Военный быт русского офицера в начале xиx века 2


Комитет образования и науки города Немана
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
поселка Жилино
Военный быт русского офицера в начале XIX века
Выполнил:
Збаровский Александр,
обучающийся 9 класса
МБОУ СОШ пос. Жилино
Руководитель:
Луста Елена Андреевна
учитель истории и обществознания
МБОУ СОШ пос.Жилино

г.Неман, 2015
Введение
Актуальность темы моего исследования обусловлена возросшим интересом современной отечественной науки к изучению военного прошлого России. Преобразования, происходящие в России, затрагивают практически все сферы жизни и деятельности нашего общества, включая и военную. Продолжается активный процесс становления новой российской государственности, соответствующей изменившимся внутренним социально-экономическим реалиям и международным условиям. Именно в этот период меняются нравственные, духовные и материальные ценности граждан, и в первую очередь молодежи. Поэтому важно приобщить ее к истории, духовной культуре, формировать у нее высокие патриотические чувства, верность конституционному и воинскому долгу по защите Отечества. На современном этапе особенно необходимо учитывать опыт прошлых лет, в том числе и опыт Отечественной войны 1812 года. Не только потому, что это была одна из крупнейших войн России, но и потому, что она явилась своеобразным рубежом в жизни многих миллионов людей. Она пробудила к жизни такие чувства, которые раньше не имели места в сердцах русских людей. Не просто так многие авторы зовут войну 1812 года, не иначе как целой эпохой в жизни русского народа. Вместе с изменениями в быту русской армии, начинают происходить изменения в образе жизни и мышлении русских офицеров. В результате чего, можно говорить, о формировании нового типа русского офицера. Историография. Тема исследования ранее не являлась объектом специальных научных разработок. Фрагментарные сведения, имеющие прямое к ней отношение, существуют в отдельных главах и затрагиваются в статьях, но комплексного изучения данной проблемы не существует. Имеются два вида литературы по теме нашего исследования:
1. история русской армии, описание ее быта и повседневности;
2. история войны 1812 года.
Работы дореволюционных историков (Л. Богуславского, К. Казбека, И. Рекалова, А. Петрова, П.О. Бобровского), касающиеся быта и повседневности русской армии, имели преимущественно описательный характер: была проделана большая работа по сбору сведений, но изложенный материал практически не был систематизирован.
В историографии советского периода исследованию военно-бытовой повседневности русской армии в период войны 1812 года уделялось незначительное внимание. Одной из немногочисленных работ по истории повседневности русской армии того времени является исследование А.А. Керсновского «История русской армии», изданное в 1933 – 1938 годах. Основная идея его труда – это самобытность русского военного искусства, вытекающая из духовных основ, заложенных исторически, а также – сила русского военного гения. Автор показывает в своей работе эволюцию становления русской военной доктрины и с негодованием отмечает, что в войне 1812 года русская армия потеряла свою силу и была не способна к войне, только потому, что заимствовала иностранные образцы и модели.
В историографии современного периода отмечается возросший интерес к проблемам военной повседневности, походного быта русской армии. Произошло переосмысление объемного массива документов и фактов.
Материальному положению, условиям службы русского офицерского корпуса было посвящено исследование С.В. Волкова «Русский офицерский корпус», изданное в 1993 году. Автор охарактеризовал историческое развитие военного мундира офицеров русской армии, исследовал нормы офицерского материального снабжения, активно использовал статистические данные по денежному довольствию офицеров и генералитета.
Крупнейшим исследованием войны 1812 года в дореволюционной историографии стал коллективный труд «Отечественная война и русское общество», изданный в 1911 – 1912 гг. к 100 – летию войны. Статьи, вошедшие в данный сборник, довольно подробно раскрывают нам сущность и характер войны 1812 года. В этом сборнике нашли отражение такие стороны войны 1812 года как несостоятельность русской армии, в связи иноземными влияниями, бедствия, которые подстерегали армию на каждом шагу, суровый военный быт, а также, что немало важно, формирование нового типа офицера – типа декабриста.
Итак, тема нашего исследования в полной мере не освещена в историографии, лишь фрагментарно имеет место в отдельных главах монографий и статьях различной тематической направленности.
Цель исследования: провести комплексное изучение условий войны 1812 года и проследить их влияние на образ жизни и мышление русского офицера.
Задачи исследования:1. сравнить образ жизни офицера накануне и в период войны 1812 года;
2. раскрыть влияние условий войны 1812 года на мышление русского офицера и его духовные ценности.
Анализ источников. В нашем исследовании были задействованы только письменные источники. По видам они подразделяется на мемуаристику и эпистолярии. К группе мемуарных источников относятся:
1. дневники, – писавшиеся во время военных действий и датированные определенным числом. К ним относятся дневники А.Чичерина, В.В. Вяземского, Павла Пущина.
2. походные записки, – написанные также во время войны, но не датированные определенным числом. В нашем исследовании мы использовали записки следующих авторов: И.Ф. Паскевича, И.Т. Радожицкого.
3. воспоминания, - писавшиеся по прошествии некоторого времени после войны.
Такие воспоминания, как Н.И. Андреева, Ф.Н. Глинки, Д.В. Давыдова, И. фон Дрейлинга, Н. А. Дуровой, А.П. Ермолова, Р.М. Зотова, А.Ф. Ланжерона).
Следующий вид источников, задействованных в нашем исследовании, это эпистолярии или личная переписка. В письмах отражаются индивидуальные качества авторов, их взгляды, жизненный опыт, особенности восприятия. В своем исследовании мы задействовали переписку М. И. Кутузова.
В мемуарной литературе находятся незаменимые сведения об укладе повседневной жизни, быте, нравах, ценностных установках. Вместе с тем к мемуарам надо относиться достаточно осторожно, так как они наиболее субъективны, и часто авторы стремятся преувеличить свою позицию или роль в описываемых событиях. Особой формой мемуарной литературы являются дневники. Они ведутся синхронно с событиями и могут быть наиболее достоверными. Но иногда в них могут быть непроверенные события или слухи.
«Дневник А.Чичерина 1812 – 1813 г.» был написан 19 – летним юношей, в походном быту и пылу сражений. Все записи Чичерина очень интересны: содержание дневника — реальная бытовая, во многом — случайная, то есть настоящая жизнь.
«Журнал» В.В. Вяземского, велся своим автором с 1803 до 1812 года. Начатый как личный дневник, приобрел черты военно – походного журнала. Содержание «Журнала» весьма разнообразно. В них отразилась походная
жизнь русской армии, а также досуг и развлечения офицеров накануне и в период войны 1812 года.
«Дневник Павла Пущина 1812 – 1814 г.» был написан будущим декабристом П.С. Пущиным. В своих записях П.С. Пущин подробно описывает путь Семеновского полка, его участие в важнейших сражениях Отечественной войны и заграничных походов. Автор приводит красочные примеры героизма русских воинов и гражданского населения.
Н.И. Андреев в своих воспоминаниях очень просто и с живой искренностью описывает великие события 1812 года. Рассказывает, без всякой мысли о печати, простой офицер, очевидец и участник тогдашних бедствий.
Ф.Н. Глинка в июле 1812 года был в числе тех, кто мужественно оборонял Смоленск в составе дивизии Раевского. Эпизод гибели Смоленска исполнен исключительной динамики и восхищает своей величавой картинностью. «Письма…» наполнены личными переживаниями автора, его рассуждениями по поводу судеб России.
Для своего исследования мы использовали письма М.И. Кутузова. Его переписка отличается большой осведомленностью автора, а также тех, с кем он вел переписку ( Ф.В. Ростопчиным, А.П. Тормасовым, П.И. Багратионом, М.Б. Барклаем – де – Толли и т.д.). По этим источникам можно судить, без боязни слухов и непроверенных фактов, о событиях в стране, о расположении войск, о снабжении армии и т.д. Но в тоже время, они могут искажать те или иные события, из – за личных соображений автора по какому – либо вопросу.
Данный нами обзор источников не является исчерпывающим. Воспоминаний и других видов источников по войне 1812 года существует множество. Но представленное нами количество источников достаточно для раскрытия темы и сущности нашего исследования.
Глава I. Влияние условий войны 1812 года на образ жизни и мышление русского офицера
1.1. Досуг офицера накануне и в период войны 1812 года

В этом параграфе, я буду описывать досуг офицера в мирное и военное время, чтобы выявить отличия квартирной и походной жизни. Для офицерского корпуса существовало много традиций в проведении досуга, иногда совершенно нелепых и непонятных для лиц, не относящихся к их кругу. Для начала обрисую в общих чертах образ жизни накануне войны 1812 года. Одной из таких черт является увлеченность офицеров игрой в карты.
Приведу отрывок из сочинений графа Ланжерона: « Карточная игра и протекающая от нея безнравственность являются истинными недугами русских офицеров. …С раздачею жалованья начинается бешеная игра; по истечению 24 часов деньги одной половины офицеров поступают в собственность другой, иногда все жалованье переходят кому то одному. Когда же нет больше денег, играют на слово, продают лошадей, посуду, экипажи…». Большая проблема, также, судя по рассказу Ланжерона, это наличие в полку шулеров, отмывающих деньги у своих товарищей и одновременно остающихся их друзьями. Подобное явление бы вызвало за границей большое недовольство, вплоть до изгнания шулера из армии, но в России ситуация обратная.
Кроме карточной игры, в офицерской и особенно гусарской среде были распространены так называемые «гуляния», когда офицеры одного полка в какой то определенный день вечером собирались вместе , чтобы варить жженку. Судя по описанию, данному графом Остен – Сакеном, это действо скорее напоминало какой – то ритуал в закрытом мужском клубе, чем немудреную выпивку. « Попойка жженкою принимала всегда воинственный вид: в комнате постланы ковры; посредине на полу, в каком – нибудь сосуде горит сахар в роме, что представляет костер дров на бивуаках; кругом сидят в несколько рядов пирующие, с пистолетами в руках; затравки залеплены сургучом. Когда сахар растаял, вливают в сосуд шампанское и готовою жженкою наполняют пистолеты, начинается попойка…». Но, отмечает Остен-Сакен, во всем этом безобразии была и светлая сторона: чинопочитание и дисциплина. Никто из офицеров не теряют субординацию даже в опьяненном состоянии. Так же он говорит, что питье в одиночку считалось у офицеров полным развратом, и вместе с тем перечисляет те напитки, которые были тогда в ходу в офицерских собраниях: шампанское, жженка, ковенский мед, пунш, виленская мятная водка.
Но, без сомнения, наиболее ярким событием повседневной жизни офицерства в эту эпоху являлись балы. Военная администрация даже установила для офицеров специальную бальную форму. В комплект этой одежды входил виц-мундир, присвоенный полку, кюлоты – короткие, чуть ниже чашки колена штаны из тонкого белого сукна, черные туфли, иногда лакированные и с пряжками. Увлечение балами шло от царского двора. Александр I очень любил эти вечерние празднества, и сам был прекрасным танцором. Традиционный бальный сезон продолжался недолго: с Рождества до Великого поста. « Молодой гусарский ротмистр закрутил усы, покачнул кивер на ухо, затянулся, натянулся и пустился плясать мазурку до упаду…», - пишет Денис Давыдов, служивший тогда в Белорусском гусарском полку. Очень весело было господам офицерам и в начале 1812 года, а особенно тем, чьи полки стояли в Виленской, Гродненской, Минской губерниях, - именно там где летом развернулись бои с французами. «Всю осень и всю зиму мы провели очень весело. Во всех дворянских семьях наперерыв давались рауты, за ними следовали вечера и балы, на которых мы старались превзойти друг друга в мазурке, - пишет Иоганн фон Дрейлинг, - На этих балах бывало очень оживленно, чему не мало способствовал флирт с хорошенькими польками…».
Но вскоре после таких восторженных слов и воспоминаний у многих офицеров имеются и другие, не совсем приятные для них новости, касающиеся приказа Александра I выступить в 24 часа к западной границе России.
Переход на военное положение, привыкшим к светским развлечениям и приемам офицеров, было затруднено не только отсутствием настроя на военные действия, но и большой поклажей и загруженностью обозов. Отражение этого факта находим в воспоминаниях Иоганна фон Дрейлинга: «Все у нас поставили на военную ногу. Весь полковой и офицерский багаж приказано было оставить. Никто не имел право на экипаж, число вьючных лошадей не должно было превышать указанного числа…». Но в тоже время, несмотря на приготовления к выступлению, И. фон Дрейлинг, говорит, что офицеры продолжали посещать балы и веселиться. Он говорит, что «…любовь и война были нашим лозунгом, и нежный слог первой должен быть стать талисманом для последней».
Балы не прекращались и во время военных действий, подтверждение тому мы находим во многих воспоминаниях офицеров. А.Чичерин радостно восклицает узнав о предстоящем балу: « Двенадцатого будет бал! Я буду танцевать! Скорее достаньте мне сукна на мундир…». Но, к сожалению, А.Чичерин не посетил этого бала из – за дороговизны сукна и других вещей, в результате чего не смог сшить себе подходящий для бала мундир.
И. фон Дрейлинг рассказывал, что для них перерыв наступил по прибытию в Смоленск: «Три дня прожили мы под Смоленском бурно и весело. Два месяца мы терпели всевозможные лишения. Теперь мы брали от жизни все и пользовались всем в волю…». Но на третий день пришлось выступить обратно. Чем же занимали себя офицеры в походе во время дневок и ночевок на биваках? А.Чичерин писал в своем дневнике: « Друзья собираются в моей удобной и уютной палатке. Мы вместе отдыхаем, читаем, развлекаемся, все сообща, и сутки так заполнены, что я едва нахожу время для общения с моим другом – дневником; дни следуют один за другими, не сливаясь и не повторяясь, и каждое мгновение становится драгоценным…». Из этого отрывка можно понять, что существовала сплоченность офицеров, и каждое мгновение теперь расценивается ими как драгоценность.
Иоганн фон Дрейлинг пишет о строгих требованиях новой, походной жизни. Она служила приготовлением к жизни офицеров на войне, и тоже подвергались регламентации. Офицеры и солдаты в походах должны были обходиться малым и не роптать на тяготы и лишения. « Не разбирая ни дня, ни ночи, шли мы форсированным маршем, часто по непроторенным дорогам, лесом по тропинкам, переходили реки и болота. Два раза на дню мы спешивались, и нам давали отдых, да и то не более часа. Раз на дню кормили лошадей, а в этот короткий промежуток времени старались что – нибудь сварить. А там опять на лошадей и дальше…». На основе этого отрывка можно судить о разительном контрасте положения офицеров в мирное время и во время военного положения. Не привыкшие к такому роду военному быту, вышколенные и привыкшие развлечениям и попойкам, многие из них испытывали неимоверные трудности. В эти моменты, русские молодые офицеры начали осознавать свое истинное предназначение.
Переживания, непонятные чувства роились в их душах, когда они смотрели на горящие города и повозки с ранеными. Так И. фон Дрейлинг описывает свое состояние: «…Закутавшись в плащ, привязав к руке поводья лошади, тихо лежал я – измученный, усталый, но спать не мог, и сердце напряженно ждало чего то жуткого, таинственного; может быть не я один, а все мы, молодежь, переживали в этот момент подобное, только не говорили об этом друг другу…». Зотов Р.М., напротив, описывает свои переживания немного по – другому: « К вечеру все замолкло. Корпус наш разместился на биваки, разожгли костры и тут – то начались рассуждения, споры и догадки. Что ж это все значит? Каким образом допустили Наполеона переправиться? …Все это занимало нас почти целую ночь…». Видим, что в первом случае, молодой офицер сам пытается разобраться в своих чувствах, понять ту обстановку, которая его окружает, пытается выявить свою роль в общем деле. Второй пример, показывает, что многие болели и переживали за Россию, за ее судьбу, осознавая, что она находится на краю гибели. То есть, не важно, как происходили эти думы, но цель их была одна: разобраться, в чем же причина всех этих бедствий? В результате чего вся сложившаяся ситуация наталкивала на мысль, что беда не только во французской армии, но причина несчастий кроется и в самом русском обществе, в порядках в нем установленном. Таким образом, в свободную минуту от переходов и битв, русский офицер, останавливаясь на биваках, думал и переживал в себе все, что он видел во время этих переходов. Через него проходили все беды русского народа, многочисленные жертвы, не только военных, но и мирного населения заставляли его не оставаться равнодушным.
Особые чувства и переживания вызывали крупные сражения. Приведу отрывок, так же из воспоминаний И. фон Дрейлинга, в связи с эпизодом Бородинской битвы. Оно наиболее всего выражает те чувства и состояние воина, пребывающего на поле боя. « Озлобление и ярость, отчаяние и месть вступили в кровавую битву со всеми ужасами все истребляющей смерти. Грохот тысячи орудий, ружейная пальба – все это слилось в один непрерывный гул; сознание терялось, все чувства притупились… наступает состояние, которое невозможно описать, как будто уже ничего не чувствуешь; является сомнение: да жив ли ты?...». Таково было ощущение молодого офицера, не закаленного в сражениях и привыкшего к балам и светским раутам.
Именно на этих полях формировалась их патриотичность и любовь к Родине, а не за игрой в карты, попойках и развлечениях на балах. Изменение быта офицерского корпуса, внесение в него трудностей и лишений, формировало новый тип офицера. Поэтому важно и интересно прослеживать те изменения в их сознании, которые не замедлили себя ждать после перехода на военное положение, в частности в период Отечественной войны 1812 года. То есть, подводя итоги можно с уверенностью сказать, что от условий материального быта офицера, его досуга будет зависеть и его ценностные установки. Как это произошло во время войны 1812 года. Война изменила привычные занятия и досуг офицера, вследствие чего начинает меняться его мышление. Как именно оно меняется, я рассмотрю в следующем параграфе.
1.2. Духовные ценности русского офицера
Одной из основных ценностей русского офицера была воинская честь. Понятия о ней менялись в течение столетий. Они подчинялись господствующей в обществе идеологии и морали. Однако высшим проявлением чести воина всегда считался подвиг на поле боя. Подготовить к этому солдат и офицеров должны были не только учения, смотры, маневры и походы, но и сами традиции, обычаи и нравы армейской жизни, не отраженные в Уставах, приказах и инструкциях. Закладывание этих норм и ценностей начиналось с момента его рождения – в семье, и находило выражение в воспитании.
Сама принадлежность к дворянскому сословию предполагала, что ребенок станет военным, исполняя свой долг перед Родиной. М.М.Петров рассказывает в своих воспоминаниях о том, как его отец учил свою жену, не желающую отдавать всех своих сыновей на службу, о священном долге дворян перед Отчизной. Этот долг он называл «святой истиной», которая не может быть поставлена под сомнение. « Ежели судьба сделала тебя из купеческой дочери женою дворянина, которых сословие не платят податков государственными деньгами,…, то ты должна знать, что взамен того и в заплату за почет по неоспоримой справедливости и дети наши обязаны будут наряду с другими заплатить за свое почетное звание трудами военными, потоками крови на поле чести и, может быть, утратою которого – нибудь из них жизни: иначе же они были бы чистые тунеядцы, могущие размножением себе подобных на беспрекословной от совести льготе задушить свое отечество, а не защищать…», - внушал отец М.М. Петрова своей жене. Таким образом, мы видим, что за свое привилегированное положение дворянство обязано было нести службу и защищать свою страну от внешней опасности.
Ценой уважения от других сословий становится участие в войнах, кровавых битвах, а часто приходилось расплачиваться и смертью. То есть каждый русский дворянин должен исполнить свой долг перед Родиной – поступить в армию и нести службу. Отдать жизнь за Отечество – было высшей мерой исполнения своего долга. Перед тем как молодой человек поступал на службу, он должен был произнести клятву, скрепляющую его обещание служить Родине: « Там под знаменем произнес я клятву в обязанностях воина, долженствующего приносить в жертву спокойствие, кровь и жизнь свою во охранение царского трона, Отечества и Святой веры..», писал М.М.Петров. Главными ценностями дворян являлись "вера, царь, отечество", воинская слава, честь близких, собственная честь. Личная жизнь никогда не была для дворянина высшим приоритетом. Источником и основой такого чувства чести для дворянина были общественная репутация его рода, чувство ответственности за ее сохранение и приумножение, связь истории семьи с важнейшими событиями российской государственной жизни. Понятие чести, как высокой нравственной категории, без которой нет офицера, стало единым для всего офицерского корпуса русской армии начала XIX века. В основе всего лежала идея бескорыстного служения Родине. Это конечно было в идеале, но были и такие офицеры, которые не осознавали своего долга перед Родиной, А.Чичерин пишет: « Вы меня знаете: я дал клятву служить отечеству, сколько хватит моих сил; я не принадлежу к числу тех, кто считает, что выполнил свой долг, проведя несколько лет на государственной службе, и смотрит на эти годы, как на потерянные, поелику не мог в то время придаваться лени и бездействию…». Таким образом, видим, что для некоторых офицеров их долг был в тягость, так как мешал предаваться собственным прихотям. Они были равнодушны к своему долгу или, может быть, его вовсе не осознавали. Таким образом, если такой человек не осознавал своего дворянского долга, то ему, скорее всего, была и не свойственна дворянская честь.
В мирное и военное время понятие о чести были разными. Или, скорее всего, имели разное воплощение. Если во время войны это проявлялось в подвигах на поле боя, «кровавой жертве», то в мирное время находило выражение в дуэлях. Только, в первом случае честь служит всеобщей пользе, а во втором, поощряет личный эгоизм, гордо именуемый дворянской или офицерской честью. На примере из жизни полковника М.М. Петрова, можно посмотреть, что причины для дуэлей были часто смешными, но участники твердо верили, что их честь ущемлена: « Зимою 1808 года… произошла полковая неприятность, весьма обыкновенная в армейских офицерских обществах…В городовом клубном доме, играя на биллиарде, повздорили, сперва за счет поеней, а потом за грубые укоризны нравам, каких поистине и тени не имели, штабс- капитан Шеншин и подпоручик Редькин. Ссора их случилась при нескольких гражданах и они решились приязненно решить ее военным боем». То есть такой выход был единственным путем решения проблем, в результате чего честь дворянина осталась бы не пострадавшей.
Примечательно, что во время военных действий и походов дуэли почти прекращали свое существование, зато были постоянными спутниками мирной армейской жизни. Также показательно, что поединки между офицерами одного полка являлись событием из ряда вон выходящим. «Полк – твоя родная семья», «Честь полка – твоя честь» - эти понятия имели очень большое значение в эпоху Александра I и служили важным элементом воспитания, как нижних чинов, так и офицеров. Каждый полк представлял собой в те времена нечто вроде замкнутой военной общины. Ее скрепляла не только военная дисциплина, но и общность интересов и симпатий, порой во все не материальных. Течению жизни в этой общине было обусловлено известного рода правилами и законами, за которые нельзя было перешагнуть, оставаясь верным своему назначению. Как писал в своих воспоминаниях Ф.В. Булгарин в 1806 – 1810 годах о взаимоотношениях между офицерами: « Я уже сказывал, что между офицерами все было общее…Честь, дух, время, труды, деньги, развлечения, неприятности, опасности…». Именно по этой причине сослуживцы Булгарина без колебаний отдали свои деньги однополчанину – майору Притвицу, раненному в голову в битве при Аустерлице. Рана привела к внезапному умопомешательству, и уланы оставили бедного майора в Риге, на руках у жены, не имеющей других средств к существованию, кроме его офицерского жалованья. Таким образом, видим, что в этом случае честь офицера проявляет себя в необходимости помощи своему сослуживцу, служа тем самым, на благо общего дела. В этом проявляются следующие особенности менталитета офицера : взаимопомощь, чувство товарищества, сплоченность, превалирование интересов полка над личными.
А теперь, обратим внимание на ценности офицера во время войны 1812 года. Изменились ли они, или остались неизменными? В первую очередь, надо посмотреть какие чувства вызывали в них происходящие события. Приведем цитату из воспоминаний Зотова Р.М. : « Это было у Феофиловой пустыни. Тут мы в первый раз услыхали о взятии французами Москвы!!! Напрасно стал бы я стараться передать читателю то ужасное впечатление, которое произвело над нами это известие. Чувство это невыразимо. Совершенное уныние овладело нами…Нам казалось, что все уже погибло, что война не имеет уже другой цели, кроме последнего, отчаянного усилия умирающего, кроме конечного истребления всех русских…». Я привела эту цитату, чтобы понять, что чувствовали офицеры в период войны, в период, когда опасность висела над всей Россией. Это поможет понять, как военная ситуация влияла на их мышление, на их ценностные установки. Исходя из последней цитаты, можно говорить, что война 1812 года пробудила в русских офицерах новые чувства, переживания, связанные с судьбой Родины.
Можно сказать, что во время войны офицер перенес акценты: свою личную честь он заменил на честь русского народа, которую также надо защищать от обидчиков – французов, а чувство единения полкового товарищества приобрело характер единства всего русского народа, в результате чего появляется необходимость тесного содружества и взаимовыручки. То есть, духовный мир офицера в период войны расширился. Теперь частное стало общим, а общее частным. Офицер борется уже не только за собственную честь, а за честь всего русского народа, за честь своего Отечества. Так же как и на дуэли, цель которой была отстоять свою честь, наказав обидчика, так и на войне отстаивалась русская честь, в кровавых битвах и сражениях.
Так И. Дрейлинг писал о желании как можно скорее вступить в бой с французами, чтобы помериться силами: « Все мы оживились, сердца наши были преисполнены энтузиазма, а желание поскорее помериться силой с врагом заставило нас из рыси перейти в галоп, только бы не опоздать!». Это желание было связано с постоянным отступлением русских войск, что полностью противоречило русской чести и достоинству. Если из – за дуэли, офицер был готов погибнуть, лишь бы его честь не пострадала, то можем представить себе во сколько много раз это чувство увеличивалось во время войны, когда враги опустошали их Отечество, унижая тем самым всех его граждан и попирая его честь. Далее И. Дрейлинг писал: «В наших общих молитвах,…, слышалась из глубины души одна мольба – чтоб завтра же нам дали возможность сразиться с врагом, хотя бы пришлось умереть – только бы дальше не отступали! Наша гордость, гордость еще не побежденного солдата, была оскорблена и глубоко возмущена. Как! Мы отступали перед надменным врагом, а они все глубже и глубже проникали в родные поля каждого из нас, все ближе и ближе и никем не сдерживаемые подступали к самому сердцу нашего общего Отечества…». Отсюда видим, что постоянное отступление русской армии противоречило принципам и ценностям офицера. Потому как это являлось делом чести для него, в котором он выступал непримиримо и однозначно, то есть у него не могло быть двух вариантов, он должен был четко выбрать свой приоритет – или честь, или смерть. Также мы видим из этого отрывка, что офицер не отделяет себя в какую – то особую нишу, тем самым показывая свое привилегированное положение, нет, он говорит о русском народе, как об едином, скрепленным общим Отечеством.
Духовные ценности офицеров в период войны приобрели другой, более глобальный характер. Если раньше офицер защищал свою честь, честь полка, то во время войны 1812 года он защищает честь русского народа и своей Отчизны. Любовь к своему полку переносится на весь русский народ и всю страну в целом. Взаимовыручка и сплоченность внутри полка находят выражение в том, что в рядах офицеров формируется осознание того, что русскому народу требуется тоже самое для того, чтобы победить общего врага. Также как офицеры едины в своих чувствах, товарищеских отношениях в рамках одного полкового сообщества, так и в единении всего русского народа, всех его сословий, офицеры видят успех и победу над иноземными завоевателями. Вследствие этой идеи единения всего русского народа возникает, в рамках армии, тесное общение между офицерами и солдатами; подобного явления до войны 1812 года не наблюдалось.
Заключение
Война 1812 года принесла с собой ломку реалий мирного времени. В первую очередь это коснулось русской армии и русских офицеров. Русская армия к тому времени претерпела изменения, связанные с политикой Павла I и Александра I. Она была более приспособлена для парадов и смотров, нежели для военных действий. Недаром, названные выше, императоры считали, что война портит армию. Таким образом, русская армия встретила «грозу 12 –ого года» не вполне готовой и приспособленной к последующим военным действиям. Офицеры, накануне и в период войны 1812 года оказались в совершенно иных условиях, что вполне понятно, изменило их досуг и времяпрепровождение. Наблюдая в походах страдания мирного населения, пожары, разрушение городов, в них начинали возникать новые чувства, формироваться новое мышление. Именно в походах, на поле боя, на биваках, формируется новый офицер, не чуждый страданиям простого народа, понимающий их беды и трепетно относящегося к своей Родине.
Итак, изучив литературу и источники по теме нашего исследования, можно прийти к следующим выводам:
образ жизни офицера накануне и в период войны 1812 года кардинально отличался. Как мы уже упоминали, русская армия того времени была более парадной, чем приспособленной для войны. Постоянные смотры, парады, светские рауты и балы – вот что составляло ежедневные занятия офицеров в мирное время. Вполне понятно, что с переходом на военное время их образ жизни изменился, приобретая походный характер. Если до войны, живя в благоприятных условиях, они довольно часто могли посещать балы, развлекаться картами, то на войне, в суровых походных условиях, этого развлечения у них не было. Да и вообще, перед ними встала иная задача – страна находилась в опасности иноземного порабощения, и, следовательно, их мысли были направлены на борьбу с врагом и скорейшую победу.
война 1812 года повлияла на мышление и духовные ценности офицеров. Останавливаясь на биваках, они погружались в обсуждение наболевших тем, пытаясь понять множество вопросов, тревоживших их душу. Наблюдая в походах страдания мирного населения, пожары, разрушение городов, в них начинали возникать новые чувства, формироваться новое мышление. Именно в походах, на поле боя, на биваках, формируется новый офицер, не чуждый страданиям простого народа, понимающий их беды и трепетно относящегося к своей Родине. Защищать свою Родину является делом чести для русского офицера, он готов умереть, лишь бы честь его Отечества не была посрамлена. Офицеры понимают, что только в единстве всего русского народа, в его сплоченности можно добиться успеха. В армии происходит сближение офицеров и солдат, они действуют как союзники, а не как начальник и подчиненный.
Список источников
Андреев Н.И. Воспоминания офицера 50 – ого егерского полка [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/museum/1812/Library/Andreev1/index.html / ( дата обращения 1.03.2011)
Вяземский В.В. Журнал. //1812 год… Военные дневники / Cост., вступ.ст.: А.Г. Тартаковский. – М.: Советская Россия, 1990. – С. 185 – 195.
Глинка Ф.Н . Письма русского офицера: Проза . Публицистика. Поэзия. Статьи. Письма. / Cост.: С.Серков, Ю. Удеревский. – М.: Московский рабочий, 1985. – 366 с.
Давыдов Д.В. Военные записки / под ред. В. Орлова. – М.: Художественная литература, 1940. – 480 с.
Дрейлинг И. Воспоминания участника войны 1812 года. // 1812 год. Воспоминания воинов русской армии: Из собр. Отд. письм. источников Гос. Ист. музея/ Сост.: Ф.А. Петров [ и др.]. – М.: Мысль, 1991. – С. 356 – 401.
Дурова Н.А. Избранное / Cост., вступ. ст. и примеч. В.В. Афанасьева. – М.: Сов. Россия, 1984. – 440 с.
Ермолов А.П. Записки генерала Ермолова, начальника Главного штаба 1-й Западной армии, в Отечественную войну 1812 года. // Записки А.П. Ермолова. 1798 – 1826 гг. / Cост.: В.А. Федорова. – М.: Высшая школа, 1991. – С. 120 – 267.
Зотов Р.М. Рассказы о войне 1812 года. [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Zotov/index.html / ( дата обращения 12.04. 2011)
Кутузов М.И. Письма, записки / под ред. Н.Ф. Шахмагонова. – М.: Воениздат, 1989. – С. 294 – 453.
Ланжерон А.Ф. Русская армия в год смерти Екатерины II [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mikv1.narod.ru/text/Lanzer_RS95t83n3.htm / (дата обращения 10.04.2011)
Мешетич Г.П. Исторические записки войны россиян с французами и двадцатью племенами 1812 – 1815 г.// 1812 год. Воспоминания воинов русской армии: Из собр. Отд. письм. источников Гос. Ист. музея/ Сост.: Ф.А. Петров [ и др.]. – М.: Мысль, 1991. – С. 24 – 104.
Норов А.С. Воспоминания [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Norov/index.html / ( дата обращения 25.03.2011)
Паскевич И.Ф. Походные записки [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Paskevich/index.html / ( дата обращения 15.04.2011)
Петров М.М. Рассказы служившего в 1-м егерском полку… // 1812 год. Воспоминания воинов русской армии: Из собр. Отд. письм. источников Гос. Ист. музея/ Сост.: Ф.А. Петров [ и др.]. – М.: Мысль, 1991. – С. 104 - 330.
Пущин П.С. Дневник Павла Пущина 1812 – 1814 г. [электронный ресурс] . – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Puschin/index.html / ( дата обращения 27. 02.2011)
Радожицкий И.Т. Походные записки артиллериста 1812 – 1816 г. [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.adjudant.ru/lib/radozhitskiy00.htm / ( дата обращения 4.04.2011)
Чичерин А. Дневник 1812 – 1813 г. [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Chicherin/index.html /(дата обращения 25. 04.2011)
Список литературы
Бегунова А. И. Повседневная жизнь русского гусара в царствование Александра I / А.И. Бегунова – М.: Молодая гвардия, 2000. – 383 с.
Волков В.С. Русский офицерский корпус [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/volkov_sv1/index.html/ ( дата обращения 24.02.2011)
Керсновский А.А. История русской армии. В 4 т. Т.1.От Нарвы до Парижа 1700 – 1814 гг./ А.А. Керсновский. – М.: Голос, 1992. – 304 с.
Кожевников А.А. Армия в 1805 – 1814 г. // Отечественная война и русское общество. В 7 т. Т 3. Наполеон и его сподвижники. Русская армия и ее вожди. Первый период войны. / под ред. А.К. Джевелегова, С.П. Мельгунова, В.И. Пичеты [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Sitin/book3_06.html / (дата обращения 1.04.2011)
Кожевников А.А. Русская армия в период сдачи Москвы до Тарутина. // Отечественная война и русское общество. В 7 т. Т4. Второй период войны. Москва при французах. Третий период войны. / под ред. А.К. Джевелегова, С.П. Мельгунова, В.И. Пичеты [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Sitin/book4_07.html / (дата обращения 25.03.2011)
Лотман Ю. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начало XIX века) [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Lotman/index.php/ (дата обращения 12.02.2011)
Лякин В.А. Мозырь в 1812 году. Историческая хроника. [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/library/Lyakin/index.html/ ( дата обращения 11.05. 2011)
Мельгунов С.П. Вожди армии. // Отечественная война и русское общество. В 7 т. Т 3. Наполеон и его сподвижники. Русская армия и ее вожди. Первый период войны. / под ред. А.К. Джевелегова, С.П. Мельгунова, В.И. Пичеты [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/1812/Library/Sitin/book3_07.html /(дата обращения 1.04.2011)
Сироткин В.Г. Отечественная война 1812 года / В.Г. Сироткин. – М.: Просвещение, 1988. – 255 с.
Тарле Е.В. Нашествие Наполеона на Россию [ электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.museum.ru/museum/1812/Library/tarle1/index.html / (дата обращения 24.03. 1011)
Троицкий Н.А. 1812. Великий год России / Н.А. Троицкий. – М.: Мысль, 1988. – 348 с.

Приложенные файлы


Добавить комментарий