Живу-люблю-учу-учус

учу - учусь

Первым учителем моим была Валентина Филипповна Ремез. Ее «распределили» в маленькую антустинскую школу после окончания педагогического училища. Она не знала ни слова по – туркменски, а мои одноклассники – ни слова по – русски. Я росла в учительской семье, в нашем доме всегда гостили русские инспектора, методисты,ревизоры,мой старший брат, вернувшись из санатория, говорил только по – русски. И поэтому я считалась знатоком русского языка. И я стала переводчиком между учителем и моими одноклассниками. Думала ли я, что пройдут годы, и я стану преподавать русский язык русским и даргинским детям?! Нет, я с детства мечтала стать врачом, но мне все прочили в будущем педагогическую деятельность. Я, как и все, играла в школу, с удовольствием «помогала» проверять папе ученические тетради, безумно любила красные чернила. А еще со священным трепетом входила в учительскую, больше всего мне нравились муляжи фруктов по природоведению. Очень боялась я скелета, стоявшего в углу. Подозреваю, его боялись и наши молодые учителя. Они редко снимали с него марлю. А может, стеснялись. Время было целомудренное.
Я запомнила строжайшую дисциплину, царившую в нашей школе. Мой отец сам был образцом во всем: манерах, речи, одежде, поведении, этого требовал от подчиненных – и детей, и взрослых. Может, мой отец и не знал о том, что Коменский призвал к сочетанию любви и требовательности, «хорошего примера, ласкового слова, искреннего расположения» и дисциплины, без которой «школа как мельница без воды». Он сам обладал какой – то особой мудростью оставаться строгим и любящим для всей антустинской детворы.
Придя в школу, я раз и навсегда решила для себя, что прав Ушинский, здесь могут царствовать «серьезность, допускающая шутку, но не превращающая всего дела в шутку, ласковость без приторности, доброта без слабости, порядок без педантизма и, главное, - постоянная разумная деятельность». Всегда пытаюсь показать ребенку то, что в нем есть самого драгоценного. При этом я строга. Строга к себе, строга к своим собственным детям, строга к ученикам. При этом одна из дочерей призналась: «Когда я училась в школе, мне не очень нравилось, что я первая иду к доске, что с меня спрашиваешь строже, чем со всех. Потом я поняла смысл и девиз твоей жизни: «Если вы есть на свете – будьте первыми!» А что, прикольно! Классно! Теперь я другому и не умею.» Уверена, только любя ребенка строгой любовью, можно помочь достичь каких – то высот. Дети ведь разные. Иногда им не хватает самодисциплины, иногда родители видят в нем лишь предмет обожания. Моя цель – помочь ему ярче проявить индивидуальность, самобытность и цельность натуры. Придерживаюсь определенных установок, ставших сегодня хрестоматийными:
- во взаимодействиях с учеником руководствоваться правилом «Не навреди!»;
- опираться прежде всего на то положительное, что есть в каждом ребенке;
- исходить не только из сиюминутных интересов учащихся, но из перспектив его развития;
- относиться к воспитаннику как к сложной системе, для которой важен не только конечный результат, но и ежедневный процесс жизни, необходимый для постоянного развития и самосовершенствования.
Я – счастливый человек и счастливый учитель. Мой предмет-литература – позволяет говорить на уроках о важных понятиях в жизни каждого из детей и всего человечества, соединять эпоху с эпохой и самое главное – учить понимать окружающий нас мир с его законами и противоречиями.
Очень дорожу ниточкой доверия детей. Для меня все важно. Даже в школьных коридорах, здороваясь с детьми, я говорю: «Здравствуй, Билал!», «Здравствуй, Рустам». Я искренне в них заинтересована, и это не казенные «Здравствуйте». Я вижу их желание поговорить, поделиться открытиями, огорчениями.
Всегда позитивно отношусь к жизни и к людям. Учу этому детей. И считаю важным дать ученику чувствовать себя гармонично в общении, в работе, в дружбе и любви.
Учу детей и продолжаю учиться. У меня всегда были хорошие учителя. Это мой отец. Это моя мама, научившая меня любить людей. Это моя учительница Рита Алексеевна Омельченко, научившая меня любить русский язык, влюбившая меня в русскую литературу. Это Майя Леонтьевна Боташева, научившая меня своим жизненным опытом оптимистично относиться к любым жизненным невзгодам. Это Раиса Ивановна, самозабвенно любившая детей, школу и живущая делами и заботами своих бывших учеников, интересующаяся живо школьными нашими делами.
Это Валентина Георгиевна Илющенко, которая являлась для меня образцом самодисциплины и ответственности к делу.
Это мой муж, мой Маресьев, сильный, мужественный, любящий, нежный, заботливый, терпеливый.
Учусь у учеников. Они смотрят «другие» мультики, слушают «другую» музыку, они с с компьютером и мобильником на «ты». Они смелее, они проще смотрят на жизнь. Боюсь, вот этому я уже не научусь.
15

Приложенные файлы


Добавить комментарий