эры Плиний Старший описал змея Василиска, способного убивать людей своим взглядом. В 1553 году Корнелиус Агриппа рассказывал о Тортврии и Иллирии, где жили женщины, умерщвляющие всех, на кого они посмотрят в гневе. В 80-е годы прошлого века на острове Сицилия жил человек, который без злого умысла случайным взглядом убивал прохожих Очевидно, существуют “лучи зрения”, которые оказывают столь страшное воздействие на людей. Однако следует иметь в виду, что любое воздействие “лучей зрения” может быть нейтрализовано, если человек мобилизует против них все свои силы”.
3. Прославление возможностей человека
Как известно, потребности человека безграничны. Легенда как раз и может выступать одним из средств воодушевления людей, пробуждения в них веры в то, что при желании они могут реализовать любую из своих потребностей. Пример такого рода “воодушевляющей” легенды содержит уже упомянутый выше текст “Между небом и землей”.
“Герой старых ковбойских легенд Билл умел ездить на всем, что можно оседлать. И ни одна лошадь его ни разу не сбросила. Так утверждал сам Пекос Билл. И вот ковбои собрались, чтобы побиться об заклад: сможет ли Пекос Билл проехаться верхом на торнадо. Герой, разумеется, принял пари и вышел на равнину: не видно ли где урагана? Разумеется, смерч немедленно появился.
- Вот на таком скакуне и прокатиться верхом не грех! - обрадовался Пекос Билл. Раскрутил ковбой лассо, накинул на “шею” торнадо и вскочил на него верхом.
- Давай-ка поживей на Пороховую Речку! - рявкнул Билл и вонзил шпоры в своего необычного скакуна.
Со стоном и воем помчался стремглав торнадо через Аризону, Нью-Мексико, Калифорнию и обратно. Что только не вытворял он по дороге, чтобы сбросить седока! Напрасно! Билл крепко держался в седле. Наконец ураган сдался, сник и весь вылился дождем на землю. И согласились все тогда:
- И вправду, наш Билл умеет обуздать даже торнадо!”

Как видим, легенда вселяет уверенность, что человек может обуздать даже силы природы (по крайней мере, уверенность в том, что он не должен мириться с собственной беззащитностью).
4. Предостережение и назидание
В истории человечества было немало событий, воспоминания о которых служили хорошим средством назидания и предостережения. Для усиления эффекта воздействия реальные события нередко дополнялись вымыслом или вообще заменялись им. И тогда возникали легенды, подобные следующей (”Оракул”, n11, 2002 г.), героем которой выступает собака.
“Окунемся на время в Средневековье. В одном из замков в окрестностях Фонтенбло есть каменная плита, на которой изображена сцена схватки борзой с человеком. То надгробный памятник псу по кличке Геркулес, чью необыкновенную историю донесли до нас старинные хроники.
В XIV веке при дворе короля Карла V состоял молодой рыцарь Обри де Мондидье. Однажды он послал Геркулеса из Парижа в Фонтенбло к своей невесте уведомить ее о скором приезде. Умный пес хорошо знал дорогу и быстро выполнил поручение хозяина. Однако время шло, а Мондидье не объявлялся. Истосковавшийся Геркулес сбежал в Париж. Неизвестно каким образом, не обнаружив хозяина дома, он в конце концов нашел его тело в лесу. Пес откопал труп из-под вороха листьев и просидел над ним три дня, а потом побежал к другу Мондидье - Нарсаку.
Этот господин хотел накормить отощавшую собаку, но та отказалась от еды и, схватив его зубами за куртку, тянула за собой. Зная о смышлености Геркулеса, Нарсак взял двух вооруженных слуг и последовал за псом, который привел его к телу убитого друга. После похорон Геркулес признал хозяином Нарсака и не отходил от него ни на шаг, словно опасаясь, как бы с ним ничего не случилось.
Несколькими днями позже Нарсак встретил рыцаря по имени Макер, входившего в личную гвардию короля. И вдруг Геркулес бросился на Макера, стараясь вцепиться ему в горло. Поскольку раньше собака относилась к военным очень дружелюбно, ее поведение показалось подозрительным. О происшествии прознал и кроль. Он любил Мондидье и решил лично расследовать этот случай. Король приказал выстроить перед дворцом всех воинов-арбалетчиков благородного происхождения. Их оказалось двести человек. Во двор ввели собаку убитого, и Геркулес сразу же набросился на рыцаря Макера. Поведение пса убедило короля в том, что Макер повинен в смерти Мондидье, но тот все отрицал.
Чтобы разрешить темное дело, Карл V решил прибегнуть к “суду Божьему”. На тогда еще необитаемом острове Нотр-Дам подозреваемого в убийстве обязали сразиться с собакой убитого графа, обороняясь только палкой и щитом. Подали знак, и пес кинулся на рыцаря, схватил его за горло и повалил на землю. Тот тут же сознался в убийстве - оказалось, что королевское расположение к молодому графу разожгло в нем зависть, потому он и совершил преступление. Макер был казнен, а верному псу после кончины поставили памятник”.
Структура легенды
Как можно судить по уже рассмотренным текстам, они представляют собой небольшие “повести”, структура которых довольно неустойчива, свободна. Она меняется в зависимости от той задачи, которую решает легенда. Так, если основная цель публикации - сообщение, например, о некоем необычном явлении, событии, то форма ее бывает подобна структуре информационной заметки (текст строится как ответ на вопросы, “что?”, “где?”, “когда?” и пр.). Нередко характер текста легенды предстает описанием некоего действия, поступка, отдельные “составляющие” которых объединяются причинно-следственными связями.
Иногда легенда обретает форму сказки (главным образом волшебной). В этом случае ее сюжет обретает характер сказочного повествования. При этом легенда нередко начинается словами: “Давно это было”, “Когда-то, в давние времена”, “Дело было в старину” и т.д. Поскольку драматургия сказки всегда включает в себя завязку, кульминацию и развязку, то и структура легенды в данном случае также подчиняется указанному закону повествования.







10. Памфлет: объект, цель, методы. Специфика предмета. Сатирический метод в памфлете. Отличия памфлета от художественно-публицистического жанра фельетона.


ПАМФЛЕТ
В переводе с греческого («pamm fhlego») слово «памфлет» означает «все воспламеняю» или «все испепеляю»[9]. Это понятие имеет под собой мифологическую основу и связано с представлением о гневе олимпийских богов, прежде всего – их главы Зевса-громовержца, поражавшего своими молниями врагов. В журналистике под памфлетом понимают сатирическое произведение, нацеленное на осмеяние определенных человеческих пороков и уничижение того героя (героев), который представляется автору носителем опасного общественного зла.
Происхождение памфлета как жанра некоторые исследователи связывают с творчеством древнегреческого баснописца Эзопа. Среди основоположников европейского памфлета более позднего времени называют имена выдающегося французского ученого, философа Блеза Паскаля («Письма к провинциалу»), английского писателя Бернарда Мандевиля («Возроптавший улей, или Мошенники, ставшие честными»). В ряду имен отечественных памфлетистов первым стоит имя Д.И. Писарева. Его известный памфлет «Пчелы» считается образцом политической сатиры на современное общественное устройство. Великолепными памфлетистами, работавшими на протяжении десятков лет в советской печати, были А.М. Горький («Город желтого дьявола»), Л.М. Леонов («Тень Барбароссы»), Я.А. Галан («На службе у сатаны»), М.А. Стуруа («Болезнь легионеров») и ряд других мастеров сатирического слова. Памфлет на страницах сегодняшней российской прессы, так же как и фельетон, – явление достаточно редкое. Практически не встречается памфлет на международные темы, что, очевидно, объясняется прекращением «холодной войны», существовавшей ранее между СССР и «лагерем капитализма». Памфлеты на внутренние темы (наподобие тех, с которыми иногда выступает известная своей непримиримой враждой к коммунистам В. Новодворская) носят в основном политический характер. И все же жанр этот существует и, несомненно, будет востребован журналистикой, как он был востребован ею на протяжении многих веков.
В какой-то мере памфлет напоминает фельетон. Но между ними есть существенное различие.
Качества, позволяющие памфлету быть острым сатирическим оружием в руках журналиста, выковываются им с помощью разных методов художественно-публицистического осмысления тех фактов, которые становятся его достоянием. К таким методам исследователи данного жанра[10] относят прежде всего гротеск, гиперболу, иронию, сарказм. Владение этими методами на уровне, достаточном для написания хорошего памфлета, требует не только довольно основательной практической работы в журналистике, но и литературного таланта, а также хорошего знания той сферы деятельности, которая отображается в памфлете.

Признаки памфлета выявление логической связи между фактами, саркастическое обличение, содержащее в своей основе инвективу. Важной особенностью этого жанра является его принципиальная полемичность.
Полемическое противостояние различных точек зрения -жанроформирующий признак памфлета. Диалектическое понимание истины предполагает относительность добытого знания на каждом этапе, отказ от устаревших представлений и нахождение взамен им новых истин.
Полемические тенденции могут находить свое выражение в тексте в двух вариантах: автор либо опровергает определенную систему мнений, подвергает ее критике, основываясь на высказываниях оппонента, либо высказывает свою точку зрения, утверждая ее в полемике, диалоге с собеседником.
Наиболее существенными признаками, характеризующими памфлет как жанр, являются синтез сатирических художественных и публицистических образных средств; Памфлетный текст, как и всякая идеологическая конструкция, создает новую реальность. Но он не может создать полностью адекватную картину мира. Памфлетный текст это всегда суждение, сделанное на основе оценки, это отбор фактов, выбор образов, изобразительных, риторических средств и т.д.
Особенность жанра памфлета заключается в негативном, обличительном отображении реальности. Памфлетисты избирают объектом своего гневного, испепеляющего смеха общественные явления, события, факты, политических и государственных деятелей, социальные и политические системы.
Обличение в памфлете может быть как открытым (прямым), так и завуалированным, или косвенным (непрямым). В зависимости от типа обличения прямое и непрямое различают и модификации памфлета.
Обличение проявляется открыто, когда автор по ходу повествования при помощи таких приемов, как саркастические отступления, едкие, гневные ремарки, высказывает свое отношение к политику, событию, социальному явлению. Открытое обличение имеет целью сатирическое заострение и обобщение.
Памфлет, насыщенный грубой, бранной лексикой, легко трансформируется в инвективу, причем не только из фрагмента, но и из всего текста в целом трудно понять, о чем идет речь настолько эмоции вытесняют смысл.
Непрямое обличение требует от автора текста создания масок, за которыми он бы прятался. Они появляются в тех модификациях памфлета, в которых автор создает художественные образы.
Для сатирического отображения памфлетист широко использует в своем творчестве аллегорию, буффонаду, гиперболу, гротеск, иносказание, пародию, сарказм и другие средства создания социально-комического.
Памфлету с непрямым обличением свойственно парадоксальное развитие сатирической мысли. Автор должен увидеть парадокс в жизни и показать его. Достижению этой цели подчинены все сатирико-публицистические средства и сюжетно-композиционная структура текста.
Образы используются памфлетистами в полемических целях, поэтому связь с прототипами открытая, смысл образа в его политической оценке. В тех памфлетах, где действие развивается стремительно, реже встречаются описания (интерьеры, пейзажи), в повествовании сокращаются эпизоды, отсутствуют портреты персонажей.
Присутствие автора в тексте памфлета всегда подразумевается, хотя может не выражаться открыто. Приемы выражения авторского присутствия в тексте памфлета самые разнообразные. Например, автор призывает читателей в единомышленники.
Масштабность критики в памфлете очевидна: памфлет критика не нравов, а социальных явлений. Это злободневное сатирическое произведение, смысл которого в конкретном социально-политическом обличении, направленном на полную дискредитацию объекта критики.
Цель памфлета вызвать у читателя негодование, порой ненависть. Он особенно востребован во время войны, в том числе информационной.
Для жанровых модификаций памфлета характерными являются следующие признаки: повышенная экспрессивность, обличительная направленность, злободневность, тенденциозность, средства комического сарказм, ирония.

11. Фельетон: происхождение названия жанра, предметная основа, цель, специфика метода. Средства создания сатирического образа в фельетоне. Отличия от памфлета. Фельетонный стиль современных газет.
Слово фельетон появляется во Франции на рубеже XVIII XIX веков и не имеет в это время ничего общего с конкретным жанром. Это слово французского происхождения, производное от feuille, что означает лист, листок. В 1800 году парижская газета "Journal des Debats" изменила привычный формат, удлинилась, получив дополнительно «нижний этаж», который, согласно современной журналистской терминологии, называется подвалом. Дополнительный объем газетной полосы тогда был назван фельетоном (feuilleton). Издатели объявили подписку на газету с фельетоном и без него. Для читателей, отдававших предпочтение прежнему формату, предусматривалась подписка на газету без фельетона. Подвал просто-напросто отрезался, превращался в листок (feuille).
В фельетоне публиковалась разнообразная пестрая смесь: репертуар театров, всевозможные платные объявления, реклама моды, стихотворные шарады, загадки и т.п. Позже преимущество получают театральные рецензии, отчеты о выставках, научных заседаниях, публичных лекциях, стихотворения, отрывки из больших поэм. Печатались также письма читателей. Материалы фельетона представляли, в первую очередь, легкое, развлекательное, занимательное чтиво.
Как видим, фельетон в дореволюционной русской журналистике ассоциировался с публикациями легкого литературного стиля, остроумными, насыщенными художественными образами. Под фельетоном при этом подразумевался не обязательно сатирический, обличительный текст, а, скорее, обозрение нравов, истории из жизни, непринужденный, ни к чему не обязывающий разговор по душам.
Особая фельетонность присуща последнему десятилетию XIX века. Фельетон стал чрезвычайно популярным жанром, его можно было встретить не только в столичных изданиях, но и во всех провинциальных газетах. Предчувствие новой эпохи ведет к ускорению темпов общественно-политической жизни. Пресса более оперативно откликается на злобу дня. В поле зрения фельетонистов попадают самые разнообразные явления из области политики, искусства, литературы, экономики, науки, быта. После 1917 года в Советской России сформировался принципиально иной подход к жанру фельетона. Жанр вошел в систему новой культуры революционного мироощущения, наполненного атмосферой праздника и романтики. В то же время революционное мышление конфронтально по политическому, социальному признаку. Мир разделился на своих и чужих, буржуев и пролетариев, красных и белых, врагов и друзей.
Важно понимать, что для того, чтобы соответствовать образцу, произведение должно содержать в себе жанровые признаки. Так, признаками фельетона являются строгая фактическая основа с авторским подтекстом; особая форма построения (наличие ассоциативной темы, образы, сценки, картинки); сатирическое заострение темы или лирико-юмористическая интонация; конкретные выводы.
Сатирическая природа этого жанра определяет в нем сочетание прямой и скрытой форм передачи информации. Прямая форма передачи информации дает текст, коммуникативная функция которого проявляется как прямое общение с читателем. Скрытая форма передачи информации дает подтекст, рассчитанный на восстановление читателем того, что автор не высказал прямо, а зашифровал в сообщении.
В художественной структуре фельетона выделяется факт, ставший отправной точкой повествования, и тема. Основу фельетона составляют документально подтвержденные факты, имена, адреса и т.д. Но документально подтвержденные факты, имена, адреса должны находиться в основе любого журналистского произведения. Особенность фельетона в том, что в этом жанре факты реальные, но «пересозданные» или обыгранные. Факты могут быть и выдуманными, но типичными настолько, что ситуация оказывается узнаваемой. Найти и реконструировать такую ситуацию важный этап в творчестве фельетониста.
Фельетон имеет определенную архитектонику. Он довольно редко начинается с изложения конкретного факта, послужившего поводом для написания всего произведения. Здесь действует один из главнейших законов жанра ассоциативность. Использование хорошо знакомых читателям образов и понятий, которые так или иначе ассоциируются с темой фельетона один из наиболее эффективных методов воздействия на аудиторию.
Психологи считают, что доходчивые сравнения помогают читателям легче осмысливать и воспринимать суждения и размышления автора по поводу едва ли не любых событий и проблем. Наглядной иллюстрацией может, в частности, служить использование в тексте широко известных сюжетов, персонажей, образов. У многих читателей это вызывает в памяти знакомые с детства представления, с помощью которых можно понять и, главное, объяснить по аналогии всевозможные события, факты, явления. Пожалуй, чаще всего журналисты используют заимствованные из произведений литературы, а потому и хорошо знакомые любому образованному человеку метафоры, аллегории, гиперболы, афоризмы, «крылатые» слова. К этому перечню можно добавить штампы, которые создают комический эффект. Не меньше возможностей и в ассоциациях, связанных с широко известными сюжетами и героями литературных произведений, спектаклей, фильмов, рекламных роликов. Зачастую в фельетоне появляются вкрапления из притч и басен, пословиц и поговорок, а также из слов ставших знаменитыми классических арий или популярных песен.
Другие законы жанра эмоционально-образное развитие темы и создание комического эффекта. Для этого нередко в текст фельетона вводится реминисценция. Когда автор приводит аргументы для доказательства выдвинутого тезиса, уместны исторические параллели. Комическое обыгрывание фактов составляет специфику фельетона и выдвигает на передний план сюжет, подчиняющий себе композицию. Композиция способствует созданию текста как целого. В произведении зачин сменяется изложением конкретного события или происшествия. Концовка вбирает в себя цепь эмоционально-образных и логических выводов, дает концентрированное выражение авторской мысли, содержит итоговую оценку. Необходимый элемент любого фельетона авторская маска. Она нужна для того, чтобы создать подтекст, который в советском фельетоне был главным жанровым и типологическим признаком. Подтекст отражает исторически обусловленное развитие жанра, приспосабливаясь (путем изменения формы) к различным социальным условиям.
Легкость, насмешливость главные черты, определяющие суть фельетонного стиля. Фельетонность это технология привлечения читателей, основанная на умении писать весело и легко о том, что интересует обыкновенных людей.
Глобальным качеством фельетонного стиля является широкое использование комического в разнообразных формах82. Фельетонный стиль воплощается в жанрах, трансформирующих устные короткие (чаще юмористические) рассказы слух, сплетня, байка, анекдот.
Байка как жанр в чистом виде встречается редко. Чаще она заимствует формальные признаки у заметки как классического жанра печати, обладающего четкими границами. Тематический уровень байки максимально приближен к быту и повседневности, хотя в тексте повествование может идти о самых известных людях.
Слух сегодня один из самых популярных жанров. Известно, что на слухи смотрят с позиций оценки некоего недоработанного, неуловимого документа, который содержит в себе сведения, существующие лишь короткое время. Слухи нередко носят юмористическую окраску.
Сплетня разновидность слуха. Она основана на неточных или искаженных сведениях и направлена против личности. Цель сплетни нанести ущерб чести, достоинству, доброму имени человека. Например: «Между тем о самом хозяине особняка, звезде Леонардо ди Каприо, нет-нет, да и просачиваются странные сплетни. Злые языки в Голливуде утверждают, что личико у кумира девушек-подростков заметно пополнело, и, вдобавок ко всему, не осталась незамеченной его настойчивая любовь к компаниям симпатичных молодых людей. Может, фанаткам впору призадуматься?»86.
Если предмет памфлета – всегда социально-комическое, то предмет фельетона – элементарно-комическое, все несообразное, противоречивое, парадоксальное в социальной действительности. Для него характерна сатирическая типизация. Основное оружие фельетона – юмор, ирония, памфлета – сарказм. Фельетонист осмеивает частные проявления, не поднимаясь до обобщений как в памфлете. Для фельетона подходят только такие факты, которые содержат в гипертрофированном виде типичные черты, характеризующие зло. Задача журналиста состоит, во-первых, в том, чтобы найти факт для фельетона, во-вторых, чтобы раскрыть его через яркий сатирический образ.



12. Очерковая журналистика: зарисовка «оперативный очерк». Трудность определения жанровых границ: тематика, цели, структурно-композиционные особенности, языковые средства. Причины популярности жанра. Технология работы над зарисовкой.
Активно используется, но как жанр не признается. Небольшая по объему, в ней описывается сценка из жизни, событие реальное. Отличие зарисовки – за единичным фактом можно увидеть обобщающий смысл. Через внешние характеристики видим суть проблемы. Предмет – сценка из жизни, наблюдаемое явление, автора интересуют детали.
Для зарисовки характерны внешние атрибуты.
Цель – через живое, эмоциональное, насыщенное деталями описание вскрыть суть, предложить вариант поведения. Сосредоточена на описании внешних сторон.
С отличие от зарисовки, репортаж выбирает то, что свидетельствует о социальной значимости. В зарисовке отбор диктуется личными переживаниями.
В зарисовке дб ярко выражено атворское мнение.
Главное – говорящие детали и подробности. Зарисовка – результат личностного наблюдения. Важно уметь увидеть интересное, необычное и типичное в обычном и обыденном.
Структура – схожа с рассказом. Рассказ – сюжет, рассказ – описание.
Изобразительно – выразительные средства, дБ живо ,ярко, интересно, динамично.
В отличие от житейской истории, где биография, НЕтипичность, хроноолгия, зарисовка фиксирует Первое впечатление.
Зарисовка – это материал небольшой по объему, в котором описывается сценка, событие, явления из жизни на документальной основе. Но при этом в зарисовке за документальным фактом можно увидеть обобщающий смысл – через внешние характеристики передается суть проблемы.
Предмет: сценка из жизни, какое-то наблюдаемое явление, где важно изложение деталей, поведение человека, разные подробности, эмоции автора. Акцент на внешних сторонах событий или явлений.
Цель: через живое, эмоциональное описание вскрыть суть явления, дать оценку, иногда предложить вариант поведения; запечатлеть момент встречи автора с кем-либо или чем-либо – с другим человеком, животным или природным явлением.
Зарисовка гораздо больше сосредотачивается на внешних деталях и подробностях. В то время как репортаж отбирает в явлении что-то о социальной сущности, в зарисовке – отбор фиксируется личными переживаниями, ощущениями автора. Могут детализироваться второстепенные детали.
Очень ярко выражено эмоциональное отношение автора к событию (прямо или через подбор изобразительно-выразительных средств).
Главное в зарисовке – говорящие детали и подробности, личные переживания. Ради них зарисовка и пишется.
Зарисовка – результат личного, живого наблюдения автора. В ней важно уметь продемонстрировать интересное и типичное в обычном, неинтересном, единичном.
Структура: напоминает рассказ-сюжет или рассказ-описание. В зарисовке всегда показаны две стороны - сам автор и то, с чем он встретился: другой человек или люди, животные и т.д. Методы этого отображения – описания, воспроизведение деталей и подробностей. В отличие от репортажа зарисовка одномоментна и локальна, ситуация, в которой оказался автор, всегда ограничена – в пространстве и во времени.
В зарисовке обязательны образные средства (для подчеркивания типичности), в этом она сходна с очерком. Некоторые исследователи говорят о необходимости вести словесную игру; допустимо использование иронических ресурсов.
Зарисовка не должна быть назидательной. Она должна быть без выводов, обличений, доказательств.
Жанр зарисовки активно используется в журналистской практике, но теоретиками как жанр не признается. Границы жанра очень размыты. Обычно к зарисовке относят все, что не дотягивает до очерка, репортажа, эссе.
Виды зарисовок: пейзажная; ассоциативная (построенная на ассоциациях); портретная (портрет человека, или местности, явления).
Зарисовки популярны, потому что позволяют живо, ярко отразить какое-либо явление, и при этом сделать это оперативно, что очень удобно для ежедневных газет, например для «Комсомольской правды», где каждую пятницу появляются зарисовки Василия Пескова. (Это я так думаю..)
Если в зарисовке описывается конкретная область деятельности людей (ну например, промышленность, производство), то не нужно перегружать текст терминами. Главное – эмоции героев зарисовки и автора.

13. ОЧЕРК
Понятие «очерк» в качестве названия журналистских публикаций определенного типа имеет неясное происхождение. Хотя существует мнение, что к его появлению причастен А.М. Горький, который в одном из своих писем коллеге по словесному ремеслу указывал, что исходным в определении текста, имеющего известную литературную форму, как «очерка» является глагол «очерчивать»[1].
Точность этого мнения установить трудно. Однако то, что публикации, которые А.М. Горький называл «очерком», появились отнюдь не в тот момент, когда у него возникла мысль назвать их именно этим «именем», сомнения не вызывает.
Среди родоначальников отечественного очерка исследователи российской журналистики называют имена В.Г. Короленко («В голодный год»), А.П. Чехова («Остров Сахалин»), Г.И. Успенского («Разорение»), Н.В. Успенского («Без языка») и др. Немалое число выдающихся мастеров этого жанра прославили советскую журналистику, например А.М. Горький, М.Е. Кольцов, Б.Н. Полевой, К.М. Симонов, А.А. Бек, А.А. Аграновский, В.В. Овечкин, Г.Н. Бочаров и многие другие.
Очерк считается «королем» художественно-публицистических жанров, но с точки зрения подготовки его – он один из наиболее трудоемких. И это действительно так, поскольку написать хороший очерк журналист сможет только в том случае, если он уверенно владеет разными методами отображения действительности, существующими в его ремесле[2]. При подготовке очерка мало, например, суметь найти подходящий предмет выступления, успешно собрать материал, проанализировать его. Надо еще и соответствующим образом переосмыслить информацию и воплотить ее в такую форму, которая будет признана, действительно очерковой.
Сущность очерка во многом предопределена тем, что в нем соединяется репортажное (наглядно-образное) и исследовательское (аналитическое) начало. Причем «развернутость» репортажного начала воспринимается как преобладание художественного метода, в то время как упор автора на анализ предмета изображения, выявление его взаимосвязей выступает как доминирование исследовательского, теоретического метода. Соответственно в ходе их применения создается или преимущественно-художественная, или преимущественно-теоретическая концепция отображаемого предмета. И уже в рамках той или иной концепции собираются или «перерабатываются» эмпирические факты. Именно непроясненность названного обстоятельства долгое время служила исходным моментом горячих споров о том, относить ли газетный (журнальный) очерк к художественным произведениям или же – к документально-журналистским.
Преобладание в ходе подготовки очерка того или иного метода зависит прежде всего от цели и предмета исследования. Так, если предметом исследования выступает какая-то проблемная ситуация, то целесообразным для ее исследования будет теоретический метод. Если же предметом журналистского интереса стала личность, то более подходящим для выявления ее характера будет художественный метод, позволяющий, так сказать, более естественным путем проникнуть в психологию личности, без представления о которой трудно судить о достоинствах или недостатках любого человека, в том числе и героя очерка.
Несмотря на то что во многих случаях (например, в публикациях широко известного в недалеком прошлом талантливого очеркиста – известинца Анатолия Аграновского) аналитическое, исследовательское начало в очерках является ведущим, все же представление об очерке в основном связано с существованием в нем «репортажного» начала (применением художественного метода). Не случайно, например, в немецкой журналистике (как уже говорилось выше в разделе, посвященном репортажу) очерковые материалы называются «репортажами» («reportage»).
Конечно же, зная это, нельзя забывать о том, что «интенсивность» применения художественного метода в создании публикаций очеркового плана в каждом конкретном случае может быть очень разной. Это, разумеется, сказывается и на уровне художественности того или иного очерка. Один полюс очеркового спектра может быть (в этом плане) представлен текстами сугубо документальными, основанными на конкретных фактах. Противоположный же – текстами, которые примыкают к собственно художественному творчеству (вспомним очерки классика отечественной публицистики Валентина Овечкина). Между этими полюсами бытует огромное количество очерковых публикаций, соединяющих в себе документально-фактологическое и художественное начала в самых разных их «пропорциях».
Современному очерку чаще всего свойственна документальная насыщенность, часто – в ущерб художественности. Это, очевидно, вызвано тем, что исходный материал, т.е. фактические события, о которых сообщает очеркист, часто настолько драматичен, сюжеты их настолько непредсказуемы, раскрываемые тайны настолько заманчивы, сенсационны, что сами по себе способны привлекать внимание читателя и восприниматься им на уровне информации, черпаемой из самых интересных художественных произведений. В этом случае потребность в интенсивной художественной переработке исходной информации нередко становится излишней.
14. Портретный очерк
 
Предметом такого очерка выступает личность. Суть публикации данного типа заключается в том, чтобы дать аудитории определенное представление о герое выступления. Решая эту задачу, журналист, как правило, в первую очередь стремится раскрыть самое главное – показать, каким ценностям служит этот герой, в чем видит смысл своего существования[3]. Ибо это является исключительно важным моментом в жизни каждого человека.
Знание «смыслов жизни», которым служат герои публикаций, необходимо читательской аудитории для того, чтобы сверить свои цели с целями других людей, что в известной мере помогает ей ориентироваться в этом мире и, возможно, корректировать свои действия, образ жизни и пр. Однако простое сообщение автора о том, что какой-то Дмитрий Михайлович исповедует такие-то ценности, идеалы, вряд ли по-настоящему заинтересовало бы аудиторию. Гораздо интереснее и часто важнее, необходимее ей знать – как он отстаивает эти ценности, какие трудности преодолевает, борясь за них? Описание этой борьбы, действий, поступков как раз и называется показом или раскрытием характера героя.
В удачном портретном очерке характер героя дается, как правило, в нетривиальной ситуации. Поэтому для автора очень важно обнаружить такой «участок» на жизненном пути героя, который содержит некие неординарные трудности, обладает драматическим характером. Именно здесь можно обнаружить конкретные проявления характера героя, его таланта, упорства, трудолюбия и других значимых, с точки зрения достижения цели, качеств. В том же случае, когда такой «участок» на жизненном пути героя обнаружить не удается, автору труднее рассчитывать на создание интересного материала.
Хотя талантливый очеркист может найти нечто интересное и в такой ситуации. Он может, например, эффектно использовать метод условности или прибегнуть к ассоциациям (т.е. включить подходящий интересный материал из своего прошлого опыта) и т.д. и т.п. К сожалению, довольно часто авторы, пытающиеся написать портретный очерк, не находят ничего лучшего, кроме как представить читателю ряд нанизанных на какую-то связующую мысль описаний заурядных действий героя. А иногда журналист поступает еще проще – кратко пересказывает биографию своего героя. Конечно, все это дает определенное представление о человеке, заинтересовавшем автора, но не всегда подобную публикацию можно назвать портретным очерком.
Настоящий портретный очерк возникает в результате художественного анализа личности героя, опирающегося на исследование разных ее сторон (нравственной, интеллектуальной, творческой и пр.), т.е. в результате выявления характера героя. Пример – портретные очерки М. Горького. Найти полноценный портретный очерк на страницах современной российской прессы довольно не просто.
Большинство портретов известных людей – предпринимателей, экономистов, банкиров, политиков и других деятелей возникают чаще всего в результате относительно краткого изложения их биографий или описаний карьеры и некоторых деловых характеристик.
Создать хороший портретный очерк, не обращаясь к духовной, нравственной стороне личности героя, вряд ли возможно. Хотя, надо заметить, что значение портрета для конкретной аудитории может заключаться, скажем, не в высоких нравственных качествах героя, а в его оригинальности, необычности. Именно это может первоначально привлечь читательскую аудиторию, а уж затем, возможно, ее внимание переключится на нравственную сторону изображаемой личности.
Художественный анализ качеств героя может приводить автора-художника к несколько иным выводам, нежели анализ, скажем, с позиции политических, деловых, интеллектуальных его характеристик. Автор-художник и автор-мыслитель как бы вступают в полемику друг с другом. Художественный метод помогает автору сделать свой образ более типичным, очистить его от всего случайного, наносного, поверхностного, дает возможность выявить глубинные, духовные начала личности, что не всегда будет совпадать с задачами политического, делового, профессионального, экономического или какого-то иного анализа.
Различие в выводах, следующих из художественного анализа и из анализа иного вида (например, профессионального), выступает как различие, существующее между целями нравственно-эстетического и иного (того же профессионального) развития людей, общества. Порой это различие может достигать степени конфликта. И в этом случае автор публикации может разрешить этот конфликт «силовыми» способами, подчинив, например, художественный анализ политическим целям. В этом случае он может специально «выпячивать» какие-то характеристики своего героя, с тем, чтобы использовать их для убеждения аудитории, скажем, в нравственности своего политического вывода.
Такого рода «насилие» можно легко наблюдать в периоды выборных кампаний, когда самыми актуальными объектами художественного анализа в журналистских публикациях становятся кандидаты на какой-то высокий пост. Как известно, широкие слои населения часто не знают программ участвующих в выборах политических организаций, их идеологию, однако представление о лидерах этих организаций у них какое-то может быть. Поэтому-то на лидеров и нацелено в первую очередь внимание прессы.
Политический анализ их личностей она и начинает активно проводить. В ходе его СМИ могут искажать настоящую сущность того или иного деятеля в сторону «негатива» или «позитива», используя для этого художественные средства. Так, во время выборов 1996 г. «выпячивались» смелость, честность Лебедя, ум Зюганова, сильный характер Ельцина. Этим же кандидатам «приклеивались» образы: Б. Ельцину – «единственного человека, способного противостоять коммунизму», Зюганову – «человека вчерашнего дня», Лебедю – «человека с лицом из гранита, лающего голосом сержанта», «терминатора-профессионала, для которого Пиночет – идеал» и т.д.
Естественно, что объективная журналистика, насколько это возможно, должна избегать искажения. Ее задача – стремиться к достоверности своих выводов, в том числе достоверности того, что утверждается художественными средствами. Но на практике наблюдать подобное стремление можно отнюдь не всегда.
 
15. Путевой очерк
Путевой очерк, как и некоторые другие журналистские жанры (например, заметка, отчет, корреспонденция, обозрение), относится к наиболее ранним формам текстов, ознаменовавших становление журналистики. Очевидно, это объясняется тем, что подобная путевому очерку форма отображения действительности была чуть ли не первой в художественной литературе[6]. А поэтому являлась хорошо освоенной, что и помогло ей быстро закрепиться на страницах периодической печати, как только та возникла.
Авторами, прославившими путевой очерк как жанр российской литературы и журналистики в XIX в., стали А.С. Пушкин («Путешествие в Арзрум»), Н.И. Новиков («Отрывок путешествия в И***Т***»), А.Н. Радищев («Путешествие из Петербурга в Москву»), А.А. Бестужев («Поездка в Ревель»), А.П. Чехов («Остров Сахалин»), И.А. Гончаров («Фрегат «Паллада»). Много прекрасных путевых очерков было создано публицистами советского времени, например И.А. Ильфом и Е.П. Петровым, И.Г. Эренбургом, М.А. Шагинян, М.Е. Кольцовым, Ю. Смуулом, В.В. Маевским, В.М. Песковым и другими журналистами[7].
Из всех очерковых форм путевой очерк в наибольшей мере претендует на авантюрность сюжета (первоначальный смысл слово «авантюра» – «приключение»). Подобная авантюрность задается самим характером подготовки данного типа публикации. Поскольку путевой очерк представляет собой описание неких событий, происшествий, встреч с разными людьми, с которыми автор сталкивается в ходе своего творческого путешествия (поездки, командировки и пр.), то и сюжет очерка отражает собой последовательность этих событий, происшествий, встреч, являющихся содержанием путешествия (приключений) журналиста. Разумеется, хороший путевой очерк не может быть простым перечислением или изложением всего, что автор увидел в течение своей поездки. Да и опубликовать все увиденное журналистом вряд ли сможет себе позволить то издание, для которого готовится очерк. Так или иначе, но очеркисту приходится отбирать самое интересное, самое важное. Что посчитать таким самым интересным и важным – зависит от того замысла, который складывается у него в ходе путешествия. Разумеется, замысел может возникнуть и задолго до творческой поездки. Исходным материалом для него могут стать как прошлые личные наблюдения журналиста, так и полученная вновь информация из тех же газет, журналов, радио и телевидения. Но не исключено, что журналист получит определенное задание от своего редактора или замысел возникнет под воздействием каких-то иных факторов (скажем, в результате участия журналиста в какой-то политической акции). Как и в ходе подготовки любого серьезного и объемного материала (а путевые очерки именно такими и бывают), в ходе подготовки очерка, уже на стадии сбора сведений, этот замысел может быть скорректирован или даже кардинально изменен – все зависит от характера той информации, которая попадет в распоряжение журналиста.
Именно на этот полностью сформировавшийся замысел или, как его еще по-иному называют, основную идею будущего произведения и должны работать все собранные автором в ходе творческой командировки факты и впечатления. Если же они выходят за рамки такого замысла, то их приходится оставить в журналистском блокноте.
Путевые очерки могут преследовать самые разные цели. Так, главным для журналиста может стать показ того, как в разных городах, районах, через которые он проезжает, решается какая-то одна проблема (например, как государство заботится об инвалидах). Он может поставить перед собой и цель иного плана, например исследовать, как население разных городов проводит свободное от работы время, какое хобби предпочитает. Может рассказать о том, как сохраняются памятники культуры на том маршруте, которым он следует. Или он может встретиться с проживающими в населенных пунктах, через которые проезжает, участниками Великой Отечественной войны, имеющими звание Героя Советского Союза или являющимися полными кавалерами ордена Славы. Таких целей существует бесконечное множество. В результате их реализации могут появиться самые разные по содержанию путевые очерки. В любом случае журналист должен уметь использовать те преимущества, которые предоставляет ему путевой очерк. И прежде всего – сам факт своего перемещения «во времени и пространстве», с тем чтобы придать очерку динамичную форму, чтобы позволить читателю почувствовать все напряжение и «прелести» путешествия и сделать его тем самым «соучастником» своей командировки, своего поиска.

16 Эссе Эссе
· - жанр прозаического сочинения небольшого объёма и свободной композиции. Выражает индивидуальные впечатления и соображения автора по конкретному поводу или предмету и не претендует на исчерпывающую или определяющую трактовку тему. Схож с литературным очерком и философским трактатом. Стилю свойственны: образность, подвижность ассоциаций, афористичность, нередко антитетичность мышления, установка на интимную откровенность и разговорную интонацию. В 18-19 веках эссе один из ведущих жанров английской и французской журналистики. Развитию эссеистики содействовали в Англии Дж. Аддисон, Ричард Стил, Генри Филдинг, во Франции Дидро и Вольтер, в Германии Лессинг и Гердер. В XX веке эссеистика переживает расцвет: к жанру эссе обращались крупнейшие философы, прозаики, поэты (Р. Роллан, Б. Шоу, Г. Уэллс, Дж. Оруэлл, Т. Манн, А. Моруа, Ж. П. Сартр). Для русской литературы жанр эссе не был характерен. Образцы эссеистического стиля обнаруживаются у А. С. Пушкина («Путешествие из Москвы в Петербург»), А. И. Герцена («С того берега»), Ф. М. Достоевского («Дневник писателя»). В начале XX века к жанру эссе обращались В. И. Иванов, Д. С. Мережковский, Андрей Белый, Лев Шестов, В. В. Розанов, позднее Илья Эренбург, Юрий Олеша, Виктор Шкловский, Константин Паустовский. Литературно-критические оценки современных критиков, как правило, воплощаются в разновидности жанра эссе. В основе лежит анализ увиденного в жизни сквозь призму ощущений автора. Жанроопределяющим элементом является процесс познания мира, отраженный в процессе самопознания личности.
Виды эссе:
1 эссе-дискуссия, в котором автор сравнивает противоположные точки зрения по определенному вопросу, при этом точка зрения самого автора может быть выражена более сильно. В этом вопросе представлены две точки зрения. Вам необходимо написать в какой степени Вы согласны с каждой из них. Необходимо сравнить сильные и слабые стороны каждой точки зрения. В результате должно появиться ваше собственное мнение по вопросу.
2 тезисное эссе, в котором автор высказывается в поддержку только одного мнения или суждения. В этом задании представлено только одно мнение. Вам необходимо написать в какой степени вы согласны или не согласны с ним.
3 эссе, в котором автору необходимо озвучить решение какой-либо проблемы.

17 Малые сатирические жанры 
ПАРОДИЯ
Сущность пародии как художественно-публицистического жанра трудно было бы понять, не обратившись к ее истокам. Пародия, вероятно, является самым древним жанром искусства. На Руси пародия составляла важнейшую часть скоморошьего творчества. Без пародии трудно представить себе театр на всех стадиях его развития. Не обходится без использования пародии и политический, философский (или иной) спор (так, еще Аристофан боролся с Еврипидом, пародируя его произведения). Пародия – любимый «конек» многих современных писателей. Однако если внимательно присмотреться, то можно заметить, что без пародии не может обойтись не только «высокое искусство», но и обычная, повседневная жизнь. У пародии много имен. Например, только в России пародию называли и «рожекорчением», и «кривлянием», и «лицемерием». Со временем эти понятия получили иное содержание, но в них подмечена одна важная черта, объясняющая суть жанра.
Черта эта имеет психологическую природу и выступает как проявление такого важного естественного механизма становления (обучения) животного, человека, как подражание (имитация). По мере выделения из животного мира человек стал осознанно использовать подражание, и уже не только для обучения. Так, специально имитируя поведение других людей (т.е. передразнивая их, «кривляясь», «лицемеря», «корча рожи»), можно их высмеять. Журналистика, разумеется, не могла не использовать возможности пародии в своих целях.
Предметом пародии в журналистике выступают самые разные явления. Это могут быть действия общественных, государственных деятелей, политиков, какие-то народные традиции, творческая манера каких-либо артистов, писателей, произведения литературы, способ мышления, особенности языка, внешности известных личностей и т.д. Основные методы, которые помогают автору выступления в прессе создать пародию, – это гипербола, гротеск, литота, ирония. Гипербола используется обычно для преувеличения каких-то незначительных, но характерных для пародируемой личности черт. Гротеск пригоден в тех случаях, когда необходимо высветить некие отрицательные черты пародируемого явления. Литота применяется для преуменьшения значимости последствий, скажем, каких-то высмеиваемых мнимых великих деяний. Ирония позволяет намекнуть на реальные желания, возможности и действия пародируемого лица. Пародирование обычно требует очень большой точности в повторении нюансов пародируемого явления, поскольку такая точность придает определенное необходимое сходство результату пародии с тем, что пародируется.
Пародия как жанр в какой-то мере напоминает сатирический комментарий. Однако это никак не лишает ее самостоятельности. Дело в том, что цели и возможности публикаций в этих жанрах разные. Цель сатирического комментария – критика определенных недостатков того или иного явления. Пародия такую цель перед собой не ставит. Ее задача создать некую модель явления, ставшего предметом внимания пародиста, имитировать его (явление) в своем произведении под определенным углом зрения. Именно эта имитация может вызвать (или не вызвать) смех у читателя. И смех такой отождествлять с критикой вряд ли было бы правильно[11]. Кроме того, сатирический комментарий просто указывает на недостатки какого-либо явления, но вовсе не имитирует их. Различие между двумя жанрами заключается еще и в том, что комментировать на страницах прессы можно любое явление (спортивные соревнования, медицинскую операцию, уборку урожая и т.д.), а пародировать – только информационное явление (книгу, фильм, спектакль и т.п.).
Будущему пародисту, несомненно, поможет освоение богатого наследия, которое накопила для него за сотни лет история. Это и опыт зарубежных классиков (творчество Ф. Рабле, С. Сервантеса, Э. Роттердамского), и опыт выдающихся россиян – артистов (А.И. Райкина, М.И. Жарова, М.Н. Задорнова, Е.В. Петросяна и др.), писателей (Н.В. Гоголя, М.Е. Салтыкова-Щедрина, M.M. Зощенко и др.), журналистов (Н.А. Добролюбова, П. Корягина (С.А. Руденко), А.Г. Архангельского), это и опыт лучших современных авторов, выступающих в разных периодических изданиях и прежде всего под рубриками «Рога и копыта», «Пародии» – на страницах «Литературной газеты».
 
САТИРИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Данный тип текста представляет собой феномен, родственный аналитическому комментарию. Очень часто сатирический комментарий по своим размерам и полемической остроте напоминает описанный в главе 3, посвященной аналитическим жанрам, вид комментария, который называется репликой. Однако от аналитического комментария сатирический отличается тем, что доминирующим признаком данного вида текста, позволяющим относить его к семье художественно-публицистических произведений, является ярко выраженная целевая установка автора – высмеять тот феномен, который привлек его внимание.
Реализуя эту цель, журналист обращается прежде всего к методам художественного осмысления действительности. Чаще всего он использует для этого сатирическую типизацию (она является видом художественно-образной типизации), иронию, литоту, гиперболизацию. Чаще всего сатирический комментарий в настоящее время публикуется по следам актуальных и наиболее нелепых или вредных действий различных политических деятелей, властей, учреждений и пр., действий, способных вызвать определенный общественный резонанс.
Предметом внимания автора сатирического комментария могут стать явления любого рода – не только предметные действия, поступки, но и «информационные явления», например высказывания каких-то людей. Так, достижением прессы последних лет стал сатирический комментарий, предметом которого выступают именно суждения, высказывания людей. Такого рода комментарии можно сейчас встретить на страницах многих периодических изданий (как «центральных» – московских, так и региональных, местных).
С определенной долей уверенности можно сказать, что основоположником такой разновидности сатирического комментария стал еженедельник «Аргументы и факты», который первым избрал в качестве предмета своего особого внимания высказывания видных политиков, депутатов Государственной Думы, президента страны, известных государственных чиновников времен начала и последующего периода перестройки в России. В этой газете появилась постоянная рубрика «Жизнеспособность политических субъектов» (иногда она присутствует на странице газеты в виде аббревиатуры – «ЖПС»), под которой и появляются в основном комментарии названной разновидности. Комментарии эти строятся практически всегда по одной и той же схеме – сначала излагается заинтересовавшее журналиста высказывание какого-то «героя», а затем следует высказывание самого журналиста (собственно комментарий).
 
Сатирический комментарий имеет «родственника» не только в «лице» аналитического комментария, но и в «лице» фельетона. С этим жанром его роднит прежде всего цель выступления. Она заключается в том, что, как и фельетон, сатирический комментарий нацелен на высмеивание определенных человеческих недостатков, пороков, промахов самого разного плана.
Однако если сатирический комментарий «обходится» в основном такими средствами, как ирония, насмешка, то основным методом полноценного фельетона является сатирическая типизация. Иными словами, в фельетоне автор выставляет на осмеяние не единичное, неповторимое явление, а явление, ставшее типичным, явление, «лики» которого можно встретить в самых неожиданных местах, в самых разных сферах жизни.
Проигрывая фельетону в уровне обобщения жизненных явлений, в наборе выразительных средств, сатирический комментарий выигрывает в оперативности, и это делает его незаменимым художественно-публицистическим жанром.
Байка как жанр в чистом виде встречается редко. Чаще она заимствует формальные признаки у заметки как классического жанра печати, обладающего четкими границами. Тематический уровень байки максимально приближен к быту и повседневности, хотя в тексте повествование может идти о самых известных людях.
Слух сегодня один из самых популярных жанров. Известно, что на слухи смотрят с позиций оценки некоего недоработанного, неуловимого документа, который содержит в себе сведения, существующие лишь короткое время. Слухи нередко носят юмористическую окраску.
Сплетня разновидность слуха. Она основана на неточных или искаженных сведениях и направлена против личности. Цель сплетни нанести ущерб чести, достоинству, доброму имени человека. Например: «Между тем о самом хозяине особняка, звезде Леонардо ди Каприо, нет-нет, да и просачиваются странные сплетни. Злые языки в Голливуде утверждают, что личико у кумира девушек-подростков заметно пополнело, и, вдобавок ко всему, не осталась незамеченной его настойчивая любовь к компаниям симпатичных молодых людей. Может, фанаткам впору призадуматься?»86.
АНЕКДОТ
Что такое анекдот, знает, пожалуй, каждый человек. Это самая распространенная форма остроумия (короткий шуточный рассказ, часто содержащий неожиданные повороты и столь же необычную концовку), без которого трудно себе представить современное межличностное общение, особенно в узком кругу близких людей.
Как заметил в своей статье «Анекдот», опубликованной в орловской газете «Просторы России» (№23. 1999), известный писатель Виктор Ерофеев, «анекдот – единственная форма русского самопознания. Род терапии. Больше того, род выживания. С другой стороны – это род отчаяния. Любимые герои анекдота – бестолковые люди. Это русская черта. Мы – скопище бестолковых людей. Бестолковщина – не раздражает, а смешит. Не подумали, не сообразили, не предусмотрели – налетели, нарвались на реальность. Опростоволосились, опозорились. И смех и грех. Мы коллективно бестолковы. Собрано – без головы. Взялись за что-нибудь – не получилось. Русский продаст душу за хороший анекдот. Он – бродячая коллекция анекдотов. Всегда наступает такой момент, когда пора рассказывать анекдоты. После четвертой перед пятой. Анекдоты делятся на подвиды. Есть приличные. Есть похабные, есть детсадовские. Про ежей. Почти все анекдоты – смешные.
Бытовавший главным образом за пределами сферы массовой информации, в годы перестройки, устранения цензурных ограничений в деятельности СМИ, анекдот как любимый народом жанр совершил активную «агрессию» на страницы газет, журналов, стал непременным атрибутом многих радио- и телепередач. Тем более стали появляться специальные передачи, выпуски, странички, посвященные анекдоту. Примером такого рода может служить ставшая хорошо известной телепередача «Белый попугай», одним из основателей которой был Юрий Никулин. Само слово «анекдот» происходит от греческого «anekdotos», что означает – «неизданное». В русском языке существует и свое собственное, хотя сейчас отчасти и забытое, название данной формы остроумия. Оно определено в толковом словаре В. Даля как «байка», «баутка», «прибаутка». Для того чтобы «байка» (или «баутка», «прибаутка») была хорошо исполнена и произвела впечатление на слушателей, нужен «краснобай», «баутчик». Фигура исполнителя предопределяет успех анекдота. Но, как известно, рассказывать анекдот (а тем более жестикулировать, что очень часто необходимо для усиления эффекта рассказа) можно полноценно только по телевизору. Что же касается периодической печати, то она в значительной мере уступает радио и телевидению в данном отношении.
Говоря об анекдоте на газетной или журнальной полосе, отнюдь не всегда можно утверждать, что мы имеем дело с журналистским жанром, поскольку журналисты довольно редко сами придумывают анекдоты, публикуемые в издании. Чаще всего анекдоты, появившиеся на газетной или журнальной полосе, перепечатываются из сборников анекдотов либо их присылают читатели (пример – публикация анекдотов в «Аргументах и фактах»). Другое дело, условно говоря, «вторичный» анекдот, т.е. произведение, созданное на основе исходного анекдота, ставшего его литературной основой. Такое произведение, появившееся в результате творческой обработки «первоосновы», беллетризации ее, и не утратившее большинства жанровых особенностей анекдота, можно уже, с известной долей условности, назвать собственно журналистским жанром, оставив за ним «корневое» имя – анекдот.
Использование «исходных» анекдотов в качестве сюжетной основы радио- и телепередач, газетных и журнальных выступлений распространено в настоящее время достаточно широко (вспомним любимую многими телезрителями «Народную передачу «Городок» на ТВ «Россия»). Подобное можно наблюдать и в смежных с журналистикой сферах, например, в рекламном творчестве, в «пиаровских» произведениях.
Основная функция, которую выполняет анекдот в прессе, – рекреативная (развлекательная). Именно возможности «разрядиться» в ходе чтения анекдотов, забыть о повседневных трудностях, отдохнуть прежде всего и привлекают к анекдоту читателя. Но, по мнению профессора МГУ Е.И. Пронина, одного из знатоков этого жанра, публикация анекдотов в прессе преследует еще и такие важные цели, как оповещение аудитории о существующих стандартах комического, воспитание чувства юмора, с чем тоже нельзя не согласиться.
Анекдот на страницах периодической печати должен проходить определенную авторскую самоцензуру. В нем недопустимо то, что довольно часто встречается в анекдотах, которые предназначены для узкого круга лиц, находящихся в устном межличностном общении. И прежде всего – пошлость и нецензурные выражения. Кроме того, анекдот, разумеется, должен быть относительно новым для большей части читательской аудитории, поскольку анекдоты «с бородой» только дискредитируют издание, в котором они печатаются.

Смешанные жанры жур-ки
ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ
Отличие этого жанра от информационного жанра «мини-истории» состоит в полноте, насыщенности «развертки» соответствующих своих сторон, языковой образности, наглядности. Подобному типу текста в художественной литературе соответствует рассказ. Публикации данного типа очень часто появляются на страницах популярной западной периодической печати (например, известного в мире журнала для семейного чтения «Ридерс дайджест») и поэтому достаточно полно исследованы[12]. В житейских историях описываются некие эпизоды из жизни людей, их поступки, различные ситуации, коллизии, т.е. все то, что может быть обозначено как «бытие человека». Житейские истории создаются с помощью художественного метода, т.е. основную роль в рождении таких текстов играет авторская фантазия. Именно она рождает не существовавшие на деле ситуации или «обрабатывает» то, что имело место в реальной действительности, доводя «исходный материал» до реально возможного в том или ином конкретном случае художественного уровня (с точки зрения повышения образности, остроты содержащихся в материале коллизий, неожиданности поворотов в развитии отображаемых событий и пр.).
Однако в отличие от собственно художественных произведений житейские истории, которые пишут журналисты, как правило, обладают более приземленным, близким к документальному характером отображения действительности, схематизмом в развитии сюжета, использованием присущих газетной речи языковых штампов, устоявшихся стилистических оборотов.
Определенная близость житейской истории в указанном плане к журналистским публикациям иных жанровых групп (например, корреспонденциям) все же не мешает отнести ее именно к художественно-публицистическим жанрам. Это отнесение обосновано прежде всего использованием авторами таких историй в качестве основного инструмента создания произведения художественного метода отображения действительности.
ЛЕГЕНДА
Это один из древнейших жанров, прежде всего – устного народного творчества. Представить его без легенд, былин, преданий вряд ли возможно. Легенды становятся основой многих литературно-художественных произведений. Легенды также – реально существующий на страницах прессы художественно-публицистический жанр. В чем же сущность этого жанра? Как правило, главное, что фиксируется при оценке этого жанра – это его содержательная сторона. При этом содержание легенды обычно ассоциируется с вымыслом. И действительно, представить легенду, над которой бы не поработала фантазия ее создателей, вряд ли возможно. Ведь хорошо известно, что в том случае, когда люди не могут что-то объяснить реальными причинами, они всегда начинают их «вымысливать», т.е. придумывать. Вместе с тем надо иметь в виду, что одного только вымысла для создания устойчивой легенды мало.
Хорошая легенда достаточно часто содержит в своей основе какой-то вполне реальный исторический факт. Таковы легенды о выдающихся полководцах, всевозможных героях, чудотворцах и пр. Часто легенда «привязывается» не только к определенной личности (личностям), но и к конкретному месту, местности, событию, явлению.
Почти всегда главный (реальный или «домышленный») факт, на который опирается легенда, представляет собой некую не разгаданную тайну. В центре ее часто стоит герой (или герои), попавший в трагическую ситуацию и, как правило, погибший в результате сложившихся обстоятельств, но чем-то постоянно напоминающий о себе живым людям.
Такая легенда очень близка к сказке.
Какую функцию выполняет легенда в прессе? Во-первых, она служит развлечению читателей. Во-вторых, такого рода публикации помогают аудитории проникнуть в тот мир идеальных исканий, романтики, поэзии, которые сопровождают даже самые «грубые» виды человеческой деятельности, дополняют «прозу жизни», помогают постичь «тонкую материю» всевозможных преданий, связывающую разные поколения. Поэтому легенду, в известной мере, можно считать источником познания. Легенда может также послужить кому-то предостережением, кого-то может вдохновить на смелые поступки и т.п., т.е. она в силу содержащихся в ней примеров, назиданий (как и многие иные тексты) способна быть более-менее эффективным средством регулирования практической деятельности человека, его поведения. Опубликованная легенда может быть использована читателем в целях общения и обсуждения ее с другими людьми.
 
ЭПИГРАФ
Представление о том, что такое эпиграф, чаще всего складывается при чтении небольших (обычно в несколько строк) текстов, которыми открываются некоторые художественные, научные произведения. Эпиграфы бывают прозаические и стихотворные. Содержание их представляет собой какую-либо общезначимую мысль, вечную истину, требование закона и т.д., краткое изложение которых и становится эпиграфом. Если взглянуть на эпиграф с точки зрения логики замысла, скажем, автора той же книги, то он (замысел) выступает как бы главным тезисом, который раскрывается, детализируется, аргументируется, наполняется конкретным жизненным материалом в ходе развития художественного повествования.
Эпиграф как особый жанр присутствует и на страницах периодической печати. Здесь он выполняет примерно ту же роль, что и в литературно-художественном или научном творчестве. Его можно считать родственным комментарию (в аналитической журналистике) или оценочному суждению (в информационной журналистике) жанром (их «клоном»). Отличие эпиграфа от комментария заключается в том, что в нем (в эпиграфе) обычно отсутствуют документальные факты. От элементарного оценочного суждения, которое может представать в виде информационной заметки, фиксирующей оценку какого-то конкретного явления и не претендующей на общезначимость, эпиграф отличается именно нацеленностью на обобщение.
Как раз такое, часто – краткое, афористичное художественное обобщение, предваряющее некие более весомые публикации, например, на газетной полосе, и выступает в качестве эпиграфа. В том же номере газеты он задает определенный тон, нацеливает на особое отношение к другим публикациям, формирует установку восприятия последующего материала (или даже номера в целом).
 
На фоне иных жанров, в том числе и художественно-публицистических, эпиграф может выглядеть относительно скромно (прежде всего, по степени важности решаемой с его помощью задачи). Тем не менее в ряде случаев этот жанр оказывается очень кстати. Он бывает, например, нужен не только тогда, когда надо задать эмоциональный настрой, например, восприятию газетной полосы, но и тогда, когда существует необходимость объединить одной мыслью какие-то разрозненные материалы, представить их как свидетельства в пользу некой важной точки зрения, позиции автора или издания, выражаемой по поводу тех тем, проблем, которым предшествует и которые отображает в обобщенной форме эпиграф.

 
ЭПИТАФИЯ
Эпитафия, как и некролог, посвящается личности умершего человека. Но в отличие от некролога, в котором превалирует информационное начало, т.е. сообщение читателю вполне конкретных данных из биографии усопшего, сведений о причине его смерти, месте и времени похорон, эпитафия выступает как напоминание о достоинствах умершего человека, представленных в их социальном аспекте. В эпитафии акцент делается не на факте чьей-то смерти, не на скорбной стороне такого печального события, а на добродетелях человека, которые уже не просто оцениваются как украшающие личность покойного, указывающие на его значимость, неповторимость. Главное состоит в том, что они обычно рассматриваются в качестве авторитетных критериев, по которым оценивается поведение, деятельность как современников героя эпитафии, так и тех, кто живет сегодня. Эпитафия – это прежде всего оценочный жанр, и в этом плане она «встраивается» в один ряд с некоторыми комментариями, критическими статьями, рецензией.
 
Эпитафия может быть представлена на страницах прессы в разных формах. Это может быть монологическое произведение, подобное изложенному выше. Она может быть и «полилогической».
ШУТКА
Что такое шутка? Если давать объяснение этому слову, то можно сказать, что это предметное действие или сообщение, вводящее кого-то в заблуждение с целью создания смешной ситуации. В журналистике, как и в обычном межличностном общении, шутка встречается довольно часто. Обычно шутки включаются при необходимости в текст в качестве его фрагмента. Но бывают случаи, когда шутка присутствует на газетной или журнальной полосе в качестве самостоятельного жанра. Почему шутка относится именно к художественно-публицистическим, а не к каким-то иным жанрам? Основная причина этого заключается в том, что текст, который можно назвать «шуткой», возникает как продукт авторской фантазии, домысла.
Домысел используется и в некоторых иных жанрах журналистики, например для реконструкции событий, в которых автор не принимал участия и о которых знает только кое-что понаслышке. В таком случае реконструируются лишь второстепенные детали, не искажающие суть дела. Если же автор ставит своей целью развлечение читателя и ради этого создает мистификацию (шутку), то в этом случае материал может быть выдуманным от начала до конца. И если это так, то он может быть отнесен к самостоятельному журналистскому жанру. Шутки в газетах или журналах чаще всего преследуют две основные задачи. Первая задача заключается в развлечении читателя.
Вторая задача подготовки и публикации шутки может быть определена как розыгрыш читателя.
Удачная шутка, рассчитанная на всех читателей того или иного издания, в современной журналистике встречается относительно редко. Дело в том, что журналисты, стремясь к тому, чтобы читатель не сразу понял, что его разыгрывают, стремятся написать текст как можно правдоподобнее. Для этого они снабжают его ссылками на авторитетное мнение, приводят всевозможные цифры, справки, выписки из досье и т.д. Это повышает доверие аудитории к текстам.
Кроме того, надо иметь в виду и то обстоятельство, что современный читатель, радиослушатель, телезритель живет в такой стране и в такое время, когда возможны самые невероятные вещи, самые непредсказуемые события, поэтому они готовы поверить всему и уже не ожидают, что журналисты начнут дополнять и без того «фантастическую» реальность своими выдумками. И вряд ли стоит удивляться, что найдется немало читателей, которые поверят не только публикации о некой неизвестной ранее расе людей «гуаомен», но и другим, гораздо более невероятным сообщениям.
В номере «Комсомольской правды» за 1 апреля 1999 г. на первой полосе опубликован большой фотоснимок, на котором изображены военнослужащие, несущие на плечах авиационную ракету «воздух – воздух». Снимок сопровождает небольшой текст, из которого следует, что эту ракету потерял над Москвой российский самолет, который летел бомбить натовские войска, напавшие на Югославию, и что ракета эта не долетела до Кремля всего лишь двадцать метров. Вроде бы, если иметь в виду высочайшие требования к полетам авиации над Москвой и соответствующий уровень контроля за выполнением этих требований, – это невозможное явление, невероятная сенсация.
Но на фоне вполне реальных взрывов террористами жилых домов в Москве, чуть ли не каждодневных похищений с военных складов оружия, взрывчатых веществ, захватов заложников, случаев продажи людей в рабство, например в Чечню (в том числе и москвичей), и т.п., и т.д. опубликованный «Комсомольской правдой» «факт» уже не кажется невероятным, тем более опубликованным только ради того, чтобы посмешить аудиторию в связи с приходом «дня смеха» – первое апреля.
Конечно же, журналисты понимают, что не всякую шутку, изложенную в духе серьезной публикации, аудитория может «раскусить». Чтобы помочь ей это сделать, в шутливых текстах оставляются «маячки», позволяющие проницательному читателю сориентироваться в тоне материала, осознать его предназначение. Это могут быть логические и статистические несуразности, фабулы, известные по старым анекдотам, каламбуры и пр.
ИГРА
Основной причиной появления жанра «игра» на страницах периодической печати является потребность аудитории в развлекательной информации. «Родственниками» данного жанра являются хорошо известные «кроссворды», «чайнворды» и т.п., не требующие особых интеллектуальных усилий, какой-то специальной подготовки для их освоения, но все же увлекающие читателя некой загадкой, скрытой в них и требующей разгадки. Игра как тип публикаций относится к художественно-публицистическим жанрам. Это объясняется тем, что игра в полной мере является плодом художественной фантазии ее составителя.
Автор игры обычно полностью выдумывает ее сюжет, правила, разрабатывает различные ситуации, проблемы, которые предлагается разрешить читателям таких произведений. Этот жанр наиболее активно используется на страницах массовых изданий. Это объясняется тем, что аудитория именно таких СМИ склонна тратить свое время на разгадывание кроссвордов, загадок, головоломок. Так, скажем, очень часто публикации, представляющие этот жанр, появляются на страницах многотиражных «Аргументов и фактов». Здесь, например, хорошо прижилась рубрика «Следствие ведет Обознанский», под которой систематически печатаются загадки для читателей и ответы на них.
Публикации в жанре «игра» могут, разумеется, иметь и другое содержательное наполнение. Это может быть, например, игра в войну с внеземными цивилизациями или «плавание» по морям и океанам, или «путешествие во времени». Сюжетом ее может стать интрига, заключенная в каком-то романе, поэме и т.д. Что именно выберет составитель игры в качестве ее предмета, зависит от его фантазии, знаний, способностей, а также от того, насколько то, что он собирается предложить аудитории, окажется, по его прогнозам, интересным для нее.
4. Краткая характеристика художественно-публицистических жанров журналистики

Тема 1. Эссе
Эссе – жанр, находящийся на пересечении литературы, публицистики, науки. В научной литературе можно встретить различные определения эссе и различные суждения о жанре. Приведем некоторые из них.
Эссе (франц. «essey» – опыт, набросок) – жанр философской, литературно-критической, историко-биографической, публицистической прозы, сочетающий подчеркнуто индивидуальную позицию автора с непринужденным, часто парадоксальным изложением, ориентированным на разговорную речь [Советский энциклопедический словарь 1987: 1565].
Литературоведческий словарь определяет эссе как «прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции, выражающее индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендующее на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета» [Литературный энциклопедический словарь 1987: 516].
Эссе – это жанр, имеющий непосредственную близость с научной, публицистической и художественной литературой, однако не относящийся целиком ни к одной из них. Широта выполняемых эссе функций позволяет относить к этому жанру любые произведения с неявно выраженной жанровой принадлежностью [Лямзина]. С научной литературой эссе роднит его тематика, которая объединяет все объекты мысли преимущественно гуманитарных наук: философии, литературной теории и критики, эстетики, политологии, социологии и др. Эссе является одним из наиболее продуктивных жанров в выражении философской мысли, то есть знания о наиболее общих сторонах мира и человека. Общие родовые свойства эссе: ведущая роль личности автора, что является важнейшим структурообразующим принципом эссе. При этом в эссе осуществляется анализ какого-либо, преимущественно гуманитарного, объекта мысли, а не личности автора. Еще одно свойство – особая актуализированность, соотнесенность с настоящим моментом. Другая черта эссе – наличие образности, экспрессивности – всего, что является выражением его художественности и публицистичности [Лямзина].
На страницах эссе, по мнению одного из исследователей, «герой-автор и читатель «пожимают друг другу руку»,  встречаются лицом к лицу. Это попытка сразу, с первых же строк найти новую форму разговора с читателем» [Дмитровский].
Диалогичность – еще один жанрообразующий признак эссе. Какую бы форму для изложения своих мыслей не избрал эссеист, как бы не выстраивал композицию, главным всегда остается искренность с читателем. Современный эссеист Андрей Битов, например, избрал для своих эссе определение: «правда – как жанр». Еще одной важной особенностью жанра является мифотворчество. Автор строит собственные теории, создавая миф (в основе мифа – образы), читатель же может верить в него или не верить [Дмитровский].
В эссе «концепция» сформулирована нечетко. При этом образ обладает внутренней динамикой, характерны сложная сеть ассоциативных связей и парадокс как способ игры с читателем.
Немецкий философ Теодор Арно определил эccе как жанр, отражающий момент зарождения мыcли, которая пока не развилаcь в логичеcки завершенное целое (Теодор Адорно «Эccе как форма»).
Основателем жанра в европейской традиции принято считать французского философа Мишеля Монтеня («Опыты», 1580). «Опыты» Монтеня содержат философские, исторические, политические, религиозные, лингвистические, педагогические, этические и др. воззрения автора, от наиболее частных до наиболее общих. Монтень рассказывает о нравах и обычаях разных народов, о содержании прочитанных книг, но все это превратилось бы в обрывочный комментарий, в сумму выписок и цитат, если бы не возвращалось каждый раз к истоку – к образу личности, многое понимающей и приемлющей, но ни к чему не сводимой, не равной даже самой себе [Эпштейн]. «Опыты» исследуют мир, но отправной точкой и принципом такого исследования является личность автора. Так, например, прерывистость структуры «Опытов» связана с особенностями авторского мышления, его отношения к миру.
Выделяются различные виды эссе. Например, художественно-критическое или литературно-критическое. В таком эссе автор имеет дело не c жизнью, а c ее отображением в произведениях музыки, живопиcи, литературы. Форма эccе задаетcя cамими произведениями иcкуccтва. Через анализ произведения автор предлагает cвой взгляд на мир, и вcе cредcтва выразительноcти жанра направлены на то, чтобы донеcти этот взгляд до читателя.
Другой вид эссе – философское. Объектом осмысления в нем являются философские категории и теории, общие размышления о мире и о человеке.  Яркие примеры философских эссе  – тексты Жан–Поль Сартра («Что такое литература?»), Альбера Камю («Миф о Сизифе»), Габриеля Марселя («Эссе по конкретной философии») и др.
Автобиографическое, личностное эссе. В таком эссе  автобиография автора становится сюжетной основой текста. Взгляд на различные явления, свою ценностную позицию автор показывает через воспоминания, дневники, впечатления. 
Разнообразны литературные формы эссе, среди них: проповедь, статья,  дневник, рассказ, очерк, исповедь, речь, письмо, слово.
Эссе обладает собственным стилем. Ему характерны образность и афористичность. В эссе используется разнообразная лексика – от высокой до разговорной. Многообразны средства художественной выразительности: метафоры, аллегорические и притчевые образы, символы, сравнения. Например, в эссе «Досужими путями мышления» («Иностранная литература») Эльфриде Елинек высказывает парадоксальную мысль о том, что «пишущие» убили живой язык, и использует не менее парадоксальные, чем сама теория, образы и сравнения: «Сохраняя изящество, я покидаю тело, для прощания с которым постаралась одеться как можно лучше. Сквозь мою прозрачную блузу мысли мерцает чувство ответственности, влекущее моральное требование, за которым, скорее всего, моя привлекательность не поспеет».
Для передачи личностного восприятия, освоения мира автор эссе подбирает аналогии, привлекает многочисленные примеры, проводит параллели, использует всевозможные ассоциации. В эссе могут чередоваться полемичные высказывания, вопросы, рассуждения, зарисовки, воспоминания.
Эссе преследует художественно-эстетические и познавательно-практические задачи.
Начинающим эссеистам можно дать следующие советы:
1. Для создания текста в жанре эссе необходима четкая и нестандартная (один из основных жанрообразующих признаков эссе – парадоксальность) авторская позиция.
2. Нужно определить характеристики автора – главного действующего лица эссе. Во-первых, обозначить для себя, в какой роли выступает реальный автор: человек социальный или частный. Во-вторых, необходимо установить отношения автора с читателем. От того, каким в результате станет образ автора, зависит все построение текста, его форма, композиция, лексика, приемы.
3. Определить, какой будет логика текста: интуитивной или хронологической. Здесь нужно учесть, что логика строится на интуиции только в том случае, если автор стремится «захватить» читателя собственными эмоциями, а не увлечь новой и оригинальной теорией. В противном случае логика развивается по примеру логики в аналитической статье: гипотеза – аргументы.
4. В эссе важен диалог с читателем (важен как для автора, так и для читателя). Метод, с помощью которого автор выстраивает этот диалог, выбирается индивидуально. Однако один из самых простых приемов – риторические вопросы: непроизвольно у читателя возникает желание на них ответить. Еще один метод, популярный в современной прессе (используется в молодежном разделе журнала «Журналист») – указывание координат автора (электронная почта, ICQ), чтобы читатель сумел донести свои мысли по поводу текста.
5. Эссе требует от автора определенного жизненного опыта, высокого интеллектуального уровня. Начинать работу над эссе рекомендуется с малых форм: зарисовок, записок и т.п. Необходимо усилить наблюдательность за окружающим миром, постоянно искать интересное в обычных вещах и заворачивать впечатления в слова, т.е. «набить» руку. Только после того как жанры, смежные с эссе, начнут получаться, следует пробовать себя в жанре эссе.
Тема 2. Фельетон
Фельетон объединяет в себе три начала: публицистическое (актуальность, злободневность, ярко выраженная оценочность), художественное (использование образных средств из арсенала художественной литературы) и сатирическое. Сатирическое начало служит дифференцирующим жанровым признаком фельетона. Его сущность заключается в комическом иносказании, которому подчинены все прочие элементы жанра. Предметная основа фельетона – отрицательное явление, комическая природа которого ясна фельетонисту. Главная задача фельетона как жанра сатирического – разоблачение отрицательных фактов действительности и последующее их искоренение из жизни общества. Выявить комичность факта, явления, ситуации – значит показать ее принципиальное противоречие с авторским идеалом. Как следует из теории литературы, сатира отрицает явление в основных его особенностях и подчеркивает его неполноценность. Достигается это путем резкого преувеличения или преуменьшения, т. е. при помощи нарушения обычных реальных форм явления.
В советской журналистике к «фельетонным» фактам относились тунеядство, спекуляция, бюрократическая волокита, халатность, недобросовестность, воровство и т.д. Фельетон был рассчитан, во-первых, на лиц, конкретно связанных с проблемами, затронутыми в отдельном фельетоне, а во-вторых, на широкий круг читателей, влияние на которых составляло едва ли не главную задачу выступления автора. Таким образом, опираясь на негативные факты, фельетонист выстраивал цепочку суждений, которые постепенно приводили читателя к мысли, что этот факт не только негативен для общества в целом, но и требует оперативного вмешательства в данную ситуацию для полного искоренения пагубного явления. Центр тяжести сюжета переносился с непосредственного изображения событий на их осмысление. Не менее важную роль в фельетоне играл талантливо поданный образ персонажей, ведь посредством их хорошей зарисовки фельетон достигал своей цели.
В новое время фельетон пережил серьезную трансформацию. В роли «фельетонных» фактов, как правило, выступают общественно-политические явления: внутриполитическая обстановка в стране, международные отношения. Ведущими темами фельетонов, соответственно, становится политика, экономика, некоторые социальные аспекты.
«Фельетонный» факт чаще всего содержит в гипертрофированном виде черты, типичные для явлений того класса, к которому он относится. Фельетон может строиться не на одном факте, а на их совокупности, что чаще всего и происходит. В этом случае типичное выступает как определенная закономерность, связывающая ряд отдельных фактов. А факты в свою очередь выступают как опорные точки сатирической типизации, т.е. создания сатирического образа определенного жизненного явления, которое таким путем сводится до уровня ущербного [Тертычный 2000: 267].
Исходным началом в фельетоне всегда является конкретный фактический материал, но факт в нем служит материалом для создания образа, при котором внутреннее содержание фактов и оценка выступают с  полной   очевидностью.   Художественность   или образность фельетона всегда были обязательным условием его эффективности и действенности.
Фельетонный образ, несмотря на свою специфичность, обладает теми же качествами, что и образ в художественных жанрах: он эмоционален; он представляет собой обобщение жизни; он раскрывает смысл явлений и дает им оценку, утверждая или отрицая их.
В фельетоне достоверность фактов, используемых автором, является обязательным условием. Чаще всего факты освещаются сатирически и в фельетонах документальных, и в фельетонах, прибегающих к обобщенным образам. Но, тем не менее, эти факты остаются практически неизменными.
 Фельетонист строит свое произведение двупланово (в этом существенное отличие фельетона от статьи), возвышая реальную конкретную ситуацию до масштабной общественной проблемы.
Один из главнейших законов фельетонного жанра – ассоциативность. При ассоциативном зачине с самого начала привносится элемент эмоционально-образного развития темы, поскольку она начинает раскрываться не прямо, а косвенно, опосредованно. А это в свою очередь при переходе к исходной теме конкретного жизненного факта может вызвать и часто вызывает комическое противоречие на стыке двух тем.
Движение сюжета в фельетоне, как и в произведениях «чисто» художественной прозы, совершается посредством «перебоев». Но и характер фельетонных перебоев принципиально отличается от тех, которые происходят, например, в рассказе.
Типичный пейзаж, свойственный фельетонам 20-х годов мы можем найти, например, у И.Ильфа и Е.Петрова. Их фельетон «Веселящая единица» содержит следующее описание природы: «Было такое нежное время в текущем бюджетном году. Был такой волшебный квартал – июнь, июль, август, когда косили траву на московских бульварах, летал перинный тополевый пух и в чистом вечернем небе резались наперегонки ласточки» [Ильф, Петров 1990: 153]. Ирония создается здесь с помощью сопоставления несопоставимых понятий. В результате получается не обычный, а пародийный, иронически стилизованный пейзаж, часто применяемый при создании фельетона. Не только пейзаж, но и большинство компонентов обычного художественного произведения – диалог, портрет и многие другие – подвергаются переосмыслению и стилизации.
Способы создания комического эффекта в фельетоне [Розенталь 1980].
Сатирическая направленность фельетона определяет специфику использования в нем языковых средств. Фельетонист обращается к речевым средствам и стилистическим приемам, создающим комический эффект. Это гипербола (преувеличение), гротеск (искажение), фантастичность, ирония, литота (преуменьшение), пародирование. Фельетон основывается на нарочитом разрушении всех языковых норм: семантических, стилистических, грамматических, словообразовательных и фразеологических. Однако нельзя забывать, что эта «необычность» должна быть мотивирована в контексте фельетона. Степень мастерства фельетониста зависит не только от того, насколько неожиданно он разрушает привычные нормы, но и насколько мотивированно он это делает.
Использование иронии
Ирония приписывает явлению то, чего ему недостает с целью подчеркнуть отсутствие приписываемых свойств. В речи используются две группы иронических слов и выражений:
1. Общеязыковые, употребляемые в современном русском языке с постоянной иронической окраской. В словарях – с пометой «ирон.». Это книжно-архаические слова –  лицезреть, соизволить, сподобиться и др., отдельные значения многозначных слов – артист (плут), богадельня (бездеятельный коллектив) и др.
2. Индивидуальные, «разового употребления».
Построенные на оценке факта словами с обратным смыслом – Мощные, торжественные звуки «У самовара я и моя Маша».
Построенные на сочетаниях слов, значение которых противоречит друг другу – частенько в единичных случаях.
Построенные при помощи уменьшительно-ласкательных суффиксов – пьяненькие в драбаданчик дяденьки надавали щелбанов прохожему.
Использование каламбура
Каламбур в зависимости от художественного задания может иметь шутливую, ироническую, саркастическую окраску. Каламбур представляет собой сближение или сопоставление понятий, которые в обычных условиях несопоставимы.
Каламбуры:
Построенные на полисемии (многозначности) и омонимии (совпадение по звучанию, различие по значению). В речевом контексте обычно реализуется только одно значение многозначного слова или омонима. Для создания комического эффекта в контекст вводится слово, выявляющее сразу два (реже – три) значения. Можно устранить (изжить) недостатки, но легче устранить (ликвидировать) человека, о них говорящего. Боря выехал из школы на одних лихих тройках. Вколол разгильдяю «антиленивого» стимулятора – и вот он сам вкалывает в поте лица. Здесь используются разностилевые значения.
Построенные на омоформах (совпадение отдельных грамматических форм). Редакция переслала письмо в местный ОНО, а оно помедлило и ответило.
Построенные на столкновении однокоренных слов. Врачи что-то нашли у меня. Что именно – не знаю, потому что сия находка имеет латинское название.
Построенные на парономасии (звуковое сходство слов). Это что же получается – не планирование, а фланирование. Раз нет фактов, не будет и актов. Иногда похожие слово могут иметь противоположные значения, что усиливает комический эффект.  Первые дни я ходил гадко выбритый. Иногда автор может использовать пароним-неологизм. Откуда этот терпениум-мобиле.
Разрушение норм сочетаемости слов
В русском языке существуют определенные законы семантико-стилистического сочетания слов. Нет такого слова, которое могло бы вступить в связь с любым другим словом. Причины этого кроются в семантике слов, в их стилистической и эмоционально-экспрессивной  окраске. Однако эти нормы могут целенаправленно разрушаться для создания комического эффекта.
Разрушение семантических норм сочетаемости. Поздравительная эпиграмма – столкновение слов с противоположной семантикой. Крематорий на 400 персон – перенесение слова или словосочетания, закрепленных нормой в определенном контексте.
Разрушение норм стилистической сочетаемости. Введение иностилевых слов в узкий контекст в обычных условиях ограничено. Для создания комического эффекта такое столкновение оправдано. Каждый день информация на тебя – навалом. Отполируем, инкрустируем черным деревом, присобачим бронзовые ручки (книж. + простореч.). Уворованные на заводе запчасти продают за наличный расчет (простореч. + официал.-дел.). Пробовал состязаться на ристалище драматургов, но бросал за неимением сюжетов (высок., архаич. + канцеляр.). Куда грядут поруганные люди? В верха идут, блукают по коридорам (устар. книж. + простореч.). Двое очаровательных трудящихся лежали на пляже. Малогабаритные огурцы. Восьмидюймовая банка с медом (слова из разных областей применения).
Использование индивидуально-авторских неологизмов.
Индивидуально-авторские неологизмы, или окказионализмы – неологизмы, не закрепляющиеся в языке, не утрачивающие своего необычного звучания. «Окказионализм – это словесно-художественное произведение в своем предельном минимуме».  Серенадить, гусекрад, стихокрад, толконавты, датка, приводы в милицию и приносы в вытрезвитель.
Нередко окказионализмы отличаются от привычного слова только каким-нибудь аффиксом – оградостроитель. Или имеют сходство с каким-либо словом – зряплата. Помимо словообразовательных неологизмов могут возникать семантические – появление нового значения – временщик (человек делает что-либо временно).
Использование сравнений.
Мрачные, как канализационные трубы. Волосы торчали дыбом, как велосипедные спицы. 
Порой оригинальность сравнения достигается за счет употребления историзмов: На национальном блюде такая цена, будто его везли из Патагонии на парусной шхуне. Размахивает счетами, как кистенем. Возможен прием сужения понятия в составе сравнительной части оборота: холоден как серебристый хек (ср. холоден как рыба).
Использование индивидуальных метафор (перенос  названия с одного предмета на другой на основе сходства их признаков). Газетная тухлятина. Идеологический карманник. Антракт между первым и вторым блюдами.
Использование индивидуальных перифразов.
Перифраз – описательное выражение, заменяющее слово. Курячий роддом – инкубатор. Механический цирюльник – электробритва.  Иногда общеязыковой перифраз вводится не как общее название, а в качестве обозначения действующего лица – Визжат от восторга полдюжины цветов жизни.
Индивидуальная обработка фразеологизмов.
Столкновение первичного и переносного значений: Мы утопили Курослепова сегодня, но он может всплыть на поверхность завтра.
Извлечение из фразеологизма слова для последующего образования авторского неологизма: С милым рай и в шалаше. Но в том случае, если милый в шалаше прописан и занесен шалашеуправлением в шалашную книгу.
Слияние двух фразеологизмов, в составе которых есть общее слово:  Стреляного воробья на мякине не проведешь = Стреляный воробей + Старого воробья на мякине не проведешь.
Введение во фразеологизм нового слова: Цифра взята с канцелярского потолка. Кто ищет, тот всегда найдет ошибку.
Сокращение фразеологизма: Своя рубашка ближе.
Замена слов в составе фразеологизма: Черствый кусок трудового банана.
Сложная обработка фразеологизма: Плыть против течения = Мужественно плыть наперекор течению.
 Тема 3. Очерк
Очерк – самый сложный по своим признакам и свойствам жанр публицистики. Природа его определяется тем, что он функционирует и в публицистике, и в художественной литературе. В публицистике очерком обычно завершается изучение жанров, которые классифицируются по сложности построения и многообразию функций. В литературоведении, наоборот, с очерка начинается рассмотрение прозаических жанров. То есть очерк следует рассматривать как художественно-публицистический жанр, в котором органически сочетаются элементы публицистики и беллетристики.
Таким образом, очерк – оперативный художественно-публицистический жанр, точно изображающий социально важные факты и явления и типичных представителей определенных социальных групп общества, в своей идейно-художественной структуре сочетающий качества художественной литературы и социологического, социально-экономического и философского исследования (часто в публицистической интерпретации).
Жанровую природу очерка определяют три начала – социологическое, публицистическое и образное. Первые два роднят очерк с журналистикой, третье – с художественной литературой.
Социологическое начало очерка заключается в его направленности на исследование общественных отношений и проблем, в рассмотрении социальных сторон деятельности личности.
Публицистическое начало проявляется в опоре на факты, в открытости, незавуалированности авторской позиции, в прямоте высказываемых мнений и оценок.
Художественное начало очерка заключается в создании образной картины действительности, в которой ситуации, явления и характеры социально типизируются. В очерке возможны два способа типизации – собирательная и избирательная. В первом случае в вымышленном персонаже и событии  обозначаются признаки определенного типа социального поведения, характера или явления. Во втором случае – в реальном, единичном персонаже или действии выявляются черты и свойства, принадлежащие данному типу людей и событий. Необходимо отметить, что художественно-публицистический образ отличается от чисто художественного. Как правило, ему свойственна некоторая однобокость. Герой или ситуация в очерке всегда подчинены авторской задаче отразить какую-либо проблему.
В исследовательских трудах по очеркистике в общей сложности насчитывается более пятидесяти жанровых разновидностей очерка. Многочисленные исследователи объединяли их в разнообразные классификации, но единой универсальной типологии так и не было выявлено.
Наиболее бесспорные, признаваемые всеми типы очерка:
По признаку наличия/отсутствия художественного вымысла:  документальный (основанный на реальных событиях, с реальными действующими лицами) и беллетристический (описывающий типичную ситуацию, но с вымышленным действием и персонажами).
По способу исследования действительности: портретный (типичный представитель среды), путевой (движение через определенную среду и ее фиксация), очерк нравов (исследование моральных установок, царящих в определенном обществе или социальной группе).
По социально-тематическому признаку: деревенский, производственный, военный и т. д.
Образ автора в очерке является семантико-стилистическим центром произведения. В отличие от беллетристических жанров, авторское «я» в очерке – это сам публицист, его точка зрения на происходящее, его мнения и оценки. Автор ведет повествование, организует сюжет, формирует взгляд аудитории на описываемые события.
Существует три основных типа авторского повествования.
1.  Повествование от третьего лица. Автор объективно описывает события, не участвуя в них.
2.  Повествование от первого лица единственного числа. Такое повествование имеет несколько разновидностей.
·    Повествователь – участник события, он стоит в центре изложения. Такой текст может строиться так, как будто автор заново переживает события, не зная его финала. Другой вариант – рассказ о событии как об уже свершившемся.
·    Повествователь – исследователь. Автор оказывается на месте действия, изучает факты, документы, беседует с людьми и на глазах читателя реконструирует события, вырабатывает оценку.
3.  Повествование от первого лица множественного числа. Такой повествовательный тип может быть плодом коллективного творчества; может использоваться в наукообразных очерках. Часто «мы» появляется в путевых очерках, где автор ведет рассказ не только от своего имени, а от всех участников вояжа.
В стиле очерка, в зависимости от его содержания, от авторской манеры письма, могут сочетаться повествовательные формы различного качества. Эти стилевые отрезки могут отличаться друг от друга по экспрессивной окраске речи, употреблению форм времени, синтаксическому построению. В очерк могут быть включены статистические данные, документы, цитаты, хроникально-информационные вставки, интервью, лирические отступления и т. д. Каждая из повествовательных форм призвана выполнять какую-либо функцию, отражать определенную точку зрения на предмет описания. В результате предмет очерка освещается с разных сторон, достигается  объективность описания.
При анализе очерка все стилистически разнородные компоненты рассматриваются и осмысливаются в контексте целого. Их связь и образует стиль отдельно взятого произведения. Тематическая однородность очерка создает и единство стилистического выражения.



























15

Приложенные файлы


Добавить комментарий