Викторина коломийцев












Краевая викторина, посвященная 130-й годовщине победоносного завершения русско-турецкой войны (1877-1878 гг)
















Выполнил:
- Коломийцев Владислав Александрович
- ученик 9 «А» класса МОУ СОШ № 13
- 352302 Краснодарский край, Усть - Лабинский район, ст. Новолабинская,
ул. Мира, 15












Ответы на вопросы краевой викторины, посвященной 130-й годовщине со дня победоносного завершения русско-турецкой войны (1877-1878 гг.)

1877 год. С началом русско-турецкой войны в Екатеринодаре был создан дамский комитет (впоследствии Кубанское местное управление) общества попечения о раненых и больных воинах, в который вошли Д.Бабыч, Р.Буткевич, А.Дубонос, Л.Кармалина, М.Кухаренко, Л.Кухаренко, В.Косолап, Ф.Нардега и другие, всего 44 женщины.
Жители города активно откликнулись на призыв комитета. В его адрес стали поступать бинты, наволочки, простыни, одеяла, халаты, мыло, чай, сахар, табак, сукно и т.п. Проводились также благотворительные концерты и спектакли. К 5 мая было собрано уже около 3 тысяч рублей, не считая пожертвованных вещей, - отмечала газета «Кубанские областные ведомости».
Город Тырново важный ключевой пункт к овладению перевалами через центральный участок Балканского хребта (Стара-Планины). Командиром отряда по овладению городом был генерал И. В. Гурко. В его состав были включены прославленная 4-я стрелковая бригада и болгарское ополчение, две сотни пластунов, две кавалерийские бригады, казацкая и конные батареи, Уральская казачья сотня, Осетинский полк и др., всего отряд насчитывал 12 500 человек. Первым, кто вошел в Город Тырново, по свидетельству французского корреспондента Дика де Лонле, был князь А. Н. Церетелев, хорошо знавший расположение города и до этого. Во главе второй сотни казачьего полка Церетелев торжественно проехал по Баждарлыку (ныне площадь Велчова завера) и направился к турецкой слободе, в сторону квартала Света-Гора.

На самом деле звали его Константин Викентьевич Хруцкий, родился 6 января 1855 года, служил Лейб-гвардии в Преображенском полку в годы русско-турецкой войны. По легенде - участвовал в обороне Шипки, получил Знак отличия Военного Ордена 4-й степени. После Гражданской войны работал электриком на одном из заводов в Новороссийске. В сентябре 1955 года по приглашению комитета советско-болгарской дружбы приезжал в Болгарию, как последний русский участник Освободительной войны, был награжден орденом Димитрова.
Весной 1967 года Константин Викентьевич Хруцкий умер на 113 году жизни и похоронен в Новороссийске.
18 апреля 1877 г. крепость Баязет была без боя занята небольшим отрядом русских войск под командованием командира 2-го батальона 74 –го пехотного Ставропольского полка подполковника А.Ковалевского, которого в конце мая сменил командир 1-го батальона 73-го пехотного Крымского полка подполковник Г. Пацевич. Комендантом крепости был назначен капитан Тифлисского местного батальона Ф. Штокович.
Начальник кордона Эриванского отряда генерал-майор Калбалай-Хан Нахичеванский, не имея достоверных сведений о состоянии гарнизона в Баязете, направил на разведку своего брата полковника Исмаил-хана Нахичеванского, который командовал недавно сформированным Эриванским конно-иррегулярным полком. Конница Исмаил-хана понесла тогда большие потери, но остатки отряда Пацевича и часть гарнизона города Баязета сумели попасть в цитадель и оградить себя от гибели. Этот подвиг Исмаил-хана в официальных сводках остался незамеченным, но в своем донесении генералу Тергукасову комендант Штоквич вынужден был его зафиксировать. Шансов на возвращение в расположение кордона у Исмаил-хана не оставалось, и перед самым закрытием ворот Баязета он чудом успел проскочить внутрь с остатками своей конной милиции и с тяжело раненым сыном, прапорщиком Эриванского полка Аман-ханом Нахичеванским. Это произошло 6 июня. С этого же дня и началась 23-дневная осада Баязета и беспримерная ее оборона, вошедшая в историю под названием «Баязетского сидения».
После гибели Пацевича оборону Баязета возглавил - полковник Исмаил-хан Нахичеванский. Он сделал это без назначения сверху, по собственной инициативе. Да этого назначения у полностью блокированной цитадели и быть не могло. Исмаил-хан сразу же принял необходимые меры по укреплению крепости. Несмотря на малочисленность гарнизона, недостаток продовольствия и воды (1 ложка воды и 50 г сухарей на 1 чел. в день), защитники Баязета отбили все атаки противника. Предложения о капитуляции были отклонены. 28 июня (10 июля) подошедший Эриванский отряд русских войск отбросил турок и снял осаду Баязета.
В 1900 г. В Екатеринодаре вышла в свет брошюра И.Г. Лебедева «2-й Ейский полк Кубанского казачьего войска во время турецкой войны 1877–1878 г. и на льготе». Иван Григорьевич Лебедев являлся кавалером многих орденов, участником войны за освобождение славян и Ахал-Текинской экспедиции. Его имя до сих пор носит хутор Лебеди. Есть в архиве постановление совета хутора Лебедовского 1 февраля 1922 г. в котором говорится: «Слушали доклад тов. Погорелова о переименовании хутора Лебедовского в станицу, указав, что хутор имеет название помощника начальника Кубанской области генерала Лебедева, что время уже изжить тех, кто являлся при царском строе врагами трудового народа. Постановили: просить исполком Тимашевского отдела о переименовании хут. Лебедовского в станицу, название дать – Гражданская». На самом деле никаким врагом трудового народа генерал-майор Лебедев не был. Он был образованным, заслуженным офицером, чутким и душевным человеком. Когда его арестовала ВЧК, то за него вступились рабочие завода «Кубаноль». Оказывается, во время службы он, временно замещая атамана М.П. Бабыча, отказался подписывать смертный приговор участникам волнений, в том числе и рабочим этого завода

Согласно послужному списку за 1878 год Александр Кухаренко вступил в службу 26 января 1856 года урядником в 5-й конный полк Черноморского казачьего войска.

С большими потерями русские войска выбили неприятеля с Аладжинских высот. Путь на Карс, за стенами которого укрылись отступавшие турецкие войска был открыт. Обложив крепость русские войска начали осадные работы. Военные авторитеты считали эту крепость просто неприступной! Французский генерал де Курси, находившийся при Кавказской армии, заявил командующему: - "Я видел Карские форты и одно, что могу посоветовать, это не штурмовать их На это нет никаких человеческих сил"! Но скрытность операции, быстрота и внезапность атаки в ночь на 6 ноября позволили овладеть этой крепостью! Турецкий гарнизон пошел на прорыв, но наткнулся на казачью конницу. Есаул М.С. Нарижняк писал в своих записках: - "Надо было видеть с каким остервенением наши казаки озлобленные почти двухнедельной аванпостной службой, набросились на искавших спасение в бегстве противника и беспощадно рубили все подвернувшее под руку. Материала для работы шашкой было слишком много и о винтовках никто не думал". Видимо об этом бое сохранилась память в песне записанной И.Ф. Вараввой в 1964 году на хуторе Камышеваха Новокубанского района:
За городом Карсом, не пыль не туман. Молнии сверкают, сильный гром гремит. Шашечки блистают, головы летят.

8. Восточное побережье Черного моря тоже вошло в район военных действий 1877-1878гг, и здесь турки благодаря господству их флота могли распоряжаться почти беспрепятственно, так как прибрежных укрепленных пунктов не существовало. Для противодействия неприятельским десантам и поддержания спокойствия в стране находились лишь незначительные отряды в Туапсе, Сухуме, Поти и на посту св. Николая. 30 апр. до 1000 горцев (из числа эмигрантов 60-х годов) высадились у сел. Гудауты в Абхазии и возбудили волнения в местном населении, которому турецкие агенты щедро раздавали оружие. 1 мая турецкая эскадра из 6 судов появилась перед Сухумом, и начальник тамошнего отряда, полк. Кравченко, признав невозможность держаться, отступил к селу Ольгинскому. После двухдневного бомбардирования города новые толпы горцев высадились у Сухума и у д. Очемчиры, после чего Кравченко отошел еще далее, за р. Кодор. Таким образом вся прибрежная полоса, от мыса Адлер до Кодора, очутилась во власти возмутившегося населения, поддерживаемого турецкими войсками, занявшими Сухум. Тогда для восстановления русской власти двинут был к Кодору отряд ген. Алхазова, который, присоединив к себе войска полк. Кравченко, 15 июня атаковал горцев у с. Очемчиры; но неприятель при содействии турецкого флота отбил эту атаку. Затем еще 2 отряда, полк. Шелковникова и ген.-майора Бабича (из Кубанской области), направлены были к Сухуму. Туда же двинулся и ген. Алхазов, который, нанеся ряд поражений скопищам мятежников, 16 авг. подошел к Сухуму почти одновременно с Бабичем и Шелковниковым. Через 3 дня турки без боя очистили город и удалились на свои суда; волнения же в Абхазии вскоре прекратились. Временное занятие Черноморского побережья неприятелем отразилось, однако, на Чечне и Дагестане, где тоже вспыхнули восстания, вследствие чего внутри Кавказа задержаны были 2 пех. дивизии. На море ввиду ничтожности средств немыслима была, конечно, открытая борьба с турецким флотом. Действия здесь ограничились отважными нападениями наших миноносных катеров на неприятельские суда в Сухумском и Батумском рейдах (12 авг., 16 дек. и 13 янв.), при чем атакованный суда были или уничтоженны, или сильно повреждены. Кроме того, пароходу "Россия" удалось 13 янв. захватить турецкий пароход с батальоном солдат и запасами продовольствия.
В 1888 году на Кубань приехал знаменитый русский художник И. Е. Репин. Из героев-пластунов, защитников Севастополя и Шипки, он отобрал несколько прототипов для своих картин. Среди них оказался и Аверьян Сирота из станицы Невинномысской.

В октябре 1876 года была объявлена мобилизация! Полтавский полк приказом по действующему корпусу 15 октября был включен в состав Ахалцихского отряда под начальством генерал-лейтенанта Девеля. 2 декабря 1876 года командование полком принял полковник князь Давид Евстафьевич Эристов.
С переходом турецкой границы 12 апреля 1877 года полтавцы участвовали во всех боях с турками Ахалцихский отряд первый удар нанес по Ардагану. Эта крепость укрепленная к тому времени английскими инженерами была расположена возле дорог ведущих в Батум, Эрзэрум и Карс. Накануне штурма Ардагана была проведена тщательная рекогносцировка укрепленной линии турок.
2 мая 1877 года князь Эристов, хорунжий Фисенко и 10 казаков 1-го Полтавского полка отправились на разведку Как только смельчаки миновали ложбинку турки открыли огонь и тем самым обнаружили расположение своих траншей и орудийных батарей. Задача была выполнена и Эристов приказал отходить, но турки выслали из Ардагана около полуэскадрона конницы. На помощь товарищам ринулась сотня под командованием хорунжия Корсуна, тем самым разведчики были спасены
Первый Георгиевский крест в этой кампании заслужил полтавец Иеремия Евтушенко за снятие турецкого часового в полном вооружении близ укрепления Омер-Оглы и доставку его в качестве "языка" своему командованию За отличие под Ардаганом командир корпуса выдал казакам по 8 рублей, а хорунжий Камянский был награжден орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом. Командир полтавцев Д. Е. Эристов так же за взятие Ардагана получил орден Святой Анны 2-й степени с мечами.
11. Осада крепости Баязет началась 4 июня (17 июня н.с.) 1877 г. и продолжалась 24 дня. 11- тысячной армии турок противостоял русский гарнизон из 32 офицеров и 1587 нижних чинов, не считая чинов конно-иррегулярных полков, сведений о которых не имеется.
Крепость защищали 2 роты Крымского полка, 1 батальон Ставропольского полка, 2 сотни Уманского, 1 сотня второго Хоперского и 26 человек Кавказского казачьих полков, а так же 1 взвод 4-ой батареи 19-ой артиллерийской бригады. При защите Баязета пало 16 казаков. Все участники Баязетской обороны были награждены особой серебряной медалью, а казак 2 сотни Уманского полка Семён Молев получил первый Георгиевский крест в войне 1877-78 гг. 2 степени № 54 «За отличное мужество и храбрость, оказанные в Эриванском отряде во время военных действий против турок в апреле, мае и июне месяцах 1877 г 23, 24 июня 1877 г.»
12. События художественного фильма «Турецкий гамбит» происходят во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Фильм не историческое полотно, а авантюрный детектив на историческом материале. Дело вовсе не в том, что отход от исторических и географических реалий (к примеру, как главный герой, только выехав из Видина, оказывается под Плевной, которая достаточно далеко) является принципиальной позицией создателей фильма. Пусть даже и главная интрига (турецкий разведчик умело задерживает русскую армию под Плевной и срывает ей весь план кампании 1877 года) - нелепая выдумка. Однако в результате перед нами предстают невозможные события с невозможными героями, ничего не имеющими общего с историческим материалом. Вся война изображена в этом фильме как веселый пикник: сидят в большой палатке офицеры и военные журналисты, наслаждаясь шампанским, пением Вареньки под фортепиано или же игрой в карты. Правда, авторы фильма ввели кровавую сцену расстрела турецкой артиллерией русской наступающей колонны и на этом посчитали свой долг в отношении "правды войны" исчерпанным. Особенно возмутительны "Похождения госпожи Варвары Суворовой". Правда, именно она в финале убивает турецкого разведчика Анвара, однако все остальное время она творит неимоверные глупости, за которые ее хвалят и даже называют "русской Жанной д'Арк". Нужно обладать поистине безудержной фантазией, чтобы сочинить совершенно фантастическую историю о том, как некая дамочка в амазонке и верхом на лошадке в дамском седле в сопровождении французского журналиста едет... в расположение турецких войск в Плевну. По дороге - никаких турецких постов, ничего. Конечно, нам намекают, что такова великая турецкая хитрость, но, похоже, эта хитрость, как и фантазия создателей фильма, не знает границ. Только ехали-ехали - и вот уже в штабе турецкого полковника пьют кофей и ведут светскую беседу. Шпионский детектив - это поединок разведки и контрразведки. Но русская контрразведка с Фандориным вместе - это такие лопухи, что никакого поединка нет. Разоблачение Анвара на финише представляется какой-то вопиющей несправедливостью. В итоге русские вроде бы победили. Но в маленькой, если так можно сказать, в частной войне победил Анвар, а Фандорин как был недотепой, так им и остался.















ПРИЛОЖЕНИЕ.
За доблестный ратный труд в этой войне 1-му Полтавскому конному полку простое Браиловское знамя было Высочайше заменено Георгиевским штандартом с надписью "За отличие 29 мая 1828 года при разбитии турецкой флотилии под Браиловым и за отличии в русско-турецкую войну 1877-78 гг", а 2-й, 3-й и 4-й сотням пожалованы кроме того серебрянные трубы с надписью “За взятие Карса 6-го ноября 1877 года”.
Первым командиром 1-го Полтавского полка в 1870 году был назначен Павел Иванович Голуб, находившийся на этой должности до 1876 года.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

2 декабря 1876 года командование полком принял полковник князь Давид Евстафьевич Эристов. Эристов родился 2 июля 1843 года в Санкт-Петербурге, происходил из грузинских князей и по натуре был весьма энергичный, пылкий и беззаветно храбрый человек. Во время командования полком князь Эристов был награжден: орденом Святой Анны 2-й степени с мечами, орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами, орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Осенью 1886 года князь Эристов был произведен в генерал-майоры и назначен командовать бригадой. Командиром 1-го Полтавского полка стал полковник Никифор Алексеевич Даркин. Н.А. Даркин, как писал автор полковой истории Е.И. Гулыга - природный кубанский казак и окончил Ставропольскую гимназию с золотой медалью. Был очень не глупый и сердечный человек, хотя довольно таки грубоватый. Перед назначением на должность командира полка он был командующим 2-м Хоперским льготным полком. Даркин отлично знал быт и дух казака, любил его и старался развивать лучшие его природные качества. За безупречную службу Н.А. Даркин был награжден орденами: Святого Равноапостольского князя Владимира 3-степени, Святого Станислава 2-й и 3-й степени с мечами и бантом: Святой Анны 2-й и 3-й степени с мечами и бантом, а также медалями: "За покорение Западного Кавказа", светлобронзовой в память войны 1877-1878 годов, серебрянной на Александровской ленте в память коронации их Величеств, крестами: "За службу на Кавказе", "Железным" pумынским за форсирование Дуная и знаком на шапку "За покорение Западного Кавказа". После производства в генералы Никифор Алексеевич не вышел в отставку, а служил советником Бухарского хана. За выдающиеся заслуги был награжден Бухарской "Золотой звездой" 1-степени о чем было объявлено приказом №4 по казачьим и иррегулярным войскам от 29.01. 1901 года.
В апреле 1897 года вместо Н.А. Даркина командиром был назначен полковник Сергей Николаевич Флейшер. С.Н. Флейшер хотя и окончил Александровское пехотное училище, а затем служил в лейб-гвардии Литовском пехотном полку, но затем добившись перевода в конницу, в 1-й Уманский полк Кубанского казачьего войска. и всей душой отдался конному делу. Окончив отлично кавалерийскую школу, Сергей Николаевич скоро был назначен помощником начальника казачьего отдела в школе, а впоследствии, когда ушел начальник этой школы, полковник Гайтов, он занял его место. Пройдя такую серьезную школу кавалерийской службы, полковник Флейшер явился принимать полк вполне готовым командиром с самыми новейшими серьезными знаниями конного дела. Обладая твердым характером, всегда выдержанный, тактичный и весьма приятный собеседник и радушный хозяин, Сергей Николаевич сразу завоевал симпатии и расположение сослуживцев и общества.
В мае 1901 года 1-й Полтавский полк принял новый командир - полковник Борис Иванович Борчевский. Б.И. Борчевский хотя и был природный кубанский казак, но во-первых окончил Павловское пехотное училище и во-вторых весьма недолго прослужил в строю. Он был назначен в главное управление казачьих войск, где пробыл кажется более 12 лет и там же произведен в полковники, был начальником отделения. У него выработался тип офицера совершенно противоположный строевому: замкнутый, недоверчивый, подозрительный... И как всякий служащий канцелярии чрезмерно требовательный! В тоже время он был совершенно не подготовлен к командованию и управлению полком! Был слишком тяжел для офицеров...
В начале 1907 года полковник Борчевский был произведен в генералы и отправлен в отставку. Вместо него командиром полка был назначен полковник Стефан Данилович Семеновский.
22 сентября 1910 года командиром полка был назначен Эльберт Асмарзиевич Нальгиев. Э.А. Нальгиев, ингуш, родился 4 ноября 1863 года в Терской области, вероисповедания магометанского. Окончил Владикавказское реальное училище и Ставропольское казачье юнкерское училище по 1-у разряду. За отличие в боях на русско-японской войне награжден орденами Св. Анны 2-й, 3-й степени с мечами и бантом, 4-й степени с надписью "За храбрость", Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, 2-й степени с мечами. Кроме этого в дальнейшем был еще награжден Георгиевским оружием, Персидским орденом "Льва и солнца" 3-й степени, Бухарским орденом 2-й степени и орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. В 1918 году большевиками была предпринята неудачная попытка расправится с авторитетным генералом в его родном ауле... Он умер от ран в том мятежном 1918 году, полученных в двух войнах, и от переживаний за крушение великого государства, которому служил верой и правдой всю свою сознательную жизнь.








МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ БАБЫЧ
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Михаил Павлович Бабыч потомственный кубанский казак. Его отец известный генерал-лейтенант Павел Денисович Бабыч (18011883) из черноморских казаков, участник военных действий на Западном Кавказе.
Родился М.П.Бабыч в 1844 г., воспитывался в Михайловском кадетском корпусе в Воронеже. Строевую службу начал в 1862 г. в Тарутинском батальоне, а на следующий год был направлен на Кавказ, где принял участие в последних сражениях Кавказской войны, затем служил в различных войсковых частях, в составе Эриванского отряда участвовал в русско-турецкой войне 1877 1878 гг., за отличие в которой получил чин капитана, а в 1880 1881 гг. сражался против ахалтекинцев под командованием генерала М. Д. Скобелева, героя боев за освобождения Шипки.
В 1897 г. Бабыч был назначен атаманом Екатеринодарского отдела Кубанской области, в 1899-м произведен в генерал-майоры и переведен старшим помощником начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска. В этот период он также являлся председателем комиссии по сооружению в Екатеринодаре памятника Екатерине П. В 1906 г. Михаил Павлович получил назначение на пост военного губернатора Карской области, а 3 февраля 1908 г. вышел указ о назначении его уже в чине генерал-лейтенанта наказным атаманом Кубанского казачьего войска. В 1914 г. в ознаменование пятидесятилетия службы в офицерских чинах Бабыча произвели в генералы от инфантерии. В 1917 г. приказом Временного правительства от 26 марта М. П. Бабыч был “уволен от службы согласно прошению по расстроенному здоровью, с мундиром и пенсией”. В 1918 г. он был расстрелян в Пятигорске.
Именем атамана Бабыча названа улица в Краснодаре.








ВИКЕНТИЙ ХРУЦКИЙ
(участник русско-турецкой войны 1877-1878 гг)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]


[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
П. И. Голуб первый командир 1-го Полтавского полка

Приложенные файлы


Добавить комментарий