Виртуалная екскурсия по чекховским местам


Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение
средняя общеобразовательная школа № 38
Городской конкурс экскурсоводов «Великому земляку посвящается…»
Тема: Великие россияне в истории Таганрога.
Виртуальная экскурсия по чеховским местам города Таганрога.

Работу выполнил : Контарев Руслан,11 «Б» класс.
Руководитель: Контарева Светлана Анатольевна,
учитель русского языка и литературы.

СЛАЙД 3. ДОМИК ЧЕХОВА.
В невозвратное прошлое, отделенное от нас более чем столетием, ушло то время, когда в Таганроге жил Антон Павлович Чехов. Приметы, детали той далекой жизни все более и более меркнут, и нам все труднее и труднее, сопоставляя век нынешний и век минувший, находить черты и свидетельства того быта и той атмосферы, в которой жили ушедшие поколения. И все-таки попытаемся приблизить к нам прошлое, чтобы представить себе провинциальный русский город середины XIX века, расположенный на юге Российской империи,- город Таганрог, в котором в 1860 году родился великий русский писатель и в котором прошла почти половина его жизни.
В середине прошлого века этот дом на Полицейской улице со двором и прочими строениями принадлежал купцу Гнутову, а занимал его мелкий лавочник, бывший крепостной, Павел Егорович Чехов с женой Евгенией Яковлевной и двумя сыновьями - Александром и Николаем. Здесь в 1860 году 17 января родился у них третий сын, названный Антоном.
Отец - Павел Егорович Чехов был весьма интересной личностью. Он имел в Таганроге бакалейную лавку, будучи купцом 3-й гильдии, но занимался торговлей без особого рвения, больше уделяя внимание посещению церковных служб, пению и общественным делам.
Мать писателя, Евгения Яковлевна, была дочерью моршанского торговца сукном Морозова. В отличие от отца она обладала необыкновенно мягким, покладистым характером. Вечно занятая по хозяйству, она находила время сходить с детьми в театр, рассказать им о старине, а в нужную минуту и отвести от детей «карающую руку» разгневанного Павла Егоровича. Недаром писатель, осуждая отца за необычную строгость к членам своей семьи, отзывался о матери в самых теплых и ласковых словах. Антон Павлович Чехов впоследствии говорил, что «талант в нас со стороны отца, а душа - со стороны матери.
СЛАЙД 4.
В домике всего три комнаты. Самая большая из них, с четырьмя окнами, имеет площадь девять с половиной квадратных метров. У таганрогских мещан такая комната называлась «залой». Служила она и столовой, и гостиной, и рабочим кабинетом. Середину занимал раздвижной стол, вдоль стен стояло несколько венских стульев с плетеными сиденьями, а в углу под множеством икон и «неугасимой» лампадой - шкафчик-«угольник».
Говорят, что здесь и стояла конторка Павла Егоровича, за которой по вечерам он производил свои нехитрые подсчеты.
Сейчас в этой комнате собраны материалы о семье А. П. Чехова. Справа и слева от входа - портреты деда и бабки писателя. Между ними ранняя семейная фотография старшего поколения Чеховых: дед, бабка и их сыновья - Павел и Митрофан с женами.
Следующая комната была спальней родителей. Хорошо освещенная двумя окнами, она имеет две двери: в «залу» и детскую. Стояли здесь кровать и старинный комод со множеством ящичков, на нем зеркало и нехитрые туалетные принадлежности Евгении Яковлевны. Предполагают, что после рождения Антона дверь в детскую закрыли и возле нее поставили кроватку будущего писателя. Третья комната была детской. В ней стояла кровать, на которой спали старшие братья Александр и Николай.
В «красном» углу - иконы, перед ними лампада, а на столике свечи в бронзовых подсвечниках и евангелие. Над кроватью - картина «Кающаяся Магдалина», такая же, как та, что висела в доме Павла Егоровича. В простенках между окнами - две картины с украинскими пейзажами в старинных золоченых рамах, сохранившиеся из числа подлинных вещей Чеховых.
В маленькой кухне заканчивается осмотр домика. Бросается в глаза необычайная печь, какие уже давно не встречаются в Таганроге; называют ее полуукраинской, топить ее можно и «по-летнему», и «по-зимнему». В углу - полочка со старинными флягами, на столе медная посуда, распространенная в обиходе у таганрогских мещан. Низкий потолок, маленькое окно и глиняный, тщательно вымазанный пол создают атмосферу старины, бедности и аккуратности.
Хотя в музее мало подлинных мемориальных вещей, сам его внешний вид и обстановка комнат оставляют непередаваемое впечатление «чеховской» старины. И когда мы выходим во двор, где широко раскинулись тенистые ветви вишен, возникает чувство гордости за простого и великого русского человека, родившегося в маленьком домике на тихой улице провинциального городка и ставшего родным и близким миллионам людей на всей земле.
СЛАЙД 5
ЛАВКА ЧЕХОВА
В этот дом Чеховы перебрались в 1869 году, покинув свою прежнюю квартиру в доме Третьякова на Петровской (ныне ул. Ленина). Переезд был связан с торговыми интересами Павла Егоровича.
В отличие от скромного флигеля на бывшей Полицейской улице, этот большой двухэтажный дом, принадлежавший купцу И. Моисееву, неприметным не назовешь, хотя построен он по типовому проекту, характерному для середины XIX века. Чеховы прожили в нем с 1869 по 1874 гг. Фронтон дома Моисеева украсила большая черная вывеска с выведенной на ней сусальным золотом надписью: «Чай, сахар, кофе и другие колониальные товары», а немного ниже - вторая: «На вынос и распивочно». Последняя означала, что при лавке есть погребок с сантуринскими винами и неизбежной водкой. По сей день над дверями этого дома, расположенного на углу бывшей Монастырской улицы и Ярмарочного переулка, красуется надпись: «Чай, сахар, кофе и другие колониальные товары».
СЛАЙД 6
Открыв тяжелую дверь, сразу попадаешь в бакалейную лавку. Благодаря колоритному антуражу, моментально мысленно переносишься куда-то в конец XIX века.
Слайд 7
На втором этаже жила большая семья Чеховых. В просторной гостиной собирались родственники и знакомые, устраивались домашние спектакли, несомненным участником которых был юный Антон Чехов.
Пять лет жизни Антона Чехова, едва ли не самые тяжелые из всего детства, связаны с этим домом. Безграничная отцовская власть, резкие выходки этого талантливого, но ожесточенного жизнью человека надолго остались в памяти А. П. Чехова. Религиозный человек и страстный любитель церковного пения, Павел Егорович требовал от детей постоянного участия в бесконечных ночных спевках, проводившихся в его доме, а в праздники - участия в длинных церковных службах. Вернувшись домой, Павел Егорович затевал домашнее богомолье с пением. Брат Антона Павловича, Александр, вспоминал: «До третьего, и чуть ли не до четвертого класса гимназии тянул Антоша тяжелую лямку певчего в церковном хоре».
И все же больше всего огорчений приносила Антону Чехову лавка, роль мальчика-лавочника Антоша выполнял еще в доме Третьякова, но лавка в доме Моисеева заставила страдать мальчика много больше. Вот как вспоминает эти годы Александр Павлович Чехов:
«Антоша - ученик 1-го класса таганрогской гимназии - недавно пообедал и только что уселся за приготовление уроков к завтрашнему дню. Перед ним латинская грамматика Кюнера. Урок по латыни трудный: нужно сделать перевод и выучить слова. Потом - длинная история по закону божию. Придется просидеть за работой часа три. Зимний короткий день уже подходит к концу; на дворе почти темно, и перед Антошей мигает сальная свечка, с которой приходится то и дело снимать ножницами нагар.
Антоша обмакнул перо в чернильницу и приготовился писать перевод. Отворяется дверь, и в комнату входит отец Антоши, Павел Егорович, в шубе и глубоких кожаных калошах, руки его серо-синие от холода.
- Тово... - говорит Павел Егорович, - я сейчас уйду по делу, а ты, Антоша, ступай в лавку и смотри там хорошенько.
У мальчика навертываются на глаза слезы, и он начинает усиленно моргать веками.
- В лавке холодно, - возражает он, - а я и так озяб, пока шел из гимназии.
- Ничего... Оденься хорошенько - и не будет холодно.
- На завтра уроков много...
- Уроки выучишь в лавке... Ступай да смотри там хорошенько... Скорее!.. Не копайся!..
Антоша с ожесточением бросает перо, захлопывает Кюнера, напяливает на себя с горькими слезами ватное гимназическое пальто и кожаные рваные калоши и идет вслед за отцом в лавку. Лавка помещается тут же, в этом же доме. В ней невесело, а главное - ужасно холодно. У мальчиков-лавочников Андрюшки и Гаврюшки синие руки и красные носы. Они поминутно постукивают ногою об ноту и ежатся, и сутуловато жмутся от мороза.
- Садись за конторку! - приказывает Антоше отец и, перекрестившись несколько раз на икону, уходит.
Мальчик, не переставая плакать, заходит за прилавок, взбирается с ногами на ящик из-под казанского мыла, обращенный в сиденье перед конторкой, и досадно тычет без всякой надобности перо в чернильницу. Кончик пера натыкается на лед. Чернила замерзли. В лавке так холодно, как на улице, и на этом холоде Антоше придется просидеть по крайней мере часа три: он знает, что Павел Егорович ушел надолго... Он запихивает руки в рукава и съеживается так же, как и Андрюшка и Гаврюшка. О латинском переводе нечего и думать. Завтра - единица, а потом - строгий нагоняй от отца за дурную отметку...»
Буквально все дети Павла Егоровича испытывали на себе это каторжное «дежурство» в лавке в качестве «своего глаза», но Антоше доставалось больше других. В результате в табели появлялись единицы и двойки, которые Павел Егорович объяснял леностью и обычно говорил: «Если еще раз принесешь дурные отметки, я тебя выдеру, как Сидорову козу». Эта угроза не была пустыми словами. Тычки, подзатыльники и даже форменная порка были достаточно частыми явлениями в семье Чеховых.
Из-за непрерывных дежурств в лавке Антону Павловичу пришлось дважды оставаться на второй год - в третьем и пятом классах гимназии.
Но здесь же в лавке Антон Павлович имел возможность наблюдать немало типов, многие из которых попали на страницы его бессмертных произведений.
Слайд 8
ГРЕЧЕСКАЯ ШКОЛА.
Обучение грамоте началось еще в семье, когда мальчику не было и пяти лет. Первой учительницей Чехова была мать. Пользуясь грифельной доской и детскими счетами, она научила сына читать, писать и считать. Еще до поступления в школу маленький Антоша стал учиться иностранным языкам и музыке.
Когда Антоше Чехову исполнилось шесть лет, его отдали в греческую церковноприходскую школу.
Дом, занимаемый школой, находился на бывшей Греческой улице, рядом с Цареконстантиновской церковью, с которой была связана история приходской школы.
Когда Антона Чехова определили в греческую школу, Таганрог кишел иностранцами. В городе было много контор греков-миллионеров. Служба в такой конторе давала возможность сделать хорошую карьеру. Конторский служащий получал тысячу рублей в год. Многие мечтали о такой приличной плате. Мечтал и Павел Егорович Чехов. Ему хотелось так устроить жизнь своих сыновей, чтобы они не знали мытарств, выпавших ему в удел. Но чтобы стать конторским служащим, надо было знать иностранные языки и прежде всего новогреческий разговорный язык. Научиться же 'ему можно было, как казалось Павлу Егоровичу, только в греческой школе. Это основное соображение, которым руководствовался отец будущего писателя, решая школьную судьбу сына.
Было и другое соображение. Греческая школа готовила для церковного хора певчих, а Павел Егорович был большим любителем церковного пения. Он организовал самодеятельный хор, составленный из таганрогских кузнецов, которым сам управлял. Недостающих в этом хоре дискантов и альтов он пополнил своими сыновьями. Павел Егорович втайне надеялся, что греческая школа не только подготовит его мальчиков к конторской карьере, но и сделает их музыкально грамотными, квалифицированными певцами. Это, безусловно, входило и в материальные, и в эстетические замыслы Павла Егоровича.
Греческая школа была анекдотическим учебным заведением. Она состояла из шести классов, помещавшихся в одной комнате. Шестью рядами стояли длинные грязные парты. У каждого ряда - шест с черной табличкой наверху. На табличках - римские цифры от I до V. Это и были «классы». В приготовительном преподавалась греческая азбука, в последнем - пятом классе - греческий синтаксис и история Греции.
В школе обучалось около 7° учеников в возрасте от 6 до 20 лет. Занятия продолжались с 9 часов утра до 3 часов дня. Преподавание велось на греческом и отчасти на русском языках. В программу входили: греческий язык, закон божий, арифметика, счетоводство,, история, чистописание, пение, обучение считать на счетах. «Педагогический» персонал школы во времена учебы в ней Антоши Чехова состоял из двух лиц: Николая Спиридоновича Вучины (Вуцины) и его помощника Спиро Липуди. Оба эти «педагога» явились в Таганрог в качестве любителей легкой наживы. «Грек-учитель, - вспоминает брат Чехова, Александр Павлович, - был человек невежественный. Учительство выпало ему в удел, как совершенная случайность. Телесные наказания в школе считались узаконенным приемом».
Современники вспоминают, что обучение в школе представляло собой в общем комическую, но для учеников жуткую картину. Взбалмошный, невежественный Вучина заставлял детей долбить наизусть задаваемые уроки. За самые мелкие проступки бил учеников линейкой, ставил на колени на крупную соль, оставлял в классе «без обеда». Лучше обращался Вучина с детьми, родители которых подносили ему, помимо установленной платы за учение, подарки: вино, табак и различную снедь...
Ученики, обладавшие хорошими голосами, пели в хоре греческой церкви и по праздникам ходили по домам богатых греков исполнять духовные концерты и славословить хозяев, получая в награду сласти.
За хорошее поведение и знание уроков Вучина в конце учебного года награждал учеников «вравионами» - наградными листками, напечатанными золотом и скрепленными подписями и церковной печатью. Такие «вравионы» получали Антоша и Коля Чеховы: Антоша с надписью - «эпимелис», то есть прилежный, Коля - «эвсквис», то есть, благочестивый.
Но ми «прилежный», ни «благочестивый» ничему не научились в школе Вучины. Как вспоминал Александр Чехов, Антон Павлович «не научился далее читать по-гречески сколько-нибудь сносно...» Когда однажды, во время рождественских каникул, Павел Егорович хотел прихвастнуть перед гостями познаниями своих детей в греческом языке и заставил их читать греческий текст, то «Коля еще кое-как прочел по складам два слова, а Антоша не мог сделать даже и этого... Павел Егорович был поражен».
Сам писатель в беседе с братом Александром много позже говорил:
«Ты, однако же, несмотря на свои старые годы, все еще помнишь греческий язык. А вот я так совсем не знаю его, хотя тоже когда-то учился в греческой школе».
Пришлось перевести мальчиков в местную классическую гимназию. О двухлетнем пребывании писателя в греческой школе, по словам М. П. Чеховой, «в семейных воспоминаниях ничего достоверного, кроме всевозможных курьезов и анекдотов, не осталось».
СЛАЙД 9 .Таганрогская гимназия имени А.П. Чехова.
Октябрьская улица... Перед большим двухэтажным зданием, в цветочном партере, - скромный памятник писателю - бронзовый бюст А. П. Чехова. Бюст отлит рабочими котлостроителыного завода и принесен в дар школе имени Чехова. Он установлен в августе 1950 года.
Слева от школьного крыльца, на фасаде - мраморная мемориальная доска:
«В этом здании, в мужской гимназии,
с 23 августа 1868 г. по 15 июня 1879 г.
учился великий русский писатель
Антон Павлович Чехов».
Когда Чехов, после неудачной затеи отца с греческой школой, пришел в гимназию, в ней только что открылся восьмой класс. К гимназистам, помимо специально подобранных «футлярных» учителей, были приставлены душеприказчики - наставники и надзиратели, которые считали своей обязанностью отыскивать политически (неблагонадежных молодых людей. Они постоянно писали жалобы и доносы, фискалили окружному начальству и даже министру на своих коллег, сторонников передовых взглядов, а также гимназистов.
Антон Павлович Чехов провел в гимназии 11 лет. В первый класс он перешел из приготовительного в 1869 году. В третьем и пятом классах учился по два года. Это было вызвано материальными затруднениями родителей, которые не всегда вовремя могли вносить высокую плату за обучение, обязанностями помогать отцу в лавке, петь в хоре, посещать ремесленные курсы, чтобы уметь шить для себя и братьев одежду, и другими обстоятельствами.
В гимназии Чехов учился неровно. В аттестате зрелости сказано, что Антоном Чеховым проявлена «любознательность по всем предметам одинаковая...»
Хорошо учился он в «академии», как в шутку называли гимназисты приготовительный класс, особенно успевал в письменных работах и в конце года получил награду первой степени. В первых трех классах учился плохо. В третьем классе остался на второй год из-за математики и географии, в пятом-из-за двойки за письменную работу по греческому языку.
Слайд 10
В 1950 году, в дни 90-летия со дня рождения А. П. Чехова, в классной комнате, где Антон Павлович заканчивал курс гимназии, открылся музей истории школы.
Музей находится на втором этаже, в комнате № 31. На двери - табличка: «Музей истории Таганрогской средней школы № 2 имени А. П. Чехова». Тут же - мемориальная доска с надписью: «В этом классе в 1879 году учился А. П. Чехов».
СЛАЙД 11-12
Войдя в здание через парадный вход, в былые времена закрытый для воспитанников, попадаешь в просторный холл, в котором сразу обращаешь внимание на любопытное окошко в стене. В нем можно разглядеть стол и стул. Это карцер для нерадивых гимназистов, прогуливавших уроки, не выполнявших домашние задания, грубивших старшим и одевавшимся не по форме. Запереть туда могли на время от трех до восьми часов, а потом непременно сообщали о проступке родителям.
Драгоценными реликвиями являются хранящиеся в музее подлинные письма и фотографии великого писателя, его личные вещи, рукописи, рисунки, фотографии и автографы его родителей, братьев, сестры, друзей, учителей гимназии.
СЛАЙД 13-14. Центральная городская библиотека им. Чехова.
Городская библиотека открылась для общего пользования 23 мая 1876 года. В день открытия в ней числилось до 2150 книг. В 1878 году библиотека была переведена в другое помещение на главную улицу – Петровскую.
В этих двух зданиях библиотеки часто бывал гимназист А. П. Чехов. Нуждаясь в деньгах, он вынужден был вносить библиотечный залог (два рубля в год) не сразу, а по частям - в начале года и осенью. А. Дросся рассказывает: «Я помню, в воскресенье и праздничные дни мы спозаранку 'Собирались в городской библиотеке... и по нескольку часов кряду, забывая об обеде, просиживали там за чтением этих журналов («Будильник» и «Стрекоза». - П. К.), иногда разражаясь таким гомерических хохотом, что вызывали недовольное шиканье читающей публики».
Читал Антон Павлович много, серьезно; вначале о путешествиях, затем «Хижину дяди Тома» Бичер-Стоу, «Дон Кихот» Сервантеса, романы Тургенева, Гончарова, сочинения Белинского, Писарева, ДобролюбоваЕще гимназистом, посещая библиотеку, Антон Павлович смог убедиться, насколько скудны ее книжные фонды и бедны возможности. В 1890 г. Чехов послал в дар библиотеке первые три книги своих произведений - «Сказки Мельпомены», «В сумерках», «Невинные речи» и экземпляр пьесы «Власть тьмы» Л. Н. Толстого с авторской подписью. В связи с этим он писал: «Прошу городскую библиотеку принять от меня этот небольшой подарок, как со временем буду просить принять от меня все те книги с авторскими факсимиле, какие у меня теперь имеются и какие я собираю и сохраняю специально для библиотеки моего родного города». С этого времени начинается систематическая, постоянно возрастающая помощь великого писателя городской библиотеке.
Отправляя в 1895 году в Таганрог сразу 164 книги, Антон Павлович пишет городскому голове К. Е. Фоти: «Посылаю для городской библиотеки книги, в большинстве полученные мною от авторов, переводчиков или издателей. Многие из них, именно те, которые снабжены автографами, имеют для меня особенную ценность, и это обстоятельство объясняет, почему я решаюсь предлагать книги, которые, быть может, уже имеются в нашей библиотеке и не обогатят собою ее каталога. Прошу Вас принять их и разрешить мне и впредь присылать книги, причем в следующие разы я буду направлять свои посылки непосредственно в библиотеку». До самой смерти А. П. Чехов неустанно хлопотал о пополнении библиотеки.
Последнюю партию книг А. П. Чехов послал в Таганрог за месяц до смерти. 12 июня 1904 года он запрашивал из Баденвейлера Иорданова: «Будьте так добры, сообщите мне, получили ли Вы книжную посылку, отправленную мною из Москвы в первых числах июня? Я оставил книги в Москве с просьбой переслать их немедленно, а сам уехал».
После смерти А. П. Чехова городская дума на заседании 10 сентября 1904 года «по докладу городской управы постановила: 1) наименовать библиотеку: «Таганрогская городская библиотека имени Антона Павловича Чехова»; 2) устроить при библиотеке комнату имени А. П. Чехова».
СЛАЙД 15 .Драматический театр им. А.П.Чехова.
Проходя по улице Александровской, не знакомый с городом человек, может быть, и не обратит внимания на фасад Таганрогского драматического театра имени А. П. Чехова, мало чем отличающегося от других строений.
.СЛАЙД 16.
Здание театра было построено в 1866 году по проекту итальянского архитектора Лондерона. Небольшое по объему, оно отлично спланировано внутри, и зал его обладает великолепной акустикой. Уютный партер опоясывают ложи и галерея. С этой просторной галереи, билет на которую стоил 40 копеек серебром, смотрел гимназист Антон Чехов бессмертные пьесы Шекспира и Гоголя, Островского и Мольера, слушал музыку Мусоргского и Россини, Глинки и Верди.
Конечно, в репертуаре театра, в угоду непритязательным вкусам мещан, преобладали бессодержательные, пустые спектакли заграничного и русского происхождения, однако, как бы их ни было много, они не могли нейтрализовать огромного воспитательного воздействия шедевров мирового искусства.
Антон Чехов впервые попал в театр в 13 лет. Смотрел оперетту Ж.Офенбаха "Прекрасная Елена". С этого момента началось его увлечение театром.Так вспоминал об этом времени брат А.П.Чехова Иван Павлович: «Ходили мы в театр обыкновенно вдвоем. Билеты брали на галерку. Места в таганрогском театре были не нумерованные, и мы с Антоном Павловичем приходили часа за два до начала представления, что бы захватить первые места.В коридорах и на лестнице в это время бывало еще темно. Мы пробирались потихоньку наверх. Как сейчас помню последнюю лестницу, узкую, деревянную, какие бывают при входе на чердак, а в конце ее - двери на галерею, у которых мы, сидя на ступеньках, терпеливо ждали, когда нас наконец впустят. Понемногу набиралась публика.Наконец гремел звонок, дверь распахивалась, и мы с Антоном Павловичем неслись со всех ног, чтобы захватить места в первом ряду. За нами с криком гналась нетерпеливая толпа, и едва мы успевали занять места, как тотчас же остальная публика наваливалась на нас и самым жестоким образом прижимала к барьеру.До начала все же еще было далеко. Весь театр был совершенно пуст и не освещен. На всю громадную черную яму горел только один газовый рожок. И, помню, нестерпимо пахло газом.Задним рядам было трудно стоять без опоры, и они обыкновенно устраивались локтями на наших спинах и плечах. Кроме того, все зрители грызли подсолнухи. Бывало так тесно, что весь вечер так и не удавалось снять шуб. Но, несмотря на все эти неудобства, в антрактах мы не покидали своих мест, зная, что их тотчас же займут другие».
Первой пьесой Чехова, поставленной на таганрогской сцене была "Чайка". (1896)После провала в Александринском театре в Петербурге на сцене Таганрогского театра спектакль имел исключительный успех. При жизни А.П. Чехова на сцене театра были поставлены все его пьесы. В 1944 году театру было присвоено имя А.П.Чехова. 
СЛАЙД 17. Чеховские произведения на сцене таганрогского театра.
СЛАЙД 18.Адреса, связанные с именем писателя.
« РОДОВОЕ ГНЕЗДО» ЧЕХОВЫХ. Ул. Петровская, 49. ( Дом построен отцом писателя в 1874 году.) История «родового гнезда» Чеховых тесно связана с историей разорения отца писателя. Павел Егорович уезжает в Москву, спасаясь от кредиторов. В своих письмах из столицы отец наставляет детей: « ...живите хорошо, слушайтесь Мамашу неспорьтесь между собою, уважайте один другому и тогда для меня будет приятно. Если будуте жить хорошо я вас возьму в Москву. Тут есть много учебных заведений Гимназий. мамаша хочет переехать жить в Москву, и следовательно всем вместе лучше жить, и вы с ней приедите. А пока это все устроится, вы молчите никому неразглашайте, старайтесь издать экзамены по лучше и получить аттестаты может быть вы уже последний год в Таганрогской Гимназии учитесь. Повторяю, никому ничего не говорите об этом. Спасибо тебе Антоша за письмо и за то что ты хозяйничаешь в доме и ходишь за долгами, ...»  Вспоминал это тяжелое для семьи время и Михаил Павлович Чехов, младший из братьев: «Я отлично помню это время. Было ужасно жаркое лето; спать в комнатах не было никакой возможности, и поэтому мы устраивали в садике балаганы и в них ночевали. Будучи тогда гимназистом пятого класса, Антон спал под кущей посаженного им дикого виноградника и называл себя "Иовом под смоковницей". Вставали в этих шалашах очень рано, и, взявши с собой меня, Антон шел на базар покупать на целый день харчи. Однажды он купил живую утку и, пока шли домой, всю дорогу теребил ее чтобы она как можно больше кричала. - Пускай все знают, говорил он, - что и мы тоже кушаем уток».  После отъезда в Москву Евгении Яковлевны с детьми, Антон остается в Таганроге один. В переписке с родными, однажды, так оценивает свою таганрогскую жизнь: «Я здоров, а коли здоров, то, значит и жив; одна только у меня болезнь секретная, которая мучит меня, как зубная боль, - это безденежье. <...> У нас в Таганроге нет ничего нового, решительно ничего. Смертельная скука! <...> Если только кончу гимназию, то прилечу в Москву на крыльях, ...» ДОМ КУПЦА ДРОССИ. Ул. Фрунзе,22В доме по Николаевской улице (ныне Фрунзе) проживала семья Дросси. В этом доме часто бывал А.П.Чехов. Андрей и Мария Дросси были очень дружны с ним в гимназические годы. Их отец- Дмитрий Андреевич, купец, занимался торговлей хлебом.
В доме Дросси гимназисты ставили любительские спектакли. Вначале они проходили в гостиной, затем под сцену и небольшой зрительный зал приспособили большой пустующий амбар. Сохранились воспоминания Марии Дросси о том, как проходили эти спектакли: «Волнующие приготовления к спектаклю: зажигали "театральные" лампы, у которых часто лопались стекла. Занавес был из кретона, с наклеенными попугаями и жар-птицей. В буфетной комнате стояли два стенных шкафа, хранивших театральный гардероб и реквизит - старые шпоры, парики...» «Спектакли происходили в гостиной. Публике выдавались нумерованные билеты, белые - в партер, серые - на галерку (передняя). Чехов всегда заботился о том, чтобы вся прислуга приглашалась на спектакли. Приходили бывшие дворовые люди моей матери - любимая горничная Анна Федосеевна, <...>; повар Степан, который подобно Фирсу, называл старую барыню "барышней": "Барышня, посмотрите меню...»
ДОМ КУПЦА КОБЫЛИНА. Ул. Петровская, 49До конца 50х годов здесь располагались две постройки: каменный жилой полутороэтажный дом фасадом по переулку и большой высокий амбар по Петровской, из которого производилась оптовая торговля бакалей. Домовладение принадлежало купцу 1 гильдии потомственному почетному гражданину Таганрога Ивану Евстратьевичу Кобылину. В начале 60х гг. XIX в. Кобылин расширил свое домовладение и на месте амбара в 1862 г. выстроил каменный двухэтажный дом. На первом этаже размещались 4 магазина, в одном из которых торговал сам хозяин. Второй этаж с момента постройки сдавался А.Б.Боровому под гостиницу "Лондон" с рестораном и "оркестром музыки, состоящим из женского пола». Здесь с 1845 г. по 1857 г. служил приказчиком П.Е.Чехов. Вероятно, первое время по приезду в Таганрог он квартировал у Кобылина в этом же домовладении. 
ДОМ Ф.П. ПОКРОВСКОГО, выстроенный по проекту 1868 года, принадлежал протоиерею Успенского собора Федору Платоновичу Покровскому. Как отец-настоятель, он пользовался большой любовью прихожан. По свидетельству таганрожцев, очень красиво и оригинально проводил службу в церкви. "Это была опера, а не церковная служба. Он: умел красиво входить в храм: Его непременно встречали у входа дьякон и псаломщик в облачении, снимали с него верхнее платье, надевали епитрахиль, и он шел к алтарю с молитвой. Он имел красивый голос, и хор всегда аккомпанировал его голосу: Чтения в церкви о. Покровский не признавал. Все богослужение заключалось в красивом пении под его руководством" . Федор Платонович преподавал закон Божий в Таганрогской гимназии, когда в ней учился А.Чехов. Опытный педагог, человек широкой эрудиции, тонкого юмора, сразу завоевал любовь и симпатии гимназистов. "Он преподавал закон Божий очень оригинально: по-бытовому. Священную историю применял к жизни и на основании рассказов разводил целую мораль для гимназистов. Все евангельские тексты применял к жизни. И гимназисты его очень любили". На уроках Покровского учащиеся чувствовали себя свободно, раскованно. Здесь велись беседы о литературе, русской истории, современных событиях, при этом ученикам-иноверцам разрешалось остаться в классе. В гимназическом совете пользовался авторитетом и никому из гимназистов не отказывал в заступничестве перед другими учителями. Его заступничеством не раз пользовались Антон и Иван Чеховы . Знакомство Покровского с Чеховыми произошло, очевидно, в первый же год его пребывания в Таганроге. Чеховы были прихожанами соборной церкви, и, начиная с 1866 г., все дети П.Е.Чехова учились в городской гимназии. Гимназист А.Чехов с большим уважением относился к своему законоучителю, отличал его за образованность, ум, культурность. Шутливым прозвищем Антоша Чехонте, данным ему однажды на уроке закона Божия, начинающий писатель с осени 1879 г. подписывал свои произведения. Покровский оказал бесспорное влияние на становление личности Чехова, формирование его мировоззрения, сумел возбудить интерес к отечественной и зарубежной литературе, научил размышлять. В письме к дяде Ч. признавал, что "обязан о. протоиерею не только учению закону Божию, но и словесности, умению понимать живое слово и облекать его в живую форму. Бог знает, далее говорит Антоша, если бы не его влияние, то может быть, я и половины не имел бы того, что имею теперь".
СЛАЙД 19-20. ПАМЯТНИКИ ВЕЛИКОМУ ЗЕМЛЯКУ.
В 1934 году в связи с предстоящим 75-летием со дня рождения А. П. Чехова между Красным переулком и колоннадой бывшего Гостиного двора был разбит сквер, который получил имя великого писателя. После освобождения Таганрога от фашистов в июле 1944 года на заводе «Красный котельщик» был отлит из бронзы и установлен в сквере бюст А. П. Чехова.
Это место в старое время представляло собою часть Александровской площади (ныне Красная), на которой, как и теперь, находился так называемый Новый базар. Помещения бывшего Гостиного двора сдавались под лавки. Одну из них снимал Павел Егорович Чехов. А. Дросси вспоминает:
«Семья Чеховых проживала тогда в собственном доме на Конторской улице. Отец Антона Павловича Павел Егорович... открыл собственный магазин на Новом базаре, в котором часто можно было видеть будущего писателя, отвешивающего товары покупателям».
От лавки Павла Егоровича ныне сохранился лишь фасад, а остальная часть строения разрушена во время фашистской оккупации.
Антон Павлович гимназистом часто бывал на Новом базаре, куда его посылала мать за провизией к обеду. На базаре он присматривался к певчим птицам и голубям, покупал их или обменивал.
Эти впечатления отразились в одном из первых литературных опытов А. П. Чехова. В журнале «Досуг», издаваемом учениками гимназии, Антон Павлович поместил очерк «Сцена с натуры», действие которого происходит на Новом базаре.
В центре площади была расположена Митрофаниевская церковь. В ней, по словам Александра Чехова, «Антон Павлович на клиросе не раз писал бабам «за здравие» и «за упокой», и это записывание имен для поминовения послужило впоследствие темой рассказа «Канитель». По мнению Михаила Павловича, в рассказе «Певчие» также отразились наблюдения, сделанные Чеховым в этой церкви.
Бывшая Александровская площадь с Новым базаром была в глазах Антона Павловича своеобразным символом старого Таганрога. В l88y году он писал сестре: «... пробираясь через Новый базар, я мог убедиться, как грязен, пуст, ленив и скучен Таганрог».
Первые два тура конкурса на лучший проект памятника не дали желательных результатов.
В марте 1959 года в Таганроге была устроена последняя выставка проектов, предварительно рассмотренных в Москве.
Большинство таганрожцев, побывавших на выставке, высказалось за проект Рукавишни-кова. Автор изобразил писателя с книгой в руке, со взглядом, устремленным вперед, и улыбкой на лице. Чехов показан таким, каким он был в жизни, - большим оптимистом, верящим в прекрасное будущее человека. Расположение памятника не случайно: молодой Чехов "смотрит" на улицу, которая сегодня носит его имя, в его руках записная книжка.: На этой улице сохранился дом, где он родился, здесь жили люди, ставшие героями его произведений.
СЛАЙД 21-22. ПАМЯТНИКИ ЧЕХОВСКИМ ГЕРОЯМ.
Первый в России памятник животным: гусю, свинье, коту и собаке — героям рассказа А.П. Чехова "Каштанка" — установлен именно на родине великого писателя.
Автором скульптурной композиции «Египетская пирамида» является молодой скульптор Дмитрий Лындин , обратившийся к известнейшему эпизоду чеховского рассказа «Каштанка». «Египетской пирамидой» называется одна из фигур, которую изображают животные по просьбе дрессировщика. На спине свиньи стоит гусь, на гусе вытянулся на задних лапах кот. Рядом с «пирамидой» – легендарная Каштанка. Несмотря на то, что изначально скульптурная композиция адресована детям, ее уже приметили взрослые.
Скульптурные композиции по чеховским произведениям "Роман с контрабасом"и «Человек в футляре» установлены также в нашем любимом городе.
СЛАЙД 23. ДОМА, СВЯЗАННЫЕ С ПРОТОТИПАМИ ЧЕХОВСКИХ РАССКАЗОВ.
ДОМ ДЬЯКОНОВА. Ул. Чехова, 73Дом принадлежал инспектору Таганрогской мужской классической гимназии А.Ф.Дьяконову, преподававшему так же латынь в младших классах.
Дьяконова все считали все сухим, замкнутым человеком. В гимназии все его боялись. Это был сумрачный инспектор, педант, законник. Но педант, придававший значение только мелочам. Если брюки были недостаточно серы, Александр Федорович считал это величайшим преступлением и сажал преступника под арест. Если на Петровской улице он встречал ученика после захода солнца, то на другой день ученик выслушивал в течение часа обширную лекцию и оставался, кроме того, "без обеда".
« В прославленном рассказе «Человек в футляре» Чехов, по свидетельству очевидцев, изобразил инспектора Дьяконова. «Это была машина, которая ходила, говорила, действовала, исполняла циркуляры, - вспоминал Михаил Павлович Чехов. - Всю свою жизнь А.Ф.Дьяконов проходил в калошах даже в очень хорошую погоду и носил с собою зонтик». За мягкую неслышную походку его прозвали "Сороконожкой". Он не хотел причинять зло, он хотел только в точности исполнять все правила и предписания начальства »
СЛАЙД 24.
ДОМ ЛОБОДЫ. Ул. Александровская, 95.В 70-е годы 19 века домом владел таганрогский купец Иван Иванович Лобода, состоящий в родстве с семьей Чеховых. Сестра Лободы Марфа Ивановна была замужем за Иваном Яковлевичем Морозовым, дядей Антона Чехова по матери.  Не имеющий детей, Иван Лобода с симпатией относился к детям Павла Егоровича Чехова. Антон часто бывал в его доме, он очень любил свою тетушку Марфу Ивановну Морозову. С ней у будущего писателя сложились особые доверительные отношения. Так, не получив разрешения на посещение театра от гимназического начальства, мальчик "...шел к тетушке Марфе Ивановне, снимал у нее гимназический мундир, надевал штатское, нахлобучивал картуз дворника и, выбирая малоосвещенные переулки, пробирался к театру".
27 июля 37-летний брат И.И.Лободы Онуфрий женился на дочери священника Тимофеева. Свадьба состоялась в доме на Александровской улице. Среди гостей присутствовали Николай и Антон Чеховы.  "Стоял по-южному теплый вечер. В густой зелени, затемнившей и без того темную, неосвещенную улицу, дом Лободы сверкал праздничными огнями.<...> Из открытых окон на улицу, где собиралась большая толпа зевак, лилась музыка, слышался смех, веселый шум. Любопытные забирались даже на деревья, что бы видеть богатую свадьбу через окна. Торжество происходило на втором этаже. В обширном зале собралось много купцов, таможенных и других чиновников, приказчиков, священников, гимназических преподавателей. Говорили, что был даже какой-то генерал...  Позже, 10 ноября 1881 года, в ж. "Зритель" были напечатаны подписи Чехова к рисункам Н.П.Чехова "Свадебный сезон", где в шуточном виде изображена свадьба О.И.Лободы.
СЛАЙД 25-26. ДОМ ДОКТОРА ШЕДЕВИ.
Ул.Чехова, 76Дом выстроен во второй половине 19 века. С середины 1890-х годов принадлежал действительному статскому советнику Павлу Матвеевичу Шедеви, который, по предположению исследователей, стал одним из прототипов главного действующего лица в рассказе А.П.Чехова "Ионыч".( « По окончании университета с медицинским уклоном Павел Матвеевич в середине 1860-х годов начал работать земским врачом. Придерживался взглядов недавно созданной в России революционной организации "Народная воля", программа которой включала уничтожение самодержавия.Участие Павла Матвеевича во всех этих событиях носило пассивный характер и заключалось лишь в высказывании модных лозунгов и многочисленных бесполезных разговорах. В зрелом возрасте, лет уже под сорок с лишним, увлечение революционными идеями сменилось обывательской рутиной и, как утверждают некоторые, накопительством личного капитала... »(О. Гаврюшкин "Мари Вальяно и другие")
Многие детали указывают на то, что события описанные Чеховым, происходили в Таганроге, с его театром и библиотекой, клубом Коммерческого собрания, где часто устраивались балы: Здесь жили "умные, интересные, приятные семьи, с которыми можно завести знакомство".Есть в Таганроге и прекрасный городской сад, и старое кладбище, на воротах которого была надпись: "ГРЯДЕТ ЧАС, В ОНЬ ЖЕ ВСИ СУЩИЕ ВО ГРОБЯХ УСЛЫШАТ ГЛАС СЫНА БОЖИЯ". Среди старых захоронений этого кладбища сохранилась могила, в которой покоится прах купца Ф.Д.Катапули. Склеп с белым ангелом наверху сегодня почти совсем разрушен. В рассказе Катенька назначает доктору Старцеву свидание на кладбище у памятника Деметти.
СЛАЙД 27.
Мечты таганрогского юноши были довольно скромны и малопритязательны: окончить университет по медицинскому факультету, стать дельным врачом и, если удастся, по стопам старшего брата попробовать свои литературные силы в юмористических журналах. Он еще не знал, что ему предстоит говорить в родной литературе в полный свой голос и его негромкий, смущающийся басок расслышат люди не только в самых дальних концах России, но и на других континентах. Говорить с читателями не годы, не десятилетия, а, пожалуй, века. Говорить, если припомнить гимназические уроки латыни, urbi et orbi - родному городу и всему миру.
СЛАЙД 28–30. КАРТА МАРШРУТА ВИРТУАЛЬНОЙ ЭКСКУРСИИ ПО ЧЕХОВСКИМ МЕСТАМ г. ТАГАНРОГА.

Приложенные файлы


Добавить комментарий