Внешняя политика 1991-1995 гг


М.А. Махалкина
г. Краснодар
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ В 1991-1995 ГГ.
Распад СССР повлек за собой крах системы социалистического лагеря и изменил систему международных отношений с биполярной на многополярную. Российская внешняя политика начала девяностых в целом продолжала линию, заданную «новым мышлением» М.Горбачева, и была направлена на сближение с США и странами Западной Европы, а также на отказ от применения военной силы как средства внешнеполитической деятельности. Сложность формирования нового курса состояла в том, что теоретики и практики дипломатического и политического уровней к тому периоду фактически не преодолели амбициозный подход к ведущей роли России в международных отношениях, несмотря на то, что за страной закрепился статус уже не мировой, а лишь региональной державы.
Одним из приоритетных направлений российской внешней политики в начале 1990-х гг. становится постсоветское пространство. Это обуславливалось рядом факторов, среди которых – общие границы и историческое прошлое, значительный процент русскоязычного населения, проживающего в ближнем зарубежье или имеющий там родственников, тесные экономические отношения. На постсоветском пространстве в тот период обострились проблемные моменты, связанные с границами новых государств результате волны обретения суверенитетов, огромным военным наследием СССР, располагающимся практически в каждой из бывших союзных республик. В этой связи представлялось важным сформировать вокруг России целостное социально-экономическое, военно-стратегическое и транспортное пространство в новых условиях формирования рыночных отношений и многополюсного мира.
Эту цель предполагалось реализовать через тесное взаимодействие внутри Содружества Независимых Государств (СНГ) – интеграционного объединения, которое бы способствовало «развитию и укреплению отношений дружбы, добрососедства, межнационального согласия, доверия, взаимопонимания и взаимовыгодного сотрудничества между государствами-членами». [1].
В данной статье рассматривается развитие внешней политики России в период 1991-1995 гг. Такая хронология объясняется формированием нового демократического курса министром А.Козыревым. Актуальность этой проблемы обусловлена общими границами бывших советских республик с Россией, активизацией межэтнических конфликтов в ряде государств (Грузия, Азербайджан, Молдова, Таджикистан), негативно сказывающихся на стабильности и безопасности России.
Начальный этап реализации российского внешнеполитического курса (1991 – 1993 гг.) отмечен конфликтом между законодательной и исполнительной властями, суть которого сводилась к конституционному разграничению полномочий в реализации внешнеполитических решений Съезда народных депутатов и президента страны. Принятие новой Конституции 12 декабря 1993 г. окончательно закрепило основные полномочия в реализации внешней политики за президенто (ст. 86 Конституции) [2], председателем правительства и министром иностранных дел.
А.Козырев, сменивший на посту министра иностранных дел Э,Шеварнадзе, главной задачей внешней политики России видел «формирование открытого миру демократического российского государства и превращение неустойчивого постконфронтационного мира в стабильный и демократический» [3]. По его мнению, Россия должна была влиться в сообщество мировых демократий и осуществлять корректировку своих позиций по ключевым международным проблемам в соответствии с линиями США и государств Западной Европы. Отражением этого курса стала поддержка образования новых независимых государств на территории бывшей Югославии. Что же касается взаимодействия с бывшими союзными республиками, то отношения с ними "целесообразно основывать на принципах, оправдавших себя в общеевропейском процессе, - нерушимость и открытость границ, права человека и национальных меньшинств, взаимовыгодное сотрудничество" [4].
События декабря 1991 г. побудили министра А.Козырева переосмыслить основные направления внешней политики. Создание СНГ было обозначено "главным приоритетом российской дипломатии". Оптимистично отзываясь о достигнутых договоренностях в области единой обороны, военно-стратегического пространства, А.Козырев подчеркивал важность наращивания усилий в этом направлении. Такое заявление отчасти объяснялось тем, что у министра имелись опасения о невысокой жизнеспособности нового интеграционного образования.
Далее будут затронуты проблемы России с теми государствами СНГ, в которых более всего обострились межэтнические противоречия в результате изменения геополитической ситуации в регионе.
Наиболее сложно складывались отношения между Россией и Украиной. Проблемными являлись вопросы о статусе Крыма, Севастополя, ядерного оружия бывшего СССР. В мае 1992 г. Украина отказалась вступить в Договор о коллективной безопасности СНГ и вообще участвовать в какой-либо зоне общей безопасности. Де-юре Украина не является государством-членом СНГ, поскольку не ратифицировала его Устав.
В силу высокой конфликтности в Закавказье в начале 1990-х гг. отношения России с Грузией и Азербайджаном носили непростой характер. Российская сторона выступала за «всемерное содействие разблокированию существующих там конфликтных ситуаций, высвобождению двусторонних отношений» [5]. Осознавая, что этнические противоречия и стремление ряда территорий к самоопределению (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах) это в комплексе проблемы советского наследия, Россия взяла на себя роль посредника в урегулировании ряда конфликтов в Закавказье. Следствием этого стало подписание важных документов: Соглашения о начале миротворческой операции РФ в Южной Осетии от 24 июня 1992 г., и Соглашения о прекращении огня и возвращении беженцев от 4 апреля 1994 г.
Необходимость поддерживать военные объекты, являющиеся составной частью инфраструктуры стратегических сил России, в частности наземные станции раннего предупреждения о ракетном нападении, пункты управления стратегическими силами, полигоны, космодром Байконур, диктовала России особый курс в отношении Казахстана. Предстояло урегулировать разногласия по условиям аренды, и платежей за эксплуатацию военных объектов.
Важным шагом на пути интеграции для ряда постсоветских республик стало подписание в Ташкенте Договора о коллективной безопасности (ДКБ) в мае 1992 г. По нему предполагалось создание единого военно-стратегического пространства, коллективная охрана внешних границ СНГ, военно-техническое сотрудничество.
В апреле 1993 г. президент Б.Ельцин утвердил Основные положения концепции внешней политики Российской Федерации. Одним из главных пунктов документа среди всего прочего провозглашалось «налаживание устойчивых позитивных взаимоотношений со странами «ближнего зарубежья» в целях преодоления дестабилизирующих дезинтеграционных процессов на территории бывшего СССР, обеспечения здесь приоритетных военно-политических и экономических интересов России».
Следуя идее о необходимости активизировать деятельность в странах СНГ, А. Козырев обратился к ООН и СБСЕ с предложением предоставить России специальные права и полномочия миротворца в странах ближнего зарубежья. В январе 1994 года в выступлении перед послами стран СНГ и Балтии он сделал специальный акцент на необходимости сохранения военного присутствия российских вооруженных сил на территориях бывшего СССР. Министр заявил, что в случае вывода российских войск образующийся вакуум силы будет немедленно заполнен другими державами, чьи интересы не всегда совпадают с российскими и во многих случаях им противоречат.
В сентябре 1995 г. президентом России был утвержден «Стратегический курс России с государствами – участниками Содружества Независимых Государств». В документе подчеркивалось, что именно на территории СНГ сосредоточены главные жизненные интересы России в области экономики, обороны, безопасности, защиты прав человека. Главной целью политики в отношении СНГ провозглашалось создание прочного интеграционного объединения, способного занять достойное место в мировом сообществе.
Отмечались и определенные успехи российской внешнеполитической деятельности: «вдоль всей южной периферии СНГ, охваченной в период 1992—1995 годов гражданскими войнами (Молдавия, Грузия, Таджикистан) и вооруженными конфликтами (между Арменией и Азербайджаном), Россия сумела утвердиться в качестве «привилегированного посредника» между ними и миром за пределами постсоветского пространства» [6].
В целом, анализируя российский внешнеполитический курс в отношении стран СНГ за период 1991-1995 гг., можно сделать вывод о том, что основные цели и задачи, ориентированные на всестороннюю интеграцию стран постсоветского пространства, достигнуты не были. В направлении военно-политического сотрудничества в большей степени присутствовал двусторонний уровень взаимоотношений. Главная задача периода для России - статус и будущее российских военных баз, расположенных в отдельных странах СНГ не была решена. Контингенты миротворцев, обеспечивающих стабильность в конфликтных зонах постсоветского пространства, были укомплектованы за счет российских военнослужащих. Это вызывало серьезное недовольство численным преимуществом русских военных в местах их присутствия (Грузия, Приднестровье).
Не исключено, что невысокая эффективность внешнеполитических инициатив России в отношении постсоветского пространства была связана с тем, что утратив роль центра силы после распада биполярной системы международных отношений, руководители внешнеполитических ведомств во многом продолжали следовать державным идеям. Они были озвучены министром иностранных дел А.Козыревым еще в 1992 г.: «Безоговорочно уважая суверенные права других государств Содружества, Россия, опираясь на свой потенциал и исторический опыт, готова играть роль локомотива общего прогресса, проявляя заботу о сохранении исторически сложившегося общего экономического, правового, оборонного, социального и культурного пространства ([7].
Примечания
Устав СНГ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=187. – Дата доступа: 20.02.2013.
Конституция Российской Федерации. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.constitution.ru/10003000/10003000-6.htm. – Дата доступа: 20.02.2013.
Внешняя политика Российской Федерации 1992-1999. М.МГИМО (У) – 328 с. С. 44
Пляйс Р. Эволюция внешней политики России [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://www.rau.su/observer/N05_96/5_05.HTM). Дата доступа: 20.02.2013.
Лавров С. Внешняя политика России: основные направления// Год планеты. 1993. №2. С. 35
Линч А. Реализм российской внешней политики// Pro et Contra. 2001. Т. 6. № 4. С. 141)
Козырев А.Становление российской внешней политики//Год планеты. 1992. №1. С.47

Приложенные файлы


Добавить комментарий