Контрольная по психологии на тему «Кризис трех лет»


ГБОУ СПО МО «Орехово – Зуевский социально-гуманитарный колледж»
Контрольная по психологии на тему «Кризис трех лет»

Студентки _2 курса_б__группы Морозовой Оксаны Евгеньевны Специальность: 050144 «Дошкольное образование»


2012-2013 учебный год
Введение. Кризис трех лет – граница между ранним и дошкольным детством – один из наиболее трудных моментов в жизни ребёнка. К трем годам родители начинают замечать серьезные изменения в своем ребенке, он становится упрямым, капризным, вздорным. Улыбка умиления на лицах родителей сменяется выражением озадаченности, растерянности и некоторого раздражения. Многие не знают, что в это время происходит очень важный для ребенка психический процесс: это первое яркое выражение своего «Я», это его попытка самостоятельно удалиться от матери, удлинить психологическую «пуповину», научиться многое делать самому и как-то решать свои проблемы.
На подходе к кризису присутствуют четкие признаки:
- острый интерес к своему изображению в зеркале;
- ребенок озадачивается своей внешностью, заинтересован тем, как он выглядит в глазах других. У девочек интерес к нарядам; мальчики начинают проявлять озабоченность своей успешностью, например, в конструировании; – остро реагируют на неудачу.
Кризис трёх лет. Первый симптом, которым характеризуется наступление кризиса,- возникновение негативизма. Надо ясно представить себе, о чем здесь идет речь. Когда говорят о детском негативизме, то его надо отличать от обычного непослушания. При негативизме все поведение ребенка идет вразрез с тем, что предлагают ему взрослые. Если ребенок не хочет сделать что-нибудь, потому что это неприятно ему (например, он играет, а его заставляют идти спать, он же спать не хочет), это не будет негативизмом. Ребенок хочет сделать то, к чему его тянет, к чему есть стремление, а ему запрещают; если он все-таки это делает, это не будет негативизмом. Это будет отрицательной реакцией на требование взрослых, реакцией, которая мотивируется сильным желанием ребенка. Негативизмом называют такие проявления в поведении ребенка, когда он не хочет чего-нибудь сделать только потому, что это предложил кто-то из взрослых, т.е. это реакция не на содержание действия, а на само предложение взрослых. Негативизм включает в себя в качестве отличительного признака от обычного непослушания то, что ребенок не делает потому, что его об этом попросили. Ребенок играет во дворе, и ему не хочется заходить в комнату. Его зовут спать, но он не подчиняется, несмотря на то, что мать его об этом просит. А если бы попросила о другом, он сделал бы то, что ему было приятно. При реакции негативизма ребенок не делает чего-нибудь именно потому, что его об этом просят. Тут происходит своеобразный сдвиг мотивировок. При резкой форме негативизма дело доходит до того, что можно получить противоположный ответ на всякое предложение, сделанное авторитетным тоном. Негативная реакция отличается от обычного непослушания двумя существенными моментами. Во-первых, здесь на первый план выступает социальное отношение, отношение к другому человеку. В данном случае реакция при определенном действии ребенка мотивировалась не содержанием самой ситуации: хочется или нет сделать ребенку то, о чем его просят. Негативизм есть акт социального характера: он раньше всего адресован к человеку, а не к содержанию того, о чем ребенка просят. И второй существенный момент-новое отношение ребенка к собственному аффекту. Ребенок не действует непосредственно под влиянием аффекта, а поступает наперекор своей тенденции. Наиболее характерно для раннего детства, с точки зрения всех исследований, полное единство аффекта и деятельности. Ребенок весь находится во власти аффекта, весь внутри ситуации. В дошкольном возрасте появляется мотив еще и в отношении других людей, что непосредственно вытекает из аффекта, связанного с другими ситуациями. Если отказ ребенка, мотивировка отказа лежит в ситуации, если он не делает потому, что ему не хочется этого делать или хочется делать что-либо другое, то это еще не будет негативизмом. Негативизм - такая реакция, такая тенденция, где мотив находится вне данной ситуации. Второй симптом кризиса трех лет - упрямство. Если негативизм надо уметь отличать от обычного упрямства, то упрямство надо уметь отличать от настойчивости. Например, ребенок хочет чего-нибудь и настойчиво добивается, чтобы это было выполнено. Это не упрямство, это встречается и до кризиса трех лет. Например, ребенок хочет иметь вещь, но не может сразу получить ее. Он настойчиво добивается, чтобы эта вещь была дана ему. Это не упрямство. Упрямство - такая реакция ребенка, когда он настаивает на чем-либо не потому, что ему этого сильно хочется, а потому, что он это потребовал. Он настаивает на своем требовании. Мотивом упрямства является то, что ребенок связан своим первоначальным решением. Только это и будет упрямством. Два момента отличают упрямство об обычной настойчивости. Первый момент - общий с негативизмом, имеет отношение к мотивировке. Если ребенок настаивает на том, что ему сейчас желательно, это не будет упрямством. Например, он любит кататься на санках и поэтому будет стремиться целый день находиться во дворе. И второй момент. Если для негативизма характерна социальная тенденция, т.е. ребенок делает что-то наоборот по сравнению с тем, что говорят ему взрослые, то здесь, при упрямстве, характерна тенденция по отношению к самому себе. Нельзя сказать, что ребенок от одного аффекта свободно переходит к другому, нет, он делает так только потому, что он так сказал, он этого и держится. Третий момент принято называть немецким словом "тротц" . Симптом считается настолько центральным для возраста, что и весь критический возраст получил название - возраст строптивости. От негативизма строптивость отличается тем, что она безлична. Негативизм всегда направлен против взрослого, который сейчас побуждает ребенка к тому или иному действию. А строптивость, скорее, направлена против норм воспитания, установленных для ребенка, против образа жизни; она выражается в своеобразном детском недовольстве, вызывающем "да ну!", которым ребенок отвечает на все, что ему предлагают и что делают. Здесь сказывается строптивая установка не по отношению к человеку, а по отношению ко всему образу жизни, который сложился до 3 лет, по отношению к нормам, которые предлагаются, к интересовавшим прежде игрушкам. Строптивость от упрямства отличается тем, что она направлена вовне, по отношению к внешнему и вызвана стремлением настоять на собственном желании. Вполне понятно, почему строптивость выступает как главный симптом кризиса трех лет. До того ребенок был заласканным, послушным, его водили за ручку, и вдруг он становится строптивым существом, которое всем недовольно. Это противоположно шелковому, гладкому, мягкому ребенку, это нечто такое, что все время сопротивляется тому, что с ним делают. От обычной недостаточной податливости ребенка строптивость отличается тенденциозностью. Ребенок бунтует, его недовольное, вызывающее "да ну!" тенденциозно в том смысле, что оно действительно проникнуто скрытым бунтом против того, с чем ребенок имел дело раньше. Остается еще четвертый симптом, который немцы называют Eigensinn, или своеволие, своенравие. Оно заключается в тенденции ребенка к самостоятельности. Этого раньше не было. Теперь ребенок хочет все делать сам. Также из симптомов кризиса можно выделить протест – бунт, он имеет второстепенное значение. Все в поведении ребенка начинает носить в ряде отдельных проявлений протестующий характер, чего раньше не могло быть. Все поведение ребенка приобретает черты протеста, как будто ребенок находится в состоянии войны с окружающими, в постоянном конфликте с ними. Нетрудно видеть, рассмотрев эти симптомы, что кризис выступает главным образом такими чертами, которые позволяют распознавать в нем как бы бунт против авторитарного воспитания, это как бы протест ребенка, требующего самостоятельности, переросшего те нормы и формы опеки, которые сложились в раннем возрасте. В указанных симптомах ребенок выступает как трудновоспитуемый. Ребенок, раньше не доставлявший забот и трудностей, теперь выступает как существо, которое становится трудным для взрослых. Благодаря этому создается впечатление, что ребенок резко изменился на протяжении короткого времени. Из "крохи", которого носили на руках, он превратился в существо строптивое, упрямое, негативное, отрицающее, ревнующее или деспотическое, так что сразу весь его облик в семье изменяется. Ребенок в раннем детстве - это существо, которое всегда находится во власти непосредственных аффективных отношений к окружающим, с которыми он связан. В кризисе трех лет происходит то, что называется раздвоением: здесь могут быть конфликты, ребенок может ругать мать, игрушки, предложенные в неподходящий момент, он может разломать их со злости, происходит изменение аффективно-волевой сферы, что указывает на возросшую самостоятельность и активность ребенка. Все симптомы вращаются вокруг оси "я" и окружающих его людей. Эти симптомы говорят о том, что изменяются отношения ребенка к людям, окружающим его, или к собственной личности. В общем, симптомы, взятые вместе, производят впечатление эмансипации ребенка: как будто раньше взрослые водили его за руку, а теперь у него появилась тенденция ходить самостоятельно. Это отмечается некоторыми исследователями как характерная черта кризиса. Ч. Дарвин говорил: ребенок с момента рождения физически отделен от матери, но ни его питание, ни передвижение невозможно без матери. Дарвин считает это выражением биологической несамостоятельности ребенка, его биологической не отделенностью. Продолжая мысль Дарвина, нужно сказать, что ребенок в раннем детстве биологически отделен, но психологически он еще не отделен от окружающих его людей. Берингер дает повод сказать, что ребенок до 3 лет социально не отделен от окружающих и в кризисе трех лет мы имеем дело с новой стадией эмансипации. Есть и, так называемый, второй пояс симптомов, т.е. последствия основных симптомов, их дальнейшее развитие. Это симптомы, которые вытекают как следствие из установки ребенка на самостоятельность. Благодаря изменениям социальных отношений ребенка, его аффективной сферы, всего, что наиболее для него дорого, ценно, что затрагивает его самые сильные, глубокие переживания, ребенок вступает в целый ряд внешних и внутренних конфликтов, и мы имеем очень часто дело с невротическими реакциями детей. Эти реакции носят болезненный характер. У невропатических детей именно в кризисе трех лет мы нередко видим появления невротических реакций, например энурез, т.е. ночное недержание мочи. Ребенок, привыкший к опрятности, при неблагополучном течении кризиса часто возвращается в этом отношении к ранней стадии. Ночные страхи, неспокойный сон и другие невропатические симптомы, иногда резкие затруднения в речи, заикание, крайнее обострение негативизма, упрямства, так называемые гипобулические припадки, т.е. своеобразного вида приступы, которые внешне напоминают припадки, но по сути дела не являются болезненными припадками в собственном смысле слова (ребенок трясется, бросается на пол, стучит руками, ногами), а представляют собой крайне заостренные черты негативизма, упрямства, обесценения, протеста.Знать о том, что такое кризис трех лет, и что стоит за внешними проявлениями маленького капризули и буяна, нужно обязательно. Ведь это поможет сформировать правильное отношение к происходящему: малыш ведет себя так отвратительно не потому, что он сам «плохой», а просто потому, что пока не может по-другому. Понимание внутренних механизмов поможет быть терпимее к ребенку. Однако в сложных ситуациях даже понимание может оказаться недостаточным, чтобы справиться к «капризами» и «скандалами». Поэтому лучше заранее подготовиться к возможным ссорам: как говорится, «тяжело в ученье, легко в бою». Спокойствие, только спокойствие. Основные проявления кризиса, тревожащие родителей, обычно состоят в так называемых «аффективных вспышках» – истериках, слезах, капризах. Конечно, они могут происходить и в другие, «стабильные» периоды развития, но тогда это случается гораздо реже и с меньшей интенсивностью. Рекомендации же к поведению в таких ситуациях будут те же: ничего не предпринимать и не решать до тех пор, пока малыш полностью не успокоится. Кто-то привык просто игнорировать такие всплески негативных эмоций или реагировать на них по возможности спокойно. Данный способ очень хорош, если ... он срабатывает. Однако найдется немало малышей, которые способны «биться в истерике» подолгу, и мало какое материнское сердце выдержит эту картину. Поэтому полезным может оказаться «пожалеть» ребенка: обнять, посадить на колени, погладить по головке. Работает данный способ обычно безотказно, но злоупотреблять им не стоит. Ведь ребенок привыкает, что за его слезами и капризами следует «положительное подкрепление». А, привыкнув, он будет использовать эту возможность получить дополнительную «порцию» ласки и внимания. Лучше всего начинающуюся истерику останавливать простым переключением внимания. В возрасте трех лет малыши очень восприимчивы ко всему новому, и новая игрушка, мультик или предложение заняться чем-то интересным может остановить конфликт и сберечь ваши нервы. Методом проб и ошибок. Три года – это развитие самостоятельности, первое понимание того, «что я из себя представляю и значу в этом мире». Ведь мы хотим, чтобы из малыша вырос здоровый человек с адекватной самооценкой, уверенный в собственных силах. Все эти качества закладываются именно здесь и сейчас – путем проб, достижений и ошибок. Дать возможность малышу делать ошибки сейчас. Это поможет ему в будущем избежать множества серьезных проблем. Но для этого должны увидеть в малыше, вчерашнем младенце, самостоятельного человека, который имеет право идти своим путем и быть понятым. Было установлено, что если родители ограничивают проявления независимости ребенка, наказывают или высмеивают его попытки самостоятельности, то развитие маленького человечка нарушается: и вместо воли, независимости формируется обостренное чувство стыда и неуверенности. Конечно, путь свободы – это не путь попустительства. Нужно определить для себя те границы, выходить за которые ребенок не имеет права. В других ситуациях предоставить малышу свободу действовать по его собственному разумению.
Свобода выбора. Право на собственное решение – один из основных признаков того, насколько свободными мы чувствуем себя в той или иной ситуации. Такое же восприятие действительности и у трехлетнего малыша. Большинство негативных проявлений кризиса трех лет из описанного выше «семизвездия» – это результат того, что малыш не чувствует свободы в собственных решениях, действиях, поступках. Конечно, отпускать трехлетнего карапуза в «свободный полет» было бы безумием, но возможность самому принимать решения просто обязаны ему предоставить. Если малышу удается отстоять свою точку зрения, он получает уверенность в своих силах, значимость собственного мнения. Упрямство – это начало развития воли, достижения поставленной цели. Возросшая самостоятельность – одна из особенностей кризиса трех лет. Кроха хочет все делать сам, совершенно не соизмеряя собственные желания и возможности. Научиться соотносить «могу» и «хочу» – это задача его развития на ближайшее время. И экспериментировать с этим он будет постоянно и в самых разных обстоятельствах. А родители своим участием в таких экспериментах могут реально помочь ребенку быстрее преодолеть кризис, сделать его менее болезненным и для самого малыша, и для всех окружающих. Это можно делать в игре. Именно ее великий психолог и знаток детского развития Эрик Эриксон сравнил с «безопасным островом», где малыш может «развивать и апробировать свою независимость, самостоятельность». Игра с ее особыми правилами и нормами, отражающими социальные связи, позволяет малышу в «тепличных условиях» опробовать свои силы, приобрести необходимые навыки и увидеть границы своих возможностей.
Вывод. При рассмотрении симптомов кризиса трех лет внутренняя перестройка происходит по оси социальных отношений. Негативную реакцию, которая проявляется у ребенка 3 лет, надо отличать от простого непослушания; упрямство, которое появляется здесь как черта кризиса, также должно быть резко отличаемо от настойчивости ребенка.
Кризисы необходимы. Они как движущая сила развития, своеобразные ступеньки его, этапы смены ведущей деятельности ребенка.
В 3 года ведущей деятельностью становится ролевая игра. Ребенок начинает играть во взрослых и подражать им. Родители не должны пугаться остроты протекания кризиса, это вовсе не отрицательный показатель. Напротив, яркое проявление ребенка в самоутверждении в новом возрастном качестве говорит о том, что в его психике сложились все возрастные новообразования для дальнейшего развития его личности и адаптивных способностей.
И, наоборот, внешняя бескризисность, создающая иллюзию благополучия, может быть обманчивой, свидетельствовать о том, что в развитии ребенка не произошло соответствующих возрастных изменений.
Таким образом, не надо пугаться кризисных проявлений, опасны проблемы непонимания, возникающие в это время.

Приложенные файлы

  • docx file13
    Размер файла: 27 kB Загрузок: 10