Звезда человечности


Урок благотворительности «Звезда человечности»
Цель: концентрация внимания детей на идеях и истории благотворительности и меценатства.
Задачи:
познакомить подростков с понятиями «благотворительность», «меценатство», «филантропия», «спонсор»; рассмотреть исторический аспект данных понятий с учётом возрастных особенностей подростков;
воспитывать уважение к традициям меценатства в России;
развивать познавательную активность подростков.
Оборудование: презентация в Power Point, видеоролик «Детское королевство», мультимедийный проектор и доска.
Участники: воспитанники детского дома в возрасте 15-18 лет; представители фирм-спонсоров.
Подготовительная работа: подготовка презентации и сообщений по теме урока, монтаж видеоролика.
Ход урока.
I. Вступительное слово педагога
Педагог. Эпиграфом к нашей встрече я выбрала слова крупнейшего историка начала XIX века В.Ю.Ключевского «Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо...» (Слайд 1) А говорить мы будем об истории благотворительности и меценатства. Именно этой теме посвящён наш урок благотворительности «Звезда человечности».
Благотворительность, меценатство, милосердие, приют - почти забытые в советское время понятия. Только на исходе XX столетия они постепенно стали возвращаться в нашу повседневную жизнь. (Слайд 2)
II. Знакомство с понятиями «меценатство», «благотворительность», «филантропия».
Педагог. Возрождаемая благотворительность ещё не встала крепко на ноги. Тем интереснее заглянуть в её истоки. Но для начала давайте познакомимся с понятиями «благотворительность» и «меценатство». И поможет нам в этом – (Ф.И. воспитанника).
Сообщение воспитанника.
(Слайд 3) Меценат (от имени собственного Maecenas) – человек, покровительствующий развитию искусства, науки, оказывающий им финансовую поддержку. Название стало нарицательным и происходит от имени древнеримского вельможи. Гай Цильний Меценат (между 74-64 – 8 гг. до нашей эры) жил в эпоху императора Августа.Он выполнял различные государственные поручения и даже замещал отбывавшего на Восток Октавиана.
(Слайд 4) Но остался в памяти благодаря покровительству величайшим римским поэтам – Вергилию, Горацию, Проперцию. Великий римский поэт Квинт Гораций Флак был из бедной семьи. В Молодости он познакомился с Гаем Цильнием Меценатом, который был советником императора Августа. Всю жизнь материально поддерживал Горация, давая ему возможность создавать бессмертные творения. На протяжении всей античности литературные произведения записывались на папирусных свитках. До наших дней дошло 25 манускриптов Горация. (Слайд 5) Меценат поддерживал поэтов материально и искусно манипулировал их талантами, подталкивая к прославлению Августа и его времени. Он стал символом, имя его пережило века. В России употребление слова «меценат» появилось во времена петровских преобразований.
И здесь понятие «меценатства» негромко конкурировало с исконной благотворительностью, свойственной русскому характеру. Благотворительность, пожалуй, имеет более широкий характер, чем понятие, пришедшее к нам из античности.
(Слайд 6) По Владимиру Ивановичу Далю «благотворительный, о человеке – склонный к благотворению; обычно разумеют: готовый делать добро, помогать бедным; об учреждении, заведении: устроенный для призрения дряхлых, увечных, хворых и неимущих, или ради попечения об них»; и ещё «благотворец, благотворитель (м), благотворница, благотворительница (ж), благодетель, благоподатель – творящий, делающий добро другим».
Благотворительность – оказание материальной помощи нуждающимся как отдельным лицам, так и организациям. Благотворительность может быть направлена на поощрение и развитие каких-либо общественно-значимых форм деятельности (например, защиту окружающей среды, охрану памятников культуры и т.п.), то же что филантропия.
(Слайд 7) Филантропия – (греч. philantropia: буквально – человеколюбие от anthropos – человек) - благотворительность, помощь неимущим, социально незащищённым, покровительство.
210820345440Фил (греч. phileo – люблю) – в сложных словах любовь, склонность к чему либо.
III. Устный журнал «Из истории меценатства на Руси» - Слайд 8
Страница первая «Древняя Русь» - Слайд 9
Педагог. (Слайд 10) По утверждению известного русского историка и писателя XIX века М. П. Погодина, в языческой Руси «заботиться о стариках, недужных и больных было первейшей обязанностью и общей добродетелью славян». Правда, тогда благотворительность носила простейший характер родственной или соседской взаимовыручки и заключалась, главным образом, в кормлении, одевании и приюте наименее защищённых членов своей общины – стариков, одиноких женщин, детей.
Путешественники с Запада, посещавшие в те времена земли восточных славян, отмечают в своих записках, что человеколюбие, сострадательность, стремление разделить горе и беду другого были характерны для наших далёких предков задолго до того, как они в 988 году приняли христианство.
С принятием христианства благотворительность в Древней Руси получает особое направление – «нищелюбия». Народ относился к нищим как к людям, причастным святости, с которыми надо делиться своим достоянием. (Слайд 11) Раскрывая сущность древнерусского благотворения, крупнейший историк начала XIX века В. О. Ключевский пишет: «Человеколюбие у наших предков было то же, что нищелюбие, и любить ближнего значило, прежде всего – накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице... Древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную благотворительность, милостыню, подаваемую из рук в руки, притом «оттай», тайком не только от стороннего глаза, но и от собственной «шуйцы» (Прим. левой руки). (Слайд 12)
Древнерусский благотворитель считал такое деяние необходимым условием личного нравственного здоровья, да и церковь рассматривала милостыню как религиозный акт, молитву, крестное знамение, способ загладить свои грехи перед Господом. (Слайд 13) «В рай входят святой милостыней», «Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвою спасается» – так говорили в старину.
В годы становления Киевской Руси благотворительность ещё не была государственной обязанностью, оставаясь делом исключительно отдельных нищелюбцев и, прежде всего князей, которые, как считалось, обязаны заботиться о благосостоянии вверившихся им людей. Князей оценивали не только по государственным делам, но и по их отношению к бедным, больным и престарелым.
(Слайд 14) Заметной вехой на пути становления благотворения на Руси стало княжение Владимира Святославича, именуемого в народе Крестителем. Князь-христианин, как пишут летописи, велел всякому нищему и убогому приходить на княжий двор, «брать кушанье и питьё, и деньги из казны», а дряхлым и больным посылал телеги, гружённые хлебом и мясом, рыбой и «овощем разным», мёдом в бочках и квасом. Именно при нём были построены первые богадельни, больницы и странноприимные дома. В 996 году он издаёт Устав, по которому поручает призрение надзору патриарха и подчинённых ему церковных структур. На содержание монастырей, церквей и организуемых при них благотворительных учреждений этот же Устав определяет «десятину», то есть десятую часть княжеских доходов. Немалые деньги!
(Слайд 15) Радение о страждущих после Владимира становится предметом внимания последующих русских князей – Ярослава Мудрого (ок. 978 – 1054), Владимира Мономаха (1053 – 1125), Александра Невского (1220 или 1221 – 1263). (Слайд 16) «Всего более убогих не забывайте, но насколько можете по силам кормите, и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, и не давайте сильному губить человека».
В годы монголо-татарского нашествия прибежищем для нуждающихся в помощи становится русская православная церковь. Она полностью берёт на себя благотворительные функции, пользуясь тем, что татарские ханы уважительно относились к духовенству и освобождали церковь и монастыри от поборов.
Ещё долго благотворительность в России была связана с церковью. Внушая людям мысль, что помогать нуждающимся – дело богоугодное, церковь подавала пример такого отношения во времена стихийных бедствий, войн, голода. В неурожайные годы церковь не только спасала голодающих, но по необходимости и давала крестьянам зерно для посева – на этот случай в монастырях хранился своего рода «страховой фонд». Немалые доходы церквей, монастырей, патриархов и митрополитов предписывалось тратить на прокормление убогих и нищих, поскольку считалось, что «церковное богатство – нищих богатство». (Слайд 17) При монастырях возникают богадельни, бесплатные больницы и детские приюты. Через церковь, куда передавали свои пожертвования доброхоты, благотворительность осуществлялась вплоть до конца XVII века.
Страница вторая «Смутное время» - Слайд 18
(Слайд 19) Впервые заговорил о необходимости создать государственную помощь в России царь Иван Васильевич Грозный. На Стоглавом соборе, который состоялся в 1551 году, он сказал, что в каждом городе должны быть построены богадельни и больницы. Собор, отметивший чрезмерный рост нищенства и тунеядства, высказался за упорядоченность помощи нуждающимся, то есть за организованное призрение. Средства на эти цели должны поступать от частных лиц, а контроль их расходования отдавался в руки духовенства и целовальников.
Решение этого высокого собрания можно считать началом сотрудничества светских и церковных властей в деле помощи страждущим.
Страница третья «Первые Романовы» - Слайд 20
Тем не менее, нищенство в России оставалось серьёзной социальной проблемой и на протяжении всего XVII века. Царские власти пытались справиться с ней, развивая государственную благотворительность.
(Слайд 21) Первый русский царь из династии Романовых, Михаил Фёдорович, поручил патриаршему приказу открытие «сиротских домов».
(Слайд 22) А в царствование Алексея Михайловича, в 1649 году, было принято «Соборное уложение», где в свод гражданских законов («Кормчую книгу») вошли статьи об общественном призрении. Создаются специальные приказы, занимающиеся призрением бедных, начинает функционировать приказ, ответственный за строение богаделен. В 1682 году молодой царь Фёдор Алексеевич строго предписывает собрать в Москве всех нищих, выделить из них действительно нетрудоспособных и поместить в богадельни и госпитали или «раздать» по монастырям, а «здоровым лентяям дать работу».
Страница третья «Пётр I Великий» - Слайд 23
(Слайд 24) Решительно взялся за искоренение нищенства Пётр I. Им было издано около 20 указов против нищенства.
Однако царь прекрасно понимал, что одними репрессиями уничтожить нищенство невозможно. Неслучайно в его царствование появилась программа призрения «сирых и убогих». По примеру европейских стран Пётр I велит строить сиротские дома, больницы и дома призрения. Он предписывает помещать неспособных к труду в госпитали, богадельни, выдавать престарелым и инвалидам из казны специальные «кормовые деньги», а состоятельных граждан призывает вкладывать «милостные» средства и продукты непосредственно в богадельни и госпитали. Особое внимание царь проявлял к изувеченным в войнах солдатам.
Центральное управление богоугодными заведениями Пётр I сначала сохраняет за Патриаршим и Монастырским приказами, в 1721 году передаёт его Святейшему Синоду, а в 1724 – Камер-конторе, то есть финансовому ведомству. При Петре I общественное призрение окончательно ушло из ведения духовенства, став предметом государственных забот.
Страница пятая «Екатерина II Великая» - Слайд 25
(Слайд 26) Много сделала для развития системы государственной благотворительности в России Екатерина II. Важнейший законодательный акт её правления – "Учреждения для управления губерний Российской империи", подготовленныё самой Екатериной был принят 7 ноября 1775 года. Согласно документу, в каждой губернии были созданы приказы общественного призрения – система государственной помощи, осуществлявшая всю социальную политику в стране. Приказы открывали и брали под контроль народные школы, заведения для умалишённых и неизлечимых больных, госпитали, больницы, богадельни, сиротские и смирительные дома.
В екатерининскую эпоху приказы общественного призрения – органы, не зависящие от губернских инстанций и подчинявшиеся непосредственно верховной власти и Сенату, – были созданы в 40 из 55 губерний. Для учреждений, подконтрольных приказам, была разработана своя система источников финансирования: они получали как государственные средства, так и деньги от благотворителей.
(Слайд 27) Продолжая борьбу с профессиональным нищенством и бродяжничеством, Екатерина II вводит систему принудительного труда и трудового призрения нищих. В 1775 году появились первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для праздношатающихся или занимающихся нищенским промыслом.
При Екатерине II возникает сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорождённых («зазорных») младенцев. В России это стало благотворительной новацией. (Слайд 28) Первый такой воспитательный дом с госпиталем для бедных рожениц был открыт в 1764 году в Москве как государственное учреждение. (Слайд 29) Строили этот дом на частные пожертвования: императрица передала в фонд 100 тысяч рублей единовременно и подписалась на ежегодные отчисления в 50 тысяч, а цесаревич Павел – по 20 тысяч. Крупнейший частный жертвователь, П. А. Демидов, передал на учреждение Родильного института при Воспитательном доме 200 тысяч рублей. Через шесть лет такой же дом открыли и в Петербурге.
В воспитательные дома принимали подкидышей, детей, рождённых вне брака, а также «законных детей, оставляемых родителями по бедности». Здесь дети росли и получали элементарное общее образование, а с 14-15 лет воспитанников отдавали в обучение ремёслам в мастерские, организованные при самом доме, или же городским ремесленникам. На содержание воспитательных домов шли миллионные суммы.
Появились в екатерининскую эпоху и так называемые сиротские дома, то есть учебные заведения для детей неимущих родителей – купцов, чиновников, канцелярских служащих, мещан и цеховых, – которые «по бедности своей не имели средств устроить детей в какие-либо училища». В сиротские дома принимали мальчиков и девочек в возрасте от 7 до 11 лет. По окончании училища детей распределяли на службу в государственные учреждения, на фабрики, заводы или к разного рода предпринимателям для обучения ремёслам, торговле и прочим полезным занятиям.
При Екатерине II в Москве появились первые всесословные больницы для бедных. В них нуждающихся лечили, как правило, бесплатно. В Петербурге, в Москве, в Новгороде открылись дома для душевнобольных.
Стремясь предупредить появление новых нищих среди бедного населения, Екатерина распорядилась открывать кредиты и ссудные кассы для испытывающих нужду. Создавались также ремесленные и другие школы, где выходцы из разорившихся семей могли бы получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь.
Лишь во времена правления Екатерины II фактически начались и регулярные взносы жертвователей на строительство благотворительных учреждений, на организацию общественных и частных мест для помощи нуждающимся.
(Слайд 30) От «нищелюбия» страна постепенно перешла к сравнительно действенным формам и методам складывающейся уже тогда государственной политики социальной помощи сиротам, незаконнорожденным, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.
Страница шестая «Императрица Мария Фёдоровна» - Слад 31
(Слайд 32) Дальнейшее развитие системы общественного призрения в России после смерти Екатерины II связано с именем императрицы Марии Фёдоровны. Указом от 2 мая 1797 года Павел I назначает свою супругу руководительницей всех социальных учреждений. Основанное ею в том же году Ведомство учреждений императрицы Марии преследует «исключительно или преимущественно благотворительные цели» – помощь нуждающимся независимо от их сословного происхождения.
Мария Фёдоровна обнаружила на новом поприще незаурядные организаторские способности. Она умела привлекать к своему делу умных, энергичных, богатых людей. Вверенные ей учреждения процветали и располагали устойчивым финансовым положением – как за счёт созданных при них Ссудной и Сохранной казны, так и за счёт привлечения частных пожертвований. Неслучайно многие не входящие в Мариинское ведомство благотворительные учреждения, оказавшись в затруднительном материальном положении, обращались с просьбой включить их в ведомство Марии Фёдоровны. Руководя им чуть более тридцати лет, императрица превратила это ведомство в особую отрасль общественного призрения, народного образования, здравоохранения и социального обеспечения.
(Слайд 33) При Марии Фёдоровне и по её распоряжению строятся новые помещения для сиротских домов и училищ в Петербурге и Москве, открываются благотворительные больницы для бедных, получившие название «Мариинские», а также опытные воспитательные дома для глухонемых и слепых детей. Императрица жертвовала на содержание этих домов огромные личные средства. Её ведомство курировало и оказывало помощь каждому третьему детскому приюту России.
(Слайд 34) Слова из завещания Марии Фёдоровны говорят о многом. Посвятившая себя призрению осиротевших детей, она призывала состоятельных граждан объединить усилия «к сохранению детей, к возбуждению, по мере возможности, чувств материнских, к поданию помощи вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты; тогда только мы будем оказывать истинную любовь к ближнему по великому примеру, данному нам Спасителем».
После кончины Марии Фёдоровны в 1828 году её ведомство, вплоть до революции, по традиции курировали последующие русские императрицы. К началу XX века в подчинении этого самостоятельного полугосударственного ведомства находилось около 800 учебных и других благотворительных обществ и заведений. В них обучались десятки тысяч детей. В 40 больницах ведомства ежегодно лечились более 40 тысяч больных. В воспитательных домах, приютах и богадельнях находили кров более 60 тысяч человек. Годовой бюджет ведомства к 1900 году достигал 13 миллионов рублей.
Страница седьмая «Императорское Человеколюбивое общество» - Слайд 35
(Слайд 36) По инициативе Александра I в 1802 году было создано ещё одно благотворительное общество, действовавшее параллельно с обществом Марии Фёдоровны, — Императорское Человеколюбивое общество, имевшее свои филиалы во многих городах России. (Слайд 37) Это общество взяло на себя обязанность заботиться об учреждении заведений: «1) для призрения дряхлых, увечных, неизлечимых и вообще к работам неспособных; 2) для доставления неимущим, кои в состоянии работать, приличных упражнений, снабжая их материалами, собирая обработанные ими изделия и сбывая оные в их пользу; 3) для воспитания сирот и детей бедных родителей».
С течением времени функции и возможности Человеколюбивого общества расширялись и в конце XIX – начале XX века оно также превратилось (наряду с Ведомством учреждений императрицы Марии) в некий полугосударственный орган социального призрения и обеспечения, действовавший относительно независимо от властей. В 1912 году в нём насчитывалось 274 благотворительных учреждений. Средства Человеколюбивого общества складывались из частных пожертвований, в том числе императора и его семьи.
Страница восьмая «Меценаты России» - Слайд 38
Педагог. Благотворительность представителей царской фамилии в дореволюционной России была знаковым явлением. Царицы, как правило, учреждали благотворительные общества, великие князья и княгини обязательно брали под своё покровительство то или иное богоугодное, благотворительное, учебно-воспитательное или лечебное учреждение.
Подвижничество членов императорской семьи на поприще благотворительности, несомненно, послужило примером для представителей образованной части российского общества. И возвращаясь к истокам культуры нашей страны, нельзя не вспомнить о русских меценатах, поднявших русскую культуру на более высокую ступень развития. Остаётся удивительным и непостижимым, почему русские купцы и фабриканты тратили огромные суммы «в песок», не думая о финансовой выгоде? Русское меценатство – это не просто единовременные пожертвования на «благое дело», это настоящее явление в истории России, не имеющее аналогов. О некоторых российских меценатах вам расскажут (Ф.И. воспитанника) и (Ф.И. воспитанника).
Сообщение воспитанника.
В XVIII веке меценатами, благотворителями становится просвещённое дворянство, щедро оделённое землями и крепостными в царствование Петра Великого и Екатерины II.
(Слайд 39) Одним из первых меценатов стал представитель известного рода Строгановых – Александр Сергеевич Строганов (1733-1801). Он предоставлял широкие возможности для изучения собственной картинной галереи, в которую входило 87 картин живописцев флорентийской, римской, ломбардской и венецианской школ. Материальную поддержку от Строганова получали поэт Г.Р. Державин, баснописец И.А. Крылов, скульптор И.П. Мартос (автор знаменитой скульптурной группы в честь Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, располагающейся ныне на Красной площади) и др. (Слайд 40) Строганов принял активное участие в постройке Казанского собора в Петербурге, не щадил своего здоровья и, простудившись, умер в день его освящения.
(Слайд 41) Представители другого знатного рода, Демидовых, также были известны своей благотворительностью. Акинфий Никитич Демидов (1678-1715) в 1759 году передал в дар Московскому университету редкую минералогическую коллекцию. Его сын Прокопий Акинфьевич Демидов (1710-1786) дал 1,5 млн. руб. на учреждение Петербургского коммерческого училища и значительную сумму на строительство здания для Московского университета.
(Слайд 42) Анатолий Николаевич Демидов (1812-1870) за собственный счёт снарядил экспедицию с целью изучения природных богатств Южной России и Крыма и учредил премию при Академии наук за лучшее произведение на русском языке. Демидов Павел Николаевич (1797-1841) несколько лет служил губернатором в Курске и прослыл благотворителем края. Во время холеры 1831 г. построил в Курске четыре больницы; за его счет воздвигнут памятник поэту Богдановичу. Известен как учредитель так называемых «Демидовских наград», на которые жертвовал при жизни и назначил выдавать в течение 25-ти лет со времени его смерти по 20000 р. ассигнациями или 5714 рублей серебром ежегодно.
(Слайд 43) Самым знаменитым меценатом XVIII века стал сын полководца П.А. Румянцева-Задунайского Николай Петрович Румянцев (1754-1826), государственный деятель России (сенатор, министр иностранных дел, председатель Государственного совета). Румянцев оказался тонким ценителем прекрасного – он собрал огромную коллекцию книг, старинных рукописей, географических карт, монет, медалей. Именно на основе коллекции Румянцева возникла и существует ныне Российская Государственная библиотека (бывшая Государственная библиотека им. В.И. Ленина), являющаяся в настоящее время второй (после библиотеки Конгресса в США) в мире библиотекой. Как заявил сам даритель, он передавал коллекцию (состоящую только из 28,2 тыс. книг, не считая других предметов искусства) «на пользу Отечеству и благое просвещение». (Слайд 44) В 1831 г. коллекцию Румянцева перевезли в Москву, где она составила основу «Московского публичного музеума и Румянцевского музеума», фонды которого пополнялись «путём частных дарений и общественного почина».
(Слайд 45) Истинный меценат, коллекционер – Николай Петрович Шереметев (1751-1809). Художественные сокровища Останкинского и Кусковских дворцов общеизвестны. В память об умершей жене – крепостной актрисе П.Н. Жемчуговой-Ковалёвой в 1793—1803 годах Н. П. Шереметев отстроил Странноприимный дом в Москве, который и поныне служит нам верой и правдой. (Слайд 46) В его стенах находятся Институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского и Музей истории медицины. (Слайд 47) Выстроил Дмитриевский собор Спасо-Яковлевского монастыря, которому покровительствовал.
Сообщение воспитанника.
Во второй половине XIX века русская жизнь стремительно менялась. На первые роли выходили купцы и предприниматели. Постепенно дворянское меценатство уходило на задний план. Разорение и оскудение помещичьего хозяйства постепенно повлекло за собой потерю дворянством ведущей роли в меценатстве. Одновременно происходил рост торгового купечества, которое становится основным действующим лицом в меценатстве на рубеже XIX - XX вв. Занимаясь бизнесом, они не забывали о здоровье народа, его образовании, о благоустройстве столицы. Их можно назвать истинными патриотами отечественной культуры. «Доброе дело крепко» – утверждает народная мудрость, и мы с благодарностью вспоминаем представителей купеческих династий – Третьяковых, Мамонтова, Боткиных, Бахрушиных, Щукиных...
(Слайд 48) Весьма колоритной фигурой являлся московский предприниматель Кузьма Терентьевич Солдатенков (1818-1901) – купец-старовер, почитатель западной культуры и образованности. Он не только не имел систематического образования, но и читать-то едва умел, что, впрочем, не помешало ему быть страстным книголюбом и книжным издателем. Солдатенков издавал книги по истории Западной Европы и России, которые не могли принести большого дохода, но зато он печатал их, старясь обогатить русскую культуру. Кроме того, Кузьма Терентьевич собрал большую библиотеку (8 тыс. томов и 15 тыс. экземпляров журналов) и картинную галерею (269 полотен), которые безвозмездно завещал Румянцевскому музею. (Слайд 49) Солдатенков жертвовал деньги не только на культуру, но и на общественные нужды. Он всегда старался «учить и лечить народ», и основал крупнейшую московскую больницу, носящую ныне имя С.П. Боткина.
(Слайд 50) В историю русского меценатства вошёл Петр Иванович Щукин (1853-1912) Для размещения своей коллекции он построил двухэтажное здание, которое было открыто к сентябрю 1893 г. В «музее» располагаются уникальные документы – Евангелие XIII в., рукописный список знаменитой книги А.Н. Радищева «Путешествие из Москвы в Петербург», письма И.С. Тургенева, М.Д. Скобелева, всего 46 архивов! Кроме этого, в коллекции Петра Щукина имелось старинное оружие и отечественный фарфор, предметы русской старины и памятники прикладного искусства. Коллекция Петра Ивановича постоянно росла и увеличивалась, рядом со старым зданием Щукин построил второе и третье здания. Его «музей» с 1896 года был открыт для посетителей бесплатно, издавал красивые богато иллюстрированные каталоги экспонатов. В фондах «музея» работали В.И. Суриков, В.А. Серов А.М. Васнецов. Вполне закономерным итогом оказалась судьба щукинской коллекции – весной 1905 года он подарил её «на вечные времена» Государственному Историческому музею.
Не отставали от Петра Ивановича и его братья – Сергей и Дмитрий. К 1914 году Сергей Иванович Щукин (1854-1936) собрал коллекцию полотен знаменитых новых французских художников (Гогена, Ван Гога, Матисса, Ренуара) – всего 221 картину. После прихода к власти большевиков Сергей Иванович уехал за границу, оставив всю коллекцию в России. Дмитрий Иванович Щукин (1855-1932) также собирал живопись – в его коллекции хранилось 604 полотна произведений западной жизни XVI - XVII вв., большинство которых оказалось после 1917 года в современном Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, в котором сам владелец работал… обыкновенным хранителем!
(Слайд 51) Среди состоятельных меценатов были люди, жертвовавшие деньги из любви к культуре России и не желавшие громкой славы. Самым скромным из русских меценатов можно назвать знаменитого Павла Михайловича Третьякова (1832-1898), создателя современной Третьяковской галереи. Он свято верил, что «нажитое от народа должно обязательно вернуться народу в каких-либо полезных учреждениях». Это убеждение реализовано не только созданием национального музея изобразительного искусства (Слайд 52) – Государственной Третьяковской галереи, но и поддержкой учебных и лечебных учреждений. (Слайд 53) Младший брат Павла, Сергей Михайлович Третьяков (1834-1892), дважды избранный Московским городским головою, следовал тем же путем. Он не только собрал миллион рублей (сумма по тем временам колоссальная!) на военные нужды русско-турецкой войны 1877-88 гг., но и был попечителем Мещанских училищ, председателем комиссии о пересмотре правил для раздачи пособий бедным и на приданое невестам и пр.
(Слайд 54) Большой вклад в культуру внес Савва Иванович Мамонтов (1841-1918), сделавший капитал на железнодорожном строительстве, помогавший художникам и артистам. Первоначально Мамонтов оказывал существенную моральную и материальную поддержку художникам (В.И. Сурикову, В.Д. Поленову, М.А. Врубелю, К.А. Коровину), некоторые из них подолгу жили у него в Москве и в Абрамцеве, где Савва Иванович создавал им необходимые для работы условия. (Слайд 55) К слову, на одной из знаменитых картин Валентина Александровича Серова «Девочка с персиками» изображена старшая дочь Мамонтова. Особенно Мамонтов прославился как меценат оперного искусства. В середине 90-х годов XIX века Савва Иванович создал Московскую частную оперу, где расцвели таланты Ф.И. Шаляпина, С.В. Рахманинова. (Слайд 56) В Сергиевом Посаде установлен памятник Мамонтову.
(Слайды 57-60) Педагог. Перечень имён российских меценатов очень широк, поэтому невозможно упомянуть всех русских дворян, купцов и промышленников, тративших личные средства на науку, искусство, благотворительность, не думая о прибыли. Нам остаётся только удивляться, как только «бизнесмены» рубежа конца XIX – начала ХХ вв. могли и успевали заниматься делами фирмы и меценатством. Меценатством занимались люди, поставившие перед собой единую идею – процветание России.
Давняя традиция благотворения и попечения о нуждающихся, проявлявшаяся в дореволюционной России в многообразных формах, после Октября 1917 года была предана забвению. Большевики смотрели на модель благотворительности как на буржуазный пережиток и средство обмана трудящихся, стремление спрятать свою эксплуататорскую суть за унизительной «помощью бедным» и тем отвлечь их от классовой борьбы.
Прошли десятилетия, и жизнь заставила подумать о возрождении благотворительности в современной России. В немалой степени тому способствовали тяжелейшие испытания, выпавшие на долю россиян в так называемое перестроечное время, когда страна переходила к новой рыночной экономике и рыночным отношениям.
IV. Встреча с представителями фирм-спонсоров.
(Слайд 61) Педагог. В наши дни субъекты многие социальной сферы, и особенно детские дома, давно уже поставлены в жёсткие условия выживания. Именно поэтому возникает острая необходимость привлечения капиталов и инициатив для поддержки и помощи детским домам.
(Слайд 62) Спонсор (от англ. sponsor – попечитель, покровитель от лат. spondere – торжественно обещать) – организация, промышленное предприятие или частное лицо, финансирующее какое-либо мероприятие, вкладывающее свои средства с деятельность коллективов или отдельных лиц.
Сирота… Невозможно привыкнуть к этому слову. У нас в стране возникает ситуация, когда само общество порождает целое поколение детей-сирот. Многие из детей, находящихся в детских домах, имеют живых родителей.
Показ видеоролика «Детское королевство».
Педагог. С каждым годом растёт количество коммерческих фирм и частных лиц, которые оказывают спонсорскую помощь в приобретении одежды, обуви, канцелярских принадлежностей, спортивного инвентаря, игрушек, бытовой техники для воспитанников нашего детского дома. И я с радостью предоставляю слово нашим дорогим спонсорам.
(Выступление представителей фирм города, оказывающих спонсорскую поддержку д/дому.)
(Слайд 63) Педагог. Мы выражаем сердечную признательность за тепло и доброту ваших сердец. И пусть в деле помощи и поддержки воспитанников нашего детского дома напутствием для вас будут слова св. Иоанна Кронштадского: «Милостыня есть благодеяние, прежде всего тому, кто её подает».
(Слайд 64)
Лучами земля опоясана,
Цветами земля опоясана.
Ходите дорогами ясными,
Летайте высокими трассами.
Орбитой любви и привета
Пусть мчится вся наша Планета.
Стремитесь открыть хоть однажды
Звезду человечности в каждом!
(П. П. Елфимов)

Приложенные файлы


Добавить комментарий