Внекласное мероприятие по основам православной културы вначале было слово










Внеклассное мероприятие по основам православной культуры
для учащихся 4 класса

















Снисарь Людмила Викторовна,
учитель начальных классов МБОУ СОШ № 7
ст. Октябрьской, Крыловского района, Краснодарского края




Цель:
Приобщение школьников к духовным, нравственным, культурным ценностям;
Формирование понимания смыслового и символического содержания православной атрибутики, исторических событий страны;
Формирование знаний о духовных истоках становления и развитии культуры российского народа;

Оборудование: поделки, подготовленные к празднику, рисунки.
\Предварительная подготовка: ученики готовят поделки. В классе проводится конкурс стихотворений, сочинений и рисунков на православную тему.




Вначале было Слово,
Но прежде был пролог,
Всесущего основа,
И имя ему Бог.

И человека Словом
Любя Бог одарил,
Чтоб под Его покровом
Смиренно он прожил.

Но стало слово делом,
Презрев творца завет.
На божьем свете белом
Заплакал человек.

И плач тот неутешный,
Души пропащей стон,
И жалостный и грешный,
В печали слушал Он.

За все грехи земные
В суетный наш дом
Возлюбленного Сына
Послал на муки Он.

Но мир греховный снова
В гордыне занемог,
Забыв, что было Слово,
И Слово было – Бог!
Инсценировка «Царица-тропинка»
Автор:
Собрались как-то все дороги, дорожки, тропинки да стёжки. И захотелось им царицу себе выбрать. Да никак не могут! Каждая себя норовит выставить.
Обратились они тогда к Самому Богу и просят:
-Рассуди нас, Господи!
И стала каждая из них перед Ним говорить. Спрашивает широкая автострада:

Автострада:
-Чем я не царица? Сколько машин и легковых, и грузовых по мне туда-сюда ездят! А сколько автобусов пассажиров по всей России перевозят! Без меня людям никак нельзя! Не я ли должна быть царицей?

Автор:
-Нет, - говорит Господь. – Для царицы ты слишком горда.
В разговор вступила железная дорога:

Железная дорога:
- А чем я не царица? Сколько по мне каждый день поездов ходит? Скорых, пассажирских, товарных, да ещё электричек! И по земле они ходят, и даже под землёй – в метро. Люди без меня никуда не уедут и не приедут. Меня холить и почитать надо. Не я ли должна быть царицей?

Автор:
- Нет, говорит Господь. – Для царицы ты слишком самолюбива.
Тогда заговорила просёлочная дорога:

Просёлочная дорога:
- Чем я не царица? Мне труднее всех. И работаю я больше всех. Хоть не так , может, красива, как некоторые. По мне и грузовые, и легковые машины так же ездят, хоть и пореже. Зато есть трактора и комбайны, и косилки, и мотоциклы. А ещё и лошади, и коровы, и козы, и овцы ходят! Не я ли царица и есть?

Автор:
- Нет, говорит Господь. – Для царицы ты слишком самоуверенна.
Тогда воззрел Господь на самую маленькую тропинку. Да такую тоненькую, что её почти не видно. Она в сторонке от всех была и молчала.
- А что ты скажешь? – говорит ей Господь.

Тропинка:
- Что сказать-то мне, Боже мой? – отвечает она. – Раньше по мне великое множество народу ходило. А теперь я почти вся бурьяном заросла Недавно вот только дети бежали, красивых цветов на полянке нарвали, и поставили в церкви ( что им бездорожье?) пред святою иконою Матери Божией

Автор:
- За это, - говорит Господь, - в Моих очах ты и больше всех, и прекрасней всех!
И избрал эту самую маленькую тропочку Господь Бог Царицей над всеми путями земными!








Царь царям
К царю царей с молитвою взываю,
В обиды час, безумствуя, ропщу,
Как будто правды всё ещё желаю,
А не покоя для души ищу.

Всю боль души Ему лишь поверяю,
Пред ним смиренно голову клоню,
Умом кипучим тихо остываю
И посох свой Царю царей дарю.

***

Я, грешный, духом обнищал,
Умом пытливым притомился
И всё, что Богу обещал,
Его ж дарами поскупился.

Неотвратим судьбы удар,
И бьёт того она сурово,
Кто позабыл про Божий дар –
Его спасительное Слово.

***
А. С. Пушкин
Торгуя совестью пред бледной нищетою,
Не сыпь своих даров расчётливой рукою:
Щедрота полная угодна небесам.
В день грозного суда, подобно ниве тучной,
О, сеятель благополучный,
Сторицею воздаст она твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,
Вручая нищему скупое подаянье,
Сжимаешь ты свою завистливую длань,
Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,
Что с камня моет дождь обильный,
Исчезнут, - Господом отверженная дань.

Ф. И. Тютчев
Не плоть. А дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует
Он к свету рвётся из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушён,
Невыносимое он днесь выносит
И сознаёт свою погибель он,
И жаждет веры – но о ней не просит

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутою дверью:
«Впусти меня! Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!..»

Ф. И. Тютчев

***
О вещая душа моя!
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!..

Так, ты – жилища двух миров,
Твой день – болезненный и страстный,
Твой сон – пророчески- неясный,
Как откровение духов

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые-
Душа готова как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

Н. П. Огарёв
На сон грядущий
Ночная тьма безмолвие приносит
И к отдыху зовёт меня.
Пора, пора! Покоя тело просит,
Душа устала в вихре дня.

Молю Тебя, пред сном грядущим, Боже:
Дай людям мир; благослови
Младенца сон, и нищенское ложе,
И слёзы тихие любви!

И. С. Тургенев
Христос
Стихотворение в прозе
Я видел себя юношей, почти мальчиком, в низкой деревенской церкви. Красными пятнышками теплились перед старинными образами восковые тонкие свечи.
Радужный венчик окружал каждое маленькое пламя. Темно и тускло было в церкви. .. Но народу передо мною стояло много.
Все русые крестьянские головы. От времени до времени они начинали колыхаться, падать, подниматься снова, словно зрелые колосья, когда по ним медленной волной пробегает летний вечер.
Вдруг какой – то человек подошёл сзади и стал со мною рядом.
Я не обернулся к нему, но тотчас почувствовал, что этот человек – Христос.
Умиление, любопытство, страх разом овладели мною. Я сделал над собой усилие и посмотрел на своего соседа.
Лицо, как у всех, - лицо, похожее на все человеческие лица. Глаза глядят немного ввысь, внимательно и тихо. Губы закрыты: верхняя губа как бы покоится на нижней. Небольшая борода раздвоена. Руки сложены и не шевелятся. И одежда на нём, как на всех.
«Какой же это Христос! – подумалось мне. – Такой простой-простой человек! Быть не может!»
Я отвернулся прочь. Но не успел я отвести взор от этого простого человека, как мне опять почудилось, что именно Христос стоял рядом со мной.
Я опять сделал над собою усилие И опять увидел то же лицо, похожее на все человеческие лица, те же обычные, хоть и незнакомые черты.
И мне вдруг стало жутко – и я пришёл в себя. Только тогда я понял, что именно такое лицо, - лицо, похожее на все человеческие лица, - оно и есть лицо Христа.

А. Н. Майков
***
Не говори, что нет спасенья,
Что ты в печалях изнемог:
Чем ночь темней, тем ярче звёзды,
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог

А. Н. Майков
***
В чём счастье?..
В жизненном пути,
Куда твой долг велит, - идти,
Врагов не знать, преград не мерить, Любить, надеяться и верить.

А. Н. Апухтин

Жизнь
О жизнь! Ты – миг, но миг прекрасный,
Мне невозвратный, дорогой;
Равно – счастливый и несчастный
Расстаться не хотят с тобой.

Ты – миг, но данный нам от Бога
Не для того, чтобы роптать
На свой удел, свою дорогу
И дар бесценный проклинать,

Но чтобы жизнью наслаждаться.
Но чтобы жизнью дорожить,
Перед судьбой не преклоняться, -
Молиться, веровать, любить.

А.Н. Плещеев
***
Он шёл безропотно тернистою дорогой,
Он встретил радостно и гибель, и позор;
Уста, вещавшие ученье правды строгой,
Не изрекли толпе глумящейся укор.

Он шёл безропотно и, на кресте распятый,
Народам завещал и братство и любовь;
За этот грешный мир, порока тьмой объятый,
За ближнего лилась Его Святая Кровь.

О дети слабые скептического века1
Иль вам не говорит могучий образ тот
О назначении великом человека
И волю спящую на подвиг не зовёт?

О, нет! Не верю я! Не вовсе заглушили
В вас голос истины корысть и суета:
Ещё настанет день вдохнёт и жизнь и силу
В наш обветшалый мир учение Христа.

Константин Константинович Романов
Молитва
Научи меня, Боже, любить
Всем умом Тебя, всем помышлением,
Чтоб и душу Тебе посвятить,
И всю жизнь с каждым сердцебиеньем.

Научи Ты меня соблюдать
Лишь Твою милосердную волю,
Научи никогда не роптать
На свою многотрудную долю.

Всех. Которых пришёл искупить
Ты Своею Пречистою Кровью,-
Бескорыстной, глубокой любовью
Научи меня, Боже. Любить!

Константин Бальмонт
***
Бог создал мир из ничего.
Учись, художник, у Него.
И, если главный твой талант – крупица,
Соделай с нею чудеса,
Взрасти безмерные леса
И сам, как сказочная птица,
Умчись высоко в небеса,
Где светит вольная зарница,
Где вечный облачный прибой
Бежит по бездне голубой.

Константин Бальмонт
***
«Люби!» - поют шуршащие берёзы,
Когда на них серёжки расцвели.
«Люби!» - поёт сирень в цветной пыли.
«Люби! Люби!» - поют, пылая, розы.

Страшись безлюбья. И беги угрозы
Бесстрастия. Твой полдень вмиг – вдали.
Твою зарю теченья зорь сожгли.
Люби любовь. Люби огонь и грёзы.

Кто не любил, не выполнил закон,
Которым в мире движутся созвездья,
Которым так прекрасен небосклон.

Он в каждом часе слышит мёртвый звон.
Ему никак не избежать возмездья.
Кто любит, счастлив. Пусть хоть распят Он.

Зинаида Гиппус
Грех

И мы простим, и Бог простит.
Мы жаждем мести от незнанья.
Но злое дело – воздаянье
Само в себе, таясь, таит.

И путь наш чист, и долг наш прост:
Не надо мстить. Не нам отмщенье.
Змея сама, свернувши звенья,
В свой собственный вопьётся хвост.

Простим и мы, и Бог простит,
Но грех прощения не знает,
Он для себя – себя хранит,
Своею кровью кровь смывает,
Себя вовеки не прощает,
Хоть мы простим, и Бог простит.

Иван Бунин
***
За всё тебя, Господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю,
Простор полей и кротость синей дали.

Я одинок и ныне – как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нём Вечерняя Звезда,
Дрожа насквозь, как самоцветный камень.

И счастлив я печальною судьбой,
И есть отрада сладкая в сознанье,
Что я один в безмолвном созерцанье,
Что всем я чужд и говорю с Тобой.

Иван Бунин
***
И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной
Срок настанет – Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я всё – вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав –
И от сладостных слёз не успею ответить,
К милосердным Коленям припав.

Александр Блок
***
Есть минуты, когда не тревожит
Роковая нас жизни гроза.
Кто – то на плечи руки положит,
Кто-то ясно заглянет в глаза

И мгновенно житейское канет,
Словно в тёмную пропасть без дна
И над пропастью медленно встанет
Семицветной дугой тишина

И напев заглушённый и юный
В затаённой затронет тиши
Усыплённые жизнею струны
Напряжённой, как арфа, души.

Анна Ахматова
***
О, есть неповторимые слова,
Кто их сказал – истратил слишком много.
Неистощима только синева
Небесная и милосердье Бога.

Владимир Палей
***
Чёрные ризыТихое пенье
Ласковый отблеск алых лампад
Боже всесильный! Дай мне терпенья::
Борются в сердце небо и ад

Шёпот молитвы Строгие лики
Звонких кадильниц дым голубой
Дай мне растаять, Боже великий,
Ладаном синим перед Тобой!

Выйду из храма – снова нарушу
Святость обетов, данных Тебе, -
Боже, очисти грешную душу,
Дай ей окрепнуть в вечной борьбе!

В цепких объятьях жизненных трений
Дай мне отвагу смелых речей.
Чёрные ризы Сумрак вечерний
Скорбные очи жёлтых свечей

Ф. И. Тютчев
***
Эти бедные селенья,
Эта скудная природа –
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!

Не поймёт и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.

Удручённый ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь Небесный
Исходил, благословляя.

***
Уходит твой, Россия, век,
Но если бы его спросили –
Откуда брал наш человек
Нечеловеческие силы.

Нет на планете нашей всей
Души, доверчивой до гроба,
Молящей Бога и людей,
Чтоб не судили о ней строго.

Спросите иву у пруда,
Её тоскующие ветви,
Как прожила свой век страна
И что запомнят её дети.

Вам скажут в поле: Мурава,
Ковыль-трава, полынь густая,
Как с ними плакала роса,
С войною новый день встречая.

Спросите вы у старика,
Ребёнка малого спросите,
Чтобы понять наверняка
Предназначение России.

Приходит твой, Россия, век,
Несущий факел озаренья,
Чтоб Новый вспомнила Завет,
Сменив гордыню на смиренье

***
Без Бога нация – толпа,
Объединённая пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что ещё страшней, жестока.

И пусть на трон взойдёт любой,
Глаголющий высоким слогом.
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!











Вначале было слово

Приложенные файлы


Добавить комментарий