Журнист

Автор: Журнист Роман
Руководитель: Малыгина Л.В.
ОНИ ВЕСЬ МИР СПАСЛИ, ЗАКРЫВ ЕГО СОБОЮ...
Много солдат ушло на фронт из Кабанского района. Они воевали на всех фронтах, защищая свою землю, детей, жен, матерей. Из 150 молодых, здоровых парней, что ушли защищать Родину из небольшого села Елань девятерым выпала судьба принимать участие в обороне Сталинграда. Пусть навсегда останутся в памяти имена героев - Сталинградцев:
Елезов Афанасий Кириллович
Елезов Константин Иванович
Елезов Константин Иванович
Арефьев Федор Ефимович
Макаров Павел Гаврилович
Иванов Степан Дмитриевич
Залуцкий Петр Егорович
Залуцкий Петр Дмитриевич
Залуцкий Иван Константинович
Восемь человек отдали свои жизни за освобождение Родины от немецко-фашистских захватчиков. Лишь один - Залуцкий Иван Константинович вернулся из той Сталинградской мясорубки живым. Вернулся героем. Судьба его схожа со многими другими судьбами его поколения.
Судьба героя
Родился Иван Константинович 1 марта 1923 года в многодетной крестьянской семье.
У него было четверо братьев. Мать - Лепистинья Январьевна Залуцкая, отец - Цепилов Константин. Как и многие в те годы, он окончил 4 класса и пошел работать. Надо было помогать родителям растить младших братьев. 12-летний Иван с такими же, как он пацанами работал в колхозе. Боронил и пахал поля, пас коней, на острове, косил сено в Хараузе, заготавливал лес в Арбеке для отопления Кабанска.
С 1939 по 1941 гг. работал на строительстве дамбы, которая протянулась от Кабанского молокозавода до Бурлуса.
Когда грянула война, Ивана Константиновича и восьмерых его друзей призвали в армию. В апреле 1942 года их, молодых ребят отправили в Читинскую область. Там, на 77 разъезде формировался 185 артполк. Почти все ребята этого полка были из Кабанского района. Два месяца их учили держать в руках оружие, стрелять и выживать.
1 июля 1942 года полк отправили под Сталинград. Когда эшелон с новобранцами проходил мимо родного села, его сердце сжималось от тоски. Знакомые березки, поле - все это была его Родина, которую он ехал защищать. Улучив момент, Иван Константинович выбросил в открытую дверь свой вещмешок. Там была кружка, а в кружке - записка. В ней он сообщал, что едет под Сталинград, и просил родных не беспокоиться за него. Он обязательно вернется. Записка дошла до адресата. А его путь лежал дальше на запад.
Их полк вошел в легендарную 62 армию В. И. Чуйкова. Ту самую, которая, имела 6 стрелковых дивизий, танковую бригаду и 4 отдельных танковых батальона. Она обороняла 90-километровый участок от Клетской до Суровикино. Всего линия обороны представляла собой широкую 520-километровую полосу. С сентября 1942 года бойцы 62 армии стойко держались на узком клочке Сталинградской земли. И хоть район их обороны был не велик, он сыграл огромную роль в деле защиты Сталинграда, и в разгроме немцев в междуречье Волги и Дона.
-Когда к Сталинграду ехали, - вспоминал впоследствии Иван Константинович,- навстречу нам эшелон с фронтовиками попал, как раз от туда были. Они сказали, что нас на три дня не хватит. Много там наших полегло, но мы все-таки выстояли. В бой ехали с надеждой, воодушевлением. Потом не надолго поселился страх, затем почти все воины перестали уже обращать внимание на грохочущие орудия, дым, пламя, крики. Привыкли.
Залуцкий Иван Константинович в начале был наводчиком 45-мм орудия, затем командиром дальнобойного 76-мм орудия. Ему было присвоено звание сержанта.
Главная задача была - убрать врага и выжить. А смерть-то совсем рядом была. Однажды у меня напарника прямо у пушки убило.
Немцы вышли к Волге не только севернее Сталинграда, но и в трех местах в самом городе. Почти повсюду шли бои у самого берега; редко где от Волги до немцев оставалось 1.5км, чаще это расстояние измерялось сотнями метров. Понятие какой бы то ни было безопасности исчезло; простреливалось все пространство без исключения. Многие кварталы были целиком снесены артиллерийским огнем с обеих сторон. Неизвестно, чего больше лежало на этой земле, камня или металла.
Во время генерального наступления в кромешной тьме ноябрьской ночи, лязгая железом, ползли механизированные корпуса, утопая в снегу, медленно двигались машины, взрывались и ломались мосты, горели деревни, вспышки орудийных выстрелов смешались с заревом пожарищ.
На дорогах, среди полей черными пятнами лежали успевшие окостенеть за ночь мертвые тела. Проваливались в снег, нахлобучив ушанки, прикрываясь руками от ветра, шла по снежным полям пехота. На руках через сугробы, перетаскивали орудия, рубили сараи, настилали из досок и бревен временные мосты через овраги. На вооружений немцев были «Юнкерсы-87», те самые пикирующие бомбардировщики с воющими бомбами. На самом деле никаких воющих бомб не было; просто под плоскостями самолетов были устроены приспособления, которые издавали страшный вой, когда «Юнкерсы» пикировали. Это была просто психологическая атака.
Эти бои особенно и запомнились солдату. Не хватало оружия. На четверых была одна плащ палатка. Стояли сильные морозы, а приходилось подолгу лежать на земле, костры жечь было нельзя. Многие там гибли от пуль и простуды. А Ивану Константиновичу помогла выстоять сибирская закалка. По нескольку дней не могли привезти продовольствие и воду. Город выстоял только на русской храбрости. Прав был К. Симонов, когда сказал: «Тот, кто здесь был, никогда этого не забудет»
Еще долгих три года шел дорогами войны Иван Константинович. Участвовал в освобождении Польши. За подбитый под Варшавой танк он получил свой первый орден Славы, - Кабы не восстание поляков, мы бы Варшаву с ходу взяли. В Висле пришлось три дня простоять по горло в воде - утопить нас немец хотел. Потом был Берлин: - в 4 часа включили прожектора, ослепили немцев, да и сами под ногами ничего не видели. На улицах Берлина, так же как и в Сталинграде, бои юли за каждый дом. Здесь Иван Константинович получил второй орден Славы.
- Был случай, вспоминает Иван Константинович,- немец никак не давал реку перейти, бил страшно. А вот еще: мы как-то в садочке одном переночевать решили. Немец учуял, и давай бомбить. Одному во время бритья голову снесло. На войне чаще всего, где погиб, там и могила твоя. Война есть война, приходилось и не досыпать, и не доедать. По 15 километров по воде приходилось топать.
За проявленную в боях исключительную самоотверженность, отвагу и храбрость Иван Константинович был награжден орденами Отечественной войны 1-й и 11-й степени, Славы –П -й и Ш -й степени, медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».
Домой Иван Константинович вернулся только в 1947 году. Еще 2 года пришлось прослужить в Берлине. Молодежь пришлось учить. Впереди была мирная жизнь, работа в совхозе, семья. Иван Константинович ратно трудился и в мирное время, о чем говорят его награды «За доблестный труд», «За трудовое отличие».
Умер Иван Константинович 6 января 2006.года.



Приложенные файлы

  • doc zhurnist
    Размер файла: 43 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий