Женшчины на войне

МБОУ «Великомихайловская средняя общеобразовательная школа Новооскольского района Белгородской области»


Всероссийский конкурс:
« Человек в истории. Россия- XX век»
Номинация: «Человек и малая родина»



Женщины на войне
Исследовательско – поисковая работа по краеведению

Выполнила: ученица 11 класса
Деревянко Марина Юрьевна Руководитель: Шевченко Татьяна Сергеевна, учитель истории
Адрес: 309620
Белгородская область
Новооскольский район
с. Великомихайловка
Площадь Первой конной Армии д.7. Тел.5-10-24



... Да разве об этом расскажешь –
В какие ты годы жила! Какая безмерная тяжесть
на женские плечи легла!..
М. Исаковский
Прошло более 60 лет, как закончилась Великая отечественная война, но эхо ее до сих пор не затихает в людских душах, да и у времени есть своя память - история. И поэтому мир никогда не забывает о трагедиях, потрясавших планету в разные эпохи, в том числе и о жестоких войнах, уносивших миллионы жизней, отбрасывавших назад цивилизации, разрушавших великие ценности созданные человеком. На сколько десятилетий нужно еще отдалиться от второй мировой, чтобы до конца осознать размеры катастрофы, нависавшей над человечеством и до конца оценить подвиг советского народа в борьбе с фашизмом? Все меньше и меньше остается участников тех событий. А ведь именно они, их воспоминания -это и есть живая история нашей страны.
Идею для начала сбора и систематизации уже собранных воспоминаний наших земляков о Великой Отечественной войне нам подсказала книга « Война глазами фронтовиков - белгородцев», вышедшая к 60-летию Победы в г.Белгороде в 2005году. Из Великомихайловки на фронт ушло 986 человек, многие остались на поле брани.
Цель нашего поиска: сбор воспоминаний наших односельчан о войне, с тем чтобы увековечить память о наших земляках в рукописной книге Памяти. Одна из глав этой книги будет посвящена женщинам, пережившим военное лихолетье.
Задача моего исследования: узнать, как виделась война глазами женщин.
Так уж случилось, что наши представления о войне связаны прежде всего с воспоминаниями мужчин, так как воевали - то в основном мужчины. Однако, не будет преувеличением, если скажем, что не в одной из всех войн на русской земле не участвовало столько женщин, сколько их было в минувшей второй мировой. Вся страна поднялась на борьбу с врагом. За время войны в различных родах войск на фронте служило свыше 800 тысяч женщин. Они наравне с мужчинами сражались на фронте, в партизанских отрядах, подполье, трудились в тылу, строили дороги, рыли окопы, провожали и ждали с фронта сыновей, мужей, отцов. Тема войны в женских судьбах актуальна, так как мы не имеем права забывать ужасы этой войны, чтобы они не повторились вновь. Женщины в силу своей женской психологии чувствовали и понимали войну своим «особым бабьим чутьем». Война обрушилась бомбами, голодом, холодом, смертью, страданиями, разлуками, адским трудом.... И то, что запомнила, вынесла из смертного ада женщина, сегодня является уникальным духовным опытом, опытом беспредельных человеческих возможностей, которые нельзя предать забвению.
В своих изысканиях я обратилась непосредственно к людям, хранителям памяти о суровых днях войны, проживающих на территории Великомихайловки. Их воспоминания, сохраненные ими письма и другие документы, дали интересный материал о наших земляках.
О женщинах - участницах Великой Отечественной войны, написаны сотни книг, существует немало мемуарной литературы. « У войны не женское лицо» так называется книга С.Алексеевич, вышедшая в 1988 году, в Москве, в издательстве « Правда». Это документальная проза. Воспоминания женщин, собранные автором, дают возможность понять и осознать все ужасы военного времени. Яркий материал о женских судьбах прошедших через испытания войной можно найти в книге Н.Овчаровой « Женщина имя твое». 60 летаю Победы в Великой Отечественной войне посвящена книга А. П. Чиченкова
«Белгородчина в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г». Автором собран бесценный материал о героическом прошлом нашей области, в том числе и о тружениках тыла, для которых лозунг «В труде, как в бою!» был главным в ту тяжелую пору. Автор рассказывает о женщинах партизанах, подпольщицах, о тех, кто волею судьбы оказался вдали от родины, будучи угнанными в Германию. Книга А.Доманк «Тыл Огненной дуги» рассказывает о самоотверженном труде тружеников тыла в годы войны.
Важным источником знаний о роли женщин в годы войны
является обзорный том Всероссийской книги Памяти, 1941-1945.

















Человеческая жизнь не бесконечна, продлить ее может лишь память, которая одна только побеждает время. Люди, вынесшие войну, лишь спустя долгие годы осознают значимость сделанного и пережитого ими. Байдалина Мария Ивановна родилась 15 октября 1926 года. Враги оккупировали Великомихайловку 2.07.1942 года. Ей было тогда 16 лет. Вот что вспоминает она о войне:
«В годы войны мы были еще подростками, но трудиться приходилось наравне со взрослыми. Очень трудно было в период оккупации с лета 1942 по февраль 1943. Фашистский новый порядок был режимом грабежа и кровавого террора.
Фашисты чувствовали себя хозяевами на нашей земле. Они разрушали и грабили не только колхозное добро, но и то, что принадлежало населению. Корова для каждой семьи была кормилицей, а фашисты забирали и угоняли скот. Люди как могли, старались спрятать свое добро в рощах, на хуторах. Недалеко от нашего дома на берегу реки были заросли, там прятали коров. Многих моих ровесников угнали на работу в Германию. Нас фашисты заставляли рыть окопы, расчищать снег на дорогах и на аэродроме в районе села Полевой, посылали убирать урожай 1942 года на полях.
Сельскохозяйственный труд вообще очень тяжелый, а нам тогда полуголодным, неокрепшим подросткам было особенно нелегко. Копали толоку - это земля, которую не обрабатывали в течение 2-3 лет, она заросла сорняками. В феврале 1943 года советские войска освободили Великомихайловку. Наступила весна и снова работа на земле. Мы понимали, что наш труд нужен фронту. Поля пахали на волах и коровах. Один должен был вести волов, а другой идти за плугом. Необходимо было соблюдать борозду. Вставали с рассветом. Работать начинали рано утром, т.к. днем вол не хотел работать, кусали овода. Работаем до 11-12 часов, потом волов распрягаем и обедаем. Варим в общем, котелке затирку. Помню, как работали у Морозова хутора. От дома далеко, так мы пока поле не вспахали, и ночевать, домой не ходили. Старшим был Бужинский Роман Иванович. Накосит травы, и ложиться отдыхать. Когда жара спадала, снова приступали к работе. Работали до темна. Нормы были очень большие. Сеяли вручную. Пшеница была сорная, с колючками. Жали серпами, косами. Вязали снопы, ставили в хрестцы, потом сносили снопы на палках в скирду. Вилами подавали снопы и укладывали колосьями во внутрь. Молотилка была одна на весь колхоз. За молотилкой был главный Скиба. Работали на молотилке круглые сутки. Иногда сменить было некому, поэтому день стоим у молотилки, а потом еще ночь. Прежде чем, бросить сноп в молотилку, надо было развязать перевесло. Было так, что кто-нибудь бросит не развязанный сноп, молотилка станет, вот тогда хоть небольшая передышка наступает. Зерно возили в Новый Ос-кол на элеватор, на возах в мешках. Первым делом надо было сдать государству. На элеваторе каждый мешок надо было развязать и высыпать. На полях не оставляем ни одного колосочка. Сгребали большими граблями, которые тащили по два человека. Если грабли ломались, тащим их в совхоз, ремонтировать. Платили за работу в конце года по трудодням. Плата была мизерная. Узелок за плечами можно унести. Жили впроголодь. Колоски в поле собираем, так тут же и едим их, чтоб никто не видел.
В войну всех молодых крепких мужчин забрали на фронт. Председателем колхоза в войну стала Вербицкая Анна Павловна. А ее сестра Мария Павловна Вербицкая была бригадиром огородной бригады. Очень суровые были женщины . Помню как Стадник Иван 2 огурца сорвал в теплице, так его на 3 года посадили за кражу.
В колхозе надо было отработать минимум трудодней. Кто не вырабатывал, судили, а нормы были очень высокие. Земля обрабатывалась вся, то что не вспахивали, копали вручную. Нигде свободного клочка не было. Комсомольцы всегда были первыми. Комсомольским секретарем был Данильченко Сергей Михайлович. Еще помню, активными комсомольцами были: Заика Иван, Скирда Василий, Закутняя Александра Николаевна, Бужинская Варвара Сергеевна. Комсомольцы по дворам собирали навоз, помет куриный, золу для колхозных полей. Бывало такое, что на Пасху люди идут из церкви с куличами, а мы на полях разбрасываем органические удобрения. Делали снегозадержание из веток. Проводились субботники, заготавливали корма для скота, работали на сенокосе, на заготовке силоса. Труд в сельском хозяйстве тяжелый, но комсомольцы всегда были первыми. Такое нелегкое тогда было время для нашей страны и мы это понимали и работали не покладая рук.» Мария Ивановна была участницей строительства железной дороги Старый Оскол - Ржава, которая накануне Курской битвы была стратегически важной для Воронежского фронта. Дорогу протяженностью в 95 километров планировалось построить с 15.06.по 15.08.1943 года. Объем строительных работ был велик, однако строительство завершилось за 32 дня.
Вот что вспоминает она о своем участии в строительстве железной дороги Старый Оскол - Ржава.
« Мне тогда было 16 лет. В числе с другими девушками из нашего села я была направлена на строительство дороги. Работали в районе села Кандаурово. Вместе со мной трудились мои землячки. Многих из них уже нет в живых.
Это: Коваль Надежда Семеновна
Коваленко Матрена Сергеевна
Коломыченко Анастасия Ефимовна
Бужинская Марфа Афанасьевна
Носаченко Нионила Кузьминична
Гончаренко Александра Семеновна
Дорошенко Ефросинья Павловна
Жили мы все вместе в одной хате. У женщины было трое детей, они в хате, а мы в пристройке. Пристройка сколочена из досок разного размера, с большими щелями. Спали на соломе, набросав ее на доски и жерди. Рядом скотина, куры, которых мы беспощадно выселили. Босые, раздетые, вшивые. Ни постирать, ни вымыться условий не было. Кормили плохо, а мы подростки все время есть хотели. Кто возьмет из дома макуху или старое сало, то просто объеденье. А ведь только хлеб помазать. Женщины взрослые были хитрее, те и поесть себе добывали, да и отдыхали чаще, а мы не могли хитрить. Работали весь световой день. И где только брались силы. Место попалось болотистое. Мы носили дерн на носилках, грузили на подводы и возили на насыпь, потом трамбовали слой за слоем до нужной высоты. Работа тяжелая, изматывающая. На моем веку мне досталось не мало потрудиться и во время войны и после». (воспоминания записаны 26.02.2007.).
История военной юности Байдалиной Марии Ивановны не исключительна. Их было много юношей и девушек, ушедших на фронт, трудившихся в тылу. Они защищали свою землю, Родину, ее будущее. Моя встреча с Костенко Ниной Яковлевной была короткой. Ее муж, Павел Тихонович, ветеран войны тяжело болен. «Не хочу вспоминать, тяжело и больно» - начала свой рассказ Нина Яковлевна.
Родилась она 23 августа 1926 года. «Осенью 1942 года началась отправка молодежи в Германию. Мама спасла меня тем, что упросила старосту, чтоб уменьшил мне возраст. Он пообещал, но при условии, что если будет второй этап для отправки в Германию, то уже ничего не сделаешь, но к счастью обошлось, т.к. немцы у нас хозяйничали всего несколько месяцев, да и за это время пережили не мало, страху натерпелись. Когда в 1943г. Великомихайловку освободили, я пошла работать в артель. Брали тех, у кого была своя швейная машинка. Шили одежду на заказ для людей, но в основном для армии. Военные гимнастерки. В колхозе тоже довелось работать. Заставляли во время сенокоса и уборки урожая, и нас работников артели косить, а мы девчата и косу в руках толком держать не умели. Приходилось всему учиться. Вязали снопы, носили на носилках, скирдовали, молотили. Ездили в лес дрова заготавливали. Пахали на волах и коровах
Во время войны я была участницей строительства ж/д. Старый Оскол - Ржава. Из разных районов съехались люди на строительство дороги. Нам достался участок в районе деревни Салтыкове. Разместили по домам местных жителей по 15-20 человек. Нам пришлось копать луг. Носили дерн, подсыпали грунт, трамбовали. Главные орудия труда лопата да носилки. Все делали вручную. Потом клали шпалы и рельсы. За 32 дня построили дорогу. Кормили плохо, да и начальство часть продуктов разворовывало. Помню, как нас провезли по дороге, поезд шел по рельсам, как по кочкам, все ведь строилось наспех и вручную. Запомнился долгожданный митинг, посвященный открытию железной дороги Старый Оскол - Ржава. Собралось много народу. Все смотрят в сторону Старого Оскола, откуда должен подойти к нам первый паровоз. Сначала показалась дрезина, на которой развивался красный флажок, а вслед за нею шел, пыхтя локомотив. Шел он медленно, не спеша, словно проверяя надежность рук человеческих. Мы не скрывали свое волнение: вдруг где-то не выдержит тяжелого веса свежая насыпь и паровоз сойдет с рельсов. Красавец паровоз, украшенный разноцветными лентами подошел к нам и остановился. Впереди на локомотиве лозунг: « Все для Победы!».
(воспоминания записаны 14.02.2007.).
Поиск привел нас в дом Ильченко (в девичестве Лозовой) Марии Митрофановны на улице Буденного д.57. родилась она 5 марта 1927г. Незаживающую рану оставила на сердце этой женщины война. "Трудно вспоминать, да и не хочется ворошить прошлое" - говорит Мария Митрофановна. «Мы повзрослели рано. Война лишила нас детства. Да и время было такое, что подростки рано становились людьми самостоятельными. Победа в Великой Отечественной войне досталась дорогой ценой. И победа ковалась не только на фронте, но и в тылу. Ведь в годы войны фронт и тыл составляли единое целое. И без поддержки тыла армия просто не смогла бы существовать. Что вспоминается о том времени? Всех трудоспособных жителей посылали на рытье окопов. В больнице был госпиталь, мы подростки ходили туда ухаживать за ранеными. Писали письма по просьбе раненых бойцов. Враг подходил к нашим местам. Советские войска вынуждены были отступать. Жителей предупреждали, чтоб не сидели в домах, так как могут погибнуть от обстрела. Многие уходили прятаться по оврагам. Сильные бои шли в районе Козаривщины, а там как раз и пряталось много мирных жителей. Многие погибли. Немцы заняли Великомихайловку летом 1942г. Чувствовали себя полными хозяевами, установили свои порядки. Людей заставляли работать, т.к. урожай надо было убирать. Работали не только взрослые, но и дети. Моего брата немцы заставили перегонять стадо на запад, но он смог бежать и вернулся домой. Осенью 1942г. многих молодых людей угнали в Германию. В 1943 г. после освобождения многих юношей, в том числе и моего брата Григория, он был 1925 года рождения, призвали в армию. Их пешим строем отправили в Острогожск. Несколько дней они были в районе Красногвардейска. Матери волновались за своих детей, и некоторые женщины пошли туда, чтоб отнести еду. Мама болела, и пришлось идти мне с торбой за плечами, да и надо было поспеть за взрослыми. Потом и во время войны и после не один раз приходилось ходить с тяжелым грузом за плечами на мену. Носили горшки, которые покупали у местных горшечников и меняли на продукты. Как я уже сказала, мы рано повзрослели. В войну в селе не осталось ни лошадей, ни мужиков - одни женщины, старики, дети. Пахали на волах да на коровах, а то и вручную приходилось копать землю. Мои сверстники Байдалин Алексей, Федосеенко Василий, Скирда Фёдор, Мураховский Евгений пахали поля на волах. Сеяли и косили, вязали снопы, скирдовали. Младшие собирали колоски. Женщин, у кого были маленькие дети, на ночь отпускали домой. А молодежь заставляли работать во время страды и в ночную смену. Еду варили здесь же на поле на весь гурт. Мой младший брат Алексей в колхозе пас овец. Босой, полуодетый. Ноги замерзнут, разведут костер, греются. От голода маленькие пастухи спасались тем, что поймают овцу, подоят попьют молока и сыты. Вообще трудностей выпало не мало на долю нашего поколения. Но мы понимали, что трудно всем, страна воевала». В декабре 1942 года фашисты зверски замучили, а затем расстреляли ее отца, Лозового Митрофана Емельяновича, вместе с другими сельчанами. В 1944 году семья получила извещение о гибели брата Юрия. Вскоре умирает мать Марии. И она остается за старшую в семье, а после нее еще трое младших, (воспоминания записаны март 2006 года)
Судьбы этих женщин опалила война. Они теперь уже добрые, восьмидесятилетние старушки. В их глазах - печаль и доброта. А иной раз пробьется слеза. Эти женщины пережили трудности войны. Они видели смерть, испытали страх, разлуку с близкими. Из воспоминаний женщин - тружениц тыла мы можем сделать вывод о том, что их рассказы еще раз подтверждают, что « С начала войны повсюду происходил рост средней выработки трудодней каждым трудоспособным колхозником, которая в 2-2,5 раза превышала установленный минимум. Особенно высокий прирост выработки трудодней был у женщин» [ 3 стр.299 ]

























Наш земляк известный поэт К.Мамонтов покоренный мужеством и героизмом «слабого пола» на войне, писал в июле 1943 года
Им бы в туфельках по паркету
В свете люстровом в вальсе плыть
А не здесь вот грязищу эту
Загрубелой кирзой месить.
В кирзовых сапогах, пропитанной потом гимнастерке, с тяжелой амуницией на плечах протекали их жаркие дни на войне, и ни кто из слабого пола не клял долю горькую.
Азарова Дарья Леонидовна родилась 7 марта 1921г. В годы войны служила в звании рядовой, военной медсестрой легкораненых солдат. Числилась в составе 106-й гвардейской стрелковой Днепровско - Забайкальской ордена Суворова дивизии.
За время войны ей довелось выполнять свой воинский долг на разных фронтах: с 8 марта 1943г. находилась на Центральном фронте, с 10 сентября 1943 на Белорусском; со 2 февраля 1943 г. на Первом Украинском. Доводилось выносить раненых бойцов с поля боя, делать перевязки, ухаживать за ними.
Командование неоднократно отличало её скромный вклад в победу. Ей выданы благодарности: за взятие городов Горохов Каменка, Владимир, Волынск, Фава, Русская; взятие городов Сандамира, Кельце, Оэльс; форсирование реки Одер и прорыв реки Нейсе и вступление в Берлин; за освобождение столицы Чехословакии Праги.
«Прошли годы, многое стерлось в памяти - начинает свой рассказ Дарья Леонидовна- да и в мои 86 лет память уже не та, что в молодости. Но я очень хорошо помню 9 мая 1975г. Вот об этом я и хочу вам рассказать. У каждого из нас в жизни бывает много памятных событий, о которых никогда не можешь забыть. Для меня одним из таких событий стал прекрасный праздник 30- летие нашей Победы. Праздник этот особенно дорог каждому советскому человеку. Но сильнее всех он волнует нас, бывших фронтовиков. В этом году день Победы я встретила в кругу своих боевых товарищей по 106-й гвардейской стрелковой Днепровско-Забайкальской дивизии, в которой я начала и закончила свой фронтовой путь. Дивизия наша формировалась в Чите из бойцов и командиров пограничных отрядов в 1942 году. Приходили к нам молодые красивые ребята, готовые беспощадно драться с врагом. Да и я, и мои подруги по медсанбату были совсем молоденькими девчонками, которым и сапоги - то были велики, и форму подобрать по росту было не так уж легко. Летом 1943 года дивизия наша сражалась на Курской дуге. О битве этой уже много написано, и фильмы сняты, и картины написаны. Но когда я вспоминаю ее, то, прежде всего, вижу своих однополчан, которые погибли и которых мы с поля боя выносили ранеными, если у них оставались силы, они снова рвались в бой.
Потом было форсирование Днепра. Здесь наша дивизия также отличилась, за что ей было присвоено почетное наименование «Днепропетровская». Многие бойцы и командиры были удостоены звания Героя Советского Союза.
Потом были бои на Украине, в Польше, штурм Берлина, дивизия освобождала от фашистских захватчиков братскую Чехословакию. И если для всех война закончилась 9 мая 1945 года, то забайкальцы громили остатки фашистских банд до 20 мая. Закончилась война. Мы вернулись к своим прежним, мирным профессиям. Но фронтовое братство не распалось. Мы помним, друг о друге, мечтаем собраться вместе. И вот желание наше сбылось. К 9 мая мы съехались в Москву. Утром собрались все у памятника Карлу Марксу напротив Большого театра. Там было немало ветеранов из других дивизий, но своих из 106-й дивизии мы находили сразу.
Вот появился бывший начальник политотдела дивизии полковник в отставке Михаил Яковлевич Никулин. На груди у него орден Ленина, два ордена Красного Знамени, другие ордена и медали. Со всеми нами он крепко обнимается, целуется.
Конечно, за тридцать лет мы во многом изменились, стали старше. Но мне показалось, что совсем не изменилась старшина Тамара Самусева, теперь Тамара Федоровна Слобчинская, наш бывший санинструктор. Она пришла в дивизию, едва ей минуло четырнадцать лет из партизан; была милой, неугомонной, энергичной. Эта энергия так в ней и осталась. И в большей степени благодаря ней мы собрались в Москве. Не так уж много нас было в этот день. Но каждый гордился тем, что он остался членом семьи ветеранов 106-й дивизии. Пришел на встречу Герой Советского Союза Леонид Андреевич Григорович, получивший это высокое звание за форсирования Днепра, полковник запаса Борис Лазаревич Монастырский, бывший начальник разведки дивизии. Он награжден восьмью боевыми орденами и многими медалями. Пришла его жена Валентина Евдокимовна, в годы войны Валя Астафьева, военный переводчик штаба нашей дивизии. Было мне, что вспомнить со своими фронтовыми подругами - Агнии Александровной Новоселовой (теперь Митю-хиной) которая приехала Клина, Вера Николаевной Путинцевой (теперь Суворовой), которая приехала с Урала, Ксении Ивановной Морга-чевой, приехавшей из Ташкента и другие.
Вспомнили мы своих фронтовых друзей, по - русскому обычаю почтили память погибших, посмотрели вместе праздничный салют в честь дня Победы.
И здесь в Москве вместе со своими фронтовыми друзьями я еще больше почувствовала величие нашей Победы, почувствовала, как много она значит для нашего счастья, для счастья всех людей на земле. Все, что я пережила и почувствовала в Москве, я никогда не забуду», (воспоминания записаны 13.03.2007.).
Она живет воспоминаниями о том, как в медсанбате выхаживала раненых бойцов, отвоевывала их у смерти. Женщины фронтовички были летчиками и санитарками, снайперами и связистами, танкистами и разведчицами. По воле судьбы они оказались в самом эпицентре огненного смерча. Для женщин ли была такая ужасная обстановка? А они, боевые подруги, находились там, в огненной лаве, шли прямо в огонь, спасая солдат, если кто-то из них выжил, так это только потому, что рядом оказалась женщина с санитарной сумкой. Страшно тяжелая ноша у медицинской сестры. Какой груз может быть дороже человеческой жизни.




















В длительной цепи подлых преступлений немецко-фашистских оккупантов особое место занимает насильственный угон на принудительные работы в Германию мирных граждан- мужчин, женщин, детей.
Мой поиск привел меня в дом к Карасевой Анастасии Федоровне. Удивительный она человек. И я убеждаюсь, что старикам очень необходимо внимание, живое человеческое участие. Она родилась в 1926 году 25 ноября в Великомихайловке в многодетной семье. Она была младшим ребенком. Жизнь была нелегкой. Из тринадцати детей выжило только семеро. У них была корова, и можно сказать, что она помогла семье выжить. Когда началась война, Асе было всего 15 лет.
«Немцам меня выдал наш сосед, сын председателя сельского совета. Он сказал немцам, что в нашей семье можно взять только меня. На данный момент мой старший брат ушел добровольцем на фронт, сестры эвакуировались. Осталась только я.
Осенью 1942 года всю выборочную молодежь согнали на площадь. В тот день лил сильный дождь. Нас, рыдающих, в такую непогоду отправили пешком до Чернянки. Там посадили на поезд, на котором мы ехали до места пребывания лагеря, в город Бранденбург.
По дороге было несколько дезинфекций. Ехали мы в товарных вагонах. На улицу нас выпускали только в туалет. К нам было просто скотское отношение. Питание в поезде было ужасное. Если человек не успел подставить миску, когда шел раздатчик, он оставался без еды. Раздатчик даже не обращал внимание на то, что человек остался голодным. Нам, новоприбывшим в лагерь, выдали специальную одежду со знаком ОСТ. Так же у каждого был свой индивидуальный номер, который он должен был говорить на немецком языке при входе в лагерь. Мы жили в бараке, спали на двухъярусных кроватях. В нашей комнате было 18 девушек (разных по возрасту). Девушек заставили работать на фабрике, разгружать вагоны со строительным материалом. Нас же, исхудавших малолеток, не знали куда определить на работу. Потом все же мы стали убирать в общественной бане и столовой. Подъем был в 6°°. Суточная норма еды была следующая: 300 гр. хлеба (с опилками), 1 литр баланды. В месяц давали 150 грамм сахара. Мы складывали его в полиэтиленовые пакеты и могли себе позволить только лизать его. В последний день недели у нас был воскресный ужин – пять-шесть вареных картофелин в мундире. Иногда этот день был выходным. Чтобы заработать лишний кусок хлеба, я иногда уходила из лагеря в город и работала вместе с немецкими девушками. Наш женский барак был построен возле завода, на котором работали ребята. В один день я задержалась на работе с немками, было уже поздно возвращаться в лагерь. В то время я плохо говорила по-немецки. Подруга - немка кое-как объяснила мне, что у нее день рождения. Она уговорила меня остаться на вечер, а утром в шесть часов, когда ребята идут на завод, смешаться с ними в толпу и пройти через проходную в лагерь. По тем временам ужин был замечательный. На столе было много салатов и компотов из банок. Для меня, русской, это было в диковину. Я, которая принимала за счастье пять - шесть вареных картофелин, была просто в восторге.
Всю ночь я очень беспокойно спала, все боялась проспать шесть часов утра. После полуночи я все время судорожно просыпалась, но убедившись что еще есть время, снова засыпала. Проснувшись в очередной раз в три часа ночи, я посмотрела на часы, и мне показалось, что они показывают шесть часов утра. Я разбудила немку. Она быстро собрала в сумку еду для моих лагерных подруг, и я поспешила на проходную. Когда я пришла к проходной, ребят не было. Тогда я решилась на отчаянный шаг, бежать одной через проходную. Спрятав сумку с едой под полу пальто, я побежала. Но дежуривший на проходной немец, заметил движущегося человека и последовал за мной. Я быстро заскочила в барак, спрятала сумку, сняла пальто, и прямо в платье юркнула под одеяло. Дежурный немец с проходной точно выследил меня и, зайдя к нам в барак, где мы спали, заставил проснуться всех девушек. Когда мы поднялись с кроватей, выяснилось, что среди них я одна в рабочем платье. В тот момент у меня в голове возникла такая мысль: «Ну, все, точно загремлю в концлагерь»! Справиться с той ситуацией мне помог начальник лагеря. Он поговорил с этим солдатом и сказал, что я незаменимый работник и меня нельзя наказать столь жестоким способом.
За нашим бараком были закреплены два немца (молодой и старый). Старый немец был очень добрый. О нем у меня остались только хорошие воспоминания. В Германии у меня была подруга Матюхина Мария. Мы были с ней неразлучны. Бывало уберем в бане и оставшееся время сидим о доме, о родных вспоминаем. Я иногда пела. Однажды мое пение услышал старый надсмотрщик барака. Его так растрогали мои песни, что он каждый день приносил нам бутерброд.
В Германии мы были еще подростками. Растущим организмам нужно было хорошо питаться. Мы работали в столовой, мыли посуду. Очень тяжело было нам, голодным, смотреть на обедавших «фрицев». Когда эту ситуацию заметил и понял опять же наш надсмотрщик - немец, он стал выпрашивать у раздатчицы в столовой порцию супа (естественно не признался для кого). Потом прятал нас за шкаф, только одни ноги были видны. Пока мы ели он караулил, чтобы никто нас не заметил. Начальник всего нашего лагеря тоже был хорошим человеком. Ему часто приходили посылки с одеждой и обувью. Однажды позвал меня и Марию и дал нам одежду. Мне, как сейчас помню, дал белые парусиновые туфли и кофту.
В тот момент очень важны были вести с фронта. У нас в бараке был очень старый приемник, но потом какой-то «ловкий парень» украл его. Мы были полностью оторванными от дома, каждый советский праздник старались выделить из серых будничных дней пребывания в Германии.
Не все люди смирились с насильственным пребыванием в Германии. Многие решились на побег. В нашем бараке жили три девушки - подруги. Всегда после работы они садились на дерево и долго разговаривали. Однажды познакомились с поляками, сдружились, и они помогли девушкам сбежать из лагеря. Перед побегом девушки сочинили стихотворение:
Прощай, тот лагерь в Бранденбурге
Где я жила, где девять месяцев томилась,
А на десятый не могла
Прощайте, все друзья, подруги,
Уходим мы от вас.
И просим: пожелайте счастья,
Не проклинайте нас
Мы будем там, в стране далекой,
Уверенны вполне
Теперь прощайте, дорогие,
И пожелайте счастья мне.
Одна из этих, бежавших девушек, была из Солонец - Поляны. Моя мама, узнав о ее возвращении, ходила к ней, чтобы узнать обо мне. Ей сказали о том, что я жива, и она стала ждать моего возвращения.
В 1945 году, когда война шла уже на территории Германии, нас освободили войска союзников. И 3 июля 1945 года передали советскому командованию. Было приказано не выходить в город, решался вопрос о нашей отправке на Родину. Я помню, что меня и моих земляков доставили в Харьков, а потом мы уже добирались домой кто как смог. Некоторые наши подруги оставались за границей. Землянко Галина жила с нами в одном бараке. Она познакомилась с чехом. После нашего освобождения вышла за него замуж. Они уехали в Чехию. На Родину они приезжали уже с детьми, навестить родственников. После войны интересовались людьми, оставшимися в Германии. Нас расспрашивали о них. Домой я вернулась 15 сентября 1945 года. Когда прошла первая радость встречи, встал вопрос, как жить дальше. Знакомый моего отца посоветовал мне продолжить учебу. С октября 1945 года я пошла в 8-й класс. Но проучилась всего год и бросила, возраст был уже не тот (19 лет). В жизни всего досталось. Много пришлось потрудиться. Были радости и огорчения. Но, вспоминая то, военное время, я вспоминаю свою юность. Мы многого не понимали в силу своей молодости. Но мы надеялись, верили, что нас не оставят на чужбине».
(воспоминания записаны 7.09.2007 года)
Слушая воспоминания тех, кто в годы войны оказался вдали от Родины, я убеждаюсь, что для угона в Германию, как правило, отбирали крепких, здоровых, преимущественно молодых. Многие из них погибли от истязаний и непосильного труда. И как был счастлив путь домой тех, кто сумел выжить, уцелеть в тех нечеловеческих условиях.







Я хотела, как можно больше узнать о том, как жили, трудились, воевали женщины в те далекие сороковые ушедшего XX века. Теперь это наши бабушки и прабабушки. Судьбы этих людей кажутся невероятными и драматичными по своей сути. Сейчас о том времени они вспоминают с болью в сердце. Беспощадной волей войны они оказались в пекле страданий и невзгод. Я ничего не хочу выдумывать и приукрашивать, так как сама жизнь придумывает такое, что и не снилось человеческой фантазии. Я просто хочу, чтобы и наше и новое поколение знали и помнили об этом, вглядывались в судьбы и характеры тех, кто должен стать не только легендой, но и высоким образцом достойным восхищения и подражания. Русские люди, особенно молодежь, хотят, как можно больше узнать о Великой Отечественной войне для правильного понимания истории, с учетом ее опыта, решать многие современные задачи, в первую очередь -задачу сохранения мира. От последних выстрелов Великой Отечественной войны нас отделяет более шести десятилетий - срок не малый, если соразмерить его с продолжительностью человеческой жизни. За это время выросло новое поколение русских людей, которых не коснулось военное лихолетье. И вся жизнь, которых проходит после войны. Мы хотим понять - кто мы? Откуда мы родом? Куда мы идем? Хотим разобраться в том, что значит «связь поколений» И проникая в пережитое , изведанное, прочувствованное и сохраненное этими женщинами, мы обретаем новое понимание добра, ненависти, жестокости и любви. Поэт Ю.Воронов писал:
Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война.
Ведь эта память - наша совесть,
Она, как сила, нам нужна.

Библиография
1. Алексиевич С.А. У войны не женское лицо... Документальная Проза. - М.: Правда, 1988. - 464с. - Библиотека журнала «Знамя».
2. Белгородская энциклопедия. Белгород, 1998
3.Всероссийская Книга памяти, 1941-1945: Обзорный том.- (Редколлегия: Е.М.Чехарин (преседатель), В.В.Володин, Д.И.Карабанов (заместители председателя) и др. - М.: Воениздат, 1995. - 544с.: ил.
4. Доманк А.С. Тыл Огненной дуги. - Воронеж: Центр.-Чернозем, кн. изд-во, 1989.-270 с.
5.Овчарова Н.Г. Женщина - имя твое.- Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1983.-320 с.
6.Родачинский А.Ф. Ожившие страницы Приосколья. Белгород- 2004
7.Сабельников М.А.« Чтоб не забылась та война...».- Белгород: « Везелица,» 2002. - 272с.
8. Чиченков А.П. Белгородчина в Великой Отечественной войне!941-1945. - Белгород: Изд-во « Константа», 2005. - 416 с.
9. Воспоминания Байдалиной Марии Ивановны 10.Воспоминания Костенко Нины Яковлевны.
11.Воспоминания Ильченко Марии Митрофановны
12. Воспоминания Азаровой Дарьи Леонидовны
13.Воспоминания Карасевой Анастасии Федоровны.

Заголовок 1 Заголовок 215

Приложенные файлы


Добавить комментарий