Влияние ситуации развода родителей на псикхоемоционалное развитие ребенка


Статья
«Влияние ситуации развода родителей на психоэмоциональное развитие ребенка»
Последние десятилетия зарубежные и отечественные ученые активно занимаются исследованием данной проблемы.
Известный психоаналитик Юдифь Валлерштейн на основе своего пятнадцатилетнего наблюдения за определенной группой детей, переживших развод родителей, утверждает, что продолжение агрессивных разногласий между родителями порождает у детей не только мучительный “конфликт лояльности”, но, прежде всего, это складывается печальным образом на их отношении на своей собственной персоне. Ребенок, становясь взрослым, продолжает чувствовать себя нежеланным, своего рода несчастным случаем, плодом ненависти, а не любви. Такие дети не любят себя, не находят радости в жизни и не видят в ней смысла, вплоть до того, что их посещают мысли о самоистреблении.
Валлерштейн отмечает, что, прежде всего, несмотря на разрыв супружеских отношений, родители должны предпринять все возможное, чтобы дать ребенку возможность поддерживать добрые отношения с ними обоими. “Они должны также приложить все силы и мужество, чтобы побыстрее избавиться от своих собственных страданий. Заботясь о своем собственном душевном благополучии, родители заботятся и о душевном благополучии детей, поскольку тогда они в состоянии гораздо успешнее выступать в своей родительской роли”. Чрезвычайно важно то, что родители должны научиться отличать свои собственные потребности от потребностей детей. Поэтому матери не мешало бы задаться вопросом, а хотелось бы мне самой на месте ребенка, чтобы мой папа навсегда исчез из моей жизни? Поэтому родители должны быть в состоянии извиниться перед своим ребенком за развод, вне зависимости от его обстоятельств. И родители должны вселить в детей уверенность, что с настоящего момента они будут предпринимать все, что в их силах, чтобы облегчить детям их страдания. И ребенок должен знать, что он имеет право продолжать любить обоих родителей. Родители должны помочь детям пережить боль разлуки. Дети должны быть своевременно и подробно проинформированы о предстоящих событиях и им должно быть позволено, проявить свои эмоции, потому, что с одной стороны, проявление горя уже в большой степени облегчает само горе, а с другой - ведь утешить человека можно лишь тогда, когда он показывает, что он нуждается в утешении.
Австрийский психоаналитик Гельмут Фигдор является одним из ведущих специалистов в области проблем развода, он рассматривает трудности детей не оторвано от душевной жизни родителей, а видит весь комплекс взаимосвязанных переживаний и ставит своей задачей помочь одновременно тем и другим. Он убежден, что хорошее самочувствие детей неразрывно с хорошим самочувствием родителей.
Обширный опыт привел Фигдора к заключению, если ребенок поддерживает хорошие отношения с обоими родителями, шансы благополучного развития его психики значительно возрастают. Важна не столько частота встреч, сколько доброта и доверие. Для того у ребенка должна быть свобода, т.е. родители должны стараться поддерживать отношения друг с другом, чтобы не обременять детей своими конфликтами и не требовать от них так называемой “верности”. Иначе ребенок живет среди двух огней, когда хорошие отношения с мамой зачеркивают его отношения с отцом, и наоборот.
Фигдор считает, что такие сложные условия развития до, во время и после развода повышают вероятность нарушения развития и способствуют предрасположенности к будущим невротическим заболеваниям. Дети, пережившие развод родителей, продолжают страдать и много лет спустя, уже став взрослыми. И если родителям удается создать приемлемые условия для развития ребенка, то шансы его будущего здоровья возрастают.
Фигдор обращает внимание на еще очень значимую проблему, которую влечет за собой развод. Это то, что бывшие дети развода в большинстве случаев стремятся к счастливому браку и не повторять ошибки своих родителей. Однако сталкиваются с рядом трудностей, помех, и они часто терпят крах, прежде всего потому, что им неизвестна модель нормального функционирующего партнерства.
Эвелин Сюллеро – известный французский социолог, автор трудов по проблемам демографии, семьи и женского движения. Одна из ее последних книг “Каков отец? Каков сын?” посвящена роли отца в семье и его участию в воспитании детей после развода родителей. Сюллеро выступает в защиту отцов, что разрушение патриархальной системе отношений между мужчиной и женщиной, изменение “соотношения сил” в семье привели к тому, что монопольная власть мужчины в семье сменилось властью женщины, которая фактически стала “главным родителем” в то время как мужчина перешел на вторые роли. Ни к чему хорошему это не привело. Когда женщина в семье “побеждает” мужчину, за это расплачивается ребенок, считает Сюллеро.
В обществе распространено мнение, что психоэмоциональное благополучие ребенка возможно только рядом с матерью. В глазах общества любовь отца внушает меньше доверия и менее трогательна, чем любовь матери. Сюллеро подчеркивает, что функция отца отличается от материнской: отец дает ребенку свое имя, являет собой модель того, кем станет мальчик, когда вырастет. Ребенок, выросший без отца и лишенный социальных ориентиров, которые обычно мужчина передает потомкам, более склонен к совершению импульсивных, необдуманных действий.
Некоторые эксперты полагают, что после развода родителей на смену биологическому отцовству может прийти духовное. Они считают, что “настоящий отец – тот, который любит”.
Сюллеро считает, что любой взрослый способен полюбить не своего ребенка, находя его очаровательным, умным или забавным. “Я никогда не устану повторять, что у ребенка – один биологический отец на всю жизнь, и никто не может изменить этой реальности. Между родным отцом и ребенком, независимо от любви, всегда существует нечто другое – более сильное и менее сентиментальное. Это глубинная связь, привязанность, действующая на глубоком – физическом, архаическом уровне. Ее когда-то называли “кровной”.
Психоаналитик Анри Биллер, в результате многолетних наблюдений пришел к выводу, что мальчики, не имевшие рядом с собой отца в первые два года жизни “находятся в менее выгодной ситуации для формирования их личности, чем те, которые лишились отца в более старшем возрасте. Они недоверчивы, не так активны и изобретательны”. Биллер утверждает, что отец занимается ребенком иначе, чем мать. Его отличают от матери не только запах, голос, прикосновение (“колючие щеки”), но и то, как он обнимает ребенка, игры, которые он придумывает: подбрасывая ребенка в воздух, сажая на плечи, качая его, заставляя ощутить движение, пространство. И если мальчик никогда не получал от отца подобных физических знаков привязанности, это может привести к появлению у него страхов и даже тяги к гомосексуальности. Сыновья, не получившие должной отеческой опеки, по мнению Анри Биллера:
неуверенны в себе;
испытывают трудности с определением моральных ценностей, взятием на себя ответственности, развитием чувства долга и принятием на себя обязанность по отношению к ближним;
им тяжело дается подчинение и уважение к авторитетам, а также завоевание собственного авторитета;
у них чаще развиваются психологические комплексы, которые в худшем случае могут привести к алкоголизму, токсикомании, правонарушениям;
чаще, чем сыновья, имеющие отцов, проявляют склонность к гомосексуализму
Доктор Валют из Квебекского университета пишет: ”Отсутствие отца и стереотипа мужского поведения у ребенка объясняет трудности в его поведении, связанные с утверждением принадлежности к мужскому полу”.
По данным американских исследователей, дети разведенных родителей составляют группу повышенного риска. До пяти лет они чаще испытывают страх, смущение, склонны к самообвинению, им свойственна бедность в выражении чувств. В шесть лет и далее они часто становятся стеснительными, их охватывает чувство одиночества, покинутости. В последствии эти чувства усиливаются с каждым изменением, происходящим в жизни ребенка, подпитываются озлобленностью. Для многих детей, разлученных с отцами, юношеский возраст является периодом повышенного риска. Для молодых людей из неполных семей, уже совершивших правонарушение по достижении двадцати одного года, намного превышает процент правонарушителей из полных семей. Девушки, живущие только с матерями, гораздо раньше и намного чаще вступают в интимные отношения с мужчинами, чем те, что живут с обоими родителями. Они чаще нарушают запреты матери: курить, пить алкогольные напитки и т. д.
Итак, многие зарубежные исследователи сходятся в едином мнении: отец играет большую роль в социальной адаптации ребенка, особенно сына, и наоборот – его отсутствие может повлиять на возникновение у ребенка девиантного поведения. Исходя из этого, ученые говорят о необходимости участия отца в воспитании ребенка после развода.
Что думают по данной проблеме отечественные ученые?
Отечественный философ Зацепин В.И. считает, что неполная семья, при всей жертвенности и хронических условиях матери не может обеспечить полноценных условий социализации ребенка. Под которой психологи понимают весь процесс вхождения его в социальную среду, приспособление к ней, освоение социальных ролей и функций. Процесс социализации ребенка из неполной семьи усложняется и деформируется.
В неполной семье мать стремится своим влиянием, своей любовью, своей заботой компенсировать то, что, по ее мнению дети не получают из-за отсутствия отца. По отношению к детям такая мать занимает опекающую, охранительную контролирующую инициативу ребенка позицию. А это способствует формированию эмоционально ранимой, безынициативной, несамостоятельной, поддающейся внешним влияниям, “извне управляемой” эгоистической личности. Нельзя забывать и о влиянии внешней среды. Ребенок из неполной семьи чаще оказывается объектом нравственно – психологического давления со стороны детей из благополучных семей, что ведет к формированию чувства неполноценности, агрессивности.
Формирование личности ребенка еще более осложняется в том случае, если он был свидетелем или участником семейных конфликтов и скандалов, которые привели его родителей к разводу. Сохраняющаяся привязанность к отцу при враждебном отношении к нему, матери стать причиной раздвоения психической жизни ребенка, его личности.
Отсутствие мужчины в семье особенно деформирует процесс социализации мальчиков, для которых в ней не оказывается естественной социальной модели для подражания.
Еще сложнее социализации детей происходит там, где мать настойчиво пытается “устроить” свою судьбу. В семье часто появляются новые “дяди”. Некоторые из них поселяются в квартире, перестраивают на свой лад их семейный быт, требует от ребенка определенного отношения к себе, а потом уходят. Их место занимают другие, и все начинается сначала. Ребенок заброшен, он чувствует себя никому не нужным.
Хоментаускас Т.Г. говорит о том, что многие родители из благих соображений считают, что любая полная семья для ребенка лучше, чем развод. И такая позиция представляет собой достаточно распространенное заблуждение. Иногда она обосновывается теми исследованиями, в которых показаны недостатки социального приспособления детей из разведенных семей, выявлены: повышенная нервная раздражительность, эмоциональные проблемы у детей после развода. Конечно, так тоже бывает, но считать причиной бед растущего ребенка то, что его родители разведены, и теоретически, и жизненно неоправданно.
По мнению Хоментаускаса Т.Г. ссоры, частые разногласия между родителями, их конфликтные отношения более пагубно действуют на ребенка, чем сам развод и последующая жизнь с одним из родителей. На это особо обратили внимание психологи, которые показали, что наибольший вред детям приносит не сам развод, а ссоры между супругами, предшествующие расторжению брака. Ребенок чутко воспринимает межличностною дистанцию, образовавшуюся вследствие их ссор. Ребенок чувствует психологический дискомфорт, но не видит, в чем его причина, не знает средств, как избежать таких негативных переживаний. При этом они чрезвычайно чутки к изменению эмоциональной атмосфере в семье и склонны ее изменения связывать либо с происходящими внешними событиями, либо с собственным поведением.
Конечно же, часто истинная причина ссор родителей остается ребенку неизвестной.
Не находя удовлетворительного объяснения разногласиям между родителями, дети часто воспринимают в качестве их причины самих себя. Конечно, ребенок, определяющий причину ссоры как следствие собственной “плохости”, испытывает сильное чувство вины, что еще углубляет и без того тяжелое эмоциональное состояние и может стать причиной серьезных психических травм.
Развод, по мнению Хоментаускаса Т.Г., самый простой, но далеко не самый лучший вариант. Во-первых, расторжение семейных связей травмирует и супругов и детей. Дети привыкли и любят обоих, им необходимы и отец, и мать. Во-вторых, сам факт развода не снимает раздраженности, неудовлетворенности у супругов. Часто, даже наоборот: неудовлетворенность, отягощенная чувством одиночества, повышается. Таким образом, негативное эмоциональное состояние, возникающее из-за переменных личностных проблем, часто продолжает свое существование в каждой “половинке” семьи. В таких случаях усугубляется соответствующее влияние на детей. Если раньше неудовлетворенность, раздраженность частично “разряжались” в супружеских отношениях, то теперь они могут быть целиком обращены на ребенка.
Случается так, что мать или отец пытаются “вышибить” из ребенка любые признаки бывшего супруга, они тем самым еще более осложняют и так очень психологически сложное положение ребенка после развода, делают его еще более шатким – ребенок теряет еще одну точку опоры: под угрозу ставится положительный образ, или его элементы, недостающего родителя. Поступая так, разведенные родители сильнее увеличивают риск психологического “срыва” ребенка.
Хоментаускас утверждает, что помочь ребенку часто просто невозможно без коррекции отношений бывших супругов.
Захаров А.И. в своей книге “Дневные и ночные страхи у детей” говорит о том, что на количество страхов оказывает влияние состав семьи. У девочек и мальчиков старшего дошкольного возраста часто страхов заметно выше в неполных семьях, что подчеркивает особую чувствительность этого возраста к разрыву отношений между родителями.
Именно в пять – семь лет дети в наибольшей степени стремятся идентифицировать себя с родителями того же пояса, то есть мальчики хотят быть во всем похожими на наиболее авторитетного для них в эти годы отца как представителя мужского пола, а девочки на свою мать, что придает им уверенность в общении со сверстниками своего пола. Если у мальчиков отсутствие отца и защиты с его стороны, как и чрезмерно опекающее, замещающее отношение матери, ведет к несамостоятельности, инфантильности и страхам, то у девочек нарастание страхов зависит, скорее, от самого факта общения с беспокойной, лишенной опоры матери. Девочки более эмоционально ранимы, чем мальчики, воспринимают отношения в семье. При конфликтной ситуации в семье девочки чаще, чем мальчики отказываются выбирать роль родителя того же пола в воображаемой игре “Семье”, предпочитая оставаться сами собой. Мать может надолго потерять свой авторитет у дочери.
Заслуживает внимание обнаружение у детей – дошкольников из конфликтных семей более частых страхов перед животными (у девочек), стихий, заболеваний, заражением и смертью, а также страхов кошмарных снов (у мальчиков).
Все эти страхи являются своеобразными эмоциональными откликами на конфликтные отношения родителей.
Захаров Л.И. в своем труде “Происхождение детских неврозов и психотерапии” рассмотрел влияние неполной семьи на возникновение неврозов у детей. Исследование показывает, что у мальчиков – дошкольников в неполных семьях достоверно чаще встречаются: капризность и истеричность, в поведении беспричинное упрямство и негативизм, онанизм, тики. У девочек в неполных семьях достоверно более частым будет заикание.
При неврозах у детей, как уже намечалось, развод у родителей происходит достоверно чаще, когда он встречается в прародительской семье и один из супругов жил в детстве в неполной семье.
Захаров заметил, что средний возраст матери при разводе – тридцать лет. При этом она обычно имеет детей дошкольного возраста.
Инициатором развода, считает он, почти всегда является мать, часто неудовлетворимая мягким характером отца, его “неумение жить” или повышенной возбудимости, эгоцентризм, стремлением доминировать, а также отсутствием поддержки в психологически сложные периоды жизни (нарождение ребенка и т. д.). Значительно меньшую роль играет алкоголизм, который встречается, скорее, как исключение, а не, как правило, в семье, где дети больны неврозом.
Существенно, что развод отмечается достоверно чаще, если дети походят внешне на отца. У мальчиков это “роковое” обстоятельство выражено в большей степени, чем у девочек. Найденная закономерность означает большую нетерпимость матерей к общим с отцами чертам у детей в случае предшествующих конфликтных отношений в семье. Но и после развода мальчик остается с матерью, которая ревниво относится к его встречам с отцом, испытывает по отношению к сыну постоянное чувство эмоциональной неудовлетворенности и недовольства.
Больше всего неполных семей у детей с истерическим неврозом, у мальчиков достоверно чаще, чем при остальных клинических формах неврозов.
Истерический невроз у мальчиков в немалой мере следствие отсутствия мужского влияния и недостаточной эмоциональной отзывчивости со стороны матери.
Ситуация развода может быть драматичной для девочек, если они привязаны к отцам и имеют много общего с ними. Возникающие реактивные наслоения нередко усугубляются беспокойством по поводу возможной потери матери, т.е. тревогой одиночества и социальной изоляции. Нередко девочки и мальчики, похожие на отца не отпускают мать от себя, испытывая каждый раз острое беспокойство при ее уходе. Им кажется, что мать может не вернуться, что с ней может что-то случиться. Нарастает общая боязливость, усиливаются страхи, идущие из более раннего возраста, и частым диагнозом в этом случае будут: невроз страха и истерический невроз, нередко перерастающие в подростковом возрасте в невроз навязчивых состояний.
Результаты исследований показали, что неврозы возникают у детей не до, а после развода, у мальчиков – в среднем спустя два года, у девочек – около года. Возникновение невроза у мальчиков более чем у девочек, отодвинуто по времени от момента разрыва отношений между родителями. Соответственно, невроз у мальчиков в большей степени обусловлен уже появившейся после развода конфликтной ситуацией во взаимоотношениях с матерью, крайностями ее отношения.
Спиваковская А.С. пишет: ”Если развод необходим родителям, то он необходим и ребенку, поскольку после развода появляется возможность гармонизации жизни каждого из супругов. В семье, где постоянно царит напряжение, бесконечно воспроизводятся конфликты, ребенок чувствует себя вдвойне несчастным. Вместе с тем необходимо помнить, что для ребенка даже самый оправданный развод может стать сильнейшим потрясением, вызвать неблагополучные последствия, проявление которых иногда продолжаются значительное время”.
Спиваковская А.С. считает, что правильному поведению с ребенком во время развода помогает хороший контакт с ним. Если мать всегда заботилась о взаимопонимании со своим ребенком, если внушила ему чувство любви, то развод, всякая иная жизненная трудность может повлиять на правильное развитие, но, наоборот, стать средством укрепления личности ребенка, утвердить все позитивные стороны его души.
Спиваковская А.С. в своем труде описывает трудности воспитания ребенка после развода. ”Трудность воспитания, прежде всего, связана с тем, что при относительно редких встречах ушедшему родителю из семьи трудно видеть изменения, происходящие с ребенком, трудно поддерживать глубокий душевный контакт с ребенком”. И все же, несмотря на это, она утверждает, что родители “на выходные дни” могут обеспечить ребенку такое же полноценное воспитание, могут вызвать в детях чувство глубокой любви м уважения. Первым условием правильного воспитания она считает, согласованность и обдуманность действий взрослых. Если тот родитель, с которым живет ребенок, будет постоянно внушать, что отец или мать его бросили, что он им безразличен, контакту будет нанесен непоправимый ущерб.
Ушедшему из семьи супругу Спиваковская А.С. советует, несмотря на отдаленность ребенка, постараться жить его заботами, быть искренне заинтересованным в его детской жизни. Такой неподдельный интерес поможет родителю найти правильные формы организации встреч с ребенком. “Это может быть и запланированный поход в театр, но обязательно с подготовкой к нему. Можно просто погулять, беседуя на интересующие ребенка темы”.
Нартова – Бочавер С.К. в своей книге “Ребенок в карусели развода” пишет: “Развод родителей – всегда травма для ребенка. Сколько бы ни прошло лет, даже взрослые называют развод родителей одним из самых тяжелых воспоминаний детства. Развод для ребенка – разрушение среды обитания. Переживания детей в ситуации развода родителей изменяются в диапазоне от вялой депрессии, апатии до резкого негативизма и демонстрирования несогласия с мнением родителей”.
Нартова – Бочавер С.К. считает одним из самых ближайших последствий послеразводного стресса для детей – нарушение их адаптации к повседневной жизни. А также указывает на существование дальних последствий, касающихся глубоких изменений личности ребенка, представлений о любви и верности, о том, какой должна быть семья.
Таким образом, зарубежные и отечественные ученые единодушно признают, что развод родителей для ребенка в большинстве случаев – психотравмирующая ситуация, которая оказывает негативное влияние и мешает в дальнейшем полноценному психоэмоциональному и социальному развитию личности ребенка. Но если ребенок поддерживает хорошие отношения с обоими родителями, шансы благополучного развития значительно возрастают. А также ученые подчеркивают значимость участия отца в воспитании ребенка после развода.
Используемая литература:
Аронс К. Развод: крах или новая жизнь? Пер. с англ. – М.: Мирт: фирма «Настя», 1995.
Балакирев В.П. Отрицательные переживания у детей //Журнал практического психолога. 1996 .-№1.
Буянов М.И. Ребенку нужна родительская любовь. – М.: Знание, 1984.
Видра Д. Помощь разведенным родителям и их детям: от трагедии к надежде. – М., 2000.
Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. – М., 1998.
Захаров А.И. Психология семейного конфликта. – СПб., 2001.
Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей . -М., 2007.
Фигдор Г. Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой.- М., 1995.
Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка.- М., 1989.
Ребенок в карусели развода / С.К. Нартова-Бочавер,М.И. Несмеянова, Н.В. Малярова, Е.А.Мухортова. . –– М.: Дрофа, 2001.
Солодников В. Анатомия развода // Семья и школа. - 1988. - № 10.
Спиваковская А.С. Как быть родителями.- М., 1986.
Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов: комплексная психология. Коррекция. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998.
Спиваковская А.С. Психотерапия игра, детство, семья. – М., 2000.
Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2001.
Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция / В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.Н. Меблинг. – М.: Изд-во МГУ,1990.
Юницкий В.А. Психология детской потери. (Обзор зарубежных исследователей) // Вестник МГУ.- М., 1991.

Приложенные файлы


Добавить комментарий