Очерк. Как создавались шедевры русской классики. Заря русской оперы «Иван Сусанин»


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
1 Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей ©Детская школа искусствª г. Котово Котовского муниципального района Волгоградской области ОЧЕРК КАК СОЗДАВАЛИСЬ ШЕДЕВРЫ РУССКОЙ КЛАССИКИ З аря русской оперы Иван С усанин Автор: Носкина Любовь Дмитриевна ОУ: МБОУ ДОД «ДШИ» Г. КОТОВО Должность: преподаватель Котово 2017 2 (Очерк) 1. История создания 1812 год был переломным в истории Российского государства . Русский народ в отечественной войне основательно разгромил наполеоновскую армию, считавшую себя непобедимой. Народ ощутил в себе такие силы, о которых раньше и не подозревал. Такая неустрашимость народная послужила причиной того, что стали появляться пат риотические оперы. И самой замечательной из них была музыкальная драма ©Иван Сусанинª. Правда, первую оперу на данный сюжет написал не Михаил Иванович Глинка, а композитор Катер ино Кавос. Несмотря на то, что он родился в Венеци и, своей второй родиной Кат ерино считал Россию. Премьера его патриотической оперы ©Иван Сусанинª состоялась 19 октября 1815 года в Петербурге. В то время Михаилу Глинке было всего11 лет. Катерино Кавос был отличным капельмейстером, хорошо знал законы сцены и писал хорошую, ©глад куюª музыку, но в ней не было огня, присущего только талантливым людям. Оперу он писал на либретто князя Шаховского, которому легче удавались ©колкие и шумныеª, легковесные комедии, чем глубокие драмы. В результате , опера получилась пѐстрой, похожей н а лоскутное одеяло: то ли трагедия, то ли мелодрама, а иногда просматривался просто водевиль. Так что с жанром оперы было тяжело определиться. В опере Кавоса Иван Сусанин не был иссечѐн саблями польских шляхтичей. Помотав панов по лесу, он приводил их назад к своему дому, где их уничтожали предупреждѐнные о нашествии врагов русские воины, после чего о брадованный Сусанин, припл ясывая, пел водевильный куплетик: Пусть злодей страшится И дрожит весь век. Должен веселиться Добр ый человек. В тринадцать лет Глинка приехал из родного имения Новоспасское в Петербург для того, чтобы учиться в Благородном пансионе. В это время Михаил впервые услышал оперу ©Иван Сусанинª Кавоса, он даже не подозревал, что когда - нибудь напишет своего ©Сусанинаª. Не думал он об Даже после окончания пансиона, короткой службы Глинка и не думал об этом костромском крестьянине , спасшем родину от врагов. Вскоре 3 композитор поехал для заграницу поправить своѐ здоровье, и одновременно с лечением он совершенствовался в музыке. Глинка пробовал писать в разных манерах. В Италии ему предрекали сла ву ©итальянского маэстро музыкиª, так как он легко воспроизво дил с тиль опер Беллини и Доницетти. Но , находясь вдалеке от своей родины, ©тоска по отчи зне навела композитора на мысль писать по - русски. Это было в Милане летом 1832 года. На балконе гостиницы беседовали двое - Глинка и музыкальный критик Феофил Толстой. Композитор говорил о своей мечте создать большую национальную оперу - свою, отечес твенную, русскую. А на улице, под балконом шумно прогуливались итальянские жители, которые красиво и звонко пели песни. - Поют прекрасно, - вздохнул Глинка, - но всѐ чужое: Русью не пахнет. Мы, жители севера, чувствуем иначе. Любовь у нас всегда соедине на с грустью. На что собеседник возразил:© Но вас, Михаил Иванович, называют здесь надеждой итальянской музыки, столь удачно вы умете передать дух еѐ. Итальянские нотные издатели охотно печатают ваши вариации на темы местных опер. Вы могли бы составить себе мировое имя . Глинка же в ответ сказал: © Нет, дорогой мой, все пьесы, сочинѐнные мною в угождение жителям Милана , - все они убедили меня только в том, что я шѐл не своим путѐм. Искренне быть итальянцем я не могу. Другое запало мне в голову… Вот послушайте… И Глинка направился к фортепиано. Он сел за инструмент, и п альцы его маленьких,изящных рук легко и плавно прикасались к клавишам. Комната наполнилась звуками русской песни. Играя на инструменте, он продолжил свою мысль вслух: © Я хочу разукрас ить простую, народную мелодиювсеми ухищрениями музыкальной премудрости. Но непременно мелодию русскую! Национальная опера, которая выведет русскую музыку на европейские горизонты, - вот что необходимо сейчас России! И мне кажется, я мог бы дать нашему теат ру достойное его творение… По возвращении в Россию, молодой композитор стал часто бывать в Дворянском собрании в Петербурге, в музыкальных салонах. Там, находясь в к ругу друзей, он исполнял свои пьесы и романсы. У Глинки был прекрасный, сильный и гибки й драматический тенор. Пел композитор удивительно. Критик и музыкант Александр Серов, бывавший неоднократно на этих музыкальных вечерах, вспоминал: ©Поэзия его исполнения - повторяю - непередаваема! Как все первостепенные исполнители, он заставлял сл ушателей жить тою жизнью, дышать тем дыханием, которое веет в идеале исполняемой пьесы… Он 4 увлекал каждою фразою, каждым словом… Можно прямо сказать: кто не слыхал романсов Глинки, спетых им самим, тот не знает этих романсов…ª Глинка мечтал написать русску юоперу. И эта мечта была неслучайной, поскольку композитор знал, что именно в опере, благодаря еѐ большим возможностям, связанным с наличием одновременной нескольких видов искусств, возможно лучше всего с помощью выразительных средств музыки, поведать миру о грандиозных событиях. С помощью оперы можно прямо говорить с народом. Глинка говорил: © С амое главное - это, конечно, удачно выбр ать сюжет, но и музыка. Я хочу, чтобы дорогие мои соотечественники почувствовали бы себя тут как дома и чтобы за границей не принимали меня за самонадеянную знаменитость на манер вороны, что родится в чужие перья . И свою мысль Глинка продолжил игрой на инструменте отрывков из будущей оперы, несмотря на то, что ни стихов на эту музыку, ни ясного представления о соб ытиях, которые будут происходить в его сочинении, у него ещѐ не было. Поначалу он выбрал для оперы старинное предание, написанное поэтом Жуковским, под названием ©Марьина рощаª. ©Тихий и прохладный вечер заступал уже место палящего дня, - читал и перечиты вал Глинка повесть поэта, - когда Услад, молодой певец, приблизился к берегам Москвы - реки… Гладкая поверхность вод… покрыта была розовым сиянием запада: в зеркале их отражались дремучий лес и терем грозного Рогдая - он был построен на крутой горе - там, где ныне видим зубчатые стены Кремля…ª Глинка даже набросал музыку к сел ьской сцене из ©Марьиной рощиª, но дальше дело не пошло. Слишком много было в повести Жуковского всякой романической , на взгляд композитора, чепухи - привидений и разной чертовщин ы. - Нет! Национальной трагедии из сюжета с ©роковойª любовью не создать! - решил композитор. - Нужен сюжет правдивый, жизненный, лучше всего из русской истории. По этому поводу с во ими мыслями он поделился с Жуковским. Это было на одном из вечеров на кварт ире поэта, где каждую субботу собирались люди, дорожившие славой отечественного искусства, - Пушкин, Гоголь, Вяземский, Плетнѐв, Одвевский, Вильегорский. Г линка часто пел на этих вечерах, и его исполнение было очень выразительным. - Ваши пьесы превосходны . - похвалил Гоголь. - Это натуральный Глинка, наш русак, но только в итальянском гриме… Русские ждут от вас нечто большее - огромное, как ваш талант. Какую оперу можно составить из наших 5 национальных мотивов! Покажите мне народ, у которого было бы больше п есен. Под песни баб пеленается, женится и хоронится русский человек. - И то правда, - вмешался в разговор Жуковский , - почему бы вам, Михаил Иванович, не поразмыслить над нашей отечественной оперой? - Эта мысль, любезный Василий Андреевич, как гвоздь, сидит в моей голове, - встрепе нулся Глинка. - Но нет либретто. Хотел было вашу ©Марьину рощуª приспособить для оперы, да что - то не ладится… - Эту вещь я написал давно, ещѐ до нашествия Наполеона . Теперь нужно иное… нужна опера истинно народна я, возвеличивающая широкую душу, удаль и стойкость русского человека - богатыря… Его верность царю и отечеству… - Но ведь были же опыты национальной музыки в опере, - заметил Одоевский. - Верстовский, например, композитор умны й, с талантом искренним, х отя, прочем, и не драматическим… Он пробует перенести на русскую сцену родное пение. Но ещѐ не успел в этом. Не успел от того, что заимствовал народные мотивы целиком или подражал им. Его оперы ©Вадимª, ©Аскольдова могилаª суть не что иное, как собрание русских мотивов, большей частью прелестных, но соединѐнных немецкими хорами, квартетами и итальянскими речитативами… - А отчего бы вам, Михаил Иванович, не вспомнить подвиг Ивана Сусанина? - предложил Жуковский. - Что вы, Василий Андреевич, до сих пор не сходит со сцены ©Сусанинª Кавоса, - возразил композитор, - опера отменная… - Но легкомысленная… Чего стоит только ©должен веселиться добрый человекª… - вставил Одоевский. - Самопожертвование Сусанина по - настоящему ещѐ не раскрыто в русской музыке. Нужна героическая драма! Я вам помогу, Михаил Иванович… сам буду сочинят ь либретто, - заверил Жуковский, и дружески обнял Глинку и отвѐл в сторону. Золотым ключиком он о ткрыл шкатулку, инкрустированную перламутром, и достал оттуда небольшую книжечку, изданную в 1825 год у - в год выступления декабристов на сенатской площади. - Кондратий Рылеев, ©Думыª, - прочѐл Глинка. - Познакомьтесь с думой о Сусанине, Михаи л Иванович, - произнѐс поэт, понизив голос. - Тут зерно, которое должно прорасти в вашей опере. Но имейте в виду: о книге этой я ничего знать не знаю, ведать не ведаю. Автор - бунтовщик, и царь справедливо покарал его. Глинка поспешно распрощался с гос тями и ушѐл в свою комнату на Вознесенском проспекте, где он жил в квартире Стунеева, работавшего 6 преподавателем Школы гвардейских подпрапорщиков (совсем недавно еѐ окончил корнет Лермонтов ). По приходу домой, композитор сразу же раскрыл книг у и нашѐл стихи, которые читал когда - то в Благородном пансионе. Вот они, вдохновенные слова Сусанина: Предателя. Мнили, во мне вы нашли: Их нет и не будет на Русской земли!... Кто русский по сердцу, тот бодро и смело, И радостно гибнет за правое дело! В своих ©Запискахª Глинка вспоминал, что сцена в лесу глубоко врезалась в его воображении, и он находил в ней очень много оригинального, характерног о русского. Композитор сразу же принялся за работу. В его голове во зник план оперы… работу он начал с увертюры и очень красиво описал этот момент в ©Запискахª: ©Как бы по волшебному действию… Я начал работать, и совершенно на изворот, а именно начал тем, чем другие кончают, то есть увертюрой . Глинка не успевал запи сывать музыку: м елодии рождались в его голове одна за другой ,они буквально преследовали композитора. Даже в карете, направляясь из Петербурга в родное Новоспасское, он сочинял музыку. Глинка вспоминает: ©Работа шла успешно. Всякое утро сидел я за столом и писал по шесть страниц мелкой партитуры … По вечерам, сидя на софе, в кругу семейства и иногда немногих искренних приятелей, я мало принимал участия во всѐм меня окружавшем; я весь был погружѐн в труд, и хотя уже много было написано, оставалось ещѐ много соображать, и эти соображения требовали немало внимания; надлежало всѐ пригонять так, чтобы вышло стройное целое. Сцену Сусанина в лесу с поляками я писал зимою; всю эту сцену. Прежде чем я начал писать, я часто с чувством читал вслух и так живо переносилс я в положение моего героя, что волосы у самого меня становились дыбом и мороз подирал по кожеª. Шло время… Жуковс кий не выполнил своего обещания: он не смог всѐ своѐ время отдавать сочинению либретто. Вся его работа в этом направлении свелась к тому, что он написал текст для нескольких номеров оперы, сочинил стихи для эпилога (закл ючительной сцены), а впоследствии ограничился только советами. Глинке пришлось прибегнуть к помощи других поэтов, он даже сам созд авал некоторые тексты. Например, в финале опе ры после здравицы царю он вставил стихи, прославляющие ©святую Русь и матушку Москвуª. 7 Жуковский порекомендовал Глинке в качестве либреттиста барона Розена - усердного литератора из немцев. Николай I одобрил этот выбор, надеясь, что опера, благодаря участи ю в еѐ сочинении придворного поэта (Розен был секретарѐм наследника престола), приобретѐт нужный государю монархический колорит. Самодержец настаивал на том, чтобы Сусанин в опере отдал жизнь не за отчизну, а - за царя Михаила Романова. Барон исполнил желание Николая I , но доставил много мучений композитору. Глинка хотел прославить народный подвиг, а ему преподносили верноподданнические вирши, которые порою были совершенно безграмотные: Небесная заря Нам явит лик царя! На возражения композитора литератор из немцев отвечал: - Ви нэпонимет, это сама лутший поэзия. Либреттист был удобен Глинке только в одном: он умел ловко подгонять слова под размер музыки. Компо зитор торопил поэта, текст нередко приходилось писать на готовые уже мелодии. Жуковский шутил, что у Розена по карманам были разложены вперѐд уже заготовленные стихи, и тот вынимал их столько каждого сорта, сколько следовало. И ©каждый раз из особенного карманаª. Иногда хорошие, чаще никудышние: Ни роза в сад у. В огороде Цветѐт А нтонида в народе… Николай I зорко следил за тем, как шла работа над оперой. Он потребовал изменить название оперы. - ©Иван Сусанинª - это старо! И безлико!ª Ца рю предложили назвать оперу © Смерть за царяª, на что Николай поморщился. - Отдавший жизнь за государя - не умирает! - изрѐк он и начертал собственноручно на первом листе партитуры: ©жизнь за царяª. Так, против воли композитора, оперу Глинки именовали вплоть до революции. В советс кое время ей возвратили прежнее название - ©Иван Сусанинª, а поэт Сергей Г ородецкий заново переписал либретто. Прежде чем добиться постановки оперы , Глинке пришлось пройти немало мытарст в, но все трудности, наконец , остались позади . Премьера оперы была наз начена на 27 ноября 1836 года и должна была состояться в Санкт - Петербургском Большом театре ( теперь на его месте стоит здание ленинградс кой консерватории). Начались репетиции. Когда здание театра ещѐ ремонтировалось после оч ередного пожара, его переделывали по проект у архитектора Альберто Кавоса ( сына композитора). Репетиции 8 нередко проходили под аккомпанемент стука молотков. Среди ©рисовальщиковª, расписывавших плафон зрительного зала, был молодой крепостной художник Тарас Шевченко - он выполнил рисунки всех орнаментов и арабесок. Будущий великий поэт присутствовал на ©пробахª оперы и был свидетелем тщательной работы композитора с оркестром и артистами. 2. Премьера оперы (из воспоминаний современников) Наконец настал день премьеры. Как вспоминают В зале сидели тысячи зрителей - аристократы, звѐзды, блеск и красота, всѐ что было лучшего в Петербурге. Сам император прибыл с ©августейшейª семьѐй . Однако подлинным украшением зала были зрители ©поскромнееª: Крылов, Жуковский, Одоевский, Брюллов, В яземский, молодой Тургенев. А в одиннадцатом ряду партера, у прохода, занимал кресло Пушкин. К нему в антрактах подходили друзья, чтобы выразить свой восторг от музыки Глинки. Галерка же была, как писали газеты, ©исключительным владением простого народаª. Исследователи утверждают, что на чердаке у отверстия, откуда в зал спускалась зажжѐнная люстра, пристроился юноша Ш евченко , чтобы хоть так послушать оперу. Но вот зал затих. За пультом появился ©директор музыкиª Катерино Кавос - высокий, чуть сгорбл енный старик с копной седых волос. Он сделал многое для того, чтобы опера Глинки была поставлена в Большом театре. Когда его спрашивали, почему он, Кавос, сам написавший оперу на тот же сюжет, протежирует молодому композитору, старый музыкант отвечал: В сѐ имеет своѐ время!... А затем его музыка, действительно, лучше моей! . Увертюра началась звучание м всего оркестра. Суровые, мощные, словно поступь былинного богатыря, аккорды возвестили о рождении первой 9 классической русской оперы. И вслед за этими аккордами полилась широкая, распевная мелодия песни Вани ©Ах, мне не бедному сиротинушкеª, исполняемая деревянными духовыми инструментами под мужественный аккомпанемент струнных. Оркестр своими ©вздохамиª как бы сочувствовал беде русских людей, оказавшихс я под пятой оккупантов. Эту мелодию сменила бурная, стремительная музыка, словно рисующая битвы народных ратников с врагом. И снова в музыкальную ткань вплелась мягкая лиричная тема песни Вани ©Как мать убилиª. Постепенно оркестр усиливал звучность. Русски е мелодии вступали в борьбу с темами иноземными, в ритме мазурки. ©Польскаяª музыка приобретала всѐ более угрожающий характер. Но внезапно в конце увертюры наступил перелом - победно зазвучала русская мелодия, завершившаяся ликующим колокольным звоном. Занавес вздрогнул и пошѐл вверх. Написанный на нѐм идилл истический сельский пейзаж скрылся в колосниках. Пред зрителями возникла иная картина: обычное русское село с церковью в глубине, припорошенные снегом избы, речка с плывущими по ней льдинами, берѐзк и на берегу… Хлебопашцы возвращаются с полевых работ, распевая песню о родной земле. В звуках еѐ чувствуется могучая сила: ©Страха не страшусь!.. Смерти не боюсь, лягу за святую Русь!ª В мужественный хор крестьян, словно прозрачный ручеѐк, влив ается светлая песня девушек. Глинка поморщился. Хор пел ©без оглядки, без движенияª и одет был в платья оперных пейзан - чѐрные зипуны с ямщицкими квадратными шапками. Рутина сказала своѐ слово! Но зато исполнители главных партий… Да, исполнители основ ных партий были великолепны. Сусанина играл знаменитый бас Осип Петров, Ваню пела Анна Воробьѐва. Послушаем авторитетное свидетельство выдающегося критика Владимира Васильевича Стасова: ©С первых же представлений новой оперы оба эти артиста подня лись на такую высоту художественного исполнения, какой до сих пор не достигал ни один оперный исполнитель. Голос Петрова получил к этому времени всѐ своѐ развитие… Голос Воробьѐвой был один из самых необычных. Изумительных контральто в целой Европе: объѐм, красота, сила, мягкость - всѐ в нѐм поражало слушателя и действовало на него см неотразимым обаянием. Но художественные качества обоих артистов оставляли далеко за собою совершенства их голосаª. Роли с исполнителями проходил сам Глинка. Он добивал ся от них естественности и простоты. Сусанин в толковании Осипа Петрова был, как это го хотел сам композитор, личностью ©важнойª - степенный, исполненный 10 чувства собственного достоинства. Поначалу его Сусанин мог показаться излишне суровым - коренастая фигу ра, густая борода, пристальный тяжѐлый взгляд; но постепенно раскрывалась его добрая и чистая душа, его стойкость перед смертью, непримиримость к врагам. И праздник светлых дней придѐт, Придѐт для всей Руси! Этими словами, спетыми хором крестьян и опо лченцев, завершился первый акт оперы. Второе действие переносило зрителей на ©вызывающе - пышный праздникª в старинном польском замке. В гербовом зале короля Сигизмунда рыцари со стальными крыльями за спиной пели хвастливые застольные, угрожая ©москалямª. Уверенные в лѐгкой победе, паны и панночки блистали в танцах: полонез, мазурка, краковяк, снова мазурка сменяли друг друга, как яркие узоры в калейдоскопе. Лишь на мгновение шумный пир смутили слова вестника из России о поражениях польских войск. Шляхтичи выхватывали сабли: На север мы вихрем Бросим все силы… Сметѐм мы деревни, Сожжѐм города. Действие третьего акта вновь происходило в селе Домнино, в избе Ивана Сусанина. За деревенским столом, строгая копьѐ, сидит Ваня, приѐмыш в семье Сусанина, и напевает трогательную песенку о том, как мать убили у малого птенца. Репетируя эту сцену с Воробьѐвой, Глинка говорил: - Я ото всех слышу, что у вас настоящий контральто и что у вас бездна чувств. Ввиду этого - песенку из моей оперы я попрошу вас петь без всякого чувства… Артистка удивлѐнно подняла брови, услышав столь неожиданное требование от автора оперы. - Я это объясню вам, анна Яковлевна, тем, что Ваня - сиротка, живущий у Сусанина, сидит в избе и напевает себе песенку, не придавая никакого значения словам, а обращая более внимание на свою работу. Глинка просил певицу пожертвовать звучанием своего пр екрасного голоса ради художественной правды, предостерегал еѐ от ©оперногоª проявления чувства. В те времена, когда исполнители старались во что бы то ни стало показать свой голос, поразить слушателей вокальными чудесами, это требование звучало странно. Н о именно такая простота и вместе с тем глубина исполнения поразила зрителей премьеры ©Ивана Сусанинаª в петербургском Большом театре. 11 ©Появление Воробьѐвой, - отмечал Глинка, - рассеяло все мои сомнения в успехеª. Действительно, с третьего акта пр иѐм оперы становился всѐ более шумным. Особенно покорила слушателей сцена в лесу. Сусанин завѐл врагов в непроходимую чащобу. Буря занесла все следы. Измученные шляхтичи зарылись в снег, лишь бы немного согреться. Все спят. Не спи один Сусанин. - Чую пр авду! - начал Петров предсмертную арию Сусанина, и его голос, напоминавший звук большого серебряного колокола, полился в зал, покоряя мощью и глубиной чувства. Ты взойдѐшь, моя заря! Взгляну в лицо твоѐ, Последняя заря! Настало время моѐ!.. Впервые на р усской оперной сцене простой крестьянин стал трагическим героем. Глинка возвысил народный напев до трагедии! ©В роли Сусанина, - отмечали очевидцы, - петров воспрянул во весь рост своего громадного таланта. Он создал вековечный тип…ª Несмотря на г ибель героя, опера Глинки заканчивалась оптимистически. Эпилог еѐ переносил зрителей на Красную площадь. Перед древними стенами московского Кремля собрались толпы ликующего народа, чтобы отпраздновать победу над врагом. В театре не хватило артистов для сто ль могучего апофеоза. Художник Роллер вырезал из фанеры человеческие фигуры , раскрасил их и поместил на заднем плане сцены. Живая толпа незаметно переходила в нарисованную. Для придания большего правдоподобия фанерные фигуры тоже колыхались с помощью сры тых механизмов. Создавалось впечатление, что народу собралось на площади видимо - невидимо. Хор пел славу сына России, отстоявшим еѐ независимость. Хор ©Славься!ª, исполненное хором и солистами, поддержанное двумя оркестрами - симфоническим и духовым, - с торжественным перезвонов колоколов, композитор назвал впоследствии © архи гениальным ª. Серов восторгался, говоря, что во всех существующих до сих пор операх нет финального хора, который был так тесно сплочѐн с задачею музыкальной драмы и такой могучею кис тью рисовал бы историческую картину: ©Тут Русь времени Минина и Пожарского - в каждом звукеª. ©Успех оперы был совершенный, - вспоминал Глинка в ©Запискахª, - я был в чаду и теперь решительно не помню, что происходило, когда опустили занавесª. 12 Комп озитора пять раз вызывали на сцену после окончания оперы. Пятикратный вызов автора означал тогда огромный успех. Артисты подбрасывали Глинку на руках. Знакомые и незнакомые люди горячо поздравляли, обнимали, осыпали цветами. Сам император пригласил компози тора в свою ложу и поблагодарил его. Либретто барона Розена царя устраивало, а музыка, по высочайшему разумению, не мешала слушать верноподданнический текст. Музыканта окружили друзья: До сих пор мы не слыхали русской музыки в возвышенном роде - еѐ создал наш Глинка! Восторженные отзывы звучали со всех сторон. - Михаил Иванович почти не использует готовых народных мотивов - он сам создаѐт их! И они непременно станут народными!. Это опера на века! - Наш милый Глинка, - горячо говорил Одоевский, открыл новую стихию в искусстве! С этой полы начинается новый период в истории искусства - период русской музыки! Этого давно ждали и не находили в Европе… Такой подвиг, скажем положа руку на сердце. Дело не т олько таланта, но гения!..ª Быстрый, подвижный, как ртуть, Нестор Кукольник, известный драматург, тут же сочинил экспромт: С ним музыки русской зарделась заря, Забыт он не будет, как ©Жизнь за царя!ª Однако не все мнения были столь единодушными. _ нет, серьѐзно: что значит ©новая стихия в музыке?ª - и рыхлый человек демонстративно развѐл руками. - В музыке невозможно открыть ничего нового. Всѐ уже открыто. Берите и пользуйтесь. _ Истинный бог, Булгарин прав, господа, - поддержал его сановник с золотым шитьѐм на мундире. - Опера - вздор и галиматья! От русского Глинка отстал, к иностранному не пристал, и вышла чепуха. - Ребѐнок, увидя нечто мохнатое, говорит: ©Медведь, медведь!ª - а это всего - навсего медвежья шуба! - съязвил старик с лентой через плечо. - Ха, ха, ха! - подхватил шутку чиновник из молодых. - Или медвежья полость в санях… Да это просто кучерская музыка! Каламбур понравился. - Ха, ха, ха! Кучерская музыка!.. Глинка услышал эту ©остротуª. Он решительно повернулся к гогочущей группе: - Это хорошо сказано, даже верно сказано, ибо кучера, по - моему, дельнее господ! 13 Светскиенедоброжелатели не могли повлиять на восторженный приѐм оперы. На протяжении двух месяцев было по казано четырнадцать спектаклей, и каждый раз, по свидетельству современников, слушатели ©осыпалиª рукоплесканиями автора ©Сусанинаª. Никогда ещѐ ни одно музыкальное произведение не вызывало в России столь ©живого. Полного энтузиазмаª. Оперу Глинки назва ли ©пламенной зарѐй русского искусстваª. Через полмесяца после премьеры, 13 декабря 1836 года, в доме Александра Всеволожского, что неподалѐку от Большого театра, собрались на ужин самые близкие друзья композитора: Одоевский, Жуковский, Виельгорский, Вя земский и - Пушкин. Мнение великого поэта Глинка особенно дорожил - не раз тот помогал музыканту своим советами, когда композитор работал над новой оперой. Тостам не было конца. А потом к роялю подошѐл Одоевский. Друзья по очереди стали петь ©Шуточ ный канонª, сочинѐнный коллективно для этого вечера. Первый куплет спел Виельгорский: Пой в восторге, русский хор, Вышла новая новинка, Веселися, Русь! Наш Глинка - Уже не глинка, а фарфор! ©Шуточный канонª продолжили Вяземский и Жуковский. Под кон ец поднялся Пушкин. Глядя на музыканта лучистыми голубыми глазами, он пропел свою строфу: Слушая сию новинку, Зависть, злобой омрачась, Пусть скрежещет, но уж Глинку Затоптать не может в грязь. Так взошла заря русской оперы. Список литературы 1. Панкротова В.А., Полякова В.Л. Оперные либретто. М.: Музыка, 1971 . 2. Тарасов Л.М. Волшебство оперы. Л.: ©Дет. лит.ª, 1979.

Приложенные файлы

  • pdf rabota42
    Размер файла: 988 kB Загрузок: 6

Добавить комментарий