Конспект урока о Волынове


«Родом из детства»
В большом, великом городе труда,
В Прокопьевске, где небо голубое,
У каждого над головой звезда,
У каждого – своя звезда в забое.
В Прокопьевск, шахтёрский городок, десятимесячным крохой привезла мама будущего космонавта из Иркутска. Там и родился Борис Валентинович 18 декабря 1934 г в семье Валентина Спиридоновича и Евгении Израилевны Волыновых. Тогда о космонавтике, конечно, и думать никто не мог. Так сложилась судьба, что Евгения Израилевна приехала с сыном к сестре Ревекке Израильевне, получив направление в наш город.
Поселились сначала у сестры, через некоторое время, устроившись на работу врачом в городскую больницу и в поликлинику шахты «Коксовая №1», получили своё жильё. Был тогда на ул. Фасадной, 6 (ныне проспект Шахтёров, 6). Дом специалистов для инженеров – технического персонала шахты и врачей. В нём – то и поселились Волыновы.
Борис рано остался без отца его воспитывали мать и тётя, о которой он оставил самые тёплые воспоминания: «Часть детства я провёл даже не с мамой, а с тётей, мама в это время доучивалась в Иркутске. Тётя моя, как и мама, была врачом. Когда началась война, её призвали на фронт. Она прошла всю войну. Тогда существовало правило, о котором мало кто помнит: военные могли селиться в тех городах, в освобождении которых принимали участие. Моя тётя выбрала Кишинёв и уехала туда». После отъезда тети, Волыновы переехали в дом врачей, который находился на ул. Октябрьской, в дом №27 (33), кв. 37. «Белая больница», как тогда её называли, забирала много времени у молодого врача, а Евгения Израилевна любила свою работу, пациентов, и днём, и ночью дежурила, беспокоилась о своих больных.
Врачи обслуживали все поликлиники города, а летом сопровождали ребят в пионерские лагеря и жили там все смены. В санаторном лагере в Керлегеше, на Красной поляне было всего четыре отряда: дошкольники, 1-3 классы; 4-6 и 7-8 классы.
Два двухквартирных домика для медперсонала вмещали сразу несколько «семей». В военное время жилось не просто. Борис Валентинович рассказывал что «попадал даже в диспансер для голодающих детей, мечтали о лишней краюхе хлеба».
По воспоминаниям Кабановой Т.С., работавшей тогда в пионерском лагере, узнали, что мама Бориса Волынова была в лагере главврачом, очень заботилась о персонале.
Будучи внимательной к людям, не равнодушной к их беспокойной работе, находила время на всех. Беспокоилась, чтобы у девчат в их игровой комнате, где жили вожатые, появлялась крынка свежего молока (его привозили с леспромхоза) и буханка свежего, румяного хлеба (была в лагере своя пекарня). *
Борису было тогда 6 – 7 лет, а Роберту 3 – 4 года. Братья были совершенно не похожи: ни внешне, ни по характеру.
По возрасту их отправляли в младший отряд, но Борис надолго там не задерживался, куда интересней ему было во 2-3 отрядах, где находились пяти – восьмиклассники. Общительный, любознательный, постоянно интересующийся чем-то новым, он свободно общался со старшими ребятами. Не был капризным, «мамошником». Не забывал о брате, всегда смотрел за ним – был самостоятельным.
Очень любил играть в разведчиков – тогда часто в предвоенные и военные годы « играли в войну». Однажды (было тогда Борису 7 лет) подсадили его на сосну, чтоб занять свой наблюдательный пункт, подавать сигналы о перемещении «неприятеля», а он и сорвался с сухого сучка – сломал руку.
- Больно?- спрашивала медсестра Выборнова при осмотре.
- Не - е - е – е…
Стойко он переносил и в дальнейшем все ссадины, синяки и шишки, и, хотя Евгения Израильевна пообещала не пускать его больше в старшие отряды, он все равно там «пропадал».
Будучи очень общительным, везде находил друзей, несмотря на возраст. Поражала его самостоятельность, «взрослость».
Борис Валентинович Волынов вспоминает: «Я был сильным, крепким, - сказалась сибирская закалка. Все детство в тайгу за шишками ходил, а летом ездил туда на велосипеде».
Любили тогда ребятишки играть в разные игры: городки, лапту, футбол, чижик – пыжик, и он с ними. Особенно нравилось Борису заниматься подготовкой к лагерному костру. Тащит ветки «больше себя». Щеки раскраснелись; глаза большие, «быстрые», горят из – под коротко подстриженной чёрной чёлки, и улыбка во весь рот (она сохранилась, к счастью, до сей поры – «волыновская» улыбка, она – особенная – с лукавинкой, с теплом! «Звездная!».)«С мечтою об авиации»
А в нашем городе шахтерских звезд
Мальчишки с детства трусость презирают,
И, не боясь, ни глубины, ни гроз,
И каски, и скафандры примеряют.
Когда зародилась мечта у Волынова о звездах, « звездной» профессии? Сказать трудно. Но учитель биологии Тамара Сергеевна Кабанова, что преподавала у Бориса в 5 классе, вспоминает: « Ребята были очень любознательными, я бы даже сказала любопытными. Они просто закидывали тебя вопросами, и к урокам надо было готовиться очень тщательно.
Был 1947 год. У меня за плечами Воронежский сельхозинститут с правом преподавания в средних учебных заведениях биологии, химии, но иногда ученики заставали врасплох….
- Почему птицы летают?
- А можно ли человеку приделать крылья, чтобы полетел?
Волновали эти и подобные вопросы и будущего космонавта. Будучи самостоятельным – не только любознательным – в непонятном для него вопросе всегда пытался разобраться сам во что бы то ни стало! Стал больше читать, дольше сидеть за учебниками и оценка по прилежанию (этот предмет был в аттестате) всегда почти была «отлично». Особенно стал увлекаться героическими людьми, летчиками.
Свежи были в памяти годы войны, ярки подвиги русских солдат – на лицо примеры геройских поступков, подвигов: Чкалов, Серов, Мересьев. Рано «закралось» геройское в сердце нашему дорогому земляку. Детская мечта «звала», не давала покоя.

«Начало звёздного пути»

Вы пронеслись в огне высоких трасс,
Под алыми, как пламень, парусами.
И с той поры в Прокопьевске у нас
Мальчишки с детства грезят небесами
-Как я решил, что стану лётчиком, космонавтом? - прищуриваясь, говорит Волынов. - А вот как:
Прокопьевск - шахтёрский город, и все ребята хотели стать шахтёрами -тогда они большие деньги получали ( за получкой, говорят, с большими сумками ходили)А я как то увлёкся авиацией. В нашем классе на стене висел плакат с портретом Анатолия Серова, героя испанской войны, летчика. Мне захотелось всё узнать о нём, о других лётчиках, об авиации. Мне тогда казалось что лётчики - это люди из других миров. Простому мальчишке казалось нереальным овладеть крылатой профессией, и, честно говоря, я не думал, что меня возьмут. Начал заниматься серьёзно спортом: гимнастика, атлетика, стометровки, эстафета 4x100.
В те годы очень модно была комбинация “кольца в каче”: человек берётся за кольца, его толкают только один раз, а дальше он сам раскачивается, а потом в мёртвой точке отпускает, делает сальто и приземляется на ноги. Очень любили это дело. А девчонкам как нравилось! Так я в первый раз немного прикоснулся к воздуху. Волынов увлекался авиамоделированием, строил самолёты, пытался даже соорудить реактивную вертушку по собственным чертежам. На пробный запуск пришли посмотреть все его одноклассники. За тем были выступления с лекциями об авиации перед кружковцами. Борис смастерил сам реактивный снаряд и ракету.
«Мне было 17, и я всё же поехал поступать по комсомольской путёвке в авиационную школу, хотя мама была против. Военные пытались уговорить меня пойти в элиту авиации и стать штурманом . В личном деле уже записали: “В штурманское училище”. Долго со мной боролись, а потом я сказал: «Ну и ладно, я ухожу и иду в горный институт, надоели вы мне». Тогда они испугались - у меня на глазах стёрли слово «штурманское» и написали «лётное». Говорю же – упёртый я!»
Так Борис Волынов окончил сначала авиационную школу, а затем, в 1956 году, - Сталинградское (ныне Волгоградское) военное авиационное училище лётчиков. За тем служил в авиационных частях Московского округа противовоздушной обороны (лётчик, старший лётчик) летал на самолёте МиГ – 17. И только после этого был принят в самую первую группу отряда советских космонавтов.
Заключение
Да, наша дружба, как в руке рука,
И мы судьбой, подаренной нам Богом,
Войдем в бессмертие через века
Открытой Вами Млечною дорогой.
Таким образом, рассматривая тему « С мечтой о космосе», мне удалось прийти к следующим выводам: поднятая тема весьма актуальна, особенно в год Космонавтики. Она важна для молодого поколения, которое, к сожалению, не совсем знает и историю своего родного города, и имена своих героев, и их достижения. Наш земляк, дважды Герой Советского Союза Борис Валентинович Волынов,- это наша гордость! Наш исток, от которого берёт начало гражданская позиция, патриотический дух, умение жить, мечтать, добиваться своей цели.
Изучая нравственно-патриотический потенциал собранного материала о космонавте, его детских, юношеских годах, его семье, друзьях, увлечениях, поняли, что жизненные обстоятельства, целеустремленность, твердость характера ведут к осуществлению своей мечты.
«Мечтать, надо мечтать!» Но чтобы добиться осуществления своей мечты, надо, действительно, очень постараться. И Борис Валентинович всею своею жизнью, нелегкой, «порожистой», «звездной», нам доказал это, и то, что человек-кузнец своего счастья». Работа кузнеца - очень нелегка. И только через трудности – в победе над собой, предрассудками, препятствиями – всем, что мешает осуществлению заветной мечты. Так что гипотеза (может ли сбыться юношеская мечта?) нашла свое подтверждение.
Полеты Бориса Валентиновича ВолыноваДрузья, мечтайте, ведь мечта прекрасна
И это бывший школьник доказал,
Пройдя через преграды и опасность,
Борис Волынов космонавтом стал!
Борис Валентинович Волынов в январе 1969 г. совершил совместно с командиром корабля «Союз - 4» Владимиром Александровичем Шаталовым осуществил эксперимент по сближению и стыковке кораблей «Союз-4» и «Союз-5»
Телеграфное агентство СССР 14 января 1969 года сообщило, что в 10 часов 39 минут московского времени на орбиту искусственного спутника Земли выведен космический корабль «Союз-4» , пилотируемый летчиком – космонавтом Шаталовым Владимиром Александровичем.
Прошли всего лишь сутки - и мир облетела новая весть!
В космосе сразу два космических корабля «Союз-4» и «Союз-5», которым управлял Борис Валентинович Волынов
А уже 16 января 1969 года в 11час. 20 минут московского времени состоялась ручная стыковка двух «Союзов». Это произошло, когда они пролетали над территорией СССР. На 18 – Ом витке корабли сблизились до расстояния в 100 метров, после чего командир «Союз-4» В.А. Шаталов перешёл на ручное управление и, маневрируя кораблём, осуществил причаливание. Последовал взаимный механический захват кораблей и соединение электрических цепей. Внутри станции действовала телефонная связь. Два космических корабля превратились в единую систему. Так на околоземной орбите появилась первая экспериментальная космическая станция.
Командир «Союза - 5» лётчик – космонавт Борис Валентинович Волынов сориентировал станцию для дальнейшего полёта.
Такова была официальная версия полёта. Много лет она считалась незыблемой.
Однако, имеется и другая, малоизвестная сторона первого полёта Волынова, которая долгие годы умалчивалась и стала достоянием общественности,
лишь спустя 36 лет после самого полёта.
Последующие 7 лет, до назначения командиром экипажа «Союза -21», Борис Валентинович очень хотел поработать на орбитальной станции типа «Салют». Нештатных ситуаций не было. Помогал новобранцам приобрести профессиональные навыки. Гордился, что его подопечные Александр Джанибеков и Юрий Романенко хорошо зарекомендовали себя во время осуществления программы «Союз- Аполлон».
6.07. – 24.08. 1976 г. – командир корабля «Союз – 21», совместно с бортинженером Виталием Михайловичем Жолобовым выполнил второй космический полёт на орбитальную станцию «Салют – 5»
В 48 – суточном полёте на станции «Салют – 5» был выполнен обширный ряд экспериментов. В частности была получена обширная и ценная научная информация о физических характеристиках атмосферы Земли.
Как сказал на пресс – конференции Борис Валентинович, в его понятии космонавт – это исследователь, работающий в широком диапазоне наук – астрофизики, геологии, медицины и биологии, астрономии и гляциологии. «Ко всему этому надо добавить собственную пилотируемую технику, научное оборудование.
Необходимо не только доскональное знание всего этого «хозяйства», но и умение успешно им управлять. Вот почему участие космонавтов в создании приборов, узлов, систем корабля или станции повышает профессиональную значимость человека, работающего вне Земли…».

Приложенные файлы

  • docx vol.kosmonavt
    Размер файла: 391 kB Загрузок: 2