Знакомтес. Главный художник нашего децтва


Главный художник нашего детства: Татьяна Маврина
Ярчайший русский мастер ХХ века, именно русский, глубоко национальный, проживший сложную, но счастливую жизнь; художник, который освоил принципы народных промыслов и переработала их в акварелях и гуашах – все это Татьяна Маврина, чьи рисунки знакомы нам чуть ли не с пеленок – она проиллюстрировала больше 200 детских книг.

Татьяна Алексеевна родилась в семье литератора Алексея Лебедева и дворянки Анастасии Мавриной, где увлечение литературой и русской старостью было естественной повседневностью. Получив прекрасное начальное образование, она поступила во Вхутемас – лучший из художественных вузов страны на тот момент. Ее преподавателями были мастера, сформировавшие русскую художественную культуру первых десятилетий ХХ века: Николай Синезубов и Роберт Фальк – они смогли научить профессии, не переломив талант под собственный почерк. Уже в конце 1920-х Маврина стала участником объединения «Тринадцать». Его члены не выступали с громкими, свойственными художественной среде первой трети ХХ века манифестами, а решали прямые художественные задачи ‒ посредством пластического искусства передать «ритмы жизни», рисовать в «темпе натуры», в свободной манере, с преобладанием гибкой линии.В 1930х Маврина начинает работать над иллюстрациями к детским книгам, а в 1942 году вовсе оставляет живопись, после – только графика – сказочная, затейливо-узорная фольклорная эйфория. Окружающий мир вызывал у Мавриной неподдельный интерес, даже восторг, которым ей не жаль было поделиться со зрителем. Вся народность, так знакомая ей по Нижегородскому детству: с прялками, сундуками и расписными коромыслами, воплотилась в ее рисунках.
Не оставляя работу над иллюстрациями, Татьяна Маврина продолжает писать любимые московские церкви и бульвары, бесконечно путешествует по маленьким провинциальным городам: «География фантастическая ‒ от гор, рек, болот, оврагов, лесов до всяких легенд, старых городов вокруг: Суздаль, Владимир, Юрьев-Польский, Муром, Городец, а там живописные народные промыслы ‒ городецкие, семеновские, хохломские, палехские, мстерские. Город в окружении фольклора», ‒ вспоминала художница.
Создавая альбомы в поездках, Маврина проживала, пропускала сквозь себя не только архитектуру малых городов и старорусских сел, но и судьбы их обитателей ‒ людей и животных. Измученных бытом теток, в высоких нелепых шапках, пьянчуг на углу лабаза, меняющих стеклотару на пиво, синих ворон и фиолетовых сорок, кричащих над всем этим провинциальным безобразием. Всю ту бытность, русскую неизбывность под серым небом, остававшуюся константой много веков. Времена меняли лишь костюмы ‒ неизбывность оставалась, а Татьяна Маврина видела в ней непреходящую красоту и увековечивала ее в своих рисунках.






Приложенные файлы


Добавить комментарий