Жданов против ахматовой

«И упало каменное слово»
Жданов и Ахматова
Вступительное слово учителя истории.
30-е годы – сложное время, противоречивое.
Главная задача – построить социализм. Три основных задачи: коллективизация сельского хозяйства, индустриализация всей страны (электрификация), культурная революция (в умах, в идеологии, во взглядах). Разрушался сам уклад жизни. Приходил новый – уклад колхозной жизни, укреплялся тоталитарный режим Сталина. Показательные суды, знаменитый лозунг Сталина: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Страна была разделена на два лагеря: свои – чужие.
30-е годы очень противоречивые. Искренняя вера в справедливый строй и слепое поклонение идеалам. Система наша нуждалась в героях (герои труда, покорители Севера. 1934 г. – первые Герои Советского Союза: летчики, спасавшие челюскинцев).
Вступительное слово учителя литературы.
30-е годы – это и трагическая, и героическая жизнь. Все подвиги пропагандировались через призму вождя. Через любовь к героям – к любви к вождю.
Как эти годы прошли через судьбы литературы? (Участь русских поэтов – Грибоедов, Пушкин и Лермонтов, Кюхельбекер, Одоевский, Шевченко.) А если бы составить реестр жертв сталинских репрессий? Чьи бы имена вы внесли в этот страшный список? (Гумилев, Мандельштам, Маяковский, Есенин) В этом списке стояло бы и имя Анны Ахматовой.
Я была тогда с моим народом.
Там, где мой народ, к несчастью, был.
Она оставалась в России и тогда, когда от поэта прежде всего ждали восторженных славословий. Высокая поэзия Ахматовой, в которой неразрывно были переплетены, слиты воедино лирика и эпос, личное, всенародное и общечеловеческое, оказалась не ко двору. Упорные попытки разлучить поэта с читателем, замолчать творчество Ахматовой, оклеветать ее длились 30 лет – с середины 20-х до середины 50-х годов.
Неужто я всех виноватей
На этой планете была?
Всей своей жизнью и творчеством Ахматова давала пример, как можно пройти сквозь лишения и страдания, сквозь несправедливость, страх и клевету.
Из дневниковых записей Ахматовой: «После моих вечеров в Москве (весна 1924 г.) состоялось постановление о прекращении моей литературной деятельности. Меня перестали печатать в журналах и альманахах, приглашать на литературные вечера. Я встретила на Невском М. Шагинян. Она сказала: «Вот вы какая важная особа: о вас было постановление ЦК, не арестовывать, но и не печатать».
Впоследствии Ахматова называла Постановление ЦК от 1925 г. Первым – в отличие от Второго, вышедшего в 1946 г., когда тоже было решено не арестовывать, но и не печатать.
Свою зловещую роль в трагической судьбе Ахматовой сыграл Жданов. Когда в 1948 г. он умер, в некрологе ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР утверждалось: «В лице товарища Жданова партия лишилась выдающегося марксистского теоретика, талантливого пропагандиста великих идей Ленина - Сталина»
Одно из его деяний – расправа над Анной Ахматовой.
Из автобиографии:
«Я родилась в один год с Чарли Чаплином, «Крейцеровой сонатой», Эйфелевой башней. В то лето Париж праздновал 100-летие падения Бастилии – 1889, а в день моего рождения справлялась и справляется знаменитая древняя «Иванова ночь» - 23 июня. Назвали меня Анной в честь бабушки Анны Егоровны Мотовиловой. Ее мать была татарской княжной Ахматовой, чью фамилию я, не сообразив, что собираюсь быть русским поэтом, сделала своим литературным именем Годовалым ребенком я была перевезена из Одессы на север – в Царское Село. Там я прожила до шестнадцати лет. Мои первые воспоминания – царскосельские: зеленое, сырое великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали маленькие пестрые лошадки»
По аллеям проводят лошадок,
Длинны волны расчесанных грив.
О, пленительный город загадок,
Я печальна, тебя полюбив
Жданов родился на 7 лет позже, в Мариуполе. Выступая в августе 1934 г. на Первом Всесоюзном съезде советских писателей с речью, Жданов восклицал:
«Наша литература насыщена энтузиазмом и героикой. Она оптимистична, причем оптимистична не по какому-либо зоологическому «нутряному» ощущению. Она оптимистична по существу»
А в декабре того же, 1934 г., этот «оптимист» с размахом обеспечил «кировский поток»: организовывал и подписывал те черные списки, по которым десятки тысяч ленинградцев после убийства Сергея Мироновича Кирова «потекли» кто в тюрьму, кто в ссылку, кто на казнь
И вот теперь, в 1946 г., в Ленинграде выступил с докладом, вошедшим в постановление ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Это была анафема Ахматовой и Зощенко. Со всей мощью «верного ученика и соратника Сталина» Жданов обрушился на Ахматову: «Ее произведения за последние годы появляются в ленинградских»
Итак, Жданов причислил Ахматову к представителям «реакционного мракобесия и ренегатства в политике и искусстве». Это ее-то, чей профиль, поступь, взор, осанка выражали богатство и духовность личности («От ангела и от орла в ней было что-то» - Цветаева), чье сердце еще на самом пороге юности могло рождать строки:
И когда друг друга проклинали
А Жданов продолжал: «Анна Ахматова является одним из представителей»
И это о ней, которая еще в первые годы революции сказала:
Мне голос был. Он звал утешно
И она осталась со своей Россией, пусть окровавленной и разоренной, но по-прежнему родной Она всегда – в 14-м и в 17-м году, в 37-м и в 41-м, 56-м 65-м – была со своим народом, разделяя все его победы и поражения, страдая и радуясь вместе с ним. И именно поэтому смогла стать голосом народа, когда народ безмолвствовал
Послушаем Жданова дальше: «Тематика Ахматовой насквозь индивидуалистическая»
Примером поэзии «взбесившейся барыньки» могут стать стихи:
Перед этим горем гнутся горы
В 1921 г. был расстрелян Гумилев. В 1935-м арестован сын
Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад.
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград.
И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки,
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки,
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.
Речь Жданова набирала силу. «Основное у нее – это любовно-эротические мотивы»
Никак не понять было оратору, отчего это у Поэта презренное «чувство обреченности». А разве могло быть иначе, если
Уводили тебя на рассвете
Позднее она напишет: «В страшные годы ежовщины я провела 17 месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда в жизни не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):
- А это вы можете описать?
И я сказала:
- Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом»
Показать бы тебе, насмешнице
И любимице всех друзей,
Царскосельской веселой грешнице,
Что случится с жизнью твоей –
Как трехсотая, с передачею.
Под Крестами будешь стоять
И своею слезой горячею
Новогодний лед прожигать.
Там тюремный тополь качается,
И ни звука – а сколько там
Неповинных жизней кончается
Жданов: «Не то монахиня, не то блудница»
Действительно, молитва, совсем особая молитва, даже не молитва – мольба – исходила кровью в каждой ее строке:
Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой,
Кидалась в ноги палачу,
Ты сын и ужас мой.
Все перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек,
И долго ль казни ждать.
И только пышные цветы.
И звон кадильный, и следы
Куда-то в никуда.
И прямо мне в глаза глядит
И скорой гибелью грозит
Огромная звезда.
«Муза плача» - так говорила об Ахматовой Марина Цветаева
Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:
И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчем земли,
И ту, что, красивой тряхнув головой,
Сказала: «Сюда прихожу, как домой!»
Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.
Жданов все обличал и обличал: «Ахматовская поэзия совершенно далека от народа»
Может, секретарь ЦК умерил бы свой разоблачительный пыл, если б внимательно заглянул хоть в один поэтический сборник Анны Андреевны.
Приду туда, и отлетит томленье
Но до внимательного ли чтения ахматовских стихов было главному идеологу страны?
Жданов: «Почему вдруг понадобилось популяризировать поэзию Ахматовой?..»
В конце сентября1941 г. Ахматова выступала на радиомитинге ленинградских женщин: «Вот уже больше месяца, как враг грозит нашему городу пленом и наносит ему тяжелые раны. Вся жизнь моя связана с Ленинградом, и я, как и все вы сейчас, живу одной непоколебимой верой в то, что Ленинград никогда, ни на один час, не будет фашистским»
Ольга Берггольц о тогдашней Ахматовой: «У Фонтанного дома, у подъездов, глухо запахнутых, у резных чугунных ворот, гражданка Анна Андреевна Ахматова на дежурство встает»
Всю страну облетела ее «Клятва», созданная в первый месяц Великой Отечественной
А в 1942-м родилось такое стихотворение, что его одного хватило бы, чтобы имя Поэта стало бессмертным («Мужество»).
Она всегда была патриотом, и о самом желанном дне тоже смогла сказать негромко, но пронзительно.
И в день победы нежный и туманный
Вот так писала она. И вот так распинал ее на кресте Жданов: «Что поучительного могут дать произведения Ахматовой нашей молодежи?...»
Да, тогда молодежь должна была знать совсем другие стихи и песни
Сталин – это народ, что к победам идет
По вершинам подоблачных склонов.
Сталин – наши дела, Сталин – крылья орла,
Сталин – воля и ум миллионов.
Или: «Вся страна ликует и смеется, и весельем все озарены». Это каждый день звучало по радио, в том числе и в 1937-м, и 1946-м.
Жданов: «Товарищ Сталин учит нас»
Оказывается, это не травля, не уничтожение, а просто критика.
Другие уводят любимых
С легкой руки Жданова этот доклад изучали на производстве, в вузах, школах. И клеймили Анну Андреевну и Михаила Михайловича. Исключенные из Союза писателей, они волей Жданова тогда же, в 1946-м, были лишены хлебных карточек. И заработка их лишили – перестали печатать.
И упало каменное слово
На мою еще живую грудь.
Ничего, ведь я была готова,
Справлюсь с этим как-нибудь.
У меня сегодня много дела:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа закаменела,
Надо снова научиться жить.
А не то горячий шелест лета
Словно праздник за моим окном.
Я давно предчувствовала этот
Светлый день и опустелый дом.
Заключительное слово учителя истории.
Жить Жданову оставалось меньше двух лет. Однако за это время он сумел расправиться со многими деятелями искусства и науки. Жданова не стало в 1948-м. В соболезновании от Союза советских писателей были такие слова: «Светлая память о товарище Жданове будет вечно жить в сердцах советских литераторов».
В 1964-м Ахматову в Великобритании избрали доктором филологии Оксфордского университета, а в Италии присудили литературную премию «Этна-Таормина».
Из автобиографии: «Я не переставала писать стихи»
Так не зря мы вместе бедовали
Заключительное слово учителя литературы.
Всю историю отечественной литературы у нашей Поэзии были только отцы. Пушкин. Лермонтов. Некрасов. Блок. Маяковский. С появлением Ахматовой русская поэзия обрела материнство.
1965 – последняя книга стихов «Бег времени».
1989 – по решению ЮНЕСКО во всем мире отмечался 100-летний юбилей Ахматовой. Это был подлинный триумф в посмертной судьбе поэта. Главным творческим и гражданским достижением Ахматовой в 1930-е годы явилось создание ею поэмы «Реквием» (1935-1940, опубликована в 1988). Представим на мгновенье, что «Реквием» попался на глаза Жданову. Реакцию «главного идеолога» не трудно предугадать. Почти наверняка поэт должен был бы расплатиться за это произведение собственной жизнью.
Решением Политбюро ЦК КПСС от 20 октября 1988 г. Постановление ЦК ВКП(б) 1946 г. «О журналах «Звезда» и «Ленинград» отменено.
Домашнее задание.
Написать опровержение на статью Жданова (аргументы – стихи Ахматовой).

Тезисы доклада Жданова
А. Ахматова относится к числу всех тех, кого наша передовая общественность и литература всегда считали представителями реакционного мракобесия и ренегатства в политике и искусстве.
А. Ахматова является одним из представителей безыдейного реакционного литературного болота.
Тематика Ахматовой индивидуалистична, до убожества ограничен диапазон ее поэзии.
Такова Ахматова с ее маленькой узкой личной жизнью, ничтожными переживаниями.
Ахматовская поэзия совершенно далека от народа.
Что поучительного могут дать произведения Ахматовой нашей молодежи? Ничего, кроме вреда. Как можно отдать в ее руки воспитание нашей молодежи?

Словарь
Ренегат – отступник, изменник.
Ренегатство – отступничество, поведение ренегата.
Мракобес – реакционер, враг прогресса, культуры и науки.
Мракобесие – взгляды и поведение мракобесов.
15

Приложенные файлы


Добавить комментарий