Влияние теленовостей на оценку политического лидера

Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Самарский государственный педагогический университет
Факультет психологии



Кафедра социальной психологии



Влияние теленовостей
на оценку личности политического лидера
студентами гуманитарных ВУЗов



Дипломная работа студентки 6 курса факультета психологии Перьковой О.Г.

Научный руководитель:
Кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и прикладной психологии Ихсанова С.Г.



Работа допущена к защите
______________________________________
Работа защищена на заседании
Государственной Аттестационной Комиссии
« _____ » _______________________ 2006 г.
с оценкой « __________________________ »
Председатель ГАК _____________________
______________________________________


Самара 2006
Содержание.

13 TOC \o "1-3" \h \z \t "Приложение;2" 1413 LINK \l "_Toc131351613" 14Вступление. 13 PAGEREF _Toc131351613 \h 1431515
13 LINK \l "_Toc131351614" 14Часть I. Теоретический анализ феномена общественного мнения и факторов его формирования. 13 PAGEREF _Toc131351614 \h 1451515
13 LINK \l "_Toc131351615" 14Глава 1. Понятие общественного мнения и общественной оценки. 13 PAGEREF _Toc131351615 \h 1451515
13 LINK \l "_Toc131351616" 141.1. Общественное мнение как уровень общественного сознания. 13 PAGEREF _Toc131351616 \h 1451515
13 LINK \l "_Toc131351617" 141.2. Способы манипуляции общественные мнением 13 PAGEREF _Toc131351617 \h 14111515
13 LINK \l "_Toc131351618" 141.3. Общественная оценка. 13 PAGEREF _Toc131351618 \h 14211515
13 LINK \l "_Toc131351619" 14Глава 2. Факторы формирования общественного мнения. 13 PAGEREF _Toc131351619 \h 14251515
13 LINK \l "_Toc131351620" 142.1. Роль СМИ в процессе формирования общественного сознания в современном информационном обществе . 13 PAGEREF _Toc131351620 \h 14251515
13 LINK \l "_Toc131351621" 142.2. Законы формирования общественного мнения. 13 PAGEREF _Toc131351621 \h 14271515
13 LINK \l "_Toc131351622" 142.3. Слухи или мифы как фактор формирования общественного мнения. 13 PAGEREF _Toc131351622 \h 14301515
13 LINK \l "_Toc131351623" 14Глава 3. Телевидение как инструмент воздействия на общественное сознание. 13 PAGEREF _Toc131351623 \h 14361515
13 LINK \l "_Toc131351624" 143.1. Эмоциональная сторона воздействия СМИ. 13 PAGEREF _Toc131351624 \h 14361515
13 LINK \l "_Toc131351625" 143.2. Информационные войны СМИ против общества. 13 PAGEREF _Toc131351625 \h 14401515
13 LINK \l "_Toc131351626" 14Глава 4. Политическое лидерство как социально-психологический феномен. 13 PAGEREF _Toc131351626 \h 14441515
13 LINK \l "_Toc131351627" 14Часть II. Экспериментальное исследование теленовостей как фактора социально-психологического воздействия. 13 PAGEREF _Toc131351627 \h 14531515
13 LINK \l "_Toc131351628" 142.1. Описание процедуры и методов исследования. 13 PAGEREF _Toc131351628 \h 14531515
13 LINK \l "_Toc131351629" 142.2. Основные результаты. 13 PAGEREF _Toc131351629 \h 14551515
13 LINK \l "_Toc131351630" 142.3. Обсуждение и анализ результатов. 13 PAGEREF _Toc131351630 \h 14591515
13 LINK \l "_Toc131351631" 14Выводы. 13 PAGEREF _Toc131351631 \h 14631515
13 LINK \l "_Toc131351632" 14Заключение. 13 PAGEREF _Toc131351632 \h 14641515
13 LINK \l "_Toc131351633" 14Приложение А. 13 PAGEREF _Toc131351633 \h 14671515
13 LINK \l "_Toc131351634" 14Приложение Б. 13 PAGEREF _Toc131351634 \h 14681515
13 LINK \l "_Toc131351635" 14Приложение В. 13 PAGEREF _Toc131351635 \h 14691515
13 LINK \l "_Toc131351636" 14Приложение Г. 13 PAGEREF _Toc131351636 \h 14701515
13 LINK \l "_Toc131351637" 14Приложение Д. 13 PAGEREF _Toc131351637 \h 14711515
13 LINK \l "_Toc131351638" 14Приложение Е. 13 PAGEREF _Toc131351638 \h 14721515
13 LINK \l "_Toc131351639" 14Приложение Ж. 13 PAGEREF _Toc131351639 \h 14731515
13 LINK \l "_Toc131351640" 14Приложение З. 13 PAGEREF _Toc131351640 \h 14741515
13 LINK \l "_Toc131351641" 14Приложение И. 13 PAGEREF _Toc131351641 \h 14751515
13 LINK \l "_Toc131351642" 14Литература. 13 PAGEREF _Toc131351642 \h 14761515
15
Вступление.
Влияние – это процесс взаимодействия между людьми. Оно является психологической основой лидерства. Чтобы стать лидером и оставаться им, человеку мало обладать потенциальной властью, надо пользоваться ей, постоянно оказывать влияние на других людей, навязывать им свою волю и проводить через них свои решения, превращать этих других в своих последователей. Говоря, о лидерстве, подразумеваются не все виды влияния, которые может оказывать на человека другой человек или группа, а прежде всего, так называемое несимметричное влияние, которое возникает, когда один человек влияет на другого значительно сильнее. Причём, в случае лидерских отношений тот, кто влияет – субъект влияния – является фиксированным лицом, и его влияние сохраняется на протяжении длительного периода времени.
Опосредствованный характер отношений лидера с последователями ведёт к тому, что одним из главных и наиболее эффективных средств воздействия лидера на публику становится коммуникация. Очень часто последователи имеют дело не со своими личными и непосредственными впечатлениями от лидера, его деятельности и его жизни, а каждый раз с рассказом о лидере, с сообщением, подготовленным специально для восприятия другими лицами, содержащим определённую точку зрения и составленным - сознательно или бессознательно - с целью повлиять на получателя этого сообщения. Материалом сообщения может быть всё, что угодно.
Телевидение иногда называют четвертой властью. Оно вошло в каждый дом, аудитория его миллион телезрителей. То, что видят люди с экрана своих телевизоров, влияет на их мнение и оценку. В свете всего этого влияние теленовостей на оценку личности политического лидера нельзя не переоценить. Как говорит политический деятель, что он делает, как выглядит, как улыбается, какие носит очки – это та мозаика, из которой складывается его образ, а телевидение тиражируют его. Портрет, создаваемый с помощью телекамеры, может нравиться зрителю, может быть отвергнут им – всё зависит от умения и желания тех, кто стоит по другую сторону экрана.
В свете усиливающейся роли телевидения на социум, тема нашего дипломного следования представляется нам весьма актуальной, тем более что еще мало изучена.
Объектом нашего исследования является социальная оценка личности.
Предметом – социальная оценка личности политического лидера под влиянием теленовостей.
Целью своей работы мы видим описание взаимосвязи общественной оценки личности политического лидера и содержание видеосюжетов в информационных программах ТВ.
Задачи работы:
Проанализировать психологическую литературу по проблемам массового сознания, общественной оценки, политического лидерства и влияния СМИ на социальную оценку личности.
Подобрать психологический инструмент, адекватный заявленной цели.
Сформировать выборку, отвечающую цели исследования.
Организовать и провести сбор эмпирических данных.
Проанализировать и обобщить полученные результаты.
Мы хотим показать, что негативная и позитивная информация по-разному влияет на социальную оценку личности политика. В соответствии с этим, выдвигаем гипотезу: Социальная оценка личности политического лидера колеблется в зависимости от негативной и позитивной информации.
Мы протестировали и вовлекли в эксперимент 53 человека. Это были молодые люди от 18-ти до 35-ти лет - студенты очного и заочного отделений психологического факультета Самарского государственного педагогического университета.
Методикой проведения исследования была выбрано проведение личностного дифференциала на базе методики Осгуда.
По своей структуре работа разбита на две части. Первая, теоретическая, состоит из четырех глав. Первая посвящена анализу феномена общественного мнения и факторам его формирования. Во второй мы обозначиваем понятие общественного мнения и общественной оценки как таковых. Третья глава рассматривает телевидение как инструмент воздействия на общественное сознание. Политическое лидерство как социально-психологический феномен – предмет изучения в четвертой главе.
Вторая же часть дипломной работы – практическая. В ней описывается экспериментальное исследование теленовостей как фактора социального воздействия. Подробно изложены процедура и методы исследования, основные результаты этой практической работы. Во второй части мы подтверждаем гипотезу, обсуждаем и анализируем полученные результаты и делаем выводы.
Часть I. Теоретический анализ феномена общественного мнения и факторов его формирования.
Глава 1. Понятие общественного мнения и общественной оценки.
1.1. Общественное мнение как уровень общественного сознания.
Под общественным сознанием мы понимаем некое среднее значение индивидуальных сознаний, формируемое с учетом различного их веса при воздействии на сознание других людей.
Толковый словарь дает такое определение: сознание – человеческая способность к воспроизведению действительности в мышлении; психическая деятельность как отражение действительности.
Общественное бытие – это способ производства материальных благ и те отношения, в которые вступают люди в процессе этого производства и которые определяют все другие стороны жизни общества [6,С.124].
Общественное сознание – совокупность взглядов, идей, теорий, в которых отражается природа, материальная жизнь общества и вся система общественных отношений [6, С.125].
Марксистско-ленинская философия рассматривает общественное сознание в непосредственной связи с общественным бытием. ОБЩЕСТВЕННОЕ БЫТИЕ И ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ - две стороны, материальная и духовная, жизни общества, находящиеся между собой в определенной взаимосвязи и взаимодействии. Общественное сознание есть не что иное, как «осознанное бытие», т. е. отражение в духовной жизни людей их общественного бытия. Первую формулировку этого положения, подводящего под науку об обществе твердое научное основание, дали Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии»: «...люди, развивающие свое материальное производство и свое материальное общение (т. е. производственные отношения), изменяют вместе с этой своей действительностью также свое мышление и продукты своего мышления. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание» [50, С.20]. Марксизм показал также, что взаимоотношения общественного и общественного сознания сложны, подвижны и развиваются вместе с развитием и усложнением общественной жизни. Если на первых ступенях истории общественное сознание формируется как непосредственное порождение материальных отношений людей и как бы «вплетено» в материальную деятельность, то в дальнейшем, с расчленением общества на классы, возникновением политики, права, политической борьбы, общественное бытие воздействует определяющим образом на сознание людей через множество промежуточных звеньев, каковыми являются государство и государственный строй, правовые и политические отношения и т. п. Общественное сознание обладает сложной внутренней структурой, изучение которой имеет методологическое значение для анализа его различных образований с учетом их специфики, социальных функций и т. п. В самом общем виде в структуре общественного сознания выделяют его уровни и формы. Уровнями общественного сознания являются “обыденное, эмпирическое сознание, непосредственно вырастающее из повседневных условий жизни масс, отдельных социальных групп” [39, C.70], и научно-теоретическое сознание, включающее идеологию как духовное выражение коренных интересов общественных классов. Формы общественного сознания представляют собой различные способы духовного освоения действительности и включают политическое и правовое сознание, мораль, религию, искусство, науку, философию. Общественному сознанию и его многообразным формам, при всей их зависимости от общественного бытия, присуща относительная самостоятельность. Последняя выражается в том, что изменения в материальной жизни общества никогда не создают заново продукты общественного сознания, ибо научные, философские, художественные и прочие идеи зависят от накопленного ранее мыслительного материала и подчиняются определенной внутренней логике своего развития. Кроме того, изменения в материальных отношениях не могут вызывать мгновенного, автоматического изменения общественного сознания, т. к. духовным представлениям людей свойственна значительная сила инерции, только борьба между новыми и старыми идеями приводит закономерно к победе тех, которые вызываются решающими потребностями изменившейся материальной жизни, нового бытия. В то же время необходимо видеть и учитывать большую роль общественного сознания и его воздействия на развитие самого общественного бытия. Абсолютное противопоставление этих двух сторон жизни людей действительно лишь в рамках основного вопроса о том, что первично и что вторично. За пределами этого вопроса такое абсолютное противопоставление теряет смысл, а в те или иные периоды при зрелости материальных предпосылок общественных преобразований и при создании соответствующих социальных форм для подготовки этих предпосылок роль общественного сознания может стать и становится решающей, хотя и тогда оно, в конечном счете, определяется и обусловлено общественным бытием. Диалектико-материалистическое решение вопроса в отношении общественного бытия и общественного сознания и их природы имеет большое методологическое значение, помогает научно ставить и практически решать проблемы общественной жизни.
Массовое сознание – «один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения. Это особый, специфический вид общественного сознания, свойственный значительным неструктурированным множествам людей («массам»)» [№28; С.34]. Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако оно несводимо к ним. Это новое качество, возникающее из совпадения отдельных фрагментов психологии деструктурированных по каким-то причинам «классических» групп. В силу недостаточной специфичности источников своего появления и неопределенности самого своего носителя массовое сознание в основном носит обыденный характер.
С содержательной точки зрения, в массовом сознании запечатлены знания, представления, нормы, ценности и образцы поведения, разделяемые какой-либо возникающей по тем или иным обстоятельствам совокупностью индивидов – массой. Они вырабатываются в процессе общения людей между собой и совместного восприятия ими социально-политической информации (скажем, в ходе политического митинга). Согласно такому взгляду, массовое сознание отличает, во-первых, общесоциальная, а не только групповая типичность всех образующих его компонентов. Во-вторых, его отличает их общесоциальное признание, санкционированность той или иной достаточно массовой общностью. В этом смысле массовое сознание представляет собой надындивидуальное и надгрупповое по содержанию, но индивидуальное по форме функционирования сознание. Хотя массовое сознание и реализуется в массе индивидуальных сознаний, но оно не совпадает, с точки зрения содержания, с каждым из них в отдельности, с индивидуальным сознанием как таковым. Для зарождения и функционирования массового сознания совершенно не обязательна совместная деятельность членов общности («массы»), что традиционно принято считать обязательным для появления группового сознания.
Содержание массового сознания может быть определено практически, как бесконечное, если попытаться предвосхитить все возможные варианты возникновения тех или иных значительных масс людей в рамках, как отдельного общества, так и человеческой истории в целом.
По структуре, массовое сознание включает основной (первичный), эмоционально-действенный, и вторичный, рациональный уровни. В основе массового сознания обычно лежит яркое эмоциональное переживание некой социальной проблемы, вызывающей всеобщую озабоченность. Это может быть война, революция, масштабный экономический кризис и т. д. Крайняя степень переживания проблемы выступает как системообразующий фактор массового сознания. Такое переживание, проявляясь в сильных эмоциях или чувствах, заслоняет собой все другие, привычные правила жизни – групповые нормы, ценности и образцы поведения. Оно порождает потребность в немедленных действиях – потому и определяется как эмоционально-чувственная основа (иногда – как «ядро») массового сознания. Когда объявляется война, например, у части людей (как раз и формирующей данную массу) возникает состояние своеобразной аномии, разрушения в сознании привычных норм поведения.
На основе «ядерного», базисного эмоционально-действенного уровня постепенно образуется более рациональный уровень. Он включает различные когнитивные компоненты – прежде всего, общедоступные знания, массово обсуждаемую и разделяемую информацию.
По своему психологическому составу рациональный уровень массового сознания включает в себя более статичные (типа оценок и ожиданий, ценностей и «общих ориентации») и более динамичные (типа массовых мнений и настроений) компоненты.
Внутри рационального уровня различаются три основных блока. Во-первых, это блок социальных ожиданий людей и оценок ими своих возможностей влиять на общественную систему в целях реализации имеющихся ожиданий. Во-вторых, различается блок быстро меняющихся мнений и, особенно, настроений людей – прежде всего, связанных с оценками ими текущего положения, правительства, лидеров, конкретных социально-политических акций и т. д. В-третьих, выделяется блок социально-политических ценностей, лежащих уже в основе достаточно осознанного политико-идеологического выбора (например, ценности справедливости, демократии, равенства, стабильности, порядка и т. д., или противоположные им). Эти ценности определяют итоговое отношение массового сознания к происходящему.
Рациональный уровень массового сознания, как правило, представляет собой отражение распространяемых через слухи или официальные средства массовой информации «массово необходимых» сведений.
Действенным проявлением массового сознания является массовое поведение, однако не всякое, а в основном стихийное – неорганизованное, но одинаковое и относительно необычное внегрупповое поведение больших масс людей, ситуативное и временное, связанное с особыми обстоятельствами. Примерами стихийного массового поведения являются, например, стихийная массовая агрессия в периоды войн и политических потрясений или, напротив, стихийная массовая паника, связанная с поражениями в войнах и восстаниях.
В первую очередь массовое поведение зависит от того, какой из двух основных уровней (эмоционально-действенный или рациональный) возобладает в массовом сознании. В зависимости от этого оно будет более или менее стихийным или управляемым. Во вторую очередь оно зависит от эффективности (объема и качества) самого внешнего воздействия, оказываемого на массовое сознание. В принципе, до определенных моментов массовое сознание (и, соответственно, поведение массы) обычно податливо по отношению к внешним воздействиям.
В качестве возможных критериев для более практической типологии массового сознания исследователями предлагались не только содержательно-аналитические, но и оценочно-политические критерии. Например, как уже отмечалось, российскими политиками в начале XX века выделялись такие разновидности массового политического сознания, как сознание «просвещенное» и «темное», «прогрессивное» и «реакционное», «удовлетворенное» и «неудовлетворенное». Позднее учеными и политиками подразделялись варианты, находящиеся в различных отношениях к официальным позициям, структурам власти и символам пропаганды (скажем, «критическое» или, напротив, «конформистское» массовое сознание).
Однако все такие попытки создания типологии затрагивали лишь частные аспекты тех или иных проявлений конкретных вариантов массового сознания, тогда как в действительности оно представляет собой не плоскостное, а объемное, многомерное образование. В связи с этим оно может быть описано лишь в пространственной системе координат, т. е. «путем одновременного построения нескольких взаимодополняющих типологий и использования не одного, а нескольких коррелятивных параметров, позволяющих в совокупности высветить моделируемое массовое сознание под разными углами и построить, за счет этого, его наиболее адекватную, в частности, сферическую модель» [№26; С205].
Оценка и дифференциация содержания массового сознания, в обобщенном виде, возможна на основе совокупности трех основных характеристик. Во-первых, наличный (средний) уровень развития сознания масс в обществе. Он включает не только когнитивные элементы (объем знаний и суждений, способности суждения масс о тех или иных социально-политических явлениях и процессах), но и направленность чувств и фантазий, способности эмоционально реагировать на окружающую действительность. Во-вторых, диапазон и направленность потребностей, интересов, а также запросов, отличающих условия жизни масс в обществе. Наконец, в-третьих, диапазон информации, в массовом масштабе циркулирующей в обществе, в том числе специально направляемой на массовое сознание через многочисленные каналы воспитательных и образовательных институтов и средства массовой информации.
Главная трудность анализа генезиса и процессов функционирования массового сознания заключается в том, что описать эти явления можно только на достаточно конкретном уровне, постоянно имея в виду конкретные особенности субъекта массового сознания, его содержание, условия возникновения, испытываемые влияния и т. д. Одновременно описание должно быть основано на достаточно фундаментальном аналитическом уровне. Решение данной задачи связывается с рассмотрением различных макроформ, в которых существует, функционирует и развивается массовое сознание – типа массовых настроений и, отчасти, общественного мнения. Такие макроформы служат своеобразными «ядрами» тех или иных «полей» массового сознания. «Поля» же эти состоят из широких совокупностей разнообразных образов, знаний, мнений, волевых импульсов, чувств, верований и т. п. Такие «ядра» связывают различные компоненты массового сознания в некое единое, относительно самостоятельное целое и тем самым обеспечивают его социально-политическое функционирование.
В качестве макроформ массового сознания в определенные периоды развития выступают общественное мнение и массовые настроения. Общественное мнение – состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение той или иной общности, или совокупности общностей, к происходящим событиям и бытующим явлениям. Общественное мнение выступает в экспрессивной, контрольной, консультативной и директивной функциях. То есть оно занимает определенную позицию, дает совет или выносит решение по тем или иным проблемам. В зависимости от содержания высказываний общественное мнение выражается в оценочных, аналитических, конструктивных или подчас деструктивных суждениях. Обычно общественное мнение регулирует поведение людей, социальных групп и политических институтов в обществе, вырабатывая или ассимилируя (заимствуя из сферы науки, идеологии, религии и т. п.) и насаждая определенные нормы общественных отношений. В зависимости от знака высказываний общественное мнение выступает в виде позитивных или негативных суждений.
Общественное мнение действует практически во всех сферах жизни общества. Вместе с тем границы его суждений достаточно определенны. В качестве объекта высказываний выступают лишь те факты и события действительности, которые вызывают общественный интерес, отличаются значимостью и актуальностью. Если в стабильные периоды развития субъект общественного мнения обычно четко ограничен рамками принадлежности к тем или иным группам, то кризисное политическое развитие разрушает эти рамки.
Тогда общественное мнение способно обобщить те или иные индивидуальные и групповые мнения, нивелировать характерные для них специфические различия и образовать тем самым массу людей, придерживающихся единого, теперь уже в широком смысле, общественного мнения. Такое массовое общественное мнение и становится макроформой массового сознания. В качестве более или менее стихийного поведения оно проявляется в более легитимных (выборы органов власти, референдумы, средства массовой информации, социологические опросы и т. д.) или менее легитимных (митинги, манифестации, акции протеста, восстания и т. д.) формах.
1.2. Способы манипуляции общественные мнением
Общественное мнение - совокупность индивидуальных мнений, отношений, и, возможно, верований определённой группы людей, чаще употребляется в отношении населения определённого государства либо его территориальной единицы.
Общественное мнение состояние [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], заключающее в себе отношение (скрытое или явное) людей к событиям и фактам [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (событиям и фактам экономики, политики, культуры, общественной жизни), к деятельности различных групп и отдельных личностей [52; С.231].
Философский словарь так трактует понятие общественного мнения.
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ один из способов существования и проявления массового сознания, в котором выражается реальное отношение большинства народа, класса, социальной группы к фактам, событиям, явлениям и процессам действительности, затрагивающим их потребности и интересы [54, С.205]. Формирование и развитие общественного мнения происходит как целенаправленно – в результате воздействия политических организаций и социальных институтов и учреждений на сознание масс, так и стихийно – под непосредственным влиянием жизненных обстоятельств, социального опыта и традиций. К числу признаков конкретного общественного мнения относят его распространенность, интенсивность. В отличие от общественного настроения оно более стабильно, яснее в своей содержательной основе. Общественное мнение – не механическая сумма отдельных мнений, а результат их взаимообмена, обогащения, взаимопроникновения, своего рода концентрированное выражение коллективного разума. Будучи органическим единством рациональных, эмоциональных и волевых элементов, общественное мнение может проявляться на трех уровнях: как духовное отношение (через оценочные суждения), как духовно-практическое отношение (через эмоционально-волевые побуждения, стремления, намерения и т. п.) и как практическое отношение (через массовые действия и поступки). Сила авторитета общественного мнения обусловлен его опорой на большинство. Если к тому же это большинство стоит на правильной точке зрения, то общественное мнение оказывается зрелой позицией большинства, что доказывает его социальную значимость, практическую действенность.
Антагонистические противоречия, глубокие классовые различия, манипуляция сознанием масс значительно ослабляют действенность их общественного мнения, его функциональные возможности. В отдельных случаях временное сглаживание этих противоречий под влиянием националистических, шовинистических и т. п. настроений может приводить к слиянию двух типов общественного мнения, но впоследствии их непримиримость заявляет о себе вновь. В условиях социализма общественное мнение является одной из движущих сил общественного развития, эффективным средством социального контроля, регулирования поведения и практической деятельности широких масс, неотъемлемым элементом социалистического самоуправления народа. Повышение социальной значимости и управленческой ценности общественное мнение обусловлено здесь возрастанием роли трудящихся в историческом процессе, их активности во всех сферах жизнедеятельности общества, повышением уровня их образованности, культуры, информированности. По мере совершенствования, достижения нового качественного состояния социалистического общества общественное мнение все в большей степени приобретает общенародный характер.
Общественное мнение выступает в экспрессивной, контрольной, консультативной и директивной функциях – занимает определённую позицию, даёт совет или выносит решение по тем или иным общественным проблемам. В зависимости от содержания высказываний общественное мнение выражается в оценочных, аналитических, конструктивных суждениях. Общественное мнение регулирует поведение [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в обществе, вырабатывая или ассимилируя (заимствуя из сферы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и т.д.) и насаждая определённые [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Наконец, в зависимости от знака высказываний общественное мнение выступает в виде позитивных или негативных суждений.
Общественное мнение действует практически во всех сферах жизни [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Вместе с тем границы его суждений достаточно определённы. В качестве объекта высказываний общественности выступают лишь те факты и события действительности, которые вызывают общественный интерес, отличаются значимостью и актуальностью.
Общественное мнение действует как в рамках общества в целом, так и в рамках различных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В этом смысле можно говорить не только об общественном мнении всей страны, но и об общественном мнении, например, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] или [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], лиц одной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], работников данного [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], членов данной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и т.п. Применительно к названным [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] носителем ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) общественного мнения может выступать как общность в целом, так и любые составляющие ее образования ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) – независимо от содержания их суждений, от того, высказываются ли они «за» или «против», образуют ли они «большинство» или «меньшинство». В соответствии с этим по своей структуре общественное мнение может быть монистичным, единодушным и плюралистичным, состоящим из ряда не совпадающих друг с другом точек зрения.
В каждом конкретном случае содержание и другие характеристики общественного мнения (степень однородности, знак высказываний и другие) определяются рядом факторов – структурой (прежде всего социальной) высказывающейся общности, степенью совпадения интересов входящих в неё различных групп, характером обсуждаемого вопроса и т.п. Процессы формирования и функционирования общественное мнение могут протекать стихийно, независимо от деятельности тех или иных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], но чаще всего они являются результатом целенаправленного действия разного рода государственных учреждений, политических организаций, научных и др. центров.
Складывающееся на различных по глубине уровнях общественного сознания – на уровне теоретического знания ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и на уровне [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], отражающее разнообразные интересы различных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], общественное мнение может быть в большей или меньшей степени истинным или ложным, адекватным или иллюзорным.
В развитом обществе привычными каналами (и формами) выражения общественного мнения являются: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], участие масс в законодательной и исполнительной деятельности, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и иные [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и пр. Наряду с этим широкое распространение имеют также и высказывания, вызываемые политическим, исследовательским и т.п. интересом и принимающие форму [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], массовых обсуждений каких-либо проблем, совещаний специалистов, выборочных опросов населения и т.д.
Активность функционирования и фактическое значение общественного мнения в жизни общества определяются существующими социальными условиями всеобщими, связанными с характером [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], уровнем развития [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и т.п., и специфическими, связанными с развитостью демократических институтов и свобод, в первую очередь свободы выражения мнений [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Огромное значение имеют и гарантии действенности общественного мнения.
В современном обществе общественное мнение формируется в первую очередь под влиянием источников информации и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и используется господствующими классами в системе идеологического управления, в том числе в качестве средства манипулирования сознанием людей. Общественное мнение – активный субъект государственного и общественного управления, включенный непосредственно в процесс принятия решений [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Эта исторически новая роль общественного мнения усиливается по мере дальнейшего развития общества, в связи с изменениями экономических, социальных, политических, технических и др. условий функционирования общественного мнения и находит своё выражение в усложнении функций общественного мнения, расширении границ проблем, о которых судит общественность, возрастании степени глубины и компетентности высказываний общественного мнения и т.д.
Общественное мнение в его современном значении впервые появляется в конце XIX века в работе французского социолога Ж. Г. Тарда «Общественное мнение и толпа» [41, С.34]. Общественность (не общество, как принято в российской литературе из-за путаницы в переводе работы Тарда, где «public» означает не толпу, публику, то есть все общество, а общественность как носитель «public opinion», общественного мнения) рассматривается как совокупность людей, потребляющих одну и ту же информацию и вырабатывающих во многом совпадающие мнения и оценки, то есть общественное мнение мнение общности, группы людей, основанное на принятии либо отрицании одинокого поданной и эмоционально окрашенной информации [41, С.97].
Общественное мнение складывается из широко распространённой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], как-то: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], равно как и из [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В формировании общественного мнения большую роль играют [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), в частности: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
На общественное мнение влияют мнения людей, признаваемых обществом авторитетными и компетентными, личный опыт людей.
Инструментами воздействия на общественное мнение со стороны [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] являются [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [38; С.250].
   Итак, под общественным мнением понимается то, что люди думают по тому или иному поводу. Выясняется общественное мнение путем опросов, включая опросы по социологически разработанным методам, а также путем выслушивания и чтения того, что люди говорят и пишут независимо от специальных опросов. Но ограничиваться сказанным в отношении общественного мнения как элемента гражданского общества было бы крайне недостаточно.      Не все, что на уме у людей, входит в общественное мнение, а только некоторая часть думаемого, от которой зависит судьба отдельных общественно значимых явлений (решений правительства, карьеры политиков, книг, фильмов и т. п.). Общественное мнение не является полностью стихийным. Оно формируется и манипулируется какими-то силами общества. Оно используется в чьих-то расчетах, то есть играет роль фактора социальной борьбы. Оно не есть всего лишь сумма мнений отдельных людей. Оно есть результат взаимной информации и обмена мнениями, то есть нечто единое, согласованное. Оно действует не автоматически одним лишь фактом публичности. Оно имеет механизм своего формирования и влияния на ход событий. В наше время решающая роль в этом механизме принадлежит масс-медиа. Само исследование общественного мнения в конкретных случаях есть элемент механизма его формирования, а предание гласности результатов исследования есть элемент механизма его воздействия на общество в желаемом для кого-то духе. Общественное мнение вообще не существует как таковое (то есть именно как мнение общественное!) вне механизма его формирования и публичного обнаружения. Если оно не обнаруживает себя публично, оно остается мнением множества разрозненных индивидов и не превращается в мнение какой-то общественной группы или каких-то масс населения как целого.
Каков бы ни был механизм общественного мнения и как бы оно ни использовалось, оно есть элемент гражданского общества. Последнее не обязательно должно быть в оппозиции к правительству и другим элементам западнизма. Оно может одобрять и поддерживать их. Оно плюралистично как по многообразию частей, так и по многообразию и изменчивости позиций.
На сегодняшний день российское общество трудно назвать гражданским, потому что в нем не соблюдаются принципы демократического государства. Аудитория СМИ мало включена в политический процесс, политические решения принимает государственная верхушка и общественное мнение часто используется как фактор давления на массы. Большинство представителей общества не считают своё мнение решающим и остаются пассивными.
Манипулирование осуществляется с помощью методов подсознательного стимулирования, когда отношение аудитории к тем или иным явлениям окружающей среды формируется с помощью стандартизованных упрощённых представлений (стереотипов, имиджей, мифов, слухов), которые внедряются в поток "организованных" новостей, автоматически вызывая в массовом сознании отрицательную, либо положительную реакцию на конкретное событие. Задачи СМИ в процессе убеждения – создать прочное, устойчивое отношение к данному явлению, не только формирование убеждений, но и побуждение к действию, воспитание привычек.
На протяжении всей истории человечества можно различать различные примеры внушения. Благодаря своей биологической природе человек подвержен внушению, подражательности и заразительности. Некоторые психологи утверждают, что подверженность внушению - постоянная участь человека. Но механизмы внушения не всегда работают одинаково. На различных этапах своего развития общество может быть более или менее склонно к внушению. Существует мнение, что в обществе, развивающемся по законам демократии, эффективнее действуют механизмы логического убеждения. В условии тирании, диктатуры, монархии народ, не привыкший к мыслительной деятельности, наиболее подвержен внушению. Установки молодого поколения в гитлеровской германии были изменены в течение 5 - 8 лет, в Советском Союзе в течение 10 лет (с 1931 по 1941 год). Различные приемы, применяемые в целях манипуляции, отрабатывались в Германии во время первой мировой войны. Например, в радиопередачах использовались приемы звукового воздействия, искусственно усиливающего агрессивные переживания толпы. Все речи Гитлера сопровождались музыкой из опер Вагнера. Тяжелая, сложная музыка оказывала гнетущее впечатление на слушателей, создавала ощущение надвигающейся военной машины. Использовался также прием "эффект заражения " людей в толпе особым эмоциональным состоянием. Трансляция по радио парадов, маршей, митингов проводилась для нагнетания массового психоза. Согласно механизму поведения в толпе, человек становится частью массы, попадает под власть страстей.
Одним из примеров является механизм создания «образа врага», в основе которого заложена идея дегуманизации. Враг должен быть непохожим (другой национальности), он агрессивен, от него нужно защищаться. Нужно внедрять только плохую информацию о враге и создавать преграды для информации, несущей положительную оценку. Например, этот метод описан в книге Л. Лайдбарджира «Психологическая война». Немцы в войне с французами посылали фальшивые письма из разных городов, раскрывающие о том, что их (французских солдат) жены прелюбодействовали, и что они заболели венерическими заболеваниями. В пропаганде времен вьетнамо-американской войны также использовался этот прием. Вьетнамцы изображались на одно лицо (на фотографиях в СМИ). В свою очередь сами вьетнамцы воспринимали американцев как «неуклюжих громил» [18; С.79].
Формирование мифа является наиболее эффективным исторически сложившимся механизмом внушения. В современной ситуации «миф» представляет как собственно греческий термин (mythos - предание, сказание) так и то значение, которое было введено европейскими учеными с начала XIX века. Культурные, национальные и религиозные институты образуют мифы, которые представляют собой "систему, моделирующую в умах индивидуумов, входящих в группу, окружающий мир и его фрагменты". [2; С.51] У аудитории уже есть свое представление о действительности. Миф достраивает его и направляет в нужное русло, либо упрощая либо трансформируя действительность. Миф должен быть основан на конкретной традиции, существующей в обществе. Невозможно внедрить совершенно новые отличные ценности, противопоставляя их традиционным.
Мифотворчество естественно для общества. Общество не существует без мифа (мифа культуры, традиции своего народа). Общественное сознание настолько инертно, что правильно преподнесенная информация в форме мифа моментально внедряется в его структуру. Миф воспринимается догматически. Созданный миф о благе коммунизма до сих пор живет в сознании старшего поколения. Миф создает "политическую сказку" в сознании человека. Эта сказка нужна людям, чтобы верить, трудиться, жить на благо кого-то. Нужно только грамотно ее сочинить, как только люди саами распределяют роли и начинают играть согласно чьим- то правилам. Мифотворчество позволяет фальсифицировать политические события, мифологизировать политических деятелей. Осуществляемые государством памятные даты, празднование годовщин исторических событий, чествование выдающихся деятелей современности, уважение к символам тоже является способом мифологизации общественного сознания. Этот метод широко используется на Западе. В нашей стране, в связи с изменениями в политической системе символы государственности только начинают проникать в сознание. С помощью мифов искажается представление о политических лидерах прошлого. Благодаря мифам в процессе "демократизации" общества коренным образом изменились представления о таких людях, как Бухарин, Дзержинский, Керенский, Колчак, Николай II, Сталин, Ленин, Троцкий.
Порой миф способствует опровержению истинных фактов событий, которые зачастую воспринимаются людьми как небылицы. Именно так воспринимались рассказы афганцев том, что они участвовали в настоящей войне, поскольку пропагандой в массовом сознании был «закреплен» миф об ограниченном контингенте советских войск в Афганистане. В таких коммуникативных ситуациях действует психологический механизм пристрастной ассимиляции новых знаний. Специалисты утверждают, что возможности для возникновения и распространения массового социального мифа, а также злоупотребления им с помощью средств массовой коммуникации в современном обществе не уменьшились, а увеличились.
Миф может внедряться в сознание по средствам стереотипов. Но внушение информации в форме стереотипа является также и отдельным механизмом социально-психологического воздействия на аудиторию.
Большинство исследователей едины во мнении, что стереотипы можно «навязывать» через средства массовой информации. Они формируется под воздействием двух факторов: бессознательной коллективной переработки и индивидуально-социокультурной среды, а также при целенаправленном идеологическом воздействии с помощью СМИ. В отношении политической власти у старшего поколения присутствует стереотип «навязывания», «твёрдой руки» политика; стереотип «оборонного сознания», то есть отказ от ориентации на чужой опыт.
Понятие «стереотип» впервые введено в оборот известным американским журналистом Уолтером Липпманом в 1922 г. в книге «Общественное мнение», где он определяет стереотип как упрощенное, заранее принятое представление, не вытекающее из собственного опыта человека. Он возникает на основе опосредованного восприятия объекта: «Нам говорят о мире до того, как познаем его на опыте». [20; С.106] Стереотипы, по утверждению У.Липпмана, первоначально возникают спонтанно, в силу «неизбежной потребности в экономии внимания». [20; С.97] Они способствуют формированию традиций и привычек у населения. «Они - крепость, стоящая на страже наших собственных традиций, и под ее прикрытием мы можем чувствовать себя безопасно в том положении, которое мы занимаем». Стереотипы оказывают воздействие на формирование нового эмпирического опыта: «Они наполняют свежее видение старыми образами и накладываются на тот мир, который мы воспринимаем в своей памяти». [20; С.124] Хотя степень их адекватности чрезвычайно лабильна, стереотипы - преимущественно неадекватные образы объективной реальности, основанные на «ошибке» человека, по привычке принимающего предвзятое за видение. «Стереотип однозначен; он делит мир на две категории - на «знакомое» и «незнакомое». Знакомое становится синонимом «хорошо», а незнакомое - синонимом «плохо». [20; С.88]
Стереотип содержит в себе оценочный элемент. Липпман считал, что стереотип нейтрален. Оценочный элемент выступает в виде установки, эмоционального общения. Стереотип - не просто упрощение. Он «в высшей степени заряжен чувствами». Оценочный элемент стереотипа (установка) всегда сознательно детерминирован, поскольку стереотип, выражая чувства личности, ее систему ценностей, всегда соотнесен с групповыми чувствами и групповыми действиями. Отсюда следовал вывод о возможном единстве стереотипов у тех или иных социальных институтов и социальных систем. Стереотип, размышлял далее У. Липпман, не адекватен. Стереотипы (предрассудки) эффективно управляют всем процессом восприятия, являясь эталоном оценки и соответственно защиты личности, входящей в данную группу. В конечном счете, стереотипы способствуют процессу толкования социально-политического единства группы. При этом формирование стереотипа проходит три этапа, в результате чего сложный объект сводится к схеме и хорошо известным признакам. В книге "Средство для миллионов" Р. О'Хара называет эти три этапа: первый - "выравнивание", второй - "усиление", третий - "ассимиляция". [29; С.61] Вначале сложный дифференцированный объект сводится к нескольким готовым, хорошо известным формам (признакам), а затем выделенным характеристикам объекта придается особая значимость в сравнении с той, которую они имели, будучи составными элементами целого. Наконец, выбираются "выровненные" и "усиленные" черты объекта для построения образа, близкого и значимого для данного индивида. Человек, привыкший к ситуации, реагирует автоматически. "Интенсивность реакции, - по мнению О'Хара, - будет зависеть от интенсивности эмоционального воздействия, от искусства манипулирования стереотипами. [29; С.25]
Механизм формирования имиджа в процессе массовой коммуникации широко используется в предвыборной кампании. Создается внешний рисунок роли, который позволяет СМИ воспроизвести в сознании образ, который кардинально отличается от реальной личности. Важно не то, что предлагает кандидат, а то, что воспринимает аудитория, которая реагирует на образ, а не на человека. Впечатление аудитории от образа зависит больше от СМИ, чем от самого кандидата. Британским психологом Лазерсфельдом разработана технология создания имиджа, которая используется западными имиджмейкерами и сейчас. Она заключается в том, что в определенный момент по всем СМИ запускается проблемная тема. Например, экологическое состояние региона. Впоследствии конкретный кандидат с серьезными и взвешенными заявлениями, а конкуренты оказываются не готовыми к обсуждению этой тематики. В частности, эта технология была применена в США во время предвыборного марафона Рейган-Картер в 1980 году. Внешняя политика Джимми Картера устраивала практически всех. По данным агентства Gallup, рейтинг соперников отличался на 1,5-2 %. Когда группа американских дипломатов оказалась в заложниках в Иране, Рейган выступил с резкой критикой внешнеполитического курса администрации. Рейтинг Рейгана заметно вырос.
Наиболее эффективным в создании имиджа является телевидение, потому что визуальное восприятие играет большую роль в процессе воздействия на мнение аудиторию Примером этого является случай из избирательной кампании 1906 г. в США, когда Кеннеди побеждает Никсона. Кеннеди в полной мере тогда воспользовался преимуществами нового тогда телевидения. Кульминация дебатов наступила, когда по сговору с командой Кеннеди в студии подняли температуру. Грим у Никсона потек и он выглядел как человек, вспотевший от вопросов. По результатам опросов телезрителей теледебаты Никон проиграл вчистую. Однако интересно, что те, кто слушал дебаты по радио, считали, что выиграл как раз Никсон [44; С.34].
Механизм внушения по средствам слухов чаще всего используется вместе с механизмом создания имиджа. Слухи – вид информации, появляющийся спонтанно в силу информационного вакуума среди определенных слоев населения, либо специально кем-то распространяемой для воздействия на общественное сознание. Условиями превращения обычной информации в слухи являются то, что информация должна быть значимой и понятной для объекта воздействия, обладание этой информацией должно способствовать повышению престижа транслятора слуха. В предвыборной кампании политтехнологи опираются на слухи, распространяя ту или иную важную для политика информацию.
Таким образом, исходя из вышесказанного, мы видим, что СМИ играют важную роль в процессе внушения той или иной политической информации. Однако эффективность механизмов внушения напрямую связана с состоянием общества на момент времени, прибывает ли оно в состоянии стабильности, либо наоборот. Механизмы внушения отличаются друг от друга по качеству и времени своего воздействия. Формирование стереотипов рассчитано на краткосрочный период времени. Создание мифов оказывает длительное воздействие на аудиторию. Но все механизмы объединяет то, что именно благодаря им формируется политическая культура и сознание общества. Механизмы воздействия по средствам формирования имиджей и слухов рассчитаны на моментальное воздействие (например, период предвыборной кампании). С помощью СМИ в общественное сознание внедряется миф о национальности, традиции народа. Люди верят в политику своего государства, не замечая ни экологической катастрофы, ни других серьезных проблем. Без мировоззрения, сформированного СМИ, общество уже не сможет существовать на информационном этапе своего развития. Вопрос лишь в том, кто и с какими намерениями управляет механизмами внушения. От этого зависит будущее человечества.
1.3. Общественная оценка.
Обратимся к понятию общественной оценки. Попытаемся дать определение оценке. ОЦЕНКА одобрение или осуждение различных явлений социальной действительности и поступков людей в зависимости от того, какое нравственное значение они имеют[53; С.205]. Общественная оценка устанавливает соответствие или несоответствие поступков требованиям нравственности. Общая оценка морали производится в категориях добра и зла. Она покоится на объективном критерии нравственности, который имеет исторический характер и изменяется в зависимости от общественного строя, классовой борьбы и т. д. В основе оценки лежит познание социального значения поступков. На этом основании с помощью общественное оценки можно регулировать поведение людей. При этом марксистская этика требует учитывать как мотивы, так и социальные последствия человеческих поступков.
Оценке подвергается всё и вся. В нашем случае нас интересует, как общество оценивает политических лидеров. Характер и индивидуальность политических лидеров уже довольно давно интересуют тех, кем они управляют. Например, Лао Цзы говорил, что черты мягкости, бережливости и смирения являются тремя "драгоценными вещами", которыми лидеры должны обладать прежде всего[30; С.43]. Недавние исследования указывают, что личности политических лидеров все еще имеют первостепенное значение для избирателей. Изучение данных США, Великобритании и Канады начиная с 1952 г. свидетельствуют, что образы кандидатов во всех трех странах определяются личностными характеристиками. Действительно, в описаниях политических лидеров, данных респондентами в ходе американского и канадского национальных электоральных исследований, ссылки на личностные черты численно превысили ссылки на другие характеристики (вроде политических убеждений и партийных взаимоотношений) в соотношении два или три к одному.
Оценка личностных качеств политических лидеров, как, оказалось, влияет и на общую оценку этих лидеров и на индивидуальные решения в ходе голосования. Более того, исследование показало, что восприятие личностных характеристик кандидатов может также влиять и на популярность партии и на результаты выборов.
Киндер утверждал, что зачастую политических лидеров рассматривают в качестве стандарта общественной пристойности публичного поведения, а их персональные характеристики, в свою очередь, по этой же причине достаточно важны. (События 1998-1999 гг., в ходе которых президент Билл Клинтон был подвергнут импичменту со стороны Палаты Представителей, несмотря на то, что по уровню популярности он перегнал всех своих предшественников, подталкивает нас к выводу, что американцы не рассматривают своего президента в качества морального лидера, однако огромное внимание СМИ к этой ситуации свидетельствует о том, насколько большой интерес вызывает у американского общества моральная сторона жизни президента).
Имеется также множество структурных или системных объяснений "персонализации" политики. Так, в Соединенных Штатах возросшая степень персонализации политики за последние 20 лет часто связывается с упадком политических партий и с ослаблением партийной идентификации. Слабая партийная идентификация приводится также и как объяснение персонализации канадской политики. В Великобритании персонализация политики связывалась с уменьшающимся влиянием класса как детерминанты поведения избирателей в ходе голосования и с растущим сходством между политическим позициями двух основных партий. И, наконец, многие исследователи утверждают, что охват политической жизни фактически всех западных систем со стороны СМИ сегодня фокусирует внимание на личностях лидеров, предлагая общественности простые термины для объяснения политической жизни.
Итак, какие же характеристики ищут избиратели в своих политических деятелях? Поле исследования в этой области велико, но количество выявленных оценочных переменных относительно мало. Большинство исследований формирования политического образа выявило, что оценки по двум личностным измерениям - компетентности и честности - являются главными компонентами образа кандидата. Многие исследователи также обнаружили, что на оценку кандидата влияют динамизм и сила. Наконец, порой избиратели оценивают политических лидеров, основываясь на более личностных характеристиках: внешность, привлекательность, обаяние, харизма и теплота.
Модель, считающая "харизму", "компетентность" и "честность" предсказателями общей оценки, очень важна во всех случаях, но ее адекватность гораздо выше для ярких политиков, чем для менее известных политиков и для неполитических фигур. Во-первых, трехфакторная модель, созданная нами, в большой степени сходна с политическими оценками всех трех выборок, но это может в меньшей степени относиться к оценке неполитических фигур, таких как, например, ведущие новостей и деятели шоу-бизнеса. Во-вторых, результаты говорят, что образы политиков хорошо артикулированы и организованы только для наиболее заметных и ярких лидеров страны. Для Куэйла (бывший вице-президент США), Маклафлина (лидер так называемой "третьей канадской национальной партии") и Смита (лидер лейбористской оппозиции Великобритания) оценка "харизмы" намного ниже в американской и британской выборках и гораздо выше в канадской; более того, для этих фигур оценки "честности" значительно ниже соответствующих оценок их более известных политических коллег. Во всех трех странах старые политические лидеры (Буш, Малруни и Тетчер) выглядят более уважаемыми.
Типы черт характера лидеров, оцениваемые российскими гражданами, не такие внешние, как харизма, шарм или известность: они оценивают силу лидера, его заботу и способность решать проблемы. Если общественный имидж, созданный политиком, в течение длительного времени не соответствует этим качествам, то политик может потерять свою популярность. С другой стороны, если общественные оценки лидера действительно отражают длительные характерные качества, тогда оценки, даваемые политику, могут быть действенной и крепкой основой как партийного развития, так и восприятия программных различий между партиями.
Оценки этих черт характера тесно связаны в общественном восприятии с оценками способности лидера в полной мере выполнять свои функции на занимаемой должности. Учитывая, сколь критически обычно оценивает население деятельность правительства в период трансформации политического режима и экономической системы, понятно, что приверженность политическим партиям отражает ожидания того, как конкретный лидер сможет выполнять обязанности на соответствующем посту. Однако эти типы суждений более независимы, чем предполагают те, кто считает, что российские политические партии являются просто клубами сторонников своих лидеров.
Конечно, общественные оценки черт характера лидера являются не единственным фактором, влияющим на партийную идентификацию. Ясно, что появляющиеся партийные предпочтения также отражают глубокие политические различия среди партий. Возможно, в некоторой степени неожиданным является довольно слабое прямое воздействие социальных расколов на партийную идентификацию. Думаем, однако, это понятно в обществе, подвергающемся сильным социально-экономическим изменениям и испытывающем недостаток в структурах гражданского общества, необходимых для преобразования социальных расколов в унифицированные политические интересы.
Глава 2. Факторы формирования общественного мнения.
2.1. Роль СМИ в процессе формирования общественного сознания в современном информационном обществе .
Конец 19-го столетия отмечен интенсивным развитием наук, объектом изучения которых было сознание как отдельной личности, так и общества в целом: психологии и социологии. Многолетняя исследования ученых в этом направлении принесли значительные результаты, в немалой степени определившие дальнейшее развитие человечества. Особенно важными оказались открытия в области управления массовым сознанием людей посредством коммуникации. Истоки этого искусства следует искать еще в античном мире: родиной политической риторики по праву считается Древняя Греция.
Формирование общественного сознания и управление людьми посредством коммуникации имеет огромное преимущество: в процессе управления государством резко уменьшается необходимость применения физического насилия. Незачем, например, устраивать кровавые расправы над оппозицией; намного выгоднее, используя возможности информационно-психологического воздействия, наставить массы на единственно верный путь, чем восстанавливать народное хозяйство после гражданской войны или иных внутренних потрясений. Причем информационно-психологическое воздействие может быть направлено не только на соотечественников, но и на зарубежных противников, что позволяет существенно уменьшить количество жертв и затрат на ведение военных действий.
Для достижения наибольшего эффекта в деле психологического подчинения масс посредством передачи информации, необходимо охватить максимальную аудиторию, что достигается за счет нескольких факторов, в первую очередь, за счет технической возможности распространения информации и степени ее доступности, т. е. понятности. Дешевый способ воспроизведения информации обусловил также бурное развитие газетного дела. Так информация стала доступна широким слоям общества, а газеты сыграли роль первого средства целенаправленного массового информирования.
До начала 20-го столетия печатные средства массового информирования служили основным орудием формирования общественного мнения. Что касается соотношения общественного мнения и общественного сознания, то последнее, в связи с его природой поддается трансформации гораздо труднее, чем общественное мнение, поэтому главную роль в формировании общественного сознания играли именно книги. Еще Маркс отметил, что «не мы имеем книги, а книги имеют нас»[50; С.61]. Но книг и газет было недостаточно для осуществления тотального информационно-психологического воздействия на народные массы. Для того, чтобы почерпнуть из книги или газеты информацию, необходимо уметь читать. Следовательно, неграмотная аудитория не могла быть вовлечена в процесс получения информации. Картина кардинально изменилась с появлением радио, первого по-настоящему массового средства информирования населения. Теперь любой имел возможность беспрепятственно впитывать идеи организаторов информационного воздействия.
После Второй мировой войны наступила телевизионная эра - следующая принципиально новая фаза в развитии технологий формирования общественного сознания. До сих пор телевидение является сильнейшим по своему воздействию средством информационно-психологического манипулирования массами. От количества органов восприятия, задействованных в процессе получения информации, зависит объем сведений, усвоенных человеком. Успех телевидения заключается в том, что в этот процесс, кроме органов слуха, оказались вовлеченными органы зрения, через которые человек получает львиную долю информации. Именно телевидение явилось самым популярным средством овладения информацией и именно с его появлением сформировалось информационное общество - общество, управляемое посредством информации. Возможности этого технического явления позволяют передать максимальное количество информации в том виде, в котором она предельно легко усваивается, следовательно, оказывает наибольшее воздействие.
Итак, в современном обществе человек подвергается одновременному воздействию со стороны печатных СМИ, радио и телевидения. Укрыться от информационного потока практически невозможно. Информация поступает непрерывно, где бы ни находился объект ее воздействия. Большую роль сыграло при этом изобретение переносных и автомобильных радиоприемников и телевизоров. Ориентироваться в огромном объеме информации крайне трудно, так как человек не имеет возможность проверить достоверность получаемой информации, соответствие ее истинному положению вещей, действительности. Не остается ничего иного, как принимать эту информацию на веру, что может способствовать формированию представлений о реальности, не имеющих ничего общего с настоящим, истинным положением вещей.
Как показано выше, средства массовой информации в жизни современного общества играют весьма опасную роль, сменив свою изначальную функцию информирования населения на выполнение задач по формированию взглядов, представлений, мнений. Сегодня они призваны донести до народных масс идеи организаторов информационно-психологического воздействия.
2.2. Законы формирования общественного мнения.
Понятие Public Relations, еще недавно малоизвестное и непривычное для бывшей советской политической культуры, в последние годы буквально ворвалось в наш мир. Во время предвыборных кампаний с экранов телевизоров постоянно говорили ПиАр, как сокращенно называют Public Relations. В последнее время в это понятие вкладывают несколько иной смысл чем, есть на самом деле. Public Relations это развитая научная область изучающая влияние на общественное мнение (именно влияние, общественное мнение изучает маркетинг).  В последнее время, особенно в недавнем прошлом, когда были выборы, на нас грязным потоком шел массовый поток "черного пиар", во всех цивилизованных странах уже давно существуют специальные регулировщики, которые оберегают западное общество от наплыва "черного пиара". Неотъемлемой частью гражданского общества, к которому так стремятся постсоветские государства, является развитие, наряду с другими, групп по убеждениям, массовых движений, политических партий. Для взаимодействия институтов и организаций с обществом как раз и есть Public Relations. Как вы понимаете, интернет открывает огромные возможности для PR - акций, именно это в последнее время стало в рунете главной темой, прибранные к рукам новостные интернет - агентства описывают информацию в тех красках, в которых им надо.  Скандально известный канал НТВ, который негласно считается "вестником РуНета", нередко прибегает к формулировкам и цитированию новостных агентств из РуНета...
Понятие "имидж" происходит от латинского слова imitari, означающего "имитировать". Согласно словарю Вебстера: имидж - это искусственная имитация или преподнесение внешней формы о человеке, товаре, организации. Имидж - это сложившийся стереотип чего - либо или кого - либо. Стереотипы имеют собственную объективную природу и являются неотъемлемой частью психики любого человека. Действительно, если бы человек не обладал способностью все упрощать, стереотипизировать, обобщать, он не смог бы ориентировать в постоянно растущем потоке информации, которая постоянно усложняется и дифферинциируется. Следовательно, стереотипы имеют важное значение для оценки человеком социально - политических процессов, однако они играют при этом двоякую, как положительную, так и отрицательную роль...
Создание положительного имиджа - задача сложная, и все подходят к ней по-разному. Компания должна быть открыта для клиентов, быть "дружественно", "народной", чтобы покупатели хотели приобрести товар именно у вас. Над этой задачей постоянно работают известнейшие компании. Для этого создают несколько торговых марок, позиционируя каждую на определенный круг покупателей. 
Как известно, легче изучить общественное мнение, чем попытаться повлиять на него. Однако разумно составленные и умело реализованные программы паблик рилейшнз способны определенным образом изменять общественное мнение. Но при этом нужно сделать следующее: индентифицировать и понять общественное мнение, четко определить целевые группы общественности. Должны соблюдаться законы Public Relations, какими бы они не были. Вот формулировка 15 «главных законов» известного психолога и специалиста по Public Relations Хадли Кентрил:
Общественное мнение очень чувствительно к значительным событиям.
Необычно притягательные по силе события способны на какое-то время толкнуть общественное мнение из одной крайности в другую.
Общественное мнение не стабилизируется до тех пор пока значение последствий событий не станет полным.
Общественное мнение, как правило, быстрее формулируется под влиянием событий, чем слов, во всяком случае пока устные заявления не станут реальностью.
Устные заявления и словесные формулировки по поводу политического курса приобретают максимальный вес тогда, когда мнение еще не сформировано и люди ожидают определенной их интерпретации
Общественное мнение не предвидит критических ситуаций, оно лишь реагирует на них.
С психологической точки зрения, общественное мнение главным образом управляется корыстными интересами людей.
События, слова и любые другие стимулы влияют на мнение настолько, насколько очевидна их связь с личным интересом.
Общественное мнение будет долго находится в возбужденном состоянии, если люди не почувствуют, что затронуты их собственные интересы, или же мнение, пробужденное словесно, не подтвердится развитием событий.
Поскольку затрагиваются корыстные интересы, общественное мнение нет так - то легко изменить.
Когда затрагиваются корыстные интересы, в демократическом государстве со стороны общественного мнения можно ожидать опережения практических действий официальных органов. Если мнение разделяется незначительным большинством людей или же оно еще существенно не сконструировано, свершившийся факт может склонить общественное мнение к его одобрению.
В критических ситуациях люди становятся придирчивыми, оценивая компетентность своего руководства: если они ему доверяют, то готовы предоставить руководству полномочия, превышающие обычные; если же они ему отказывают в доверии, то становятся менее «сговорчивыми». Сопротивление, оказываемое решительным мерам, принимаемым руководством, гораздо слабее тогда, когда люди чувствуют, что они в какой – то мере являются участниками в принятии событий. У людей гораздо больше мыслей и выше готовность высказывать их по поводу выдвигаемых целей, а не методов, необходимых для достижения этих целей.
Общественное мнение, так же как и личное мнение, всегда эмоционально окрашено. Если общественное мнение базируется главным образом на эмоциях, в таком случае оно будет готово к особенно резким изменениям под влиянием событий.
В целом, если граждане демократического общества имеют возможность получать образование и пользоваться широким доступом к информации, то общественному мнению, присущи трезвость и здравый смысл.
Чем больше люди разбираются в собственных преимуществах, создаваемых происходящими событиями и предлагаемыми им проектами, тем скорее склонны они согласиться с более объективными соображениями реалистично мыслящих специалистов [15; С.59].
Обобщая вышеизложенные законы формирования общественного мнения, можно сделать несколько выводов: Во-первых, на общественное мнение прежде всего оказывают влияние события; во-вторых, типичной обратной реакцией общественного мнения является требование действовать; в-третьих, чтобы увлечь людей, всегда нужно принимать в расчет их собственные интересы; в-четвертых, требования предъявляемые руководству, не всегда объективны и самокритичны; в-пятых, всегда трудно определить надежность оценки состояния общественного мнения.
2.3. Слухи или мифы как фактор формирования общественного мнения.
Одним из факторов формирования общественного мнения являются слухи или мифы. Они могут быть разными: историческими, социальными или политическими. В каждом из этих случаев авторы берут за основу некоторое ложное утверждение, доказанное при помощи правдоподобных, но далеких от истины аргументов, и строят на нем долгоиграющие информационные сюжеты.
Сегодня усилиями западных пропагандистов и обслуживающих их интересы представителей «пятой колонны» в сознание россиян внедрены десятки и сотни таких мифов. «Жизненная необходимость демократии», «существование отдельных русского, украинского и белорусского народов», «осуждение большинством процесса против Ходорковского», «недовольство народа властью», и в частности «падение рейтинга В. Путина», «возможность «оранжевой революции» - лишь наиболее известные из них. «Доказанные» непонятно кем и когда, эти вирусы атакуют мозги граждан, заколачивая в них посылы, выгодные авторам.
Увы, но сложно сомневаться, что однажды этот «разделенный» и «недовольный» народ действительно попытаются вывести на улицу, чтобы сменить власть. Попытка эта, ранее удавшаяся в Украине, Грузии и Сербии, должна быть изначально обречена. Для этого граждане должны уметь вычленять мифы из информационного потока и понимать, кем и зачем они навязаны. Тогда мифы начнут работать против их создателей[12; С.59].
Одним из наиболее удобных способов создания мифов является социология в целом и социологические опросы в частности. Социология - весьма тонкая и неоднозначная наука, и далеко не всегда ее результаты можно использовать как политический инструмент. И напротив, если отступить от научной составляющей, ее довольно легко использовать не для выяснения, а для формирования общественного мнения.
«Всякий опрос предполагает, что все люди могут иметь мнение, то есть производство мнения доступно всем, - писал известный социолог Пьер Бурдье, поставивший под сомнение такой подход. - Этот первый постулат я оспорю, рискуя задеть чьи-то наивно демократические чувства. Второй постулат предполагает, будто все мнения значимы. Я считаю, что это вовсе не так и факт суммирования мнений, имеющих отнюдь не одну и ту же реальную силу, ведет к производству лишенных смысла артефактов. Третий постулат проявляется скрыто: тот простой факт, что всем задается один и тот же вопрос, предполагает гипотезу о существовании консенсуса в отношении проблематики, то есть согласия, что вопрос заслуживает быть поставленным»[3; С.46].
Однако все эти сомнения и поиски ученых многие отбрасывают. Сегодня в России работают несколько крупных и множество мелких социологических центров, которые уже давно ушли от декларируемой цели - научной деятельности. Вместо беспристрастного исследования общественного мнения, они ежедневно и добросовестно отрабатывают политические заказы, по большей части киллерского характера. И исправно «снабжают» олигархические СМИ «снарядами» для дальнейшего распространения информационных вирусов.
Надо знать и понимать, что такие карманные социологические структуры являются одним из главных инструментов не только в информационной войне, но и конкретно в разработанном ЦРУ для восточной Европы «универсальном» сценарии «цветной» революции. К слову, другими такими же разновидностями инструментария являются общественные организации и «независимые» СМИ.
Зачем же этим «кандидатам в кукловоды» нужно было «приватизировать» такую, казалось бы, далекую от реальной политики сферу, как социологические исследования? Дело в том, что одной из главных мотиваций поведения человека в обществе является его стремление не остаться в одиночестве. Не стать маргиналом, а еще лучше - принадлежать к большинству. Идти против течения могут себе позволить единицы, но значительная часть людей не видит смысла вырабатывать собственную позицию, когда верит, что «большинство» ее уже нашло. И - с удовольствием присоединяется к предложенной точке зрения.
Именно этим и пользуются западные пропагандисты, заказывающие псевдосоциологию. Они пытаются убедить россиян, что «большинство» граждан думает то, что им выгодно, таким образом, действительно привлекая к этой позиции определенный процент населения.
Ложный социологический продукт плюс его «объективное» и «беспристрастное» освещение в СМИ - это идеальная формула создания информационного вируса. Сначала один социологический центр, опросив неизвестно где и кого, выдает очередной «доклад». В нем утверждается, что 51% россиян, например, недовольны действующей властью. «Большинство россиян больше не верит Путину» - десятками разлетаются по стране заголовки печатных и электронных СМИ. «Если большинство так решило, то, наверное, у каждого человека, который в него входит, есть на то веские основания, - думает рядовой избиратель Иванов, проживающий в провинциальном городе, когда ему на глаза попадается одна из таких публикаций. - Если много людей, обдумав много причин, так решили, стоит ли мне, в общем-то слабо интересующемуся политикой человеку, с ними спорить? И почему бы им просто не поверить?» [34; С.45].
Так индивид искусственным и обманным путем загоняется в оппозицию. Точно таким же путем ему можно попытаться внушить практически все что угодно. Только в той области, в которой он действительно хорошо разбирается, он сможет противостоять мнению мифического «большинства».
Откуда же берутся эти странные и на удивление выгодные заказчикам результаты опросов? Каждый первокурсник социологического факультета знает, что итог исследования находится в прямой зависимости от постановки вопросов. Искусный социолог может сформулировать их таким образом, что они практически точно предопределят результат.
Продукты такого псевдонаучного манипулирования мы встречаем ежедневно. Разберем несколько конкретных примеров. В октябре 2004 г. социологический «Левада-центр» опубликовал результаты опроса на тему: «Зачем власти преследуют Ходорковского?». 35% респондентов ответили, что «власти позарились на его деньги», 27% выбрали вариант «политические репрессии», а 16% сочли, что дело в «личной неприязни кремлевских чиновников» к олигарху. Заметьте, даже в случае, когда речь идет о политической составляющей дела, которая действительно могла иметь место, данный вариант сформулирован как негативный по отношению к организаторам процесса, с употреблением знакового для нашей страны слова «репрессии». Да и в остальных случаях используются такие эмоционально окрашенные слова, как «позарились» или «неприязнь». И вот результат псевдоисследования: в сумме получилось, что 78% считают: причина ареста - неправедна и не справедлива. Достаточно поставить в вариантах ответа на место «политических репрессий» «попытку купить власть на украденные деньги» - и результат исследования был бы прямо противоположным [19; С.36].
Но истина заказчикам опроса не нужна. В данном случае социологи хотят не выяснить, а сформировать общественное мнение. И именно в ключе «народ против преследования Ходорковского» оппозиционные и либеральные СМИ освещали тогда и до сих пор освещают эту тему. «Треть россиян считает, что Кремль позарился на деньги Ходорковского, а другая треть - что он произвел политическую расправу над владельцем «ЮКОСа», - пишут они [9; С.27].
И лгут. Достаточно выйти на улицу или просмотреть любой политический интернет-форум, чтобы понять, что абсолютное большинство людей считают причиной отправки Ходорковского в Краснокаменскую колонию именно те финансовые преступления, за которые он был осужден вкупе с попыткой приватизации на украденные миллионы Кремля, Госдумы и Администрации Президента.
Откуда же взялись эти «трети» россиян? Во-первых, канули в лету сведения о том, кого и где опрашивали интервьюеры «Левада-центра». А может, они спросили об этом десять человек на выходе из здания «ЮКОСа» и выдали их мнение за позицию всех россиян? Во-вторых, сама постановка вопроса свидетельствует, что власти преследуют Ходорковского за что-то скрытое от общества и требующее дополнительного выяснения. Никому ведь не придет в голову устраивать опрос на тему «За что был осужден вор Петров?». Это и так ясно - за кражу. В-третьих, предложенные варианты ответа содержат исключительно негативные характеристики преследователей олигарха. Социологи знают, что в подавляющем большинстве случаев, когда тема для него не слишком важна, человек стремится выбрать один из предложенных вариантов. Никому не хочется признаваться в отсутствии собственного мнения и некомпетентности в обсуждаемой теме. Ответы «не знаю» и «иное» - это некоторое нарушение нормы беседы. Когда перед глазами есть несколько удачных формулировок негативного содержания, то опровергать их становится социально неприемлемым. В-четвертых, и это имеет прямое отношение к приведенной выше цитате Бурдье, самим фактом опроса на тему ареста Ходорковского «Левада-центр» делает это событие общественно значимым. Между тем ежедневно в России выносятся сотни приговоров за различные преступления, и непонятно, почему именно про осуждение одного конкретного проворовавшегося олигарха вообще нужно выяснять «мнение россиян».
Другой пример. «Треть россиян считают действующую власть главным препятствием на пути экономического развития страны», написали на прошлой неделе ряд оппозиционных СМИ, получив результаты очередного исследования от «Левада-центра». На самом деле в самом опросе речь шла про «чиновников и бюрократов». А его жесткие негативные формулировки «некомпетентность руководителей», «обнищание населения», «сопротивление бюрократии» прямо программировали психику респондента, связывая все тяготы его жизни с представителями власти и толкая его в оппозицию.
 И последний из примеров, которые приводятся лишь для того, чтобы читатель понял, насколько разнообразны и затейливы махинации создателей социологических мифов. Летом прошлого года практически все средства массовой информации распространили известие о рекордном падении рейтинга президента Путина. Умудренные политологи и аналитики всерьез обсуждали эту проблему на центральных телеканалах. Речь шла о «политическом фиаско президента», «роковых ошибках его правления», «закате путинской эпохи» и многом прочем, сильно будоражащем фантазии оппозиционеров.
 Причиной появления такого мифа стал социологический опрос, поведенный центром «Общественное мнение» под руководством Александра Ослона. Оказалось, что выводы журналистов построены на типичнейшем передергивании фактов. Параметр, который в сознании большинства людей называется «рейтингом» политика, на самом деле делится на три составляющих положительная оценка деятельности, рейтинг как кандидата и рейтинг доверия. В первом случае респонденты опроса отвечают на вопрос «Одобряете ли вы деятельность такого-то человека?», во втором их спрашивают, «За кого бы вы проголосовали, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье?», а в третьем «Кому из российских политиков вы доверяете?». Принципиальная разница между первым и остальными двумя вопросами заключается в их «закрытом» и «открытом» типах. То есть в первом случае фамилия политика звучит в вопросе, а во втором и третьем респондент сам их вспоминает и называет. Естественно, первая цифра всегда будет выше второй. А в применении лично к Владимиру Путину вторая цифра, как правило, оказывается выше третьей, так как далеко не все считают его кандидатом в президенты, и еще меньше «политиком». Особенно низкой третья цифра получится, если сначала задавать вопрос об одобрении деятельности президента, а потом предлагать назвать политиков, которым человек доверяет тогда противоречие понятий «президент» и «политик» заложено в самой последовательности вопросов.
 Именно так и поступили социологи из «Общественного мнения», что позволило им стать авторами «сенсации» под названием «Рейтинг Путина упал до 24%». На самом деле 24% это число самостоятельно назвавших фамилию Путина (а не Грызлова, Жириновского, Рогозина или других). В то же время Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал реальные данные. Оказалось, что президенту, как и раньше, доверяют около 70% граждан.
 Встречая в СМИ очередные данные о «мнении большинства» или «значительной части» россиян, им не стоит слепо доверять. Часто подобные «результаты опросов» следует рассматривать как продукт политических технологий, имеющий четко обозначенную цель внушения и зомбирования, а не научного исследования, задачей которого действительно является выявление предпочтений различных групп граждан.
Одним из факторов формирования общественного мнения можно также назвать феномен группового давления. Он получил в социальной психологии название комформизма. В работах последних лет часто употребляется термин «социальное влияние». Комформизм – это психологическая характеристика позиции человека относительно позиции группы, мера его подчинения групповому давлению [1; С.201]. Сходными понятиями могут быть «единообразие», «условность». Противоположное понятие – независимость, негативизм – сопротивление давлению группы, отрицание её норм. Впервые модель комфортности была продемонстрирована в экспериментах С.Аша, которым предшествовало еще одно важное открытие, а именно выявление условий, порождающих такое явление как внушаемость. Один из выводов Аша заключался в том. Что люди демонстрируют комфортное поведение, поскольку хотят «понравиться» группе, быть принятыми ею, поступать «как все». Было выявлено, что на степень комфортности влияют менее развитый интеллект, низкий уровень развития самосознания и значимость для индивида вопроса. Позже С.Московиси доказал, что влияние на индивида имеет не только «большинство», но и «меньшинство». Большинство давит нормой, меньшинство новой информацией, и если индивид её принимает. Он изменяет свое мнение. Это внутренний комформизм [24; С.43].
В современном информационном обществе огромное воздействие на формирование общественного сознания оказывают средства массовой информации: пресса, радио, телевидение, интернет, которые всегда находятся на содержании или под прессом государства, всякого рода олигархов, партий и движений, навязывающих через них собственное элитарное сознание.
Не последнее место в формировании общественного мнения играют слухи или мифы, которые зачастую бывают хорошо спланированным, а не стихийным явлением.
Но средства массовой информации формируют лишь верхушечную, надводную часть айсберга общественного сознания. Фундамент же его формируется в диалектическом взаимодействии с общественным бытием (опровергая расхожие суждения о том, что бытие определяет сознание или наоборот, и, свидетельствуя о равноправном их взаимовлиянии друг на друга в системе общественной жизни, где они выступают как единство противоположностей).
Глава 3. Телевидение как инструмент воздействия на общественное сознание.
3.1. Эмоциональная сторона воздействия СМИ.
Эмоции являются неотъемлемой частью восприятия СМИ, в первую очередь радио и телевидения; особенно примечательны в этом отношении музыкальные, спортивные программы, приключенческие фильмы, «мыльные оперы», телеигры и комедии. Чувства, которые мы испытываем во время просмотра или прослушивания чего-то, основная часть нашего психологического опыта. Если эмоциональный аспект отсутствует, мы упускаем важную сторону этого опыта. Едва ли вам доставит большое удовольствие матч между двумя футбольными командами, если вам безразлично, кто победит.
Эмоции содержат два компонента: физиологический и когнитивный. Когда мы возбуждены, в нашем организме происходят определенные изменения, например, учащается сердцебиение, выступает пот и меняются электрические показатели кожных покровов. Кроме того, «мы размышляем о своих чувствах, находим им причины и интерпретируем их. Например, если вы испытываете необычайное волнение после того, как вам предложили новую работу, это состояние физического возбуждения будет истолковано вами иначе, чем аналогичное состояние, наступившее после того, когда вы только что выпили 10 чашек кофе или вырвались из рук убийцы-маньяка. Таким образом, испытываемые нами эмоции это продукт, как нашего физического состояния, так и нашей когнитивной оценки этого состояния"[35; С.25].
Иногда какой-то прямой репортаж оказывает настолько сильное эмоциональное воздействие, что оставляет после себя глубокий след. Когда в январе 1986 г. взорвался американский космический корабль «Челленджер», это событие наблюдали в прямом телевизионном эфире или позже в тот же день 95% населения США. Исследуя реакцию школьников на это событие, Райт и его коллеги обнаружили, что трагедия вызвала у них сильные эмоции, особенно у девочек, что подтверждает гендерный стереотип, согласно которому девушки относятся к происходящему более эмоционально» [17; С.34].
Чем большим набором подобных признаков обладает событие, тем более вероятен интерес к нему со стороны средств массовой информации. Наличие или отсутствие основных признаков не является безусловным доказательством важности или неважности конкретного события, зато их наличие позволяет журналистам преподнести своей аудитории такое событие как важную новость. Как пример, можно привести судебный процесс 1995 года над обвиненным в убийстве чернокожим спортсменом О. Дж. Симпсоном. Данное событие имело все основные признаки важной новости. В центре внимания оказался человек, ранее вызывавший всеобщее восхищение, а теперь обвиняемый в совершении тяжкого преступления. В качестве комментария к этому делу журналисты могли использовать «вечные» темы (добро против зла; личина и подлинная сущность и др.). Тот факт, что весь процесс транслировался по телевидению, также способствовал неугасающему интересу к нему со стороны общественности на протяжении нескольких месяцев.
«Реальность нельзя упаковать в сюжеты продолжительностью в две или три минуты, подлинная история состоит из противоречий, острых краев и пороков. Телевидение выступает в роли рассказчика, который в своем стремлении пощадить чувства слушателей приукрашивает истинное положение дел. В результате любое событие реального мира, каким бы необычным или отталкивающим оно ни было, оказывается втиснутым в заранее приготовленные формы. Целью такого подхода является искреннее желание рассказчика понравиться своей аудитории»[№17; С.68].
Хотя исходной целью средств массовой информации является, как можно более объективный анализ происходящих событий, иногда стремление угодить вкусам публики перевешивает все другие соображения.
Уже спустя долгое время после того, как о событиях рассказали в новостях, вспоминается лишь то, как событие было подано в репортаже: «Реальность, продолжающая жить в нас, это реальность, запечатленная в памяти миллионов телезрителей, а не [реальность] тех, кто действительно был на месте события» [№17; С.213]. Теперь давайте обратимся к влиянию просмотра и чтения новостей в СМИ и воздействию, которое они оказывают на принятие решений и поведение, а также к воздействию репортажей о внешней политике. Прежде чем мы непосредственно обратимся к этим эффектам, нужно точно определить, как наше мировоззрение может повлиять на нашу интерпретацию новостей. Для этого мы воспользуемся когнитивными методами интерпретации.
Отчасти причина того, почему люди разных стран по-разному воспринимают одну и ту же ситуацию, заключается в совершенно различных представлениях, складывающихся у них после просмотра новостей. Различие состоит не только в репортажах, которые отличаются друг от друга в разных странах, но, в сущности, и сама интерпретация событий разнится в зависимости от знания и опыта тех, кто смотрит или слушает новости. Чтобы проиллюстрировать эту мысль, мы обратимся к конкретному случаю.
В конце 1991 года случайный прохожий в Лос-Анджелесе заснял на видео, как полицейские избивали автомобилиста Родни Кинга, афроамериканца. Суд, последовавший в апреле 1992 года, вынес полицейским, обвиняемым в жестокости, вердикт «невиновны». Вердикт вызвал возмущение в стране, он шел вразрез с тем, что казалось очевидным после многочисленных показов новостей. Последовали гражданские беспорядки и волнения в Лос-Анджелесе и других городах, на первый план выдвинулись вопросы расовых взаимоотношений и упадка нравов. Для наших целей интереснее всего различие во взглядах на вердикт афроамериканцев и американцев европейского происхождения. Они не отличаются в общей оценке (большинство считает решение суда шокирующим и несправедливым). Различия, однако, состоят в том, насколько типичным кажется этот вердикт разным группам населения. Большинству белых это представляется исключением из правил, вызывающей тревогу судебной ошибкой. Большинство афроамериканцев привыкло к несправедливостям и плохому отношению властей, поэтому вердикт казался им вполне типичным; их реакция на суд была намного более эмоциональной. Одни и те же новости и видеоряд могут иметь разное значение для двух групп людей, обладающих различным жизненным опытом.
Многие постоянные мировые конфликты заключаются, в сущности, в гигантском различии точек зрения, пропасти, которая вынуждает две воюющие стороны совершенно по-разному интерпретировать одни и те же события. Противники не в состоянии оценить, насколько различным может быть взгляд людей на одно и то же событие. Например, во время холодной войны (19451990) Советский Союз и западные державы рассматривали друг друга, опираясь на собственные предубеждения. Израильтяне и палестинцы, тутси и хуту, сербы и хорваты, католики и протестанты Северной Ирландии считали, что их притесняет и подавляет другая сторона. Когда Запад стал расширять НАТО, то с точки зрения Москвы тактика блока показалась агрессивной. С их точки зрения расширение блока выглядела как подготовка к войне на востоке.
Важным теоретическим и практическим вопросом является взаимодействие и возможное столкновение друг с другом визуальных и аудиоматериалов. Особенно интересным представляется случай, когда аудиоматериал сопровождается эмоционально насыщенными кадрами, которые часто сопутствуют военным репортажам, репортажам о несчастных случаях, голоде и мятежах. Такое сочетание оказывает комплексное воздействие на память. Интенсивный эмоциональный образ обезображенного тела, жертвы войны или несчастного случая в действительности вытесняет из памяти вербальную информацию, представленную до этого кадра. Тем не менее, материал, поданный во время или сразу после яркого образа, запоминается так же или даже лучше, чем материал, не сопровождаемый ярким визуальным образом (лучше материал запоминается, когда он представлен после яркого визуального образа). Большое значение имеет и сама память и ее параметры.
Еще один интересный вопрос это воздействие гласности в масс-медиа на вынесение приговора судом присяжных. Тут существуют два основных подхода. В одном рассматривается специфическая гласность до суда. Когда жюри присяжных до суда располагает информацией о данном деле, это, конечно, влияет на вердикт. Например, жуткая информация об изнасиловании или убийстве увеличивает вероятность вынесения обвинительного приговора. Призывы судьи не принимать во внимание эту информацию не стирают знание о ней в памяти присяжных. Второй вариант, когда члены жюри до суда располагали общими знаниями о схожих случаях.
СМИ, в особенности новости на телевидении, могут даже влиять на внешнюю политику и отношения с иностранными государствами. Поскольку источники новостей транснациональны, то они неизбежно связаны с политикой тех стран, откуда они поступают. Широко распространена практика обмена видеоматериалами и репортажами по международным телеграфным службам новостей. Репортеры из других государств зависят от возможностей и условий стран, в которых они находятся, когда принимают зарубежные новости и транслируют их на родину. Часто журналистам приходится иметь дело с местной цензурой и ее вмешательством в освещение событий. Правительства порой пытаются манипулировать нашими представлениями, ограничивая репортажи и освещение события. Например, Саудовская Аравия во время войны в Персидском заливе мешала репортерам с Запада освещать репрессии в отношении женщин и преследование не-исламских религий.
Учитывая характеристики событий, заслуживающих внимания СМИ, террористические акты должны освещаться в прессе и на телевидении, но вместе с тем терроризм и террористы подвергают опасности сами СМИ и осуществляют давление на журналистов. Террористы, руководствующиеся обидой и недовольством, бросают вызов правительству и всячески стараются создать шумиху вокруг своих терактов. Например, группы радикальных исламистов, убивавшие журналистов в Алжире, террористы республиканской армии, закладывавшие бомбы в Лондоне и Белфасте, представляют тип недовольных террористов. С другой стороны, цель групповых террористов получить узаконенный status quo, они, как правило, сторонятся СМИ или активно угрожают тем, кто пытается о них писать или снимать репортажи. Например, действия полувоенных «эскадронов смерти» в Сальвадоре в 80-е годы, убийство бразильского защитника окружающей среды Чико Мендеса в конце 80-х или нападения боснийских и сербских военизированных группировок на дома мусульман и хорватов во время балканской войны в начале 90-х это примеры группового терроризма.
Чаще всего СМИ попадают в ловушку, расставленную недовольными террористами, когда пишут и говорят о терактах чересчур много, рискуя придать терроризму законный характер и сделать его привлекательным. В 70-е и 80-е годы СМИ подвергались сильной критике за то, что в них слишком большое внимание уделяется терроризму. С того времени «пресса научилась гораздо лучше обращаться с террористами, совершающими теракты из-за обиды или недовольства существующим порядком. Вместе с тем, когда дело касается группового терроризма, существует другая опасность не освещать и не говорить о нем вообще, когда не удается идентифицировать настоящих виновников теракта, если такая возможность теоретически существует» [№ 36; С.52].
3.2. Информационные войны СМИ против общества.
Сегодня в массовом сознании россиян утвердилось отчетливо негативное отношение к политтехнологам. В психолингвистических экспериментах по предъявлении слов «политическая технология» большинство респондентов дают ассоциацию «грязная», а к слову «Пи Ар» «черный».
Наше «самое читающее в мире» общество всегда с большим доверием относилось к сообщениям отечественных СМИ. Информация в газете, эфире приобретала силу непререкаемого авторитета, документа, возможно, потому, что в прошлом все партийно-государственные решения и постановления народ получал из прессы, перенося их важность и значение на соседствующие рядом журналистские публикации. Эта безграничная вера помогла СМИ во времена перестройки завоевать себе место «четвертой власти».
Однако, в годы реформ характер отечественной журналистики резко изменился, отношение же к ней аудитории осталось прежним. Большинство СМИ, в первую очередь демократического лагеря, освободившись от партийного и государственного контроля и не чувствуя над собой контроля общества, поняли свободу слова, свободу печати весьма своеобразно, и отказались от прежних моральных и нравственных норм и обязательств. «Пользуясь доверием общества, не стесняя себя в выборе средств, форм и методов, они развернули невиданное манипулирование общественным сознанием, стараясь дискредитировать все бывшие социалистические ценности и внедрить новые, рыночные. Все свое, отечественное признавалось плохим, все западное хорошим, которое следовало перенимать и внедрять в российской жизни» [№ 40; С.70].
Сегодня основным распространителем слухов стали СМИ. Развернувшись на 180 градусов, они из борца с устной народной информационной деятельностью превратились в сообщника. Отдали свои полосы и эфир различным неформальным источникам информации экстрасенсам, колдунам, астрологам и т.д. Кроме того, стали производить собственные подобные тексты, с помощью которых достигается гораздо большая эффективность манипуляции сознанием и поведением людей, чем это было в доперестроечные времена. Обилие всевозможных, порой прямо противоположных сообщений, которые затем же и опровергаются, приводит к тому, что читатели, слушатели, зрители перестают что-либо толком понимать, знать. Возникает атмосфера массового психологического беспокойства, эмоциональное возбуждение, раздражительность. В результате социальная напряженность в обществе еще больше возрастает.
Все виды информационного воздействия (входные данные) на информационную систему можно подразделить на «сухие» факты, логически обоснованные выводы и эмоционально окрашенные утверждения. Последние повышают скорость обработки информации системой, порой минуя даже обязательные логические проверки (средства защиты, основанные на логике). Вспомним, что плачи и крики солдатских матерей, бьющихся в поисках своих сыновей (или их тел среди убитых) в Чечне, действовали на психику телезрителей гораздо сильнее, чем сухие цифры в устах телеведущих. Поэтому для быстрого и массового перепрограммирования народа, нации, наиболее эффективными являются приемы, имеющие эмоциональную окраску и принадлежащие таким сферам, как массовая культура, искусство, религия. Отсюда главный упор делается на деятелей искусства, культуры, религиозных служителей.[№22; С.78]
Главный информационный удар, как правило, направляется на молодежь, имеющую максимальный ресурс для перепрограммирования. Размах антигуманности демократических СМИ принял сегодня такие размеры, что даже сами демократические журналисты не могут устоять от их обличения. Известный «информационный боец» А. Минкин, активно и изобретательно травивший премьер-министра В. Черномырдина в «Новой газете» за то, что тот убил на охоте двух медвежат, нынче с таким же жаром обличает своих телевизионных коллег. Эти откровения особенно ценны, ибо исходят от такого же профессионала. Нормальных людей, пишет он, давно воротит от пошлости и похабщины, заполонивших экран. Минкин даже звонил телевизионному начальству и высказывал ему свое возмущение, на что получал стандартный ответ:
«Не нравится не смотри. Мы же никого не заставляем». Это все равно, если бы торговец наркотиками заявлял милиции: «Какие ко мне претензии? Не нравится не ширяйся. Я же никого не заставляю». Нигде в мире этот аргумент не проходит. Поскольку опасности подвергаются не взрослые, сформировавшиеся люди, а совершенно беззащитные подростки. Они не умеют защищаться от совратителей, и статья в УК потому и говорит о совращении несовершеннолетних. [№42; С.43]
Развращает подростков не только телевидение, но и масса периодики. Специально для них Издательский дом Бурда начал издавать в 1998 г. еженедельные журналы «Соо1» и «Соо1 М». Чтобы приучить детей к новым изданиям, их сначала раздавали бесплатно на улице и в метро, а затем стали продавать по низкой цене. Под видом полового воспитания, борьбы со СПИДом в этих журналах публикуются откровенно растлевающие материалы.
СМИ усиливают воздействие общественного мнения, влияют на власть и на избирателей, артикулируя и усиливая имеющиеся тенденции и разногласия, формируют политическую жизнь, поскольку население узнает о ней не от партий, а по каналам СМИ. Именно они тиражируют и навязывают всему обществу интересы малых групп, раздувают скандалы, изменяют сам народ, формируя его ценности, привычки, культуру, воспитывают и направляют, провоцируют социальные протесты... Как выразился один из респондентов, он не может себе представить ничего находящегося вне влияния СМИ: «от зарождения эмбриона человека и освещения деятельности правительства до судьбы Галактики».
О свободной печати когда-то говорилось, что она должна выполнять миссию отрицательной обратной связи, сообщая «верхам» о тех процессах, которые идут «внизу», и, позволяя, в целях сохранения устойчивости системы, разумно регулировать управляющие воздействия. «Перегрев» какого-то ее блока вызывает ответную реакцию, снижающую опасную температуру до нормальной (термостат, холодильник). Таким образом, отрицательная обратная связь механизм устойчивости всей системы.
Но медиа, особенно российские, по мнению респондентов, выполняют совсем иную работу работу усилителя сигналов и действий в обществе. В результате любая ошибка разрастается, раздувается, увеличивая «перегрев», до тех пор, пока систему не разорвет в клочья.
Неудивительно, что деятельность телевидения и прессы в этом смысле часто оценивается как негативная, а позитивом считается их нейтральность. Медиа в первую очередь интересует усиление передаваемого воздействия, а не его содержание, последствия, роль. Они становятся своего рода катализатором, разгоняющим самые различные процессы в обществе до критического предела.
Но если в системе имеется постоянно действующий усилитель, увеличивающий рассогласование частей и результаты ошибок, его надо тормозить. Специального тормоза для СМИ в российской общественной системе не предусмотрено цензура отсутствует.
СМИ называют сегодня оружием массового поражения, особенно это касается телевидения. Причем называют не простые обыватели, а профессиональные политики, к тому же руководители этих самых СМИ, в частности, бывший министр печати и информации России, бывший председатель комитета Государственной Думы РФ по информационной политике М.Н. Полторанин. Он считает, что общество «устало от безграничной свободы, наглости и клеветы, свободы подстрекательства и политического пижонства», что необходимо защитить россиян от «информационного рэкета и бандитизма». [№5; С.3]. Выработка механизмов, которые реально сделали бы СМИ зависимыми от тех, кто их читает, слушает и смотрит, должна составлять, по мнению Союза журналистов России, основной приоритет законодательной и законоприменительной деятельности».[№40; С.220]. Только высокие созидательные, гуманистические цели могут вернуть средствам массовой информации доверие людей, восстановить их социализаторскую функцию в обществе.
Глава 4. Политическое лидерство как социально-психологический феномен.
Проблема политического лидерства - одна из центральных проблем современной политической психологии.
Ключевой вопрос здесь - что, какие психологические механизмы побуждают или заставляют людей признавать в одном человеке лидера, а другому - отказывать в праве, привилегии и ответственности на такое признание.
Под "психологическим" в области политики имеется в виду такие аспекты внутриполитической и внешнеполитической деятельности государства, которые имеют или могут иметь причины, лежащие в области психологии личности или общественной психологии. Исходя из этого, можно выделить две сферы психологического исследования политической жизни общества. Это, во-первых, влияние отдельного человека на социальные и политические процессы, и, во-вторых, анализ социально-психологических явлений на массовом уровне. Актуальность этой проблематики обусловлена не только чисто теоретическими интересами и целями, не только запросами практики, но и всей предшествующей историей нашего общества.
Для понимания комплексного феномена политического лидерства необходим учёт различных типов переменных, которые в совокупности определяют природу лидерства в каждый конкретный момент времени.
Переменными, которые необходимо учитывать при объяснении данного феномена, являются:
личность лидера, его происхождение, процесс социализации и способы выдвижения;
характеристики последователей;
отношения между лидером и последователями;
контекст, в котором лидерство имеет место;
результат взаимодействия между лидером и последователями в определённых ситуациях.
Итак, было определено, что имеется в виду под феноменом лидерства вообще и политического лидерства в частности. И, по-видимому, чтобы довести анализ до логического конца, необходимо указать на то, какого рода политические деятели попадают под определение этого процесса.
Г. Пейдж считает, что "политическое лидерство - это поведение людей, находящихся в позиции власти их соперников, их взаимодействия с остальными членами общества, как это существовало в прошлом, существует в настоящем, и, возможно, будет существовать в будущем во всем мире"[30; С..24].
Любое лидерство есть явление групповое. Не может существовать лидера-одиночки, лидера "самого по себе", без связи с последователями. Таким образом, отношения между лидером и его последователями главный компонент лидерства.
Каковы же эти отношения? В чём заключаются права и обязанности каждой из сторон? Каковы психологические особенности взаимодействия лидеров и последователей?
Главной особенностью отношений между, лидером и последователями является то, что это отношения власти. Однако власть – это не действие, а, скорее, возможность действия, характеристика тех отношений, которые сложились между людьми. Имеющий её может приказать, но может и не приказать другому. Когда же действие, основанное на властных отношениях, всё-таки совершается, когда один человек заставляет другого что-то сделать в соответствии с его волей, в психологии принято говорить о влиянии.
В самом общем виде под социальным влиянием мы понимаем процесс, через который поведение одного или нескольких людей изменяет состояние других людей. Объект влияния – может изменить свои знания, верования и представления о каких-либо сторонах окружающего мира. Влияние может также затронуть чувства, ценности, мотивацию или отношение к тем или иным вещам и явлениям. Наконец, под влиянием другого лица или лиц он может изменить своё поведение.
Влияние – это процесс взаимодействия между людьми. Оно является психологической основой лидерства. Чтобы стать лидером и оставаться им, человеку мало обладать потенциальной властью, надо пользоваться ей, постоянно оказывать влияние на других людей, навязывать им свою волю и проводить через них свои решения, превращать этих других в своих последователей. Говоря, о лидерстве, подразумеваются не все виды влияния, которые может оказывать на человека другой человек или группа, а прежде всего, так называемое несимметричное влияние, которое возникает, когда один человек влияет на другого значительно сильнее. Причём, в случае лидерских отношений тот, кто влияет – субъект влияния – является фиксированным лицом, и его влияние сохраняется на протяжении длительного периода времени.
Опосредствованный характер отношений лидера с последователями ведёт к тому, что одним из главных и наиболее эффективных средств воздействия лидера на публику становится коммуникация. Очень часто последователи имеют дело не со своими личными и непосредственными впечатлениями от лидера, его деятельности и его жизни, а каждый раз с рассказом о лидере, с сообщением, подготовленным специально для восприятия другими лицами, содержащим определённую точку зрения и составленным – сознательно или бессознательно – с целью повлиять на получателя этого сообщения. Материалом сообщения может быть всё, что угодно. Главное в нём то, что этот материал уже обработан для целей определённой коммуникации.
Такие сообщения дополняют, развивают и изменяют друг друга. Их поток составляет основу политической коммуникации. Политическая коммуникация - всегда влияние. Таким образом, политическую коммуникацию, большей частью осуществляемую с помощью языка, следует понимать не как обмен описаниями или выражением мыслей, а скорее как обмен действиями. Слова и речи можно рассматривать как социальное действие, когда они изменяют мир и существующее положение вещей. Например, когда в церкви человек говорит "я согласен взять в жены", он не только выражает этим свои чувства, но и становится женатым человеком. Точно также можно в большинстве случаев рассматривать и политическую коммуникацию.
Сегодня политическая коммуникация творит особый мир, существующий по своим законам и кажущийся публике истинной - и единственной реальностью. Один и тот же политический факт может пониматься совершенно по-разному различными людьми, и это совсем не означает, что один из них видит истину, а другой заблуждается: обе точки зрения одинаково имеют право на существование.
Политическая коммуникация является тем более сильным средством влияния, что это влияние, как правило, скрыто.
Помимо языковых, убеждающих средств воздействия в распоряжении политического лидера имеются и другие средства влияния. Они могут быть связаны с занимаемой официальной позицией, с обладанием средствами насилия или поощрения. Влияние, основанное на этих средствах, важнейшая сторона взаимоотношений лидера и последователей.
Однако не только лидеры, но и последователи имеют – правда, в меньшей степени – средства влияния на лидеров. Последователи могут по-разному реагировать на действия лидера. Они могут включиться в процесс политической коммуникации, высказываясь за или против лидера. Могут совершать действия в соответствии с волей лидера или игнорируя его. И всё же самым мощным средством воздействия, придающим смысл всем действиям выборных лидеров, является голосование.
Однако, чтобы добиться успеха, лидер может опереться на разнообразный арсенал средств, выбрать различные методы и стратегии влияния.
Необходимо помнить, что в сегодняшней политической жизни самым мощным и надежным средством воздействия политика на публику является коммуникация. С ее помощью политик не только передает свои мысли и чувства, но и конструирует свой образ и даже создает специфическую политическую реальность.
Важнейшая задача политика перед лицом публики – выработка оптимального стиля самопредъявления, конструирования публичного «Я». Созданный имидж будет отражать далеко не все личностные качества, но по возможности лишь те, которые привлекают публику.
Образ политического лидера, или, как его принято называть вслед за англоязычными авторами, имидж, – «это набор определённых качеств, которые люди ассоциируют с определённой индивидуальностью». В отличие от публики, воспринимающей лидера целостно, исследователям необходимо, по-видимому, различать составляющие его имиджа. Существуют три группы таких составляющих. Это, прежде всего, персональные характеристики лидера. К ним относятся его физические, психофизиологические особенности, его характер, тип личности, индивидуальный стиль принятия решений и т.д. Другая составляющая образа лидера – «социальные характеристики». Под ними мы имеем в виду статус лидера, который включает не только статус, связанный с занимаемой официальной позицией, но также и с происхождением, богатством и т.д. Со статусом тесно связаны модели ролевого поведения. Кроме того, социальные характеристики включают связь лидера с различными социальными группами, с теми, интересы которых он представляет, с теми, которые поддерживают его и являются союзниками, а также с теми, которые являются его оппонентами и открытыми врагами. Наконец, образ лидера несет большую символическую нагрузку. Лидеры становятся знаками определённых идеологий, того или другого возможного будущего, определённого курса действий.
Каждая из этих групп характеристик вносит различный вклад в формирование личностной власти политического лидера и в различной степени поддается сознательному конструированию. Однако в связи с тем, что общение лидера и последователей опосредуется СМИ, подавляющее большинство нежелательных персональных качеств лидера может просто не попасть на глаза последователям.
Одна из немногих характеристик, которая, напротив, приобретает в телевизионную эпоху большой вес, – это внешность лидера. Многие исследователи отмечают существование некоторого качества, которое делает личность неотразимой в глазах других и позволяет осуществлять загадочное влияние, особенно в случаях непосредственного контакта с массами, например, на митингах. Лебон называл это качество «обаянием», Вебер – «харизмой», его пытаются понять и объяснить многие поколения ученых.
Другие качества, существенные для имиджа лидера, - "социальные характеристики" - связаны с текущей политической ситуацией, которой лидер должен соответствовать. Лидер ориентируется на определённые социальные группы, стараясь в то же время заручиться поддержкой как можно большего количества людей. Он должен чутко улавливать их требования, продиктованные их социальным и демографическим положением, реальными или мнимыми политическими интересами, идеологическими предпочтениями, а также ситуацией, сложившейся в стране, городе и т.п. В этом случае задача политического консультанта, работающего над формированием имиджа лидера - обозначить и стимулировать желательные ассоциации так, чтобы избиратели поверили, что кандидат осуществит их мечты, надежды и потребности".
"Социальные характеристики" - достаточно подвижная часть имиджа лидера, тесно связанная с требованиями реальности. Символические характеристики, напротив, являются крайне устойчивым и неизменным компонентом. Они связаны с идеологиями, которые не меняются в течение десятилетий или даже столетий, а также с ещё более постоянными культурными архетипами. Иначе говоря, существует некий постоянный набор черт и качеств, который обязательно должен демонстрировать политик, чтобы его последователи увидели в нём лидера. Только тот политик, который сможет подогнать под себя этот идеальный тип, сможет добиться успеха в качестве публичного лидера.
Далее будет рассмотрено содержание всех характеристик, а также способы успешного конструирования имиджа политика. Конструирование имиджа как символа занимает первостепенное место и в силу своего постоянства легче, чем другие составляющие, поддаётся теоретическому обобщению. Действия, с помощью которых конструируется идеальный лидерский тип, являются символическими, или, по Веберу, ценностно-ориентированными. Они не порождаются конкретной ситуацией и не должны вести ни к каким конкретным результатам в смысле изменения действительности. Важна сама их демонстрация, они ценны сами по себе, независимо от последствий.
Черты и качества личности лидера, которые он должен демонстрировать публике, должны быть однозначны, чётко определены, ярко выражены и довольно постоянны. Различные авторы пытались выявить тот набор черт, которыми обязательно должен обладать лидер в глазах публики. Так, Макиавелли писал: "Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием, изнеженностью, малодушием и нерешительностью. Этих качеств надо остерегаться, как огня, стараясь, напротив, в каждом действии являть великодушие, бесстрашие, основательность и твердость. Решение государя касательно частных дел подданных должно быть бесповоротным, и мнение о нём должно быть таковым, чтобы никому не могло прийти в голову, что можно обмануть или перехитрить государя" [36; С. 81].
Те описания "лидерских" черт, которые были сделаны современными авторами на протяжении последних десятилетий дополняют и развивают их. Прежде всего, лидер должен конструироваться как лицо деятельное, активное. Дж.Гэллап, анализируя кривые президентской популярности, писал: "Любое резкое падение в популярности - вероятно, следствие бездействия президента перед лицом важных событий. Бездействие вредит ему более, чем что-либо ещё"[5; С.40]. Образ деятельного лидера конструируется в глазах публики не только действиями и инициативами, но скорее с помощью слов и речей. Впечатляющие решения, предложения и перспективы, предлагаемые лидером в своих выступлениях, будут способствовать его популярности больше, чем неуклонные, постепенные и малозаметные действия по действительному решению какой-либо проблемы. Вообще, чтобы действия, которые лидер предпринимает, были восприняты публикой с энтузиазмом, они должны отвечать двум условиям: быть достаточно решительны и поражать воображение.
Необходимо заметить, что великие события истории всегда играли на руку популярности лидеров. Ведь именно тогда, когда стране и народу грозят опасности или враги, появляется возможность продемонстрировать решительные действия. Такие действия очевидны для всех и поражают воображение.
Политик, совершивший их, становится в глазах народа героем и выдающимся деятелем своего времени.
Между тем другие лидеры, действующие не в столь экстремальной обстановке, и предпринимающие не столь бросающиеся в глаза действия, часто не имеют в глазах последователей никакой популярности.
Чрезвычайные события и критические ситуации, отсутствующие в действительности, также могут быть созданы с помощью слов. В обществе и мире всегда сохраняется определённое неблагополучие. Однако от задач оратора зависит, заметит или нет он это неблагополучие, назовёт или нет его проблемой, и насколько серьёзно он оценит эту проблему. В принципе никто не мешает лидеру, его сподвижникам или оппонентам объявить, что ситуация складывается серьёзная или даже критическая, что наступает решительный момент или переломный период. Поскольку большая часть населения лишена достоверной и полной информации о действительном положении вещей в стране или мире, то проверить эти утверждения довольно трудно. Этим приёмом успешно и охотно пользовались все советские руководители вплоть до последнего времени.
Итак, действенность является важнейшим качеством лидера. Однако ряд авторов подчеркивает, что центральным моментом здесь является не просто действие, но демонстрация того, что лидер видит проблемы, хочет с ними справиться, и принимает на себя ответственность за положение дел в стране, правительстве и т.д. Принятие ответственности лидером имеет для публики важный психологический смысл: оно вносит справедливость и разумность в мир безличных причин. Тем самым публика как бы заверяется в том, что мир управляем, и жизнь будет постоянно улучшаться.
Несмотря на то, что, по мнению некоторых авторов, публика прощает лидеру некоторые его провалы и ошибки, оценка действий лидера занимает важнейшее место в создании его имиджа. Оценка действий того или иного лидера – дело крайне сложное. Во-первых, потому, что различные социальные группы могут иметь противоположные политические интересы и то, что было благом для одних, окажется злом для других. Кроме того, то или иное политическое событие зависит не только и даже не столько от лидера, сколько от множества администраторов более низкого уровня и исполнителей. Принятие лидером ответственности, тем не менее, предполагает наличие оценки его действий.
Вообще успех личности является одной из самых важных предпосылок её влияния на других. Людям свойственно подражать тому, кто достиг успеха. Так, преимущества в выборах на лидерский пост, как правило, имеют люди, добившиеся успеха, причём не только в политике, но и в других областях.
Способность добиваться успеха, похоже, воспринимается как самостоятельное качество какого-либо человека, не связанное с определённым видом его деятельности. На престиж лидера может оказывать косвенное влияние авторитет его команды или союзников. Так, лидер будет оцениваться как более успешный и авторитетный, если последователи узнают, что его поддерживают выдающиеся и уважаемые сторонники.
Лидер должен выглядеть благожелательным и справедливым по отношению к своим союзникам и Последователям. Правитель в глазах народа должен являться образцом справедливости, мудрости и олицетворением нравственной власти. Вся несправедливость государства в этом случае, как правило, приписывается подчинённым, пользующимся неосведомлённостью лидера. В отношении же врагов и соперников лидер обязан демонстрировать чувства агрессии, соперничества.
Часто биографию лидера составляет не только то, что он делал, но и то, что он не делал. Так, например, отсутствие политического опыта и неучастие в тех или иных видах политической деятельности может рассматриваться как заслуга кандидата на лидерский пост. Отсутствие опыта работы в правительственных структурах может преподноситься как свидетельство "политической чистоты", неучастие в "закулисных политических сделках", отсутствие связей с "коррумпированной властью" Политически неопытный претендент легко может быть выставлен как истинный представитель народа, который, если его выберут, будет представлять власть народа и защищать народ.
Внешность, пол и возраст лидера также имеет значение. Как правило, в качестве лидера представляется представительный человек приятной внешности, пожилой, и конечно мужчина, а не женщина. И если появляется возможность выбора, все эти характеристики оказывают на него серьёзное влияние. Речь, позы и жесты лидера отличаются от речи подчиненных. Речь строится в форме приказов. Кроме того, она всегда имеет более медленный темп, чем речь подчиненных. В ней больше пауз и они длиннее. Культурные нормы предполагают, что лидер всегда говорит больше остальных. Также в экспериментах было показано, что люди, перебивающие собеседников, всегда воспринимаются окружающими как более успешные и управляющие, хотя и менее социально приемлемые, надёжные и компанейские.
Существуют также чисто пространственные (невербальные) моменты, которые отличают лидеров от подчиненных. В европейской культуре лидер всегда располагается вне остальных. Эта позиция вне и над (как, например, при публичном выступлении), или вне и впереди (например, в разных шествиях, походах войск и т. д.) выделяет любую фигуру в качестве лидера. Эти факты были отмечены рядом учёных, однако еще задолго до этого множество людей понимало их на интуитивном уровне.
В странах с отлаженной избирательной системой существуют специальные механизмы создания имиджа будущего лидера. Все вместе они могут быть собраны в механизме политической кампании. Политическая кампания, помимо своих инструментальных функций - выборов человека на определённый официальный пост - выполняет также ряд символических функций. В ней происходит, в частности, проецирование лидерских качеств на кандидата, те в процессе избирательной кампании, только исполнив все ритуалы этой кампании, политик становится лидером в глазах последователей. Рассмотрим некоторые особенности "делания образа" лидера, опираясь на опыт американских избирательных кампаний. По мнению специалиста по политической рекламе Т.Пэттерсона, создание имиджа для любого политика - дело довольно простое: "Имидж легко принимается избирателями и развивается ими. Он, похоже, не опровергается даже с предъявлением новой информации" [37; С.63]. Главная стратегия при создании имиджа - правильно определить требования и желания публики относительно того лидера, который ей нужен: "консультант должен через манипуляцию символами и образами заставить публику поверить, что кандидат удовлетворяет её потребностям. Реклама конденсирует имидж желаемых достижений".
Построение удачного имиджа политического лидера главным образом зависит от следующих условий: от знания и понимания настроений, требований и установок своих будущих или настоящих последователей и умения показать, что политик - именно тот, кто полностью отвечает потребностям публики. Одна из самых действенных стратегий для завоевания доверия публики - показать политику, что он похож на них, что у него одинаковые с ними заботы и проблемы, что он - "один из них". Чрезмерная оригинальность в сфере политики при формулировании программ, построении имиджа политического лидера и т.п. недопустима, она лишь оттолкнёт от политика большую часть людей.
Чтобы победить, кандидату полезно воспользоваться одной из главных заповедей маркетинга:
"Конкурентоспособный товар должен быть таким же, как все, но чуть-чуть лучше". Построение имиджа популярного лидера требует не только учитывать требования момента и действовать по ситуации, политик всегда должен демонстрировать некоторые черты и качества характера, которые в сознании публики однозначно связаны с "лидерскими" качествами. Не всегда важно обладать этими качествами на самом деле, но всегда важно выглядеть обладающими этими качествами. Так, лидер должен выглядеть деятельным, решительным, справедливым и заботливым к тем, кто признает его лидерство, беспощадным к врагам, преодолевающим все препятствия, выходящим победителем из любой ситуации и всегда ощущать себя правым и т.д. Большинство этих качеств успешно конструируются с помощью слов.
 Часть II. Экспериментальное исследование теленовостей как фактора социально-психологического воздействия.
2.1. Описание процедуры и методов исследования.
Система средств массовой информации не может развиваться, не опираясь на научные исследования, в том числе и на исследования социальных психологов, поэтому проблематика социально-психологических исследований в этой сфере разрабатывается достаточно активно. В СМИ объектами прикладных исследований являются: коммуникатор, сообщение, аудитория, канал, эффективность [Андреева, 2005. С.328]. Цель данной работы: описать взаимосвязь общественной оценки личности политического лидера и содержание видеосюжетов в информационных программах ТВ. Нас интересует такой объект прикладных исследований в СМИ как эффективность: как влияет стиль подачи телевизионной информации на ее восприятие, в частности, влияние позитивной и негативной информации на общественную оценку политического лидера. Значимость этого вопроса велика. Политические информационные телесюжеты в значительной степени обуславливают восприятие населением всей совокупности проблем политической жизни. Информационные телесюжеты с участием политиков способствуют формированию имиджа политических руководителей, политических партий, государственных институтов и учреждений. [Андреева, 2005. С.330].
Мы выдвинули предположение, что социальная оценка личности политического лидера колеблется в зависимости от негативной и позитивной информации. В естественных условиях, то есть в обыденной жизни, проследить влияние теленовостей на аудиторию сложно. Уловить «обратную связь», которая не поступает немедленно, можно лишь в условиях эксперимента. Поэтому для проверки данной гипотезы мы провели лабораторный эксперимент. В качестве стимульного материала послужили сюжеты выпусков новостей самарских телекомпаний. Для этого были просмотрены выпуски новостей за последние полгода. К эксперименту привлечены самые яркие репортажи с участием двух политических лидеров регионального масштаба: главы города Самара Георгия Лиманского и губернатора Самарской области Константина Титова.
Сюжеты выбирались по следующему принципу: два репортажа, раскрывающих деловые качества политика, один из которых носит позитивный характер, другой – негативный, и два репортажа с акцентом на личностные качества, один из которых, соответственно, показывает положительные качества политика, другой – отрицательные. Все репортажи были записаны на отдельную кассету, для того, чтобы в условиях лабораторного эксперимента показать испытуемым. Таким образом, для эксперимента потребовалось техническое оснащение: телевизор и видеомагнитофон.
В качестве испытуемых выступили студенты психологического факультета Самарского государственного педагогического университета, причем, как очной формы обучения, так и заочной, в том числе получающих второе высшее образование. Таким образом, в число испытуемых вошли молодые люди в возрасте от 18-ти до 35-ти лет, как работающие, так и неработающие. В эксперименте приняли участие 53 человека. Их мы разделили на 4 группы. В первую группу испытуемых вошли студенты первого курса очного отделения. Вторую группу составили студенты заочного отделения. Третья группа – студенты, получающие второе высшее образование. Их возрастная категория – от 25 до 35 лет. Четвертая группа – студенты очного отделения. Их возрастная категория – от 18-ти до 21 года. То есть первая и четвертая группы – это неработающие студенты. Вторую и третью составили студенты, совмещающие учебу с работой.
Первой группе был предложен к просмотру негативный сюжет о деловых (профессиональных) качествах главы города Самара Георгия Лиманского. Сюжет показал совещание Правительства Самарской области, на котором председатель Правительства отчитывал главу города за то, что на празднование 60-летия Победы городские власти не выделили денег. Предварительно, до просмотра телесюжета, группа испытуемых дала оценку политической личности Г. Лиманского. Основным материалом сбора данных стал С.Д (семантический дифференциал на базе методики Осгуда). Бланк С.Д включает 54 основный психологических характеристик личности (Приложение №1). После просмотра сюжета, где деловые качества политического лидера подвергались критике, группа испытуемых еще раз дала оценку политической личности главы города, используя второй экземпляр того же бланка С.Д.
Вторая группа тоже оценивала личность Г. Лиманского как политического лидера, но в качестве стимульного материала ей был предложен репортаж, раскрывающий отрицательные личностные качества главы города. Репортаж, снятый в парке Металлургов, повествовал о том, что по распоряжению главы города в местный пруд не выпускают лебедей, что пагубно сказывается на состоянии птиц. Без воды они могут погибнуть. До просмотра сюжета вторая группа испытуемых дала свою оценку личности Г. Лиманского, используя бланк С.Д.
Третья группа, предварительно оценив личность Константина Титова, используя бланк С.Д, просмотрела положительный сюжет о деятельности губернатора. Сюжет показал, как проходила инаугурация губернатора, на которую приехали крупные политики-федералы, в том числе и Жириновский. В репортаже все говорили о деловых качествах губернатора исключительно только хорошее. После просмотра сюжета третья группа вновь дала оценку деловых качеств Константина Титова по бланку С.Д.
Четвертой группе было предложено оценить личность губернатора, используя бланк С.Д. Затем испытуемые просмотрели положительный сюжет, раскрывающие личностные качества губернатора. Репортаж был сделан на полях губернии. Константин Титов предстал перед зрителями в резиновых сапогах и вязаной шапке, общающимся с сельчанами, то есть человеком простым и добродушным.
Таким образом, замеры во всех четырех группах проводились 2 раза.
2.2. Основные результаты.
После эксперимента были обработаны 106 бланков. Полученные данные были сведены в статистические таблицы и подвергнуты математической обработке в компьютерной среде Statistika 6.0. Для анализа использовался критерий достоверности различий Манна-Уитни. Результаты расчетов приведены в таблицах.
Таблица достоверности различий. 1 группа испытуемых (критерий Манна-Уитни)

Rank Sum
Rank Sum
U
Z
p-level
Z
p
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Первая таблица показывает сдвиг оценки в первой группе испытуемых. Им предъявлялся сюжет, рассказывающий об отрицательных профессиональных качествах главы города Г. Лиманского. Таблица позволяет заметить, что достоверный сдвиг произошел по следующим шкалам:
Шкала №3. В бланке С.Д. (семантического дифференциала на базе методики Осгуда) это такие противоположные качества как «заметный» и «незаметный». U = 82, 5000 (p=0,03). Шкала №13. В бланке С.Д это такие качества как «умный» и «глупый». U = 85, 5000 (p=0,04). Шкала №17. В бланке С.Д это такие качества как «побеждающий» и «проигрывающий». U = 87, 5000 (p=0,04).
Таблица достоверности различий. 2 группа испытуемых (Манна-Уитни).

Rank Sum
Rank Sum
U
Z
p-level
Z
p-level
Valid N
Valid N
2*1sided

Var1
148,00
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·244
0,225347
-1,24223
0,214153
12
12
0,241524

Var26
127,0000
173,0000
49,00000
-1,32791
0,184210
-1,39336
0,163513
12
12
0,197808

Var27
121,0000
179,0000
43,00000
-1,67432
0,094070
-1,71820
0,085760
12
12
0,100530

В таблице №2, которая предоставляет данные эксперимента во второй группе, достоверных сдвигов нет.
Таблица достоверности различий. 3 группа испытуемых (Манна-Уитни)

Rank Sum
Rank Sum
U
Z
p-level
Z
p-level
Valid N
Valid N
2*1sided

Var1
120,0000
133,0000
54,00000
-0,42682
0,669509
-0,43823
0,6
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·000
55,50000
-0,32833
0,742666
-0,34329
0,731384
11
11
0,747658

Var27
121,5000
131,5000
55,50000
-0,32833
0,742666
-0,33760
0,735663
11
11
0,747658

В таблице №3, которая предоставляет данные эксперимента в третьей группе, достоверных сдвигов нет.
Таблица достоверности различий. 4 группа испытуемых (Манна-Уитни)

Rank Sum
Rank Sum
U
Z
p-level
Z
p-level
Valid N
Valid N
2*1sided

Var1
173,0000
178,0000
82,00000
-0,12821
0,897987
-0,13322
0,894021
13
13
0,919734

Var2
182,5000
168,5000
77,50000
0,35897
0,7196
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·0
167,0000
76,00000
0,43590
0,662911
0,48797
0,625568
13
13
0,686632

В таблице №4 произошел сдвиг оценки личности после просмотра сюжета испытуемыми четвертой группы. Им предъявлялся сюжет, повествующий о положительных личностных качествах губернатора Самарской области К. Титова. Математические подсчеты показали следующие результаты: достоверный сдвиг произошел по шкале № 26. В бланке С.Д под номером 26 стоят такие характеристики личности как «мягкий» и «жесткий».
U = 21,000 (p=0,001).
2.3. Обсуждение и анализ результатов.
Эксперимент показал, что достоверные сдвиги произошли в первой и четвертой группе. Это значит, что после просмотра сюжетов испытуемые поменяли свое представление о личности политического лидера. В частности, о таких его качествах как «заметный» – «незаметный», «умный» – «глупый», «побеждающий» – «проигрывающий» и «мягкий» – «жесткий».
У испытуемых первой группы после просмотра негативного сюжета о деловых (профессиональных) качествах главы города достоверный сдвиг произошел в сторону отрицательного выбора: от «заметного» к «незаметному», от «умного» к «глупому», от «побеждающего» к «проигрывающему». В первую группу испытуемых вошли студенты второго курса очного отделения. Их возраст 18-19 лет. Поэтому достоверный сдвиг по трем шкалам можно объяснить юным возрастом испытуемых. Можно предположить, что в этом возрасте в сознании студентов еще не сформировался четкий, устойчивый образ политика. Поэтому содержание сюжета сразу повлияло на мнение испытуемых. Сюжет, показывающий отрицательные качества Г. Лиманского, сформировал отрицательное мнение у испытуемых. Исходя из содержании сюжета, который показывал нежелание главы города выделить из городского бюджета деньги на проведения парада, посвященному 60-летию Победы, можно объяснить сдвиг испытуемых от такого качества как «заметный» к «незаметному». Дело в том, что в сюжете самого политика, которого нужно было оценить испытуемым, не было. О нем просто шел разговор, и разговор был не в мягкой форме. Поэтому в сюжете политик был «незаметный». Следующий достоверный сдвиг от «умного» к «глупому» можно объяснить простыми умозаключениями испытуемых и социальными нормами, принятыми в обществе. Таким качеством как «умный» общепринято характеризовать человека, который принимает разумные решения. Так как сюжет говорил об обратном, то и выбор испытуемых первой группы поменялся в сторону отрицательного оттенка. После просмотра негативного сюжета уму испытуемые предпочти его отсутствие. Качество «глупый» получило наивысший балл. Достоверный сдвиг по шкале «побеждающий», «проигрывающий» в сторону от «побеждающего» к «проигрывающему» после просмотра сюжета так же можно объяснить содержанием сюжета. С критикой на главу города обрушился председатель Правительства области, то есть оцениваемый испытуемыми политический лидер Г. Лиманский, уже получил отрицательную оценку областных властей. То есть на глазах у испытуемых первой группы он потерпел поражение в Белом Доме. Значит, он – не победитель, а проигравший.
На основании результатов таблицы № 1 можно сделать вывод: достоверные сдвиги по трем шкалам связаны с возрастом студентов и с содержанием сюжета.
В таблице № 2 и в таблице № 3 достоверных сдвигов не произошло. Возможно, это объясняется возрастом испытуемых. Вторую и третью группы испытуемых составили студенты более старшего возраста. Вторая группа заочного отделения – это молодые люди в возрасте от 28 до 35 лет, третья группа – студенты, получающие второе высшее образование. Их возраст: от 25 до 35 лет. Скорее всего, более зрелый возраст менее подвержен кратковременному влиянию телевизионных сообщений. А так как влияние было именно кратковременным (студентам показывался всего один сюжет), то его восприятие не повлияло на оценку политического лидера. Кроме того, содержание как негативного сюжета (второй группе испытуемых предлагался отрицательный сюжет о личных качествах главы города), так и позитивного сюжета (третьей группе предлагался сюжет о положительных качествах губернатора) не сказались на оценке испытуемых. Еще одно предположение, связанное с отсутствием достоверных сдвигов, - это влияние в ходе эксперимента мнения аудитории, то есть общественного мнения. Испытуемые, просмотрев сюжет, сопоставляя увиденный образ со своим собственным представление о данном политике, возможно, выносили свои суждения, под влиянием общественного мнения. Наблюдения за поведением аудитории показали, что во второй и третьей группе в ходе эксперимента позволялись высказывания. Испытуемые в слух высказывали свое мнение, подобные тому, что «ничего после просмотра не изменится, мы хорошо знаем этого политика, он такой-то» или «вот он как старается выглядеть перед камерой хорошо, но мы то знаем какой он на самом деле». Таким образом, испытуемые второй и третьей групп, в слух произвольно интерпретировали сведения из СМИ, подкрепляя их слухами и ранее сложившимися убеждениями.
Достоверный сдвиг в четвертой группе испытуемых, а их возраст 20-27 год, произошел по шкале, характеризующей такое качество политика как «мягкий» – «жесткий». После просмотра позитивного сюжета о личностных качествах губернатора Самарской области, который, несмотря на непогоду, лично выехал проверить на полях, как идут дела с урожаем. Его внешний вид: вязаная шапка, куртка и резиновые сапоги, произвели впечатления у испытуемых. Их выбор с «жесткого» сместился в сторону «мягкого». Губернатор в сюжете запросто общался с колхозниками. Репортаж создал впечатление внимания губернатора к нуждам сельчан. Этим и объясняется достоверный сдвиг. Четвертая группа испытуемых после просмотра сюжета увидела политика не жестким, а мягким человеком. Если учесть возраст испытуемых четвертой группы, то мы видим такую же картину, какая сложилась в первой группе. И в той, и в другой группе произошел достоверный сдвиг. И возраст испытуемых первой и четвертой групп не превышает 21 года. Наблюдения, сделанные во время проведения эксперимента показали, что испытуемые очного отделения в возрасте 20-ти лет, больше сомневались при оценивании политика по тесту Осгуда, некоторые вслух высказывали сомнения, объясняя их незнанием человека. В таком случае, сомневающиеся испытуемые прибегали к помощи СМИ, вспоминая образ политика, показанный на телевидении ранее. Таким образом, можно предположить, что разрушить кратковременным показом сюжета ранее сложившийся в сознании людей образ трудно. Возможно, более cильное влияние произведет на общественное мнение многократное информационное воздействие. И чем в более раннем возрасте произойдет это информационное воздействие на человека, тем эффективнее оно будет.
Поскольку объектом наших исследований была социальная оценка личности политика, а человек как политическая личность формируется в зрелом возрасте, то и объективно оценить студентам очного отделения политика, используя жизненный опыт, сложно. Возможно, на оценку влияла эмоциональная оценка действительности, кратковременные обстоятельства и мнения других. Следует учесть возможность оценки «на бум». Если испытуемый не знал, каким качеством обладает оцениваемый им политик, то, скорее всего, он не осознавал свой выбор, присуждая бал лишь бы заполнить бланк.
В данной работе мы описали проведенный эксперимент со студентами психологического факультета Самарского государственного педагогического университета и на примере студенческой аудитории показали взаимосвязь общественной оценки личности политического лидера и содержание видеосюжетов в информационных программах ТВ. Результаты эксперимента подтвердили нашу гипотезу: социальная оценка личности политического лидера колеблется в зависимости от негативной и позитивной информации. Предполагаем, что результаты исследования теленовостей как фактора социально-психологического воздействия можно распространить на всех молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет, так как большинство испытуемых не только учатся, но и работают, у некоторых есть семьи и дети. То есть они принадлежат не только к студенческой группе, но и к другим самым разным группам, как профессиональным, так и социальным.
Эксперимент проводился в искусственных условиях. Как правило, восприятие телевизионных сюжетов происходит в изоляции от большой аудитории. В обыденной жизни человек смотрит программы новостей дома, в кругу семьи, поэтому воспринимает информацию и перерабатывает ее самостоятельно, опираясь на собственный опыт и ценности, исключая мнение «толпы». В данном эксперименте присутствовал эффект социальной фасимиляции. Присутствие публики в некоторой степени изменила поведение испытуемых. Из вышесказанного можно сделать вывод: если данный эксперимент проводить в естественных условиях, валидность будет выше.
Выводы.
Результаты исследования, которые в двух из четырех случаев по четырем шкалам показали уровень достоверности меньше 0,05, (p-level=от 0,04 до 0,001) позволяют сделать вывод, что гипотеза верна и подтверждается в 95-ти случаев из 105.
Достоверные сдвиги в бланке семантического дифференциала на базе методики Осгуда после просмотра сюжета, показывающего отрицательные качества политика, произошли последующим шкалам: №3 – «заметный», «незаметный», №13 – «умный», «глупый», №17 – «побеждающий», «проигрывающий».
Достоверные сдвиги после просмотра сюжета, повествующего о положительных качествах политика, произошли по шкале №26 – «мягкий», «жесткий». Следовательно, можно сделать вывод, что сюжет с негативной подачей материала более сильно воздействует на восприятие, чем сюжет, раскрывающей положительные черты личности политика.
Наблюдения в ходе эксперимента за поведением испытуемых показали, что чем моложе возраст испытуемых, тем больше сомнений при оценивании личности политического лидера, тем больше обращений к ранее услышанной информации (слухи, СМИ) и, в итоге, тем больше достоверных сдвигов. Таким образом, можно предположить, что кратковременное воздействие (показ одного сюжета) мало повлияло на ранее сформировавшееся у испытуемых представление о политике. Вероятнее всего, многократное информационное воздействие окажет более сильное влияние на общественное мнение людей. И чем раньше произойдет это влияние, тем эффективнее оно будет.
Эксперимент проводился в искусственных условиях при массовом просмотре телесюжетов, поэтому на выбор испытуемых при оценке личности политика влияло мнение «толпы» – присутствовал эффект социальной фасимиляции. Из вышесказанного можно сделать вывод: если данный эксперимент проводить в естественных условиях, валидность будет выше.
Заключение.
В настоящей дипломной работе была сделана попытка описать взаимосвязь общественной оценки личности политического лидера и содержание видеосюжетов в информационных программах ТВ, учитывая в первую очередь особенности психологического восприятия информации. Во всяком обществе идеи, убеждения, социальные представления различных больших групп существуют не изолированно друг от друга, а образуют своеобразный сплав, что можно определить как массовое сознание. Выразителем этого массового сознания и является общественное мнение. Оно возникает по поводу отдельных событий, явлений общественной жизни, достаточно мобильно может изменять оценки этих явлений под воздействием новых, часто кратковременных обстоятельств, строится по принципу похожести «моих» взглядов и взглядов других людей. В наше время, в век электронных технологий, одним из главных и наиболее эффективных средств воздействия на публику становятся электронные СМИ, в частности телевидение.
Роль телевидения в жизни людей огромна. Телевидение информирует, пропагандирует, агитирует и развлекает. Эти функции СМИ широко используют политики. С помощью телевидения политическая жизнь общества приобретает различные оттенки – от позитивных до негативных, так как телевидение критикует и дает свою оценку происходящим событиям и явлением окружающей действительности, при этом преподносит события и явления под определенным углом зрения. Кроме того, телевидение делает людей узнаваемыми, что особо важно человеку публичному, особенно, политическому лидеру. Правильно позиционировать себя, создать свой собственный образ, с учетом положительных качеств и благоприятно влияющий на восприятие публики – вот одна из главных задач политика. Осуществить эту задачу политический лидер может только с помощью СМИ, так как СМИ – не только четвертая власть, но и своего рода посредник между властью и народом. При этом именно телевидение передает образ политика во всей его полноте, воздействуя на слух и зрение. То есть телевизионная информация воздействует на все органы чувств.
Учитывая влияние СМИ, в частности теленовостей, на массовое сознание, а также учитывая актуальность данной проблемы, целью нашей работы было описание взаимосвязи общественной оценки личности политического лидера и содержания видеосюжетов в информационных программах ТВ. Для достижения цели нами были решены следующие задачи:
Проанализирована психологическая литература по проблемам массового сознания, общественной оценки, политического лидерства и влияния СМИ на социальную оценку личности.
Подобран психологический инструмент, адекватный заявленной цели.
Сформирована выборка, отвечающая цели исследования.
Организован и проведен сбор эмпирических данных.
Проанализированы и обобщены полученные результаты.

Выдвинув гипотезу, что социальная оценка личности политического лидера колеблется в зависимости от негативной и позитивной информации, подтвердили ее с помощью эксперимента. В нашем исследовании принимали участие 53 человека в возрасте от 22-х до 35-ти лет, то есть молодежь и люди раннего зрелого возраста. Все они – студенты психологического факультета Самарского государственного педагогического университета. Все испытуемые были разделены на 4 группы. С помощью личностного дифференциала на базе методики Осгуда испытуемые оценили деловые и личностные качества известных в Самаре политических лидеров до просмотра телесюжетов с информацией об этих политиках и после просмотра сюжетов (сюжета были взяты из информационных программ местного ТВ). Полученные после математической компьютерной обработки данные позволили сделать вывод, что социальная оценка личности политического лидера колеблется в зависимости от негативной и позитивной информации.
На сегодняшней день существует много научных работ, рассматривающих влияние СМИ на общество. Огромное количество публикаций и монографий связано с актуальностью проблемы. Поэтому тема нашей дипломной работы – Влияние теленовостей на социальную оценку личности политического лидера – может иметь практическое применение. Теоретическая первая часть и практическая вторая часть с результатами и выводами может быть использована в работе людей, чья деятельность связана с политикой, а так же психологами, специалистами по PR, журналистами и имиджмейкерами. Данная работа может быть использована при разработке средств воздействия на массовое сознание. В данной работе представлен вариант возможного обоснования объектов и методов формирования имиджа политика, приведены примеры из телевизионной практики, раскрывающие влияние теленовостей на общественную оценку, описаны факторы формирования общественного мнения.
Настоящий труд не претендует на законченность и совершенство, это лишь попытка осмысления и научного рассмотрения социальной оценки личности под влиянием теленовостей. Как информационные сюжеты телевидения влияют на общественную оценку политика, мы узнали, проведя эксперимент со студентами. Логическим продолжением данной дипломной работы может стать исследования другой возрастной группы. Интересно провести подобный эксперимент с людьми зрелого и позднего зрелого возраста, а также узнать, влияет ли способ подачи информации на социальную оценку политического лидера людьми пожилого возраста. В дальнейшем можно провести более развернутое и профессиональное исследование проблем влияние СМИ на социальную оценку личности всех возрастных групп, с последующим сравнением и рекомендациями для практического применения.
Приложение А.
Инструкция: Вам будут предложены пары противоположных характеристик личности политического лидера. Ваша задача – оценить, насколько это качество у него развито. Балл присуждается в зависимости от близости к данному качеству. ( «7» и «1» – качество присуще в наивысшей степени или вообще отсутствует, «6» и «2» – качество сильно развито или качество практически не развито, «3» и «5» – качество развито, но проявляется не всегда, «4» – качество развито не в полной мере).


1
2
3
4
5
6
7


большой







маленький

ленивый







трудолюбивый

заметный







незаметный

лживый







правдивый

сильный







слабый

нерешительный







решительный

привлекательный







непривлекательный

безвольный







волевой

ответственный







безответственный

последний







первый

уверенный







неуверенный

медленный







быстрый

умный







глупый

покорный







властный

незаменимый







заменимый

плохой







хороший

побеждающий







проигрывающий

вялый







энергичный

талантливый







бездарный

несамостоятельный







самостоятельный

справедливый







несправедливый

второстепенный







главный

смелый







трусливый

снисходительный







требовательный

важный







неважный

мягкий







жесткий

злой







добрый

Приложение Б.
«Оценка деловых качеств Г. Лиманского до просмотра отрицательного сюжета группой №1».

Приложение В.
«Оценка личностных качеств Г. Лиманского после просмотра отрицательного сюжета группой №1» .

Приложение Г.
«Оценка деловых качеств Г. Лиманского до просмотра отрицательного сюжета группой №2».

Приложение Д.
«Оценка личностных качеств Г. Лиманского после просмотра отрицательного сюжета группой №2» .

Приложение Е.
«Оценка деловых качеств К. Титова до просмотра положительного сюжета группой №3».

Приложение Ж.
«Оценка деловых качеств К. Титова после просмотра положительного сюжета группой №3».

Приложение З.
«Оценка личностных качеств К. Титова до просмотра положительного сюжета группой №4».

Приложение И.
«Оценка личностных качеств К. Титова после просмотра положительного сюжета группой №4».

Литература.
Андреева Г. М. Социальная психология.- М.,2005
Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни.-М.,1967
Бурдье П. Начала. М., 1994.
Грушин Б.А. “Мнение о мире и мир мнений. М:Политиздат,1997, с.64
Гэллап Д. Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 2000. № 4.
Диалектика и история материализма. Учебное пособие под. ред. С.М.Ковалева.- М.:Политиздат, 1995
Доронин А.И. “Информационно-аналитическая работа: обработка материалов средств массовой информации”, w.agentura.ru/library/analit-pressa/
Доценко Е.Л. Психология манипуляции.- М.,1996
Евгеньева Т. А. Технологии социальных манипуляций и методы противо-действия им, спецкурс по социальной психологии МДАД "НАШИ", Национальный институт "Высшая Школа Упраления", Москва, 2005
Заславская Т.И. Стратификация современного российского общества // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1996. № 1.
Знаков В. В. Типы понимания правды о негативных явлениях 1960-1980//Психологический журнал, 1992 т.12 №3 с.16
Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием в России сегодня. - М., 2001
Коломийцев В. Массовое сознание, СМИ и современные политические технологии.- М.,2000
Келле В. Ж., Ковальзон М. Я. Формы общественного сознания, М., 1989;
Кентрил Х. Сила воздействия - М., 1985
Колесников Ю.С. Прикладная социология.-Ростов-на-Дону: Феникс,2001,с.117
Кэрролл Маккаллах В. Новости на TV.-М.: «Мир», 2000
Лайдбарджир Л. Психологическая война. – М, 1995
Левада Ю. От мнений к пониманию: социологические очерки, 1993-2000. М., 2000.
Липпман У. Общественное мнение.- М., 2001
Марлоу Ю. ПИАР в электронных СМИ. - М.: Мир, 2002
Мельник Г.С.Mass-media: психологические проблемы и эффекты, изд-во СпбУ,1996,с.78
Мехлер Г.А Власть и магия PR.- Издательство: "Питер", 2004
Московиси С. Машина, творящая богов. М., 1998
Мухин А.А. Информационная война в России.- М., 2000
Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. Лекции.-М.:ПЕР СЭ, 2001
Назаров М.М. Медиа и власть в современной России.-СПб, 2001
Ольшанский Д.В. Психология масс.- СПб.: Питер, 2002
О'Хара Р. Средство для миллионов. - М., 1999
Пейдж Г. Политическое лидерство.-М.,2002
Полякова И.Н. “Отчет о результатах социологического опроса населения России”, Неделя, № 28 19 июля 2000
Почепцов Г.Г. Информационные войны. М., 2000
Почепцов Г.Г. Имиджелогия. М., 2001.
Прото Л. Кто играет на ваших струнах.- М.,2003
Психология личности: Сборник статей.-М., 2001
Пугачев В.П. "Политология. Справочник студента". М. 1999 ,с. 421
Пэттерсон Т. Пиар как средство политического маркетинга.- М.,1998
Система средств массовой информации России:Учебное пособие.-М.:Аспект Пресс, 2001
Социальная психология классов. М., 1985
Средства массовой информации России.- М.,1997
Тард Ж. Г. Общественное мнение и толпа. – М.,1998
Телеэкран – неограниченное господство?- М.: Прогресс, 1997, с.204
Турен А. Возвращение человека действующего: очерк социологии. М., 1998.
Феофанов О.А. США: реклама и общество.- М., 1974
Фонд “Общественное мнение”. Динамика общественного мнения (политика). Бюллетень. Осень-зима 2000
Франке Г. Манипулируемый человек.-М.,1984
Фрейре З. Информационные войны СМИ против общества.-М.,1995
Холодковский К.Г. О корнях идейно-политической дифференциации в российском обществе // Человек в переходном обществе. М., 1998
Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1980.
Энгельс Ф., Маркс К. Соч. изд. 2, т.1, с.548-549
Информационная политика: учебник.- М.:РАГС, 2003.-459 с.
Советский энциклопедический словарь/гл.ред. Прохоров А.М., М: Советская энциклопедия,1986,с.231
Современный словарь социологии.- М,1995
Философский словарь.-2-е изд., переработанное.- М.,1990
13PAGE 15


13PAGE 15


13PAGE 14715




j Заголовок 1d Заголовок 2` Заголовок 3F Заголовок 415тD Верхний колонтитулD Номер страницыX Заголовок таблицыl Стиль основного текста^ 13Заголовок Подпункта\ Основной текст с отступом 2J Нижний колонтитулX Оглавление 2\ 14Подпункты с номерами^ Список литературыb 13Подпункты с точкамиX Оглавление 1V Оглавление 34
Оглавление 44
Оглавление 54
Оглавление 64
Оглавление 74
Оглавление 84
Оглавление 9X Подпункты с номерами 3X Подпункты с номерами 2R Стиль титульного листа

Приложенные файлы


Добавить комментарий