«Искусственная тупость» или игры в «имитацию образования»!?

«Искусственная тупость» или игры в «имитацию образования»!?

Если компьютер может работать так, что человек не в состоянии определить, с кем он общается  с другим человеком или с машиной,  считается, что он прошел тест Тьюринга
Условие теста А. Тьюринга

Заглавие статьи не столько анализ некоторых последствий компьютеризации и информатизации сферы образования в контексте интерпретации теста Тьюринга, сколько попытка сконцентрировать внимание на некоторых последствиях информатизации современного общества, отразить ее социокультурный аспект.
Кто и/или что учит наших детей сегодня?! СМИ, Интернет, мультимедиа, компьютер, компьютерные программы или учитель!?
Общество в современном постиндустриальном пространстве находится в постоянной трансформации. Происходит модернизация и структурное изменение информационно-коммуникативного мира, а значит и культуры. Процессы передачи, накопления, переработки и создания информации нового качества претерпевают качественные и количественные изменения. Таким образом, процессы информатизации современного общества и развитие ИКТ затрагивают не только социальные, общественные процессы, но и сказываются на личностном потенциале человеке, субъектная определенность которого, становится все более многоликой и активной.
Несомненны положительные результаты процесса информатизации и компьютеризации системы образования. Социокультурные последствия информатизации и компьютеризации образуют современное им общество, поставляя в цех системы образования таких индивидов и индивидуальностей, чьё стремление быть успешной, социализированной личностью не всегда совпадает с требованиями стандарта того или иного предмета, а значит и общей парадигмой образования. Прежде чем акцентировать внимание на социокультурных последствиях информатизации системы образования следует совершить небольшой экскурс в историю.
В 1950 году А. Тьюринг, в статье «Вычислительные машины и разум» предложил тест для проверки тезиса – является ли компьютер разумным. Главный вопрос, на который должен был пролить свет данный «тест Тьюринга» – «Может ли машина мыслить?». Тест сводился к следующему: судья (человек) переписывается на естественном языке с двумя собеседниками, один из которых – человек, а другой компьютер. Если судья не может однозначно определить, кто есть кто, считается, что компьютер прошел тест. Для того чтобы сделать тест простым и универсальным, переписка сводится к обмену текстовыми сообщениями через определенный промежуток времени. Во времена Тьюринга компьютеры реагировали медленнее человека. Сейчас это правило необходимо, потому что они реагируют гораздо быстрее, чем человек.
А. Тьюринг предсказал, что компьютеры в конечном счете пройдут его тест. Он считал, что к 2000 году компьютер с памятью 1млрд бит (119 Мб) в ходе пятиминутного теста сможет обмануть судей в 30% случаев. Это предсказание не сбылось. По состоянию на 2009 год ни одна из существующих компьютерных систем не приблизилась к прохождению теста.
На сегодняшний день персональные компьютеры в десятки раз мощнее и способны одновременно выполнять колоссальное количество операций, которые человеческий мозг просто не в состоянии переработать. Но вот произошло нечто качественно иное. В 1997 году состоялся поединок самого маститого шахматиста планеты и компьютера компании АВМ Deep Blue. Это интеллектуальное состязание «человек против машины» уходящего ХХ века закончилось победой искусственного интеллекта. Итак, компьютер впервые обыграл чемпиона мира по шахматам. Опуская все обоснованные претензии гениального игрока к разработчикам, отметим, что после этого события мощные компьютеры фактически не оставляют шансов на победу нынешним чемпионам мира по шахматам, набирая рейтинг в 3200 пунктов против 2900 чемпионских. К примеру, гроссмейстер должен иметь, на сегодняшний день рейтинг в 2600 пунктов. То есть, машина стала не только сверхбыстро считать, но и просчитывать возможные варианты особым образом. Человека обыгрывают в шахматы не столько сверхмощные процессоры, сколько особые алгоритмы просчета возможных вариантов, то есть программы. Так обыгрывают в шахматы чемпионов мира программы «Deep Junior», «Fritz» и «Рыбка». Констатируя победу компьютера над человеком в шахматы, следует сделать вывод о победе человеческого разума по созданию систем искусственного интеллекта, направленного на успешное решение типичных и нетипичных задач за единицу времени. В настоящее время основную идею нейрокибернетики можно сформулировать следующим образом: единственный объект, способный мыслить – человеческий мозг, поэтому любое «мыслящее» устройство должно каким-то образом воспроизводить его структуру. Рефлексируя отметим, что воспроизводят тесты ЕГЭ!? Поясняя последний тезис, следует привести в качестве аргумента мысленный эксперимент известный как «Китайская комната».
В 1980 году в статье «Разум, мозг и программы» Джон Сёрль выдвинул аргумент против теста Тьюринга, известный как мысленный эксперимент «Китайская комната». Сёрль настаивал, что программы (такие как Элиза) смогли пройти тест Тьюринга, просто манипулируя символами, значения которых они не понимали. А без понимания их нельзя считать «разумными» в том же смысле, что и людей.
«Таким образом,  заключает Сёрль,  тест Тьюринга не является доказательством того, что машина может думать, а это противоречит изначальному предположению Тьюринга».
Итак, это показывает, что даже если машина прошла тест Тьюринга, это еще не значит, что она разумна и обладает интеллектом. Экстраполируем вышеперечисленные тезисы на систему проверки знаний учащихся проводимую в рамках ЕГЭ! Коллизия! ЕГЭ превращается не в мысленный, а реальный эксперимент, который описал Дж. Сёрль в 1980 году. Человек находиться в комнате. В стене этой комнаты есть две щели. Через первую щель вам передают вопросы, написанные по-китайски. (Предполагается, что вы, как и Джон Сёрл, не знаете китайского. Если это не так, выберите какой-нибудь другой язык, неизвестный вам.) Затем вы просматриваете книги с инструкциями типа: «Если вы получили такой-то набор символов, напишите на листке бумаги такой-то (отличный от исходного) набор символов и передайте его обратно через другую щель». Ясно, что если книги с инструкциями достаточно полны, «машина», состоящая из вас и комнаты, сможет пройти тест Тьюринга. При этом очевидно, что вам совсем не обязательно понимать, что вы делаете.
Все вышеперечисленное странным образом напоминает ЕГЭ в его современном варианте.
Теперь акцентируем внимание на том, каким образом были достигнуты результаты единичных случаев прохождения теста Тьюринга.
Все просто – «искусственна тупость»! Разработчики программ включили в алгоритм ответов варианты, в которых машины «делали» сугубо человеческие ошибки: досадные опечатки из-за невнимательности; ошибки в словах (видимо «горячее кофе») и т.д. -«человеческий фактор» так сказать. В другом случае машине удалось «убедить» некоторых судей в том, что она человек, поскольку последние были люди некомпетентные в некоторых вопросах психологи, философии и т.д.
Именно эти данные процесса прохождения теста Тьюринга не могут не настораживать, так как они характеризуют акт коммуникации, который превращается в процесс общения. Результаты теста Тьюринга не могут не беспокоить, поскольку их экстраполирование, на процессы, проходящие в системе образования, приводят к выводам о не соответствии традиционных методов обучения современным реалиям развития науки и техники.
Говоря о социокультурных последствиях информатизации совремнного общества, следует отметить, что главная информационная тенденция – усложнение всех видов информационных продуктов! К каким последствиям это объективное явление реальности приведет и как уже сказывается на системе образования и школе, одном наиболее консервативном институте общества!?
Переход к цифровым методам передачи, обработки и хранению информации обеспечивает возможность перехода к интерактивным формам восприятия информации. Кроме того, данный процесс усложняется процессом конвергенции на программном (Soft) и техническом (Hard) уровнях. В первом случае конвергенция программных продуктов приводит к появлению новых свойств и возможностей, размывающих границы между различными типами информационных систем. Во втором – данный процесс означает сходимость информационных признаков, что ведет к увеличению возможностей оборудования и к добавлению ему несвойственных ранее функций.
И если для развития ИКТ – это хорошо, то для формирования системы гуманитарных знаний это большая проблема. Применительно к преподаванию истории и обществознания в школе это проявляется в создании огромного количества асинхронных учебников, УМК и учебных программ.
Методология социальных наук, в том числе и педагогики, за последнее столетие стремительно эволюционировала, отражая нарастающий темп изменений человеческой жизни как таковой, всё более тесно взаимосвязанной с технологической и природной средой на макро – и «нано» -уровнях. Парадоксальность изменений заключается в том, что процесс выработки новых методов, инструментария в методике обучения и воспитания является объективной необходимостью изменяющегося информационно-коммуникативного мира, в то же время неизбежно отстаёт от запросов общества, поскольку опосредован, с одной стороны, субъектной идентичностью педагога и традиционной направленностью системы образования, выполняющей функции института социализации индивида, с другой.
Изменяется сама сущность социализации как процесса освоения накопленного прежними поколениями социального опыта и его итериоризации. «В основе изменения данного процесса лежит ряд факторов современного общества: смешение культур – создающее транскультурное мышление, Интернет-коммуникация – изменяющее представление о пространстве и времени, универсализация шоу-культуры».
Тьюринг прогнозировал, что машины, в конце концов, будут способны пройти тест к 2000 году. Также он высказал мысль о том, что словосочетание «думающая машина» прочно войдет в повседневный обиход. Далее он предположил, что машинное обучение будет важным звеном в построении мощных машин, что является правдоподобным среди современных исследователей в области искусственного интеллекта.
Экстраполируя экспоненциальный рост уровня технологии в течение нескольких десятилетий, отметим, что существует предположение ряда ученных (Р. Курцвейл), о том, что машины, способные пройти тест Тьюринга, будут изготовлены, грубо говоря, около 2020 года.
В заключение следует сформулировать следующие, на мой взгляд, весьма актуальные вопросы, зеркально отражающие полемику по поводу теста Тьюринга применительно к системе образования:
Угадает ли ученик, кто написал программу «конспект урока», учитель или компьютер?
Угадает ли Учитель, кто написал эссе, сочинение, реферат, выполнил домашнее задание, ученик или компьютер (Интернет) и т.д.?
Может ли сегодня среднестатистический учитель пройти тест на владение компьютером соответствующий, современному уровню развития ИКТ, для достижения целей организации учебно-воспитательного процесса, его оптимизации и модернизации?
Кто лучше владеет основными навыками ИКТ, современными методами медиаобразования, Ученик или Учитель?! Кто кого и чему должен учить?!
Насколько эффективно, методически обоснованно применение компьютера и ИКТ в образовании?
Какой тип мышления развивает (и вообще развивает ли!?) постоянное натаскивание на решение стандартизированных (формализированных) ситуаций, заданий типа ЕГЭ?
По аналогии с «Китайской комнатой» следует ли считать успешное прохождение теста ЕГЭ показателем высокого уровня интеллекта!?



PS. Машина должна считать, а человек думать.
Машина должна работать, а человек творить.

Список литературы

http://ru.wikipedia.org/wiki/Тест_Тьюринга
Гофман И. Анализ фреймов. Эссе об организации повседневного опыта. М., Институт Фонда «Общественное мнение», 2004.
Компьютер и мозг: новые технологии. М., 2005.
Луков В.А., Меламуд В.Э. Компьютер и школа социокультурные последствия компьютеризации. М., 1998.
Мальковская И.А. Метаморфозы субъектности в современном мире. М., 2008.
Тьюринг А. Может ли машина мыслить? М., ГИФМЛ, 1960.
Федотова Е.Л. Информационные технологии в профессиональной деятельности. М., 2008.
 http://ru.wikipedia.org/wiki/Тест_Тьюринга
 В статье с заголовком «Искусственная тупость» газеты The Economist анализируются причины «прохождения» компьютерной программой теста Тьюринга.
 Мальковская И.А. Метаморфозы субъектности в современном мире.
 Тьюринг А. Может ли машина мыслить? М., ГИФМЛ, 1960.










13 PAGE \* MERGEFORMAT 14215




15

Приложенные файлы

  • doc polyanski_3
    Искусственная_тупость_или_игры_в_имитацию_образования
    Размер файла: 57 kB Загрузок: 8