Звучашчая памят

Преподаватель Липецкого областного колледжа искусств им. К.Н.Игумнова Коробейникова Татьяна Ивановна


Звучащая память человечества.

Литературно-музыкальная композиция.


Ветеранам Великой Отечественной войны посвящается



Ведущий 1.
Память, память
Никуда от неё не денешься, не скроешься, не уедешь. Пласты в ней, как годовые кольца внутри дерева: все близки, все рядом, все около сердца.
До каждого пласта, до каждого слоя памяти можно дотронуться, и тогда он с готовностью затрепещет, ответит, будет звучать долго-долго
Ведущий 2.
И ты, похолодев, услышишь далёкие вздохи разлук (На затемнённом вокзале гулко, будто в горном ущелье. Отец стоит у вагона – высоченный, широкий, в хрустящих ремнях и новенькой военной форме. Через пять минут он уедет. Уедет на фронт. Надо прощаться А я вместо каких-то самых нежных, самых главных слов зачем-то говорю ему: «Без ордена не возвращайся!..» Отец не расслышал, переспрашивает: «Что?..» Я с тупым упорством повторяю: «Без ордена не возвращайся!..» И он, грустно усмехнувшись, отвечает: «Ладно, сын Ладно!..»)
Шаркающие шаги и всегдашнее покашливание старенького почтальона(В наш дом он приходил под вечер, часа в четыре Только теперь я понимаю, какой великой и какой страшной была эта профессия во время войны!.. В сумке, кроме писем и газет, он всегда носил пузырёк с нашатырным спиртом «Иначе сейчас нельзя! – объяснял он нам. – Без нашатыря сейчас никак не обойдёшься!.. Ведь я теперь и почтальон и «скорая помощь» Несёшь письмо, а что там?.. В четырёх конвертах – радость, а в пятом – похоронка »)
Взволнованные скороговорки почти фантастических встреч (Мать приехала с фронта в отпуск на шесть дней!.. Она смеётся, плачет, обнимает меня: «Вырос-то как!.. похудел-то как!..» Снова смеётся и снова плачет)
Молчание ночных очередей у хлебных магазинов
Приглушённые стоны в госпитале, куда мы пришли с концертом самодеятельности. (Госпиталь теперь занимал школу, где мы раньше учились. На дверях палаты тяжелораненых я увидел знакомую надпись «1-й А» класс».)
Хриплая колготня тыловых базаров (Что несло нас туда? Любопытство? Голод? Наверное, и то и другое Там продавали патоку и жмых, сахарин, отруби и махорку, а иногда настоящий хлеб и настоящее молокоСмотреть на всё это богатство можно было бесплатно)
Голос Юрия Левитана (Господи, как я ненавидел этот голос в начале войны! Как я проклинал этот голос, произносящий страшные фразы: «Сегодня после упорных и продолжительных боёв наши войска оставили город» И как я ждал этот голос, как любил его в конце войны! Как мы все его ждали! Как гордились им!)
Лязг бесконечных военных поездов (Десять дней мы с матерью добирались в 1944 году от Омска до Москвы. Поезд останавливался в самых неожиданных местах. В общем-то он больше стоял, чем шёл. И мы тогда радовались только одному: мимо нас, в сторону фронта торжествующе проносились тяжёлые товарняки, нагруженные танками, пушками)
Ведущий 1.
Память, Память
У неё есть ещё одна удивительная особенность: в любом воспоминании о тех днях – почти непременно, почти обязательно – начинают звучать песни: задумчивые и бесшабашные, тихие и грозные, печальные и лихие. Звучат песни нашей памяти.
Конечно, у этих песен есть авторы. Есть люди, которые написали стихи, и люди, которые написали музыку.
Ведущий 2.
Однако я помню, что в то военное время эти песни пелись так, будто единственным автором был поющий. Тот, кто пел песню. Только он и никто другой!..
Народными и священными были эти песни.
Народными и священными, как Великая Отечественная война
(Звучат песни А.Суркова и К.Листова «В землянке» и В.Агатова и Н.Богословского «Тёмная ночь»).
Вот они – самые известные «тихие» военные песни. И вспомнил я их прежде многих других, может быть, потому, что, как это ни парадоксально, в немыслимом грохоте войны, в ураганах бомбёжек и артобстрелов, в ежедневном надсадном рёве танковых и авиационных моторов эти песни были наиболее слышны. Было в них нечто такое, что запросто перекрывало весь этот грохот, визг, рёв и гул.
Впрочем, в кажущемся парадоксе нет никакой загадки.
Ведущий 1.
Всё дело в том, что наши военные песни были наполнены высочайшей человечностью. Я специально подчёркиваю слово НАШИ, ибо знаю, какие песни пропагандировались фашистскими идеологами, знаю, какие песни пели фашистские солдаты.
Если мир будет лежать в развалинах,-
К чёрту! – нам это наплевать!..
Именно с этим однозначным «песенным лозунгом» гитлеровские армии переступили нашу государственную границу.
На войне убивают и калечат не только тело. На войне убивают и калечат душу. А жить с мёртвой душой невозможно
Ведущий 2.
И я горжусь тем, что наши военные песни, как «тихие», так и «громкие», несмотря на всю их непримиримость по отношению к врагу, всегда были истинно человечны, истинно гуманны от первой до последней строки.
Прежде всего то были песни мирных людей. Мирных людей, одетых в военную форму.
Для таких людей война никогда не была парадом и ни разу не была удовольствием.
Враг посягнул на их землю, на их мечты, на их любовь, на их Родину. И они, глубоко мирные люди, поднялись для отпора, для боя, для мщения. Справедливая священная война стала их долгом, их судьбой, их работой.
Этим они жили. Про это и пели
(Звучит песня М.Лисянского и И. Дунаевского «Моя Москва»).
Ведущий 1.
Эта песня прозвучала в сорок втором году и сразу стала одной из главных песен того времени.
Гордая категоричность её финальных строк была только что доказана в бою. Доказана напряжением всех сил страны, доказана беззаветностью панфиловцев и мужеством туляков, подтверждена подвигами Зои Космодемьянской и Виктора Талалихина.
За этой песней была правда, как была она и за теми солдатами, которые её пели.
Ведущий 2.
А ещё раньше, в сорок первом году, появилась «Песня о Днепре».
У прибрежных лоз, у высоких круч
И любили мы и росли.
Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч,
Над тобой летят журавли
Две последние строчки этой песни звучали как протяжный стон, и слёзы стояли на глазах людей, когда они слушали эту песню.
А заканчивалась она уже не стоном, а клятвой:
Из твоих стремнин ворог воду пьёт,
Захлебнётся он той водой.
Славный день настал, мы идём вперёд
И увидимся вновь с тобой.
Так мы поклялись Днепру под Москвой, поклялись и в конце концов выполнили свою клятву!
Но тогда, в страшном сорок первом году, до него, нашего Днепра, нам было так далеко, что даже думать об этом было больно
Ведущий 1.
Песни нашей памяти. Военные песни.
Они не награждались орденами, о них не сообщалось в сводках Совинформбюро, их боевой потенциал не учитывался в штабах при обороне и наступлении, но для Победы нашей, для нашей выстраданной Победы они сделали очень многое.
Может быть, это нельзя назвать подвигом, а вот честной солдатской службой назвать можно. И нужно.
(Звучат песни М.Табачникова и Я.Френкеля «Давай закурим», Б.Мокроусова и А.Жарова «Заветный камень», В.Соловьёва-Седого и А.Фатьянова «Соловьи», С.Каца и А.Софронова «Шумел сурово брянский лес»).
К долгосрочной и прекрасной службе этих и многих других военных песен не сможет предъявить претензий ни один, даже самый строгий, командир
Ведущий 2.
Эй, товарищи лейтенанты! Молодые выпускники сегодняшних военных училищ! Что видится вам, что чувствуется вам, когда вы слушаете старую песню?
А ведь она о вас! Вернее, о ваших ровесниках, о ваших друзьях из тех яростных, из тех давних, опалённых пожарами и обагрённых кровью ночей и дней!..
Танцует юный лейтенант в полутёмном зале. Тонкая шея, острые плечи, которые от новеньких погон кажутся ещё острее
Хорошо лейтенанту! Очень хорошо и очень непривычно.
Потому что, если признаться честно, это его самый первый настоящий вальс в жизни. Самый первый!..
Через несколько часов лейтенант покинет город, он уедет на фронт, в действующую армию и унесёт с собою хрупкое и странное ощущение встречи с чем-то непостижимым, светлым, великим.
Он даже подумает, что это любовь.
А это будет только предчувствием любви
И оно, предчувствие, останется с лейтенантом до самого его последнего мгновения.
До той минуты, когда он, поднимая свой взвод в атаку, выпрямится в полный рост и закричит, и побежит по холодному просторному полю, а потом упадёт, наткнувшись на пулемётную очередь, и будет лежать ничком на мокрой чёрной земле, и не услышит, как мимо с криком «ура!» тяжело пробегут солдаты его взвода
Но всё это будет после. Обо всём этом он пока не думает. Пока об этом он ничего не знает
В пустом полутёмном зале танцует удивительно молодой лейтенант с удивительно красивой девушкой. Танцует свой самый первый в жизни настоящий вальс.
(Звучит «Случайный вальс» М.Фрадкина и Е.Долматовского).
Ведущий 1.
Прощальные песни. Их было много во время войны. Очень много. Хотя самих прощаний, конечно, было ещё больше
(Звучит песня Б.Мокроусова и М.Исаковского «Огонёк»).
«Прощай!.. До свидания!.. Прощайте!.. Прощай!...» - этими словами начиналась долгая дорога войны.
По этой дороге ползли танки и самоходки, на ней взрывались мины и пылали мосты, над нею висели бомбардировщики и штурмовики. Эта дорога проходила по изувеченным полям и обгорелым перелескам, по неуютным болотам и щербатым вершинам гор. Она была то раскалённой и пыльной, то ледяной, ветровой, пронизывающей до костей.
Она упиралась в большие и малые реки, которые надо было форсировать.
Натыкалась на безымянные высотки, которые надо было штурмовать.
Подкатывалась к городам, которые надо было отбивать у врага.
И всё это надо было делать ежедневно. Ежечасно. Утром и вечером. Днём и ночью.
И пока враг сопротивлялся, дорога эта не могла стать лёгкой, бескровной. Она не могла оборваться, не могла кончиться
Ведущий 2.
И горела земля, и продолжалась война. И шёл солдат по немыслимо протяжённой и трудной дороге войны. Шёл, измеряя собственными шагами пространство своей земли, а потом, теми же шагами, измеряя пространство чужих земель и держав
(Звучит песня Л.Ошанина и А. Новикова «Дороги»).
Мёртвых хоронили, а живые шли дальше.
Шли навстречу пулям – сквозь пули. Шли навстречу огню – сквозь огонь. До самой Победы шли. До самой своей долгожданной Победы!..
Представляете, что надо было вынести, какие муки испытать, какую усталость превозмочь для того, чтобы однажды над удивлённой землёй прозвучала крылатая и лихая песня Е.Долматовского и М.Фрадкина «Дорога на Берлин».
Ведущий 1.
9 мая 1945 года . Салют на Красной площади. Праздничная суматоха, когда все центральные улицы были переполнены кричащими, ликующими людьми, а площади казались огромными океанами какого-то исступлённого счастья!
Люди смеялись, плакали, пели, обнимали друг друга! Было светло от улыбок, светло от слёз, светло от наступившей Победы. Наверное, именно этот свет выплёскивали в ночное небо прожектора, лучи которых кружились и перекрещивались над Москвой.
Ведущий 2.
Память, память
Победа в войне была полной. И праздник на нашей земле был настоящим. Однако «белые руки» ждали не всех вернувшихся с войны. И даже родные стены ждали не всех.
Потому что очень часто и стен-то самих не было
(Звучит песня М.Исаковского и М.Блантера «Враги сожгли родную хату»)
Это знаменитая песня. Точнее любых цифр говорит она о том, какую страшную цену заплатил наш народ, заплатила наша Родина за победу над фашизмом.
Ведущий 1.
Песни нашей памяти. Военные песни
Будто короткие солдатские письма летят они к нам оттуда, из фронтовых лет, из грозовых дней.
На каждом письме вместо подробного обратного адреса – цифры полевой почты.
На каждом письме вместо глянца роскошных марок – сполохи боя, следы дождей, круглые и треугольные печати истории
Кому адресованы эти письма?
Они адресованы нам. Всем вместе и каждому в отдельности.
Лично тебе, лично мне, лично ему.
Твоим сыновьям, моим дочерям, его внукам.
Мы получаем эти письма дома и на работе.
Они летят за нами по улицам городов, деревень и посёлков. Настигают нас в самолётах и поездах дальнего следования.
Они приходят к нам в тайгу и в тундру, звучат над штормовыми широтами южных морей и ледяной невозмутимостью Северного полюса
Ведущий 2.
Мы всматриваемся, вчитываемся в строки бессмертных писем, вслушиваемся в голоса Великой Отечественной войны
Эти письма будоражат и волнуют, они заставляют задуматься, они становятся частью нас самих.
Отвечая на эти письма, мы летаем в космос, строим дороги и города, мечтаем, влюбляемся, тоскуем, учим детей и нянчим внуков.
Отвечая на эти письма, мы ходим по земле, живём!..
И уже из наших дней туда, в начало сороковых годов, летят ответные письма
Может показаться странным, что в письмах-песнях, которые мы пишем сегодня, всё ещё не стихает война, всё ещё кружат «мессеры», грохочут танки, свистят пули и падают на землю солдаты
Ведущий 1.
Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте –
У незнакомого посёлка,
На безымянной высоте


Эта песня о войне написана в 1964 году.
Это что? Ностальгия по фронту? Слишком буквальное выполнение заказа кинорежиссёра? А может быть, «врождённая воинственность»?
Нет. Это наша память. Незатухающая память нашей земли. Незатухающая память нашего народа.
А ещё это наш всегдашний долг перед павшими. Долг, который невозможно отдать. Долг, который нужно отдавать. Нужно! Даже не мёртвым нужно, а нам самим. Иначе мы будем недостойны называться людьми!..
(Звучит песня Е.Винокурова и А. Эшпая «Москвичи»)
Ведущий 2.
Можно ли сегодня жить без этой песни?
Можно ли не помнить тех, потрясающе молодых – а теперь уже вечно молодых – солдат, которые остались лежать там, за Вислой, Бугом, Дунаем, Эльбой?
Можно ли забыть о них, павших за месяц, за неделю, за день, за час до конца Большой войны?..
И вот один за другим рождаются на нашей земле звучащие песенные памятники. Не из холодного камня и равнодушного металла, а из живой мелодии и взволнованных стихов. И когда сегодня молодой поэт, молодой композитор пишут о далёкой войне, то за ними незримо стоят такие же молодые ребята из военного времени.
Те, которые оставили нам Победу и не оставили песен. Не оставили, не написали, не смогли, не успели
(Звучит песня М.Ножкина «Последний бой»).
Когда это сказано? В сорок пятом?
Да, конечно! И конечно же, там – под Берлином или Прагой
А ведь песня написана не так давно. Но вся она будто эхо из тех, последних дней войны. Эхо, долетевшее до нас через десятилетия. Эхо, услышанное сердцем. Ставшее стихами и мелодией
Ведущий 1.
Я мечтаю о чуде. Я хочу, очень хочу, чтобы эту сегодняшнюю нашу песню услышали, а потом и повторили за полчаса до отчаянной контратаки усталые защитники Бреста в том дымном и жарком июле сорок первого года.
Я хочу, чтобы эту песню услышали посреди чужой столицы солдаты армий маршала Жукова. Пусть они вдруг услышат её за десять дней до Победы, за пятьсот метров до огромного, тёмного и ещё не взятого здания рейхстага.
Я хочу, чтобы песню эту услышали «чёрные дьяволы» - легендарные севастопольские матросы. И прошу, чтобы они услышали её поскорее! Потому что из-за бугра – в который раз! – опять выползают фашистские танки, а у наших ребят осталось по нескольку патронов да по связке гранат на брата
Я хочу, чтобы песня зазвучала в ушах смертельно уставшего шофёра, ведущего свою полуторку ночью в Ленинград по разбухшему льду весенней Ладоги
Пусть песня пробьётся сквозь время и прозвучит в наушниках рядом с неожиданно спокойным голосом артиллерийского корректировщика: «Я вызываю огонь на себя Слышите? Вызываю огонь на себя Как поняли?..»
Я хочу, чтобы эту песню услышали печальные женщины, морозным утром идущие к проходным военных заводов. На работу.
И мальчишки – суровые, слишком повзрослевшие дети войны, - убирающие в колхозах скудный и драгоценный урожай
Я хочу, чтобы эта песня ворвалась в бараки Майданека и Освенцима, Бухенвальда и Маутхаузена.
Чтобы услышал её, леденея и уходя в бессмертие, стоящий посреди лагерного плаца несломленный генерал Карбышев.
Они должны её услышать, должны знать, потому что это их песня!
Я даже верю в то, что они её пели тогда.
Не словами пели, а всей жизнью своей! Всей своей недолгой жизнью
Ведущий 2.
Память, память
Никуда от неё не денешься, не скроешься, не уедешь.
Пласты в ней, как годовые кольца внутри дерева: все близки, все рядом, все около сердца.
До каждого пласта, до каждого слоя памяти можно дотронуться, и тогда он с готовностью затрепещет, ответит, отзовётся, будет звучать долго-долго




Литература
Абрамов А. Лирика и эпос Великой Отечественной войны. Проблематика. Стиль. Поэтика. М., 1972.
Из фронтовой лирики: стихи русских советских поэтов. М., 1981.
Ортенберг Д. Время не властно: Писатели на войне. М., 1975.
Встреча с песней. Выпуск 1,2,3. Составитель Рымшевич Т.М., 1970.
Где же вы теперь, друзья-однополчане Составитель Тищенко А.М., 1978.
Песни, рожденные в боях. Автор-составитель Бирюков Ю.М., 1985.





















































































13PAGE 15


13PAGE 14615




15

Приложенные файлы


Добавить комментарий