Жду тебя


Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение
средняя общеобразовательная школа № 67 г. Сочи Краснодарского края
Краевой конкурс рассказов и историй по теме «Дети Победы».
Номинация: «История или рассказ по воспоминаниям»
КОНКУРСНАЯ РАБОТА: «ЖДУ ТЕБЯ…»
Автор: Бугулова Зарина Заурбековна, учитель истории и обществознания
2015 год
«О войне?!!! О войне…я помню…Война…» - бабушка мгновенно прослезилась, пытаясь начать непростой разговор. Я знала: в этот момент она вспоминает свою семью, перебирая в памяти родные лица. Сейчас она успокоится и увлеченно начнет рассказывать о своем детстве и судьбах членов семьи. Бабушка считает своим долгом передать мне, профессиональному историку, свою «историю» и поэтому всегда терпеливо, в мелочах и подробностях, рассказывает о том, как отец переселился из Турции в Ермоловку, как выдержали противостояние с казаками, как работали в колхозе, как пережили войну…
Моей бабушке, Топчиян Байцар Никохосовне, уже 84 года. Она родилась в с. Ермоловка Адлерского района в 1931 году и была самой младшей из 12 детей. К началу Великой Отечественной войны ей было 10 лет.
Мой вопрос ошеломил ее: «Что ты помнишь о войне? Ты видела войну?» Она запнулась, вытерла передником слезы и начала свое повествование. «У нас здесь войны не было. Моих братьев Агопа, Арута и Месропа призвали в армию сразу. Отец Никохос был стар, но отставать от сыновей не хотел. В 1942 году он вместе со старшим сыном Карапетом ушел в горы к партизанам. Дома остались брат Юван, мама и я. Другие сестры уже имели свои семьи. То, что война - это страшно, мы поняли когда погиб отец. В бою с фашистами он был серьезно ранен. Выбиваясь из сил, он сумел вернуться домой, но спасти его мы не смогли. Это был страшный удар для всей семьи. Сразу после похорон Юван направился в военкомат проситься на фронт. Его взяли несмотря на его семнадцатилетний возраст. Дело все в том, что раньше при оформлении документов возраст очень часто завышали, для каких-то выплат. У Ювана тоже вместо 1925 года рождения был указан 1924 год. Вот его и забрали на фронт. Дом наш опустел. Управляться с хозяйством без мужской помощи было очень трудно».
Бабушка продолжала рассказывать, а у меня перед глазами мелькали картины ее жизни. Они брали за живое, теребили душу и иногда казалось, что я уже не свидетель, а участник всех этих событий. Я вижу все глазами своей бабушки, чувствую – ее сердцем. …Детство закончилось – никто не балует ласковым словом, никто не зовет поиграть на улице. Каждый день проходит как то одинаково, в труде и домашних заботах, под молчаливым взором матери. На душе светлеет, только когда мы видим идущего по улице почтальона. С молящими глазами, полными надежды мы бросаемся к нему на встречу…
Вздрагиваю от слова «похоронка». Бабушка продолжает рассказ. «Сначала пришла «похоронка» на Агопа, позже пришло сообщение, что Юван без вести пропал. Так война отняла у меня отца и двух братьев. В день Победы мы, конечно, радовались, но радость была не такая как у других».
Я вновь углубляюсь в свои мысли. Май 1945 года. Великая Победа… Салюты, цветы, счастливые лица людей… Праздник, со слезами на глазах… Со слезами… Мне уже 14 лет и я уже давно не ребенок. Мы с мамой спешим навестить каждого фронтовика в селе, от души поздравляем их с возвращением, а потом робко спрашиваем «Не слышали ли чего об Агопе или Юване?» Снова и снова слышим «нет!». Тихо глотая слезы изо дня в день, из года в год пытаемся свыкнуться с мыслью о потере родных, а упрямое сердце не желает в это верить… Надежда мучает… Мы вопреки всему ждем…
«В 1948 году к нам в дом влетел запыхавшийся почтальон. В его руках было письмо из Москвы… от Ювана. Он сообщал, что жив, здоров, и в скором времени вернется домой. Мама от радости потеряла дар речи, а когда пришла в себя, то приказала отвязать в хлеву трехгодовалого бычка и подарить почтальону за счастливую весть".
Я невольно улыбаюсь, слушая рассказ бабушки. Вопросов не задаю, боюсь помешать ее радости, которую она вновь испытывает, спустя 67 лет. Именно тогда в 1948 году полноправно пришел к ним в дом праздник Победы. С опозданием, но все таки пришел, за то, что всей душой надеялись, верили и ждали. Как же тут не вспомнить знаменитые строчки К. Симонова «Жди меня, и я вернусь, только очень жди…»
«На этом чудеса не закончились. Самое интересное произошло через два года. В дом моего старшего брата Карапета зашел цыган. Он хотел просить хлеба для своей семьи, но взглянув на лицо моего брата он вдруг произнес «Тебя ждет большая перемена в жизни!». Карапет будучи неразговорчивым, сразу попытался отвязаться от цыгана, посоветовав уйти. Но цыган настойчиво просил показать ему ладонь. Наконец Карапет уступил. Цыган долго вглядывался в линии на руке, потом произнес: «Ты получил похоронки на двух сыновей. Один действительно погиб, а второй жив и скоро вернется домой. Это отец вот этих девочек, что играют у тебя во дворе». Карапет отмахнулся, дескать, ты наверное хочешь подарка за свои слова, поэтому так стараешься. Цыган спокойно ответил: «Мне ничего не нужно. Когда твой сын вернется, ты сам найдешь меня. Отсчитай от сегодняшнего дня 2 месяца и 20 дней. На следующее утро, выглянешь из веранды на автобусную остановку. Из автобуса выйдет человек с двумя чемоданами. Это будет твой сын». Карапет не очень верил в гадания, но какая-то сила заставила его считать дни и в назначенный день выглянуть с веранды на остановку. Приехал сельский автобус и из него действительно вышел мужчина с двумя чемоданами. Мой брат позвал внуков: «Бегите к остановке, ваш отец Сирак приехал!»
Бабушка торжествующе смотрела на меня. В ее глазах читалась гордость, за то, что вытерпели; за то, что дождались; за то, что увидели счастье после нескольких трудных и безрадостных военных лет. Упрямое ожидание чуда и несгибаемая вера казалось бы повлияли на судьбу. Бабушка делилась со мной своим счастьем, врезавшимся в ее память на многие годы. Я радовалась вместе с ней и терпеливо ожидала момента, чтобы спросить: «Ну где же Юван и Сирак были столько лет?»
«Юван попал в немецкий плен, потом оказался в Австрии. С трудом добрался до СССР, обратился в военкомат в Москве. Долгое время его проверяли на надежность. А потом он приехал домой.
Сирак дошел до Берлина, там получил ранение, потерял сознание. Его спасла немка. Она выдала его за своего мужа, чтобы спасти от фашистов. Благо он был рыжий, с грубыми чертами лица и знал немецкий язык. Она его выходила, вылечила, но Сирак решил возвратиться домой на Кавказ. Без документов это было трудно сделать. Но он не отступил и добился своего, правда спустя несколько лет».
Рассказ бабушки об удивительных судьбах завершен, а я все прокручиваю в мыслях услышанное. Хочется продолжения счастливой истории. И я знаю оно есть, оно в нас – потомках того удивительного, мужественного и стойкого поколения. История продолжается…

Приложение 1.

Топчиян Никохос с сыном Юваном.
(примерно 1937 год)
Приложение 2.

Топчиян Агоп Никохосович.
Приложение 3.

Топчиян Юван НикохосовичПриложение 4.

Дети Топчияна Сирака: Валя, Николай, Галя (слева направо)
Анкета.
Фамилия, имя , отчество : Топчиян Байцар Никохосовна.
Где прошло детство: село Ермоловка Адлерского района города Сочи.
Профессия: повар.
Увлечения: цветоводство.
Семья: имеет трех дочерей, пять внуков и 7 правнуков.
Я и моя бабушка – Топчиян Байцар.
(фотография 2006 года.)

Топчиян Байцар Никохосовна с учащимися МОУ СОШ № 67 г.Сочи(фотография 2015 года).

Приложенные файлы

  • docx zhdu_tebya
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий