Золотой век рима


Чтобы посмотреть презентацию с оформлением и слайдами, скачайте ее файл и откройте в PowerPoint на своем компьютере.
Текстовое содержимое слайдов:

«Золотой век»Римской республики.IIвек до н.э. Учитель истории и обществознания ГБОУ Школа 2033 Кантан Ольга Евгеньевна Между войнами с Карфагеном Дань Карфагена Риму (10000 талантов серебра) Триумф Триумф устраивался следующим образом. Как только полководец одерживал крупную победу, достойную триумфа, солдаты его сразу же провозглашали императором; затем он украшал свои связки прутьев лавровыми ветвями и давал такие же ветви послам, которым поручалось возвестить в Риме о победе. После этого он являлся сам к Риму, созывал сенат и просил, чтобы ему назначили триумф. Если его ходатайство было уважено сенатом и народом, то за ним утверждался титул императора; кроме того, если еще не истек срок той должности, которую он занимал в момент своей победы, он исполнял и эту должность в течение всей триумфальной церемонии; если же срок уже прошел, он принимал какой-нибудь титул, соответствующий этой должности, так как простому частному лицу запрещалось устраивать триумф. Одетый в триумфальный костюм, с браслетами на руках, увенчанный лаврами и с лавровой ветвью в правой руке, он собирал народ. В присутствии народа триумфатор воздавал хвалу всем своим солдатам, и в особенности наиболее отличившимся; он раздавал им денежные подарки и почетные награды; случалось, что полководец награждал целые когорты и даже легионы.После этого он усаживался на триумфальную колесницу, которая не была похожа ни на боевую колесницу, ни на колесницу, использующуюся на бегах, и имела вид круглой башни. Лицо его было покрыто слоем киновари, чтобы скрыть естественную красноту его. Одеянием ему служила великолепная пурпурная тога, затканная золотом. На колеснице он не стоял, а сидел на курульном кресле; рядом с ним помещались его дочери и малолетние сыновья; более же взрослые сыновья ехали верхом на лошадях, запряженных в колесницу. Общественный раб держал над головой золотую корону, украшенную драгоценными камнями, и говорил ему: «Смотри назад», т. е. оглянись на свою жизнь, сопоставь прошлое с настоящим и будущим, не возгордись своим теперешним счастьем и не тщеславься им. К колеснице были привязаны звонок и бич в знак того, что и триумфатор может испытать на себе превратности судьбы и подвергнуться бичеванию и смертной казни (осужденным на казнь вешали на шею звонок, чтобы всякий встречный был предупрежден и не осквернял себя прикосновением к преступнику).Так вступал триумфатор в Рим. Впереди него несли добычу и трофеи, а также картины, на которых были изображены взятые им крепости и города, горы, реки, гавани, моря — одним словом, все, что он завоевал. Случалось, шествие со всеми этими предметами затягивалось на два и даже на три дня; так было, например, во время триумфа Павла Эмилия в 168 г. до Р. X. В первый день, рассказывал Плутарх, прошли 250 пароконных колесниц со статуями и картинами, отнятыми у неприятеля. Во'второй день римляне увидели множество повозок, на которых грудами было навалено в беспорядке македонское оружие; здесь были шлемы и щиты, панцири и набедренники, колчаны и поводья; затем 750 наполненных деньгами ваз, которые несли на плечах 3000 человек; наконец, бесчисленное количество серебряных чаш, сосудов и великолепно украшенных кубков. На третий день появились 77 возов с золотой монетой, вся золотая посуда царя Персея и чудная чаша массивного золота, которую Павел Эмилий специально заказал, чтобы принести в дар Юпитеру. Все эти богатства ослепляли зрителей, толпившихся в белых тогах на площадях и вдоль улиц. С такой же торжественностью предстала перед ними сотня отборных быков с золочеными рогами, покрытых повязками и гирляндами: их вели молодые люди, на которых были надеты прекрасные передники, и мальчики с золотыми и серебряными сосудами.Все войско сопровождало своего вождя с лавровыми ветвями в руках, распевая национальные песни и победные гимны, пересыпая их насмешливыми шутками по адресу полководца. Весь этот громадный кортеж вошел на форум. На конце Священной дороги нескольких пленников отделили и повели в расположенную по соседствуМамертинскую тюрьму, чтобы там их задушить, а триумфатор взошел на Капитолий. Здесь он совершил установленное обычаем богослужение, принес Юпитеру жертвы и, поужинав под портиками, которые окружали храм, вернулся вечером домой под звуки флейт. Как только полководец одерживал крупную победу, достойную триумфа, солдаты его сразу же провозглашали императором; затем он украшал свои связки прутьев лавровыми ветвями и давал такие же ветви послам, которым поручалось возвестить в Риме о победе. После этого он являлся сам к Риму, созывал сенат и просил, чтобы ему назначили триумф. Если его ходатайство было уважено сенатом и народом, то за ним утверждался титул императора; кроме того, если еще не истек срок той должности, которую он занимал в момент своей победы, он исполнял и эту должность в течение всей триумфальной церемонии; если же срок уже прошел, он принимал какой-нибудь титул, соответствующий этой должности, так как простому частному лицу запрещалось устраивать триумф. Одетый в триумфальный костюм, с браслетами на руках, увенчанный лаврами и с лавровой ветвью в правой руке, он собирал народ. В присутствии народа триумфатор воздавал хвалу всем своим солдатам, и в особенности наиболее отличившимся; он раздавал им денежные подарки и почетные награды; случалось, что полководец награждал целые когорты и даже легионы.После этого он усаживался на триумфальную колесницу, которая не была похожа ни на боевую колесницу, ни на колесницу, использующуюся на бегах, и имела вид круглой башни. Лицо его было покрыто слоем киновари, чтобы скрыть естественную красноту его. Одеянием ему служила великолепная пурпурная тога, затканная золотом. На колеснице он не стоял, а сидел на курульном кресле; рядом с ним помещались его дочери и малолетние сыновья; более же взрослые сыновья ехали верхом на лошадях, запряженных в колесницу. Общественный раб держал над головой золотую корону, украшенную драгоценными камнями, и говорил ему: «Смотри назад», т. е. оглянись на свою жизнь, сопоставь прошлое с настоящим и будущим, не возгордись своим теперешним счастьем и не тщеславься им. К колеснице были привязаны звонок и бич в знак того, что и триумфатор может испытать на себе превратности судьбы и подвергнуться бичеванию и смертной казни (осужденным на казнь вешали на шею звонок, чтобы всякий встречный был предупрежден и не осквернял себя прикосновением к преступнику).Так вступал триумфатор в Рим. Впереди него несли добычу и трофеи, а также картины, на которых были изображены взятые им крепости и города, горы, реки, гавани, моря — одним словом, все, что он завоевал. Случалось, шествие со всеми этими предметами затягивалось на два и даже на три дня; так было, например, во время триумфа Павла Эмилия в 168 г. до Р. X. В первый день, рассказывал Плутарх, прошли 250 пароконных колесниц со статуями и картинами, отнятыми у неприятеля. Во'второй день римляне увидели множество повозок, на которых грудами было навалено в беспорядке македонское оружие; здесь были шлемы и щиты, панцири и набедренники, колчаны и поводья; затем 750 наполненных деньгами ваз, которые несли на плечах 3000 человек; наконец, бесчисленное количество серебряных чаш, сосудов и великолепно украшенных кубков. На третий день появились 77 возов с золотой монетой, вся золотая посуда царя Персея и чудная чаша массивного золота, которую Павел Эмилий специально заказал, чтобы принести в дар Юпитеру. Все эти богатства ослепляли зрителей, толпившихся в белых тогах на площадях и вдоль улиц. С такой же торжественностью предстала перед ними сотня отборных быков с золочеными рогами, покрытых повязками и гирляндами: их вели молодые люди, на которых были надеты прекрасные передники, и мальчики с золотыми и серебряными сосудами.Все войско сопровождало своего вождя с лавровыми ветвями в руках, распевая национальные песни и победные гимны, пересыпая их насмешливыми шутками по адресу полководца. Весь этот громадный кортеж вошел на форум. На конце Священной дороги нескольких пленников отделили и повели в расположенную по соседству Мамертинскую тюрьму, чтобы там их задушить, а триумфатор взошел на Капитолий. Здесь он совершил установленное обычаем богослужение, принес Юпитеру жертвы и, поужинав под портиками, которые окружали храм, вернулся вечером домой под звуки флейт. Образец для подражания Афоризмы Марка Порция Катона Цензора (234-149гг до н.э.). Во всем мире мужья повелевают женами, всем миром повелеваем мы, а нами повелевают наши жены. Глядя на множество воздвигнутых статуй, он сказал: «А обо мне пусть люди спрашивают, почему Катону нет памятника, чем почему ему стоит памятник» Карфаген должен быть разрушен. (фраза, которой Катон заканчивал свои выступления в сенате) Прикиньте в глубине души своей: если вы с трудом сделаете что-нибудь достойное, труд для вас быстро кончается, а содеянное добро остается с вами на всю жизнь; но если ради удовольствия вы сделаете что-нибудь дурное, удовольствие быстро оставит вас, а дурное дело всегда останется на вас. Тот, кто бьет жену или ребенка, поднимает руку на самую высокую святыню. Частные воры влачат жизнь в колодках и узах, общественные – в золоте и пурпуре. «Поместья римского народа»

Приложенные файлы


Добавить комментарий