Внеклассное 6


Литературная гостиная «Нам не дано предугадать…»(по творчеству Ф.И. Тютчева)
Цель: расширение знаний по жизни и творчеству русского поэта;            обучение выразительному чтению;           воспитание чувства гордости за национальную поэзиюОборудование: свечи, столы, покрытые бархатной тканью, компьютер, мультимедийное устройство, диски с классической музыкой, презентация по жизни и творчеству Ф.И.Тютчева.
Ход мероприятия.Зал оформлен в виде старинной гостиной. На задней стене висит портрет Ф.И.Тютчева. По ходу мероприятия показывается презентация.Звучит музыка,  пары танцуют вальс.
За кадром звучат слова :                                           Нам не дано предугадать,Как слово наше отзовется-                                           И нам сочувствие дается,Как нам дается благодать.
Библиограф №1:Федор Иванович Тютчев… Ему была суждена долгая жизнь: отрочество пришлось на Отечественную войну 1812года, в зрелости он пережил катастрофу Крымской войны(1853-1856), а затем до самой своей кончины в 1873 году был одним из видных деятелей внешней политики России.
Библиограф №2:Федор Иванович Тютчев родился в 1803году в родовом отцовском имении Овстуг Орловской губернии. Тютчевы- старинный дворянский род. Тютчев получил хорошее домашнее образование. Юные годы провел в Москве. В 1821 году закончил словесный факультет Московского университета. Вскоре поступил на службу в Министерство иностранных дел.
Библиограф №1:Получив в 1821 году кандидатскую степень, Тютчев на следующий год был отправлен в Петербург на службу в государственную коллегию иностранных дел и том же году уехал за границу со своим родственником- графом фон Остерманом- Толстым, который пристроил его сверхштатным чиновником русской миссии в Мюнхене. За границей он прожил, с незначительными перерывами, двадцать два года.
Чтец: Любовь земли и прелесть года, Весна благоухает нам!- Творенью пир дает природа, Свиданья пир дает сынам!..
Дух силы, жизни и свободы Возносит, обвевает нас!.. И радость в сердце пролилась, Как отзыв торжества природы, Как бога животворный глас!..
Где вы, Гармонии сыны?.. Сюда!.. и смелыми перстами Коснитесь дремлющей струны, Нагретой яркими лучами Любви, восторга и весны!..
О вы, чей взор столь часто освящен Благоговения слезами, Природы храм отверст, певцы, пред вами! Вам ключ к нему поэзией вручен!
В парении своем высоком Не изменяйтесь никогда!.. И вечная природы красота Не будет вам ни тайной, ни упреком!..
Как полным, пламенным расцветом, Омытые Авроры светом, Блистают розы и горят- И Зефир - радостным полетом Их разливает аромат,-
Так разливайся жизни сладость, Певцы, за вами по следам! Так порхай ваша, други, младость По светлым счастия цветам!..
Библиограф №2:Было бы серьезной ошибкой воображать, что Тютчев, проведший двадцать два года в Мюнхене, был в течение всего этого времени погружен в германскую стихию. Несомненно, он перечитал изрядное количество немецких писателей, часто виделся с Гейне, беседовал с Шеллингом, но разговоры всегда велись по-французски.
Библиограф №1:Именно в Германии молодой Тютчев пережил пылкое увлечение Амалией Лехтенфельд, с которой познакомился в 1822году и которой посвятил «Я помню время золотое» и «Я встретил Вас- и все былое…»
Звучит  романс «Я встретил Вас» в исполнении С.Захарова
Библиограф №2:В 1825 году Амалия вышла замуж за русского дипломата барона А.С. Крюденера. «Боже мой, зачем ее превратили в созвездие… она была так хороша на этой земле».
Чтец: Как неожиданно и ярко, На влажной неба синеве, Воздушная воздвиглась арка В своем минутном торжестве! Один конец в леса вонзила, Другим за облака. ушла- Она полнеба обхватила И в высоте изнемогла.
О, в этом радужном виденье Какая нега для очей! Оно дано нам на мгновенье, Лови его - лови скорей! Смотри - оно уж побледнело, Еще минута, две - и что ж? Ушло, как то уйдет всецело, Чем ты и дышишь и живешь.
Библиограф №1:5 марта 1826 года Тютчев женился на баварской аристократке, вдове Элеоноре Петерсон.В 1833 году Тютчев по собственному желанию был отправлен «курьером» с дипломатическим поручением на Ионические острова, а в конце 1837 года- уже камергер и статский советник- он, несмотря на свои надежды получить место в Вене, был назначен старшим секретарем посольства в Турине. В конце следующего года скончалась его жена.Библиограф №2:В 1839 году Тютчев вступил во второй брак с баронессой Дернберг; подобно первой, вторая жена его не знала ни слова по-русски и лишь впоследствии изучила родной язык мужа, чтобы понимать его произведения. Служебный проступок Тютчева (самовольный отъезд в Швейцарию для венчания с Э. Дернберг) положил конец его дипломатической службе. Подал в отставку и поселился в Мюнхене, где провел еще пять лет, не имея никакого официального положения. Настойчиво искал пути возвращения на службу.
Библиограф №1:За это время его поэтическая деятельность не прекращалась. Он напечатал в 1829-1830годах несколько превосходных стихотворений в журнале «Галатея» Раича, а в «Молве»(1833г.) появилось его замечательное «Silentium!», лишь много позже оцененное по достоинству.Чтец:            Silentium?
Молчи, скрывайся и таи И чувства и мечты свои- Пускай в душевной глубине Встают и заходят оне Безмолвно, как звезды в ночи,- Любуйся ими - и молчи.
Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь. Взрывая, возмутишь ключи,- Питайся ими - и молчи.
Лишь жить в себе самом умей- Есть целый мир в душе твоей Таинственно-волшебных дум; Их оглушит наружный шум, Дневные разгонят лучи,- Внимай их пенью - и молчи!.. 
Библиограф №2:Летом 1844 года была напечатана первая политическая статья Тютчева – «Россия и Германия». Тютчев доказывал, что Россия- особый мир, с высшим духовным призванием, перед которым должен со временем преклониться Запад.
Звучат строки (за кадром)Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить: У ней особенная стать- В Россию можно только верить.
Библиограф №1:Уладив дела по службе, Тютчев переселился с семьей в Петербург. Тютчеву были возвращены его служебные права и почетные звания. Затем поступило назначение состоять по особым поручениям при государственной канцелярии. Эту должность он сохранил и тогда, когда был назначен старшим цензором при особой канцелярии Министерства иностранных дел.
Библиограф №2:В петербургском обществе Тютчев имел большой успех. Федор Иванович слыл в аристократических салонах светским львом, несмотря на что, что был дурен собой, неуклюж, небрежно одет и рассеян. Все это исчезало, когда он начинал говорить.
Чтец читает отрывок из воспоминаний писателя Погодина: «Низенький, худенький старичок, с длинными, отставшими от висков поседелыми волосами, которые никогда не приглаживались,  одетый небрежно…  Вот  он входит в ярко освещенную залу, музыка гремит, бал кружится в самом разгаре… Старичок пробирается нетвердой поступью близ стены… Из угла прищуренными глазами  окидывает все собрание. Он ни на чем и ни на ком не остановился, как будто б не нашел, на что бы нужно обратить внимание… К нему подходит кто-то и заводит разговор. Он отвечает отрывисто, сквозь зубы… Подошедший сообщает новость, только что полученную, слово за слово его что-то задело за живое, он оживляется, и потекла потоком речь увлекательная, блистательная, настоящая импровизация».Чтец:Есть в светлости осенних вечеров Умильная, таинственная прелесть!.. Зловещий блеск и пестрота дерев, Багряных листьев томный, легкий шелест, Туманная и тихая лазурь Над грустно-сиротеющей землею И, как предчувствие сходящих бурь, Порывистый, холодный ветр порою, Ущерб, изнеможенье - и на всем Та кроткая улыбка увяданья, Что в существе разумном мы зовем Божественной стыдливостью страданья
Библиограф №1:Его ум не старел с годами, не старело и сердце. На всю жизнь Тютчев сохранил способность к безрассудной, не помнящей себя, слепой любви. Его стихи и в самую позднюю пору дышат юношеской страстью, а ведь  сердце, по всем человеческим законам должно было бы устать от бесчисленных увлечений.
Библиограф №2:Тютчев оставил нам прекрасный цикл поздних любовных стихотворений, связанных с именем женщины, столь самозабвенно и горячо им любимой. Образ Е.А.Денисьевой, прожившей недолгую и не очень счастливую жизнь, нашел гениальное воплощение в посвященном ей поэтическом памятнике. Эти стихи образуют как бы лирический роман, обладающий единым внутренним движением. В этом «романе» все- живая боль, все «горит и жжет», потрясает правдой и обнаженностью чувств.
Чтец:  О, как на склоне наших лет Нежней мы любим и суеверней... Сияй, сияй, прощальный свет Любви последней, зари вечерней!
Полнеба обхватила тень, Лишь там, на западе, бродит сиянье,- Помедли, помедли, вечерний день, Продлись, продлись, очарованье. Пускай скудеет в жилах кровь, Но в сердце не скудеет нежность... О ты, последняя любовь! Ты и блаженство, и безнадежность.
Библиограф №1:То немногое, что нам известно о характере Елены Александровны Денисьевой, позволяет считать ее человеком религиозным. Строки Тютчева, написанные после смерти Елены Александровны, подтверждают это заключение.
Чтец:О Господи, дай жгучего страданьяИ мертвенность души моей рассей:Ты взял ее, но муку вспоминанья,Живую муку мне оставь по ней,-По ней, по ней, так до конца умевшейСтрадать, молиться, верить и любить.
Библиограф №2:Ее религиозность во многом способствовала перелому в мировоззрении Тютчева, в его духовной жизни. Следует отметить, что, кроме любви к Денисьевой, другим глубинным мотивом обращения к Богу могло быть также и потрясение, испытанное Тютчевым в результате событий 1848года(революция во Франции). Недаром в 1848году друзья всерьез опасались за его здоровье- настолько остры были переживания поэта в связи с революционными бурями. После того, как умерла Денисьева, хаос духовный не утих, напротив -усилился.  И революция во Франции, и вспыхнувшая вновь «посмертная любовь» к Денисьевой, и тяжелые потери других близких – брата и детей, в том числе взрослой дочери,- заставляют не раз звучать в стихах Тютчева мотив скоротечности земного и любимого.
Чтец: В небе тают облака, И, лучистая на зное, В искрах катится река, Словно зеркало стальное...
Час от часу жар сильней, Тень ушла к немым дубровам, И с белеющих полей Веет запахом медовым.
Чудный день! Пройдут века- Так же будут, в вечном строе, Течь и искриться река И поля дышать на зное.
Библиограф №1:Мало кто сейчас не знает этих замечательных строк о любви:Я встретил Вас- и все былоеВ отжившем сердце ожило,Я вспомнил время золотое- И  сердцу стало так тепло…
Тютчевым  владело чувство, которое он бережно нес в себе столько лет и в котором не побоялся признаться на самом краю жизни. И обращено оно было к Амалии Максимилиановне Крюденер.
Библиограф №2:Они познакомились во второй половине 1823 года, когда приписанный сверхштатным чиновником к русской дипломатической миссии в Мюнхене двадцатилетний Федор Тютчев освоил свои немногочисленные служебные обязанности и стал чаще являться в свете. Пятнадцатилетняя девушка взяла под свое покровительство воспитанного, чуть застенчивого русского дипломата. Теодор (так звали здесь Тютчева) и Амалия совершали частые прогулки по зеленым, полным древних памятников улицам Мюнхена, по дышащим стариной предместьям…
Библиограф №1:Взаимоотношения  Амалии с Ф.И.Тютчевым, продолжавшиеся целых полвека, говорят о том, что она сумела оценить поэта и его любовь. Но она или не могла, или не захотела связать с ним свою судьбу. Время покажет, что ни она, ни он не забудут своей привязанности. Судьба еще дважды подарила Амалии и Федору Ивановичу дружеские свидания, ставшие достойным эпилогом их долгой привязанности.
Библиограф №2:Прогулки с пожилой, но все еще сохранившей привлекательность графиней, вдохновили поэта на написание одного из самых прекрасных стихотворений.  26 июля, возвратившись в гостиницу после прогулки, он на одном дыхании написал свои бессмертные стихи, посвященные дружбе-любви, прошедшей через всю жизнь.   Чтец: Я встретил вас - и все былое В отжившем сердце ожило; Я вспомнил время золотое- И сердцу стало так тепло...
Как поздней осени порою Бывают дни, бывает час, Когда повеет вдруг весною И что-то встрепенется в нас,-
Так, весь обвеян дуновеньем Тех лет душевной полноты, С давно забытым упоеньем Смотрю на милые черты...
Как после вековой разлуки, Гляжу на вас, как бы во сне,- И вот - слышнее стали звуки, Не умолкавшие во мне...
Тут не одно воспоминанье, Тут жизнь заговорила вновь,- И то же в вас очарованье, И та ж в душе моей любовь!..
Библиограф №1:Последняя их встреча произошла 31 марта 1873 года, когда у своей постели уже разбитый параличом поэт вдруг увидел Амалию Максимилиановну. Лицо его просветлело, в глазах показались слезы. Он долго молча на нее смотрел, не произнося от волнения ни слова.
Слова за кадром:Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется.
 

Приложенные файлы


Добавить комментарий