file2

Фомина Анна Анатольевна, ред.-составитель сборника и автор статьи
Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего профессионального образования
«Алтайская государственная академия культуры и искусств»
2011 г.
Барнаул






Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего профессионального образования
«Алтайская государственная академия культуры и искусств»
Кафедра библиографии







ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
РЕГИОНА


Сборник статей












Издательство Алтайской государственной академии
культуры и искусств
Барнаул
2011
Печатается по решению кафедры библиографии,
протокол №2 от 14.10.2010

Рецензент: М. Н. Колесникова, доктор педагогических наук, Санкт-Петербургского государственного университета
культуры и искусств

Редакторы-составители: А. А. Фомина, канд. пед. наук, доцент
М. В. Шабалина, канд. ист. наук, доцент



ББК 73
И 741
Информационные ресурсы региона : сб. ст. / ред.-сост.: А. А. Фомина, М. В. Шабалина (ред.-сост.); АГАКИ, кафедра библиографии. – Барнаул : Изд-во АГАКИ, 2011 – 114 с.

Научные статьи преподавателей кафедры библиографии традиционно составляют информационное ядро сборника «Информационные ресурсы региона». Впервые на страницы кафедрального форума «приглашены» студенты, чьи работы стали лучшими на городской научно-практической конференции молодых ученых «Молодежь – Барнаулу» в 2002-2010 гг.

ББК 73

© Изд-во АГАКИ, 2011





СОДЕРЖАНИЕ

I. LES NOTES BIBLIOGRAPHIQUES / БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ
Фомина А. А. Сфера государственных информационных ресурсов: формирование и доступ ....................
5

Фомина А. А., Шабалина М. В. Традиции П. И. Макушина на Алтае
16

Фомина А. А., Шабалина М. В. Краткая историография сибирско-польской ссылки
25

Цыганкова Л. М. Информационные ресурсы студенческих исследовательских работ ..............................................................
40

Успек Э. Р. Влияние коммуникационных технологий на инновации в социально-культурной деятельности
44


II. LA SOIRЙE DE VISITEURS / НАШИ ГОСТИ



Материкина Л. И. Местный обязательный экземпляр документов: роль в формировании фонда муниципальных библиотек Алтайского края..
51


Публикации лидеров межвузовской конференции «Молодежь - Барнаулу» 2002 – 2010 гг.

Унжакова М. А. Издательский мир г. Барнаула.
63

Унжакова М. А. Бестселлер и читательская мода в барнаульском формате.
66

Маликова Э. Р. Книжная торговля Барнаула: структура организации и реклама...
68

Маликова Э. Р. Исторические истоки книжной торговли Барнаула..
73

Маслов М. С. Барнаул как центр издательского дела на Алтае
76

Маликова Э. Р. Книжная торговля и формирование новой культурной среды региона.
81

Гончаров В. В., Сухачев Р. П. Информационная урбанистика
84

Горбунов В. В. Современные технологии библиографического краеведения...
87

Колесников И. В. Компьютерные игры в социализации читательского сообщества.
92

Маликова Э. Р. Культуртрегерство алтайской кооперации
95

Прудникова Ю. Н., Сухотерина А. С. Рекламные технологии и реклама профессии
99

Шабалина Е. В. Web-сайт научных и творческих работ студентов ФИРиД АЛТГАКИ “Cappe diem!”
102

Никонова Е. А. Культура детской книги в Барнауле...............................................................................................
104

Кудлай Т. В. Читательская аудитория современной муниципальной библиотеки...
106

Шабалина Е. В. Реклама вузов в контексте интернет-сайтов...
110

Клюева О. А. Вернисаж библиотек..
112

Сведения об авторах...
114







.
I. LES NOTES BIBLIOGRAPHIQUES / БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

А. А. Фомина
СФЕРА
ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ:
формирование и доступ

Указы президента и отраслевые федеральные законы (1995, 2006 гг.) составили нормативно-правовую платформу информатизации органов государственной и исполнительной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации [9, 10]. Осуществление правовой информатизации включало создание автоматизированной системы информационно-правового обеспечения правотворческой и правореализационной деятельности. Методология наполнения ее содержания опиралась на резервы управленческого ресурса, способного обеспечить кумуляцию информации и контроль ее достоверности, непротиворечивости и целостности в соответствие с профилем деятельности каждого отдельного участника. Министерства и другие центральные органы федеральной исполнительной власти, как основные субъекты процесса, обязывались предоставлять «нормативные акты, прошедшие государственную регистрацию», для формирования эталонного банка данных [там же].
Общее руководство осуществляла федеральная служба охраны Российской Федерации, свидетельствуя тем самым о признании и обеспечении защиты интересов государства в информационной сфере [2]. Со временем содержание базы данных, отражающее согласно президентским программам в первую очередь современные документы, пополнилось архивными сведениями российского и зарубежного законодательства, а позднее – материалами органов местного самоуправления (2009 г.) [10, 13].
Согласно исследовательским данным, современная программа правовой информатизации явилась продолжением в новых политических условиях и на основе современных технологий работы по учету нормативных актов и организации централизованного информирования, начатой еще в середине 70-х гг. [14]. Технологическое обеспечение позволило найти решение задач, актуальных для правительства страны со второй половины XX века и подтвержденных рядом современных документов, в том числе и материалами Концепции правовой информатизации органов власти, оказавшей влияние на успешную реализацию автоматизированной системы правового информирования [9].
Интенсивность государственного строительства способствовала обновлению законодательства. Учитывая значимость для ратификации федеральных нормативных актов принятия их на региональном уровне, необходимо признать, что обоюдная заинтересованность регионов и центра в правовом информировании действительно явилась объектной причиной, в немалой степени способствовавшей использованию Интернет для оперативности оказываемых и обновляемых информационных услуг. К середине 90-х гг. востребованность информации, привела к практически неконтролируемому государством функционированию нескольких десятков банков и баз правовой информации. Предоставляя свободный доступ к данным правовой информации, они не гарантировали их достоверность.
Успешная деятельность потребителей нормативно-правовой информации, по мнению экспертов, опирается на исчерпывающую, актуальную и достоверную информацию действующего законодательства, «правилах его применения и готовящихся поправках» [15]. Очевидно, что аналогичной позиции относительно качества работы справочно-правовых систем (СПС) придерживаются многие специалисты.
Осуществление программы по информатизации деятельности органов государственной и исполнительной власти обеспечило достоверность государственных информационных ресурсов и своевременность их обновления. Созданная Государственная система распространения правовых актов в электронном виде (ГСРПА) была «ориентирована на информирование государственных органов, учреждений и организаций; предназначена для обеспечения
1) оперативной, официальной и достоверной правовой информацией деятельности Президента Российской Федерации, Председателя Правительства Российской Федерации, полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов;
2) достоверной правовой государственных и муниципальных учреждений, органов местного самоуправления;
3) доступа иных организаций и физических лиц к правовым актам в электронном виде и повышения правовой культуры» [2]..
Эталонные и интегрированные банки официальных текстов правовых актов и сведений о них, обеспечили массовое информирование населения, благодаря деятельности государственных и коммерческих справочно-правовых систем (СПС) и официального государственного Интернет-сайта правовой информации (с 2011 г.) [там же]. Для обеспечения открытого доступа населения к правовой информации действует сеть публичных центров правовой информации (ПЦПИ), созданная в результате соглашения между ФАПСИ, Минкультуры России и региональных властей.
За прошедшие два десятилетия в перечень наиболее успешных отечественных коммерческих, не исчерпав его, вслед за СПС «Гарант» и «Консультантплюс», созданными в 1990–1992 гг., включены «Кодекс» (1992 г.), «Референт» (1996 г.), «Право.ру» (2010 г.),
В справочной литературе отмечается не менее полутора десятка СПС русскоязычного сегмента Интернет, заставляя говорить о действенном механизме государственного управления процессами открытого доступа к нормативно-правовой информации [16]. Его немаловажной составляющей, несомненно, является особый статус законодательной (или правовой) информации, последовательно зафиксированный Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах» (1993 г.) и его правопреемником – Гражданским кодексом (2008 г.) [6, 5]. В соответствие с законодательством, «официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы не являются объектами авторских прав». Данная информация отражает основное содержание государственных информационных ресурсов.
Легитимность доступа к документированным государственным информационным ресурсам на основе договорных отношений между органами государственной власти и организациями, в намерения которых входит обеспечение массового информирования, предусматривает создание «производной информации в целях ее коммерческого распространения» [11, ст. 12, п.2 ]. Данное обстоятельство объясняет причину заинтересованности в нормативно-правовой информации создателей все новых и новых СПС.
Основным показателем рейтинга в среде коммерческих СПС считается общее количество документов, к которым предоставляет доступ. Информационная база лидера, «КонсультантПлюс», насчитывает свыше 5 500 000 документов федерального и регионального законодательства, а также судебных решений, финансовых консультаций, комментариев к законодательству. Абстрактное общее количество документов базы СПС лишь условно следует относить к ведущим факторам рентабельности системы, учитывая, что отдельными документами иногда считаются разные редакции одного и того же текста [15].
Респектабельность кампании поддерживают отечественные и зарубежные деловые партнеры, крупнейшие поставщики информации на мировом рынке аудита, консалтинга и смежных услуг, а также авторская информация. Ее предоставляют издательства, редакции журналов, юридические и аудиторские фирмы. Представительный состав партнеров позволяет СПС легитимно разрешать вопросы авторского права. Сотрудничая с издательскими группами и домами, консалтинговыми группами и центрами над созданием совместной услуги, кампании достаточно договора с партнером, привлекающим автора в индивидуальном порядке.
Сложившаяся практика привела к устоявшимся нормам, в соответствии с которыми «любая СПС представляет собой несколько ресурсов, интегрированных в одну систему. Это массивы документов, консультаций, вопросов-ответов, арбитражной практики так называемые информационные банки, поисковые ресурсы, ресурсы для обновления» [14]. Добавим, формы типовых документов (договоров, заявлений, деклараций). Учитывая практически идентичный круг информационных партнеров-поставщиков информации, в том числе иностранных, у многих СПС, становится очевидной заинтересованность каждой системы в наращивании числа оригинальных и коммерчески выгодных продуктов и услуг.
За годы плодотворного сотрудничества с органами власти, СМИ, зарубежными партнерами кампания СПС «КонсультантПлюс» реализовала планы по разработке и производству собственных справочно-поисковых и справочных систем. В первую очередь идет о разновидностях СПС КонсультантПлюс: ВерсияПроф Специальный выпуск, СС КонсультантФинансист, СС КонсультантБухгалтер, СПС КонсультантПлюс: Региональное Законодательство и др. Среди эксклюзивных предложений крупнейших игроков на рынке СПС специалисты отмечают востребованность фирменного пакета документов СПС «Кодекс». Он включает нормативно-технические документы, различные ГОСТы, санитарные нормы, конструкторскую документацию и другие подобные документы.
Таким образом базы данных крупнейших СПС страны содержательно дополняет правительственную программу информатизации органов власти. Деятельность корифеев рынка правового информирования Российской Федерации отличают «надежность и достоверность информации, ее актуальность и оперативность обновления, полнота представленной в системе информации. <> простота и удобство поиска документов, надежность сервисного обслуживания» [14]. Многолетнее лидерство основано на соответствии программного обеспечения всем требованиям национальных и мировых стандартов качества проектирования, подтвержденным сертификацией компании Microsoft.
Современные игроки рынка информационных услуг стремятся упрочить свои позиции в регионах, предлагая клиентам относительно простые и недорогие системы. По оценке П. Протасова, такими характеристиками отличается предложения СПС «Право.ру», созданной в 2010 г. Наибольшим количеством региональных информационных центров (РИЦ) в настоящее время располагает кампания «КонсультантПлюс» [15]. Ее общероссийская сеть объединяет 300 РИЦ и более 400 сервисных подразделений, действующих во всех федеральных округах 83 субъектов Российской Федерации [7]. Изучение спроса в территориальном сегменте рынка информационных услуг позволило кампании сформировать первую систему по региональному законодательству, продемонстрировав возможности на примере информационной базы московского выпуска. Немногим уступает «КонсультантПлюс» СПС «Гарант».
Способствуя широкому распространению информации среди населения нашей страны, СПС ведут специальные некоммерческие, общественно значимые проекты, предоставляя правовую информацию в открытом доступе; участвуют в разработке классификатора правовых актов РФ. К числу приоритетных программ принадлежит информационная поддержка российских библиотек.
С 1999 г. СПС «КонсультантПлюс», «Гарант» «Кодекс» участвуют в организации публичных центров правовой информации (ПЦПИ) [8]. Начав как опыт студенческого волонтерства в области юриспруденции, ПЦПИ в 2005–2006 гг. отразили национальную концепцию воплощения программы ЮНЕСКО «Информация для всех». С помощью ПЦПИ, созданным в публичных библиотеках, был обеспечен бесплатный доступ читателям к документным ресурсам нормативно-правовой информации. Тем самым обогатив библиотечное обслуживание с содержательной и технологической стороны.
С помощью публичных центров правовой информации СПС укрепляют базы библиотек, в соответствие с их статусом традиционных центров неконфиденциальных ресурсов[4]. Подобная практика призвана способствовать расширению тенденций конвергенции и трансформации функций информационных центров и библиотек.
Вопрос об информационной функции библиотек и взаимодействии с информационными центрами в отечественном библиотековедении имеет давнюю историю и его современное прочтение, несомненно, связано с современным обновлением ресурсной базы. В тоже время, осуществлении поиска и избирательного распространения информации, создание проблемно-ориентированных баз данных и реализация иных форм информационной деятельности требуют соответствующих штатов, фондов, компьютерного парка, а также аудиторию потребителей, заинтересованных в информационных услугах. По мнению Н. Е. Каленова даже для научных библиотек выполнение информационных функций «требует дополнительного (или другого) персонала, ресурсов, отличных от традиционно библиотечных» [1].
Изучение многолетней практики функционирования ПЦПИ способствовало росту сомнений относительно востребованности специальной информации в стенах муниципальных библиотек без соответствующей консультации специалиста в области юриспруденции: «в условиях библиотеки, работающей в небольшом населенном пункте, нет острой необходимости использовать такие мощные правовые базы данных, как Консультант +, Кодекс или Гарант, предназначенные, прежде всего для профессионалов». Не случайно, современные муниципальные библиотеки проявили заинтересованность в работе универсальных центров, ориентированных на информацию краеведческой направленности.
Содействуя созданию единого национального информационно-правового пространства, СПС обеспечивают неконфликтный путь модернизации доступа к правовой информации, в первую очередь, для библиотек федерального, регионального уровня, а также централизованных библиотечных систем, центральных городских и районных библиотек. На информационную поддержку могут рассчитывать библиотеки вузов, ведущих подготовку специалистов юридического или финансово-экономического профиля [7]. Для библиотек взаимодействие со справочно-поисковыми системами означает модификацию деятельности сообразно условиям договора сотрудничества – организация и осуществление мониторинга запросов, документов, выданных читателям различных категорий.
Масштабность разнообразной деятельности ведущих СПС страны наглядно убеждает в том, что некоммерческие программы информационной поддержки органов власти и управления Российской Федерации, российской науки, образования и библиотек, состоялись, во многом благодаря созданию и развитию доступных каналов распространении правовой информации и эффективных компьютерных инструментов для работы с ней. Конкурирующее взаимодействие коммерческих СПС способствует успешной реализации программы правовой информатизации. Новой ступенью построения национального информационного пространства, следует рассматривать открытый доступа к правовым ресурсам в ПЦПИ, открытых в библиотеках – публичных центрах. Экспертная оценка их функций как партнеров, по-видимому, относится исключительно к эксплуатации базы данных СПС для организации обслуживания читателей и пользователей. До сих пор общие положения программных документов, намечающие перспективы информатизации страны, ограничивают их распространение в среде библиотек и архивов созданием электронных каталогов.
К числу особых форм деятельности ведущих СПС страны следует отнести регистрацию правовых сайтов (с 2003 г.) как средства массовой информации [там же]. Региональный аспект правового информирования, насколько об этом позволяют судить современные документы, будет все более укрепляться. Обновленное российское законодательство информационной сферы настойчиво требует от органов государственной и муниципальной власти самостоятельного продвижения собственных документированных ресурсов. Организации систематического и регулярного информирования население о нормативно-правовой базе деятельности способствует деятельность средств массовой информации, библиотек и архивов. Интерактивное общение на официальных сайтах органов власти, электронная почта и пункты подключения к сети Интернет, размещенные «в помещениях государственных органов, органов местного самоуправления, <> государственных и муниципальных библиотек», безусловно, способствуют доступности информации [13].
Развитие открытого доступа к государственным информационным ресурсам определяет функционирование Государственной системы правовой информации. Перспективы ее упрочения связаны с развитием федерального и регионального уровня. Первый призван объединить «системы правовой информации федеральных органов государственной и исполнительной власти». На региональном уровне должны быть представлены объединяющие «типовые системы правовой информации органов государственной власти субъектов Российской Федерации с входящими в каждый субъект органами местного самоуправления» [3]..
Правовая информатизация определила направление формирование электронного формата российского национального информационного пространства. Ее осуществление способствовало созданию первой, реализованной на легитимной основе инфосферы национального информационного пространства – сферы государственных информационных ресурсов, отражающей профессиональные интересы государственного строительства.
Социальная востребованность в информации государственных ресурсов повлияла на формирование посредников в предоставлении свободного доступа для массовой аудитории – государственных и коммерческих справочно-правовых систем.
Информатизация унифицировала не только ограниченное пространство канцелярского контекста государственного делопроизводства, но и организацию доступа к правовым ресурсам. ГАИПС еалиизовала систему эталонных банков данных государственных информационных ресурсов, обеспечив таким образом почву для легитимного сотрудничества государственных и коммерческих структур в области массового информирования.
Справочно-поисковым системам делегировано право обеспечения открытого доступа к государственным информационным ресурсам. Успешному развитию СПС способствовала коммерциализации их деятельности на основе норм производной информации, обеспечивших предоставление консалтинговые услуги для специалистов. Продукты и услуги СПС позволяют обеспечить адаптацию практической деятельности к правовым нормам и требованиям.
Расширение сферы некоммерческих посреднических услуг СПС способствовало формированию публичных центров правовой информации, дополнивших информационную базу публичных и вузовских библиотек. Традиционно положительно котирующийся в социуме имидж библиотек положительным образом сказался на социальной востребованности ПЦПИ и расширении их сети.
ПЦПИ способствует демократизации доступа к нормативно-правовой информации и положительно воздействует на рост правовой культуры населения.
Развитие системы открытого доступа к государственным информационным ресурсам на эталонной базе ГАИПС через СПС и ПЦПИ создает область контактов с иными информационными сферами и их организаторами.
Список литературы.
Антопольский, А. Информационно-библиотечная сфера: камо грядеши, или вопросы стратегии / А. Антопольский, Н. Каленов //Инф. ресурсы России. 2007. № 6. С. 14.
Будаков, А. С. Государство и правовая информация в электронном виде: состояние и перспективы [Электронный ресурс] / А. С. Будаков. Электрон. дан. Режим доступа : http://pravo.fso.gov.ru/Inform/pravinfarticles/articles/pravinfarticles_000000010.html
Волков, А. А. Основные направления развития Государственной системы правовой информации [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://pravo.fso.gov.ru/Inform/pravinfarticles/articles/pravinfarticles_000000011.html
Гарант : правовой сайт компании [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.garant.ru/company/about/
Гражданский кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон 2006 г. Часть IV. Электрон. дан. Режим доступа : http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=105422
Закон об[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] авторском[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]и смежных правах [Электронный ресурс]: Федеральный закон N 5351-1 от 1993 г. Электрон. дан. Режим доступа: http://hghltd.yandex.net/
КонсультантПлюс: правовой сайт компании [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.consultant.ru/about/
Королев, И. ЮНЕСКО избавилась от российского интернет-клона [Электронный ресурс] / И. Королев. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2009/07/13/353818
О мерах по ускорению создания центров правовой информации [Электронный ресурс]: указ президента РФ от 23.04.93, с изм. от 19.11.203, 22.03.2005. Электрон. дан. Режим доступа : [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
О президентских программах по правовой информатизации [Электронный ресурс] : указ президента РФ от 4.08.1995. Электрон. дан. Режим доступа : http://bupinesspravo.ru/Docum/ DocumShow_DocumID_41817.html
Об информации, информатизации и защите информации : Федеральный закон [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.garant.ru
Об информации, информатизации и защите информации, ст. 12, п.2
Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления: Федеральный закон, 2009 г. [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.rg.ru/2009/02/13/dostup-dok.htm
Пономарева, Т. Т. Справочные правовые системы: сравнение КонсультантПлюс, Гарант и других СПС [Электронный ресурс] / Т. Т. Пономарева. Электрон. дан. Режим доступа: http://www.tls-cons.ru/materials/konsultant_garant.html
Протасов, П. Правовые базы: в чем различия и за какими сервисами будущее [Электронный ресурс] / П. Протасов. Электрон. дан. Режим доступа : http://www.pravo.ru/review/view/37061
Справочник библиографа / науч. ред. А. Н. Ванеев, В. А. Минкина. 2-е изд., перераб., доп. СПб.: Профессия, 2003. С. 132–134. (Серия «Библиотека»)


А. А. Фомина, М. В. Шабалина

ТРАДИЦИИ П. И. МАКУШИНА НА АЛТАЕ

История российской культуры изобилует яркими эпизодами, связанными с событиями вокруг возникновения и расцвета крупнейших национальных книгохранилищ. Между тем, ни Библиотека Академии наук, ни Императорская публичная не были ее порождением. Попав в Россию как трофей в XVIII в., библиотечные фонды иностранной литературы медленно осваивались на ограниченном пространстве российских столиц. Пожалуй, только появление Румянцевского музеума во второй половине XIX в. ознаменовало успешную адаптацию в российской культуре общественного доступа к книжным коллекциям.
История общедоступных (публичных) библиотек на рубеже нового века обогатилась фундаментальными исследованиями К. И. Абрамова, А. Н. Ванеева, М. Н. Тищенко, М. Ю. Матвеева, позволивших расширить представление о роли этих проектов в культурном обновлении регионов. Следуя мнению М. Ю. Матвеева, рассмотрение деятельности народных и публичных как наиболее распространенных типов библиотек в дореволюционной России «может дать более полную картину развития библиотечного дела» [5]. В отличие от национальных книгохранилищ, основание этих библиотек опиралось на продукцию отечественного книжного рынка. Практически не известны случаи судьбоносного участия первых лиц государства в формировании их фондов.
Благодаря ряду обширнейших работ воссоздана картина развития публичных библиотек в европейской России. В исследовательских работах все чаще обращается внимание на высокую оценку Л. Б. Хавкиной, данную ею сибирским экспериментам и начинаниям в различных областях библиотечной жизни [9].
Деятельность культурно-просветительных обществ, организованных на окраинах российской империи была менее известна, чем аналогичная практика в Москве, Санкт-Петербурге, Харькове. В работе авторитетнейшего историка библиотек К. И. Абрамова, указано на общественные проекты, связанные с именем томского просветителя П. И. Макушина [1]. Между тем, ему принадлежит авторство около 20 просветительских программ, сплотивших и объединивших прогрессивные силы Сибири аналогично земской деятельности в европейской части России, поскольку развитие местного самоуправления за Уралом было инициировано Временным правительством только в 1917 г. [5, с. 29].
Отмечая верность традициям П. И. Макушина современного библиотечного дела в Сибири, следует подчеркнуть, что преемственность в начинаниях свойственна и деятельности самого Петра Ивановича.
Признанная коммерциализация подавляющего числа частных публичных библиотек позволяет расценивать их деятельность в качестве канала продвижения печатного издания, нормализовавшего и упорядочившего социальную адаптацию чтения и книги. Таким образом, освоение библиотеками книгораспространительской сферы бизнеса способствовало преемственности в развитии отдельных проектов, закрепляя мнение о материальной ценности книги в общественном сознании.
Удаленность от книгоиздательских и книготорговых центров заставляла также и владельцев публичных библиотек бережно относиться к коллекциям менее удачливых конкурентов. Так изучение практики функционирования общедоступных (публичных) библиотек на Алтае в течение второй половины XIX в. и обращение к заметкам современников, позволяет указать на возможность приобретения П. И. Макушиным книг распродаваемой частной Библиотеки для чтения А. Гуляева для публичной библиотеки г. Томска, основанной им (П. И. Макушиным) в 1870 г.
Сохранившиеся экземпляры в фонде Томской областной универсальной научной библиотеки, к сожалению, не могут ни подтвердить, ни опровергнуть этого широко известного мнения П. А. Голубева, поскольку в них отсутствуют начальные страницы с возможными пометками прежних владельцев.
Один из проектов П. И. Макушина, подхваченный в других городах Западной Сибири, связан с деятельностью Общества попечения о начальном образовании (1882 г.)[8]. Ориентируясь на программы Санкт-Петербургского Комитета грамотности, Общество стремилось к формированию сети учреждений народно-школьного просвещения, обеспеченной библиотечной поддержкой. Подобная деятельность бесплатных народно-школьных библиотек увенчалась успехом, как и в России в целом.
Заметим, что культура и просвещение Сибири в отличие от столичных регионов, практически не имели поддержки со стороны владельцев крупных состояний, поэтому эффективности проектов П. И. Макушина, связанных с идеями внешкольного образования, в немалой степени способствовала социально-экономическая стратегия коллективного меценатства, консолидировавшая незначительные народные капиталы через систему членских взносов и благотворительных пожертвований.
Нуждаясь в финансовой и материальной поддержке, Общество стремилось к самоокупаемости, вводя такие платные проекты, как бильярдная, сбора с театральных постановок в Народном доме, организация городских народных гуляний и пр. Идеи П. И. Макушина были подхвачены в Барнауле его единомышленником В. К. Штильке. В этом городе Общество попечения о начальном образовании открыло 3 народно-школьные библиотеки, городскую общественную библиотеку, позже переданную на баланс городской думы, построило Народный дом. К 1914 г. удалось создать библиотечную сеть для обслуживания малоимущих граждан и формирования читателей в среде учащихся.
Учреждение и функционирование народно-школьных и городской общедоступной библиотек под патронажем Общества попечения о начальном образовании было вызвано не столько высоким уровнем педагогической теории внешкольного образования, сколько отсутствием профессиональных библиотечных работников. Это стало причиной восприятия публичной библиотеки как учреждения, дополняющего систему школьного просвещения. Слабость материально-технической базы мало способствовала расцвету общественных библиотек г. Барнаула, поэтому неудивительно, что местная администрация, свертывая объем текущего комплектования, сокращала поддержку читательского сообщества, дифференцируя и повышая абонентскую плату, сокращая число читательских привилегий.
Вместе с тем, расширение числа лиц, приобщенных благодаря программе Общества к первоначальной грамотности, формировало понимание социальной значимости грамотности в более широком контексте, за пределами школьного обучения. Об этом писал видный деятель российского просвещения В. П. Вахтеров, подобной установкой руководствовался П. И. Макушин, учредитель Общества содействия устройству сельских бесплатных библиотек в Томской губернии (1901 г.).
В подборе единомышленников для развертывания нового проекта П. И. Макушин уповал на профессиональное сознание учителей, подчеркивая значимость качества их труда в «святом деле просвещения народа» и в информационной поддержке всех грамотных, которые «по выходе из школы должны продолжать свое образование чтением книг». Совет Общества предлагал «устроить <> при <> училище на первый раз небольшую бесплатную народную библиотеку на средства общества» [7].
Как инициатор библиотечного освоения деревенской Сибири, П. И. Макушин, несомненно, был знаком с деятельностью библиотеки И. Д. Рубцова (1885 – 1894 гг.) в Бийске, где читатели уезда стихийно сформировали коллективный абонемент. Владелец частной публичной библиотеки, не склонный к поощрению чтения бедноты, благосклонно относился читательской инициативе, скооперировавшей средства подписчиков. Совершая в конце 1899 г. объезд сел Томского уезда, П. И. Макушин был вынужден констатировать рецидив неграмотности 85% населения в возрасте 22–25 лет, окончивших начальную школу, поскольку доступны были «только школьные учебники для ребятишек, которыми взрослые уже не интересовались» [8].
П. И. Макушин сумел привлечь российских книгоиздателей к формированию фондов сельских бесплатных библиотек-читален. Ряд крупных российских фирм (М. О. Вольф, Ф. В. Эттингер, И. И. Горбунов, А. Д. Ступин, А. Д. Наумов, Д. И. Тихомиров, А. С. Суворин, Книгоиздательство «Знание», Книгоиздательство «Просвещение») отпускал П. И. Макушину как книгопродавцу свои издания с 5% скидкой с условием, что Общество откроет их именные библиотеки. На Алтае таким образом в течение 1905-1912 гг. было открыто 32 подобных библиотеки [4]. К 1918 г. Обществом было основано около 600 библиотек в Томской губернии [2].
Оба макушинских Общества в немалой степени способствовали сплочению общественной инициативы в решении задач внешкольного просвещения. Необходимо отдать должное их лидеру, широкая предпринимательская деятельность которого как издателя и книготорговца, сумела привлечь потенциал своих партнеров по бизнесу для возрождения культуры в сибирской провинции. Переход из городской среды, где П. И. Макушин опирался на коллективную поддержку интеллигенции и прогрессивно мыслящих кругов общества, к неграмотной аудитории сельского населения показал, что деятельность в новых условиях значительно сложнее, она все более приобретала черты культуртрегерства. Приходилось формировать отношения с новыми конкурирующими структурами, пропагандирующими новые подходы в региональной культурной политике.
В библиотечном преобразовании Сибири и Дальнего Востока в 1917 – 1919 гг. на фоне активного распространения земских программ особенно высокой оценки современных исследователей заслужила деятельность культурно-просветительного отдела алтайских кооперативов (КПО АК) и созданного на его основе союза культурно-просветительных объединений Алтайского края (КПС АК).
КПО АК отказался от благотворительности. Высоко оценивая привлекательность макушинских библиотек, бесплатно организованных для малограмотного населения, именно бесплатной благотворительностью Отдел объяснял причины недолговечности подобных начинаний. КПО АК убеждал население не рассчитывать «на бесплатную помощь извне, ибо такая помощь не пользу принесет, а вред: только то ценно, прочно и полезно, что добыто собственным старанием или единением с товарищами, но не подачками и подарками» [6]. КПО АК разделял принцип бесплатности, широко культивируемый П. И. Макушиным и его сторонниками, но его распространение ограничивал доступом к фондам.
Основным правилом всякой полезной культурной работы КПО АК признавал «самопомощь, самодеятельность, напряженность работы», опирающуюся на кооперативное кредитование. КПО АК призывал создавать в селах культурно-просветительные кружки и общества, «борясь с невежеством и косностью населения, стараясь хоть сколько-нибудь просветить народ, хотя как-нибудь разумно и с пользою наполнить его досуг».
Отказываясь разделить благотворительные программы макушинских обществ, КПО АК учел уроки собственного опыта по распространению политических листовок в ходе подготовке выборов в Учредительное собрание (июль 1917). Бесплатно разослав по селам около миллиона политических листовок, отдел сумел «насытить первую острую жажду печатного слова», спровоцировать на дальнейшее чтение тех, «кто всё же не откажется взять и прочесть то, что бесплатно попало ему в руки или на глаза» [3]. В тоже время он столкнулся с потребительским отношением крестьянства, требовавшим и впредь бесплатной раздачи литературы. Отказавшись от информационной поддержки политических движений, КПО АК «поставил себе задачу снабжения деревни библиотеками», видя в них постоянный источник питания населения духовною и умственною пищею, источник света и знания.
Программа начальной деятельности КПО АК отражала задачи внешкольного образования. Традиционно, на первый взгляд аналогично макушинским Обществам, возлагались надежды на учительство, но уже не только как на исполняющую, но и организующую аудиторию: «Собирайте, вокруг себя хотя бы небольшой, но тесный, дружеский кружок – как из местной интеллигенции, <> так и из наиболее сознательных крестьян; это ядро <>. Не важно число, важно качество, достоинство членов, средоточие лучших, наиболее деятельных сил». Членские взносы, сбор пожертвований по подписным листам, в кружки, постановка платных спектаклей и т.п. – были обозначены основными методами сбора средств на организацию библиотеки-читальни.
За 8-9 месяцев 1917 г., в «брошюрный» период, было открыто 168 библиотек, основано 195 культурно-просветительных обществ. Но библиотеки легко создавались и легко закрывались. Устройство их часто носило случайный характер. «Библиотеки слишком незначительны, скудны и находятся в большинстве случаев в полном запустении. <> Местами книги из библиотеки выданы и не возвращены». В тоже время, сравнение данных со статистикой макушинских библиотек, явно демонстрирует преимущество общественного движения сельских культурно-просветительных обществ. Новой ступенью в развитии самодеятельности деревни планировалось создание союза культурно-просветительных объединений Алтайского края (КПС АК).
Политика КПС АК поддерживала негосударственный характер библиотечной работы, отстаивая право культурно-просветительных обществ на социальную самостоятельность и профессионализм деятельности. Лидер КПС АК И. Зобачев, в отличие от земских деятелей центральных губерний России, был уверен в том, что «дело просвещения, <> должно быть свободным и независимым от переменчивой власти», считая, что объединение просветительных учреждений, созданных частной и общественной инициативой, «убило бы инициативу, ослабило бы самодеятельность». Идя вслед макушинским начинаниям в деревне, КПС АК был настроен на сотрудничество с бесплатными библиотеками Общества.
На территории Алтайского округа преимущественно в Барнауле в начале XX в. сформировалась многослойное и разнообразное библиотечное пространство. Кроме уже активно действовавших библиотек Общества попечения о начальном образовании и городской общественной библиотеки в этот период активизировалось внимание к фондам старейшей государственной научно-технической библиотеке Колывано-Воскресенских заводов (Горной библиотеке), известной с 1764 г. и краеведческой коллекции семьи Гуляевых. Город невольно стал библиотечным экспортером, помогая в становлении другого центра культурной и государственной автономии – Кара-Карумской алтайской земской управы.
На территории современного Алтайского края действуют более 1000 общедоступных библиотек, большая часть которых находится в селах. Крупнейшая библиотека региона АКУНБ им. В. Я. Шишкова и центр детского чтения АКД им. Н. К. Крупской ведут отсчет своего существования от макушинских проектов.
Список литературы

Абрамов, К. И. История библиотечного дела в СССР: учебник / К. И. Абрамов. Изд. 3-е, перераб., доп. М.: Книга, 1980. С. 91
Глухов, А. Петр Иванович Макушин: «Ни одного неграмотного» / А. Глухов // Университетская книга. 2005. №9. С. 31
Книжный склад и библиотечная деятельность Отдела [в 1917 г.] // Алт. крестьянин. 1918. № 4 (28 янв.). С. 18.
Краткий очерк деятельности Общества за время его существования и отчет Совета Общества за 1910–1912 г. / Общество содействия устройству сельских бесплатных библиотек-читален в Томской губ. Томск, 1912. 45 с.
Матвеев, М. Ю. Общественные библиотеки России и их читатель: вторая половина XIX - начало XX в. [Электронный ресурс] : дис. канд. пед. наук. / М. Ю. Матвеев. Электрон. дан. СПб., 1998. С.2. Режим доступа : [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
О необходимости внешкольной работы: [листовка] / Культурно–просветительный отдел Алтайских кооперативов, правление Барнаул : Типография Алтайских кооперативных союзов, [1917]. 2 с.
От Совета Общества содействия устройству сельских бесплатных библиотек–читален в Томской губернии / П. И. Макушин. Томск, [б. г. и.]. 2 с.
Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : http://[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Хавкина, Л. Б. Библиотеки их организация, их организация и техника: руководство по библиотековедению / Л. Б.Хавкина. 2–е изд., перераб., значит. доп. СПб., 1911. С.76





А. А. Фомина, М. В. Шабалина

КРАТКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ СИБИРСКО-ПОЛЬСКОЙ ССЫЛКИ

Политическая ссылка для историков России в целом и Сибири, в частности, была и остается одной из центральных тем. Именно поэтому, уже с середины ХIХ в. встречаются работы, описывающие сибирские каторгу и поселение [7]. Однозначно высокий интерес ссылка вызывала и со стороны исследователей из тех стран, чьи граждане оказывались российскими поднадзорными в Сибири. Появление работ этих авторов в начале ХХ в. об освободительной борьбе поляков С. А. Мулина (2005 г.) объясняет созданием независимого польского государства [3].
Актуализация изучения вопросов польской ссылки тесно связана с отмечавшимся в 60-е гг. ХХ в. столетием Январского восстания 1863 года. Институтом славяноведения Академии наук СССР были опубликованы сборники: «Восстание 1863 г. и русско-польские революционные связи 60-х годов» (М., 1960), «Русско-польские революционные связи 60-х годов и восстание 1863 г.» (М., 1962), «К столетию героической борьбы „за нашу и вашу свободу“» (М., 1964), «Россия и революционная Польша (вторая половина ХIХ в.)» (М., 1967), и организован советско-польский симпозиум (1966 г.). В сборнике 1967 г. хронологические рамки исследования были расширены, охватив не только 60-е годы, но и всю вторую половину ХIХ в. Тем самым выразилось «стремление охватить изучением все этапы освободительного движения, начиная с первых контактов польских и русских дворянских революционеров до совместной борьбы пролетариата за свержение царизма и за победу пролетарской революции» [6].
Болеслав Сергеевич Шостакович, доктор исторических наук, профессор Иркутского государственного университета, настаивает на том, что «логика происхождения „сибирско-польской“ истории уже поставила ее проблематику межнационального и международного характера в масштаб органических, основополагающих ее компонентов» [11]. В круг исследователей этой темы, названных В. А. Скубневским, вошли как российские, так и польские специалисты [9]. Замечание об интернациональном исследовательском коллективе разделяет и В. Н. Бубнович, называя работы «польского историка Антона Кучиньского, труды <> тюменского ученого Сергеуша Филя. Все они касались истории поляков Восточной Сибири, Дальнего Востока, Томской и Тюменской областей» [1].
Накопленная исследователями фактография активно способствует «ломке», пользуясь выражением Б. С. Шостаковича, довлеющего стереотипа толкования данного вопроса на сугубо краеведческом уровне, убеждения в том, что «данная тема – есть сугубо прикладная, чисто „внутренняя деталь“ отечественной, местной региональной сибирской истории, у которой нет и быть не может сколько-нибудь существенных взаимосвязей с историей зарубежной, а тем более – с проблематикой международного характера».
Б. С. Шостакович отмечает, что «современное глубокое знание истории Сибири, не только как региональной, но и как важной составной части российской истории (в особенности в дореволюционный период), невозможно представить без истории польского присутствия в этом обширном восточном регионе Российского государства. В свою очередь, история поляков в Сибири параллельно составляет и органическую часть истории отечественной, и аналогичный раздел зарубежной, в первую очередь, польской истории». Развитие международного ракурса довольно обширной историографии, по мнению Б. С. Шостаковича, несомненно, будет способствовать расширению сущности «сибирско-польской» истории.
По мнению Б. С. Шостаковича, практическое значение имеет формулировка «весьма значимого, но не выдвигавшегося до сих пор исследовательского направления в достаточно уже давно разрабатываемой специалистами области „сибирско-польской“ исторической тематики», связанного с конкретикой польских взаимосвязей с подлинным сибирским регионом. В частности, речь идет о высылке в Сибирь военнопленных польских солдат и офицеров, начиная с XVII в. Как считает Б. С. Шостакович, «в научной литературе до сих пор не вполне изучены и объяснены международно-правовые основания, по которым пленение подданных суверенного государства (а Речь Посполитая в ту пору еще оставалась таковым), в результате военных с ним действий, Россией практически приравнивалось к внутренним формам для наказаний собственных своих граждан».
Б. С. Шостакович ссылается на исторические свидетельства привлечения польских пленных на «службу Москве» продлением ссылки либо возвратом из плена. В контексте центральноевропейских связей с сибирским регионом особо актуальной представляется поисковая работа Б. С. Шостаковича, связанная с находкой в польской библиотеке исторического документа. Исходя из него, автор считает вполне обоснованным заявить, что Сибирь уже в начале XIX в. официально, по международному соглашению, становилась регионом ссылки опасных в социальном отношении элементов.
В российской историографии ссылка длительное время рассматривалась в контексте политических пристрастий ссылаемых, в масштабах всего макрорегиона Сибири. Одной из первых работ, обстоятельно рассматривающих политическую ссылку в Западной Сибири, стала монография Ларисы Павловны Рощевской, в то время кандидата исторических наук, преподавателя Сыктывкарского государственного университета (1983) [7]. Ею проведен тщательный анализ публикаций по вопросам политической ссылки, что позволило сделать ряд принципиально важных замечаний об отсутствии «целостной и полной картины истории дореволюционной политической ссылки Западной Сибири, <> большинство аспектов и целые ее периоды <> не были предметом специального исследования, затрагивались попутно, либо вообще игнорировались при освещении близких вопросов» [7, с. 21].
По данным Л. П. Рощевской, Сибирь во второй половине ХIХ в. стала местом политической ссылки вслед за русским Севером. Позднее, в конце века, в число мест ссылки вошли также Сахалин и Степной край (территория современного Казахстана). Земли Западной Сибири, в частности Томской губернии, входили в состав казенных. Алтайский округ Томской губернии управлялся Кабинетом Его Императорского Величества, т.е. канцелярией императорской фамилии. Данное обстоятельство, по мнению И. Н. Никулиной, ограничивало число ссыльных в этом регионе [5]. «По выявленным архивным данным, в феврале 1863 г. в Тобольской губернии находилось 19, а в Томской – 12 поднадзорных (из них 11 – участники восстания 1830 г.). <>» [7, c. 40].
На особенность ссылки в западно-сибирский регион, по-видимому, дополнительно повлияла и некомпетентность местных властей в вопросах ссыльно-переселенцев. По-видимому, именно этим можно объяснить и их незначительное число в начале 60-х гг., и стремление власти выслать их за пределы уездов, примыкавших к губернскому центру, поближе к Степному краю.
Изучая историю политической ссылки в Западной Сибири, Л. П. Рощевская еще в 1983 г. указывала на недоступность сведений о политических ссыльных, неполноту статистики, которую должны были обеспечить учреждения, в чьем ведении находились ссыльные, направленные в Сибирь. Сравнивая материалы Тюменского приказа о ссыльных и отчеты сибирских губернаторов, она отдает предпочтение отчетам тобольских губернаторов, как самым информативным.
Анализируя особенности каждого исторического этапа сибирской ссылки, Л. П. Рощевская ввела в научный оборот данные о ссыльных поляках. Данные отчетов тобольских губернаторов позволили ей в цифрах охарактеризовать размах борьбы царского правительства с участниками польского (Январского) восстания 1863 г. Речь идет примерно о 22 000 повстанцах, прибывших в Сибирь в середине1863 г.: «сосланных по суду с лишением прав – 2870, сосланных по распоряжению правительства (административно) без лишения прав – 509 человек, на водворение на казенных землях по политическим причинам – 18 816) <> 10 779 – в Западную Сибирь (4 861 – в Тобольскую и 5 918 – Томскую губернии)» [7, c. 37]. Учитывая замечание Л. П. Рощевской о том, что «84% повстанцев были уроженцами Белоруссии и Литвы», нет оснований считать всех 5 918 сосланных в Томскую губернию поляками [7, c. 40–41].
Благодаря работам Л. П. Рощевской уточнены статистические данные о количестве ссыльных в Западную Сибирь: «в период реакции 80-х годов среднее число поднадзорных составляло 857 человек. А в первой половине 90-х годов – 532. По отношению к поднадзорным всей России ссыльные Кавказа составляли от 1,99 до 9,91%, Европейского Севера – от 8,5 до 16,51%, а Сибири – от 33 до 56,8%. При этом от поднадзорных всей Сибири западно-сибирские изгнанники составляли в 1883 г. – 48,4%, 1884 г. – 53,7%, 1885 г. – 61,7%, 1886 г – 62,4%, 1887 г. – 55,4%, 1888 г. – 50,1%. В Акмолинской области максимальное число ссыльных было 41–44 человека, в Семипалатинской – 54–57, в Томской – 54–58, в Тобольской губернии – 110–112. <> В 1864–1894 гг. только в Сибирь поступило 57,32% политических, получивших тяжелое наказание». [7, c. 29–30]
Работы других исследователей [4] в более позднее время в архивах, расположенных в бывших местах ссылки политически неблагонадежных граждан царской России (Тюмень, Томск, Омск, Барнаул), не изменили статистики, выявленной Л. П. Рощевской. В то же время, это позволило персонифицировать сведения, связав их с содержанием деятельности конкретных лиц, уточнить место и сроки пребывания их в ссылке, подойти к диаспоральному освещению проблем политической ссылки.
Своеобразным продолжением работы Л. П. Рощевской стала публикация в 1989 г. учебного пособия кандидата исторических наук, доцента кафедры истории СССР Кемеровского государственного университета Ростислава Георгиевича Круссера, обратившего внимание на участие политических ссыльных, в том числе поляков, в научных экспедициях Восточно-Сибирского отделения Русского географического общества [2]. Отдав должное трудам предшественников и представив периодизацию историографических подходов к освещению сибирской политической ссылки, как Л. П. Рощевская, Р. Г. Круссер глубже осветил личностный вклад ссыльных в историко-этнографические исследования народов Сибири.
На рубеже веков доктор исторических наук, профессор Алтайского государственного университета Валерий Анатольевич Скубневский отметил востребованность исследований в области междисциплинарной по сути истории отдельных диаспор [8–10]. Несмотря на явную актуальность, это направление вплоть до 90-х гг. ХХ в. практически не развивалось.
Рассматривая генезис русско-польских контактов на протяжении ХIХ в., вызвавший к жизни соответствующую терминологию, введенную М. Яником и признанную Б. С. Шостаковичем («польско-сибирская история» и «польско-сибирская литература»), Светлана Анатольевна Мулина в кандидатской диссертации, защищенной в Омском государственном университете в 2005 г., была вынуждена констатировать, что «польский материал» в работах советских ученых о культурно-просветительной деятельности народников в Западной Сибири «встречается редко» [3, c. 6].
Отмечая реализацию «диаспорального аспекта» преимущественно в работах по истории католической церкви в Сибири, С. А. Мулина сочла привлекательной возможность рассмотрения русско-польских сюжетов с точки зрения осуществления тех или иных взаимоотношений польского меньшинства с окружающей местной ментальной средой, как это было свойственно работам другого исследователя польской диаспоры Б. С. Шостаковича. Полагая, что достижения советской историографии в изучении вопросов участия поляков в общественном и революционном движении «нуждаются в серьезном пересмотре», а количество ссыльных повстанцев в Западной Сибири и их состав требуют конкретизации и выяснения, как и политика местной администрации по отношению к ссыльным повстанцам и их взаимоотношения с местным населением – полного освещения, С. А. Мулина провела исследование [3]. Его хронологические рамки – с 1863 по 1883 г.: с даты, когда польские ссыльные повстанцы стали поступать в Западную Сибирь, до времени окончательной амнистии всем участникам Январского восстания. Территориальные границы исследования несколько
·же, чем у работы Л. П. Рощевской, и охватывают территорию Западной Сибири в составе Томской и Тобольской губернии, включая Омск и Омский округ.
Научная новизна работы С. А. Мулиной определена спецификой избранного методологического подхода в освещении «ссылки участников польского восстания 1863 г. в Западной Сибири с использованием теоретической модели диаспоры в качестве объяснительного механизма» [3, c. 12].
С. А. Мулина смогла представить уже хорошо известный материал в новом свете благодаря акценту на пространственном распределении польской диаспоры, формировании социологически типичного портрета польского повстанца и, особенно, достаточно большому вниманию к вопросам социально-культурной адаптации польских ссыльных. Опираясь на материал уставов обществ вспомоществования, С. А. Мулина вскрыла этические нормы, присутствующие в уставах польских организаций. Речь идет о запрете ссыльным жениться на местных уроженках, пить и играть в карты. Эти нормы, по мнению исследовательницы из Омска, «в некоторой степени способствовали сохранению диаспоральной идентичности» [3, c. 14]. По ее сведениям, «культивируемый польскими обществами поведенческий штамп предусматривал изоляцию польской общины от принимающего общества». Этот вариант диаспоральной консервативности автор постаралась объяснить, исходя из запретительных мер местной администрации относительно круга занятий ссыльных.
Низкий процент занятости среди лиц привилегированных сословий, как считает С. А. Мулина, «частично объясняется правительственными ограничениями, которые коснулись, главным образом, „интеллигентских“ профессий (письмоводство, преподавание и т. д.). <> Вследствие запретительных указов не менее 41% ссыльных, нашедших работу в 1865 г., должны были ее потерять в 1866–1868 гг.». По этой причине сосланные поляки занимались преимущественно услужением и кустарным ремесленничеством. По мнению С. А. Мулиной, только медицинская деятельность 40 поляков медиков представляла наиболее оптимальный вариант сочетания интересов поднадзорных, властей и местного населения. Но в этом случае процесс интеграции в сибирское общество, «как правило, реально не сопровождался аккультурацией» [3, c. 20].
Прочная база для исследований истории поляков в Алтайском крае, несомненно, заложена работами В. А. Скубневского. Ему принадлежат развернутые статьи, освещающие вопросы предпринимательской деятельности поляков в Сибири второй половины XIX – начала XX вв. (1999 г.), а также анализ демографических характеристик польского населения Сибири по материалам переписи 1897 г. в контексте истории региональных центров польской ссылки в России ХIХ–ХХ вв. (1998 г.) [8–9].
В. А. Скубневский, оценивая польскую диаспору в Сибири, указывает на следующую особенность: «в ее составе была особенно велика доля ссыльных, однако на рубеже ХIХ–ХХ вв. усилилась и добровольная миграция поляков на восток империи в поисках заработков, доходов и земли» [9]. По его мнению, «современники дали немало <> лестных отзывов о цивилизующей роли поляков в Сибири», чему имеются подтверждения в дореволюционных публикациях. Значительно сложнее, считает В. А. Скубневский, «конкретизировать масштабы коммерческой деятельности, выявить основные ее направления, отделить ссыльных и их потомков от поляков, добровольно прибывших в Сибирь».
Занимаясь этой проблемой, он выявил «источники, содержащие так называемые карточные сведения, т. е. сведения о каждом конкретном предпринимателе или семье предпринимателей, или промышленном заведении с указанием владельца». Таким образом, стали известны «свыше 60 фамилий или семейств польского происхождения, которые занимались предпринимательством в Сибири. <> Винокурением занимались 3 семьи (Поклевские-Козелл, Андроновские, Зеленевские), пивоварением – 4 семьи (Поклевские, Андроновские, Зеленевские, Чижевские), добычей золота – 16, добычей угля – не менее 4 (И. Собещанский, М. Ю. Мыслинский, Комаровский, Н. Цявловский), металлургическим и металлообрабатывающим производством – 4 (Златницкий, И. Калиновский, М. Мокржицкий, М. Якса-Квятковский), мукомольным производством – 4 (С. Мацкевич, А. Ржишевский, В. Выльзомирский, Янковские). Отметим, кроме того, владельцев кондитерских (производство и продажа кондитерских изделий) Б. Бородзича в Томске и Б. Ходкевича в Иркутске, владельцев типографий – Корвин-Круковского в Омске и Кохановских в Красноярске, аптек – К. Землянского в Кургане и А. Канадецкого в Туринске Тобольской губ., завода искусственных минеральных и фруктовых вод в Сретенске Казимира Подляского, совладельца пароходной компании (вместе с Глотовым) Людвига Ясинского. Омские купцы Щипановские занимались гостиничным делом, многие из указанных и из не перечисленных здесь, торговали.
Как видно, инициатива предпринимателей польского происхождения в Сибири направлялась в самые разные сферы экономики – от добычи угля и золота, выплавки металла до аптек и кондитерских».
Сравнение периодов активной предпринимательской деятельности, приходившихся на 90-е гг. XIX и особенно на начало XX в., и времени притока польских ссыльных в Сибирь (после восстаний 1830–1831 и 1863–1864 гг.) позволило автору предположить, «что многие предприниматели польского происхождения начала XX в. либо являлись потомками ссыльных, либо вовсе не имели отношения к ссылке, а прибыли в Сибирь по иным причинам. И все же о многих предпринимателях известно, что они являлись ссыльными или потомками ссыльных, на это есть прямые указания в литературе и источниках».
Условия ссылки, отдельные стороны жизни поляков в Сибири представляют несомненный интерес и являются предметом изучения И. Н. Никулиной, в настоящее время доктора исторических наук, профессора Алтайского государственного технического университета. Она датирует нижнюю границу пребывания ссыльных поляков в Сибири 20-ми гг. ХIХ в. [5]. Автору удалось реконструировать обстоятельства, связанные со ссылкой в Западную Сибирь польских священников. В частности, ею восстановлены имена польских священников (ксендзов, викарных ксендзов, настоятелей, капелланов, монахов, деканов, ректоров римско-католической духовной семинарии), для которых Сибирь стала местом ссылки в 20-е – первую половину 70-х гг. ХIХ в. и часто местом последнего упокоения.
Среди ссыльных ксендзов, выявленных И. Н. Никулиной, были: Александров Болеслав, Бакевич Георгий (Бокевич, Баксвич), Бартлинский Игнатий (Бертлинский), Бартосик Михаил, Бартошевич Иосиф (Бартосевич), Бацулевич Гимарий (Гилярий) Яковлев (Быцулевич), Березовский Феофил, Богут Августин Федор (Богуш), Буйно Евстафий (Ефставий) Лаврентьевич, Буткевич Франц, Бучинский Адам (Буцинский), Валашинский Георгий (Ежи) Варфоломеев (Волошанский, Волошинский), Валентинович Иван, Валовский Михаил (Воловский), Ваткевич Иван (Ян) Иванов (Виткевич), Витковский Иоанн, Войшнар Августин (Вийшнар), Вышинский, Гиртович Николай, Григалюнович Альберт, Гриневицкий Александр, Громадский Валериан, Гундус Венцеслав, Гутовский Иосиф, Давыдович Иосиф (Давидович), Даржинский Иоанн, Демидович Яков Варфоломеев (Димидович), Дешкленевич Игнатий, Диакевич Иосиф Александров, Дорожинский Иосиф, Дышо Франц, Ждопарский Рох, Жук Доминик Никодимов, Жуковский Семен (Шимон), Залеский Пацифик (Залевский), Келпш Юлиан Станислав, Ковалевский Викентий, Ковалевский Плетан, Колендо Адам, Колышко Адам, Корженевский Иван (Иоанн) Осипов, Коссаржевский Амвросий (Косаржевский), Коссиловский Георгий Антонов (Касиловский), Котович Эдуард, Красукский Игнатий, Кржижановский Андрей Домиников, Кринский Феликс, Лавкович Иосиф (Осип) Станиславович (Левкович), Лебедзинский Людовик Иванов, Ленковский Феликс (Линковский), Леонович Ян, Лукашевич Павел, Маевский, Малеевский Доминик, Мацкевич Аврелиян (Авлериан), Мелехович Юстин (Мелихович), Микутович Северин, Милицкий Людвиг Эдуард (Миницкий), Милосницкий Гиацинт (Яцент), Монюшко А., Мосий Викентий Мотанович, Нарвойш Викентий, Носальский Иосиф, Овсяный Иосиф, Олай Антон, Олехнович Михаил Антонович, Ольшевский Стефан Карлов, Пацевич Юлиан Касперов, Писанко Бонифаций, Прокопович Фердинанд, Прокопович Фортунат, Радзюкинас Матвей (Мацей, Мицей), Развадовский Иван Станиславович (Разводовский, Розводовский), Ржеконский Андриан, Рукойжа Карл (Рукойша), Русецкий Зеферин, Свенцкий Михаил, Сволькен Николай (Сволькин, Сволкин), Скибневский Казимир, Скирмонт Киприан, Скорупский Михаил (Скорубский, Скорупинский), Сржедзинский Иосиф, Статкевич Игнатий, Сташкевич Дионисий, Стефанович Константин Антонов, Стецкий Осип, Торгонский Урбан Юрьевич, Улинский Викентий Онуфриев, Франкович Петр (Франкевич), Хороманский Казимир Казимирович, Чарнецкий Эдмунд (Чернецкий), Шарковский Иосиф, Шарковский Плацид (Площид, IIляцид), Шимбек Дидак, Шульц Амвросий, Юстинович Викентий (Устинович), Явшиц Иосиф Никадимович, Якубовский Антон. [5]
Изучая польскую диаспору Алтая, И. Н. Никулина и В. Н. Бубнович сформировали авторские зоны интересов.
Следуя заявлениям специалистов, «трудно сказать, когда появились на Алтае первые поляки». Сложность, по мнению В. Н. Бубновича, заключается еще и в том, что «в прошлые века в документах личность обозначалась не по национальному признаку, а по вероисповеданию [1]. В материалах ЦХАФ АК XIX в. встречается много фамилий с польским звучанием: Карпиньский, Порецкий, Богословский, Ковалевский, Лечитовский, Яременьский, Жуковский, Илитович». В. Н. Бубнович, упоминая о первой группе ссыльных поляков, прибывших «в Барнаул после восстания1863–1864 гг.», отмечает почти немедленный перевод партии в Усть-Каменогорск и Семипалатинск, т.к. ее членов ошибочно сочли зачинщиками городских пожаров. [1]
И. Н. Никулина остановилась на проблемах вероисповедания и церковных браках ссыльных. В частности, ею найдены упоминания в исторических документах о «разрешении венчать ссыльных» [5]. Тем самым, И. Н. Никулина наряду с В. А. Скубневским стали у истоков нового, гендерного, аспекта изучения национальных диаспор на Алтае, в т.ч. польской.
Сетуя на малое количество исследований, связанных с отражением истории польской диаспоры, В. Н. Бубнович немалые надежды возлагает на разыскания в старейшем информационном хранилище региона – Центре хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК), не исчерпавшем потенциал поисковой деятельности. Однако стоит отметить, что в публикациях крупнейших специалистов по польскому вопросу процитированы материалы не только Алтайского, но и Томского, Тюменского, Омского архивов, рукописные документы и редкие подлинники из древлехранилищ Москвы и Санкт-Петербурга.
Тем не менее, В. Н. Бубновичу удалось представить информацию о целом ряде исторических персон польского происхождения, деятельность которых так или иначе была связана с Алтаем и его крупнейшими городами Барнаулом и Бийском. Обоснованно полагая слабой базу историографии поляков в Западной Сибири, в частности в Алтайском крае, В. Н. Бубнович пополнил фактографию перспективных исследований вклада отдельных личностей в российскую культуру и культуру российско-польских взаимоотношений. Он назвал имена поляков, внесших вклад в развитие Алтая, с конца ХIХ в.
Адам Кублицкий-Пиоттух (1855-1932) был начальником Алтайского округа в 1900–1904 гг.
Ян Носович (род.14 октября 1862 г.) – барнаульский архитектор.
Антоний Марцинковский (1875–1938) – музыкант, администратор, органист католического костела, общественный деятель, первый директор 1-й музыкальной школы Барнаула, один из создателей музыкального общества на Алтае.
Сын польского повстанца Александр Пиотровский (1890–1939) хорошо известен барнаульским любителям поэзии.
Стефан Надольский (1882–1943) – скульптор, художник,
Крупный предпринимателей начала XX в. Ипполит Игнатьевич Андроновский, владелец пивоваренного завода, ресторана «Метрополь» с бильярдным залом, десятка пивных лавок.
Барустицкий, архитектор, сын польского ссыльного, автор проекта здания Бийского городского музея.
Профессор Бальтозар Калиновский, и др.
В Бийске жил, окончил школу и был призван в армию последний секретарь Польской объединенной рабочей партии Войцех Ярузельский. В городе установлены памятник всем полякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, и памятник Станиславу Ярузельскому.
Активность центра польской культуры, первым главой которого являлся заслуженный артист России, изобретатель, музыкант В. Н. Бубнович, существенно возросла в связи с проведением на Алтае Дней польской культуры, посвященных 200-летию со дня рождения Адама Мицкевича. Коммуникативно-мемориальный акцент таких знаковых мероприятий позволяет не только обратить внимание на исторические корни польской диаспоры на Алтае, но и активно пропагандировать польскую культуру среди современников, опираясь на яркие примеры ее представителей. К их числу В. Н. Бубнович относит такие значимые кандидатуры, как «доктор исторических наук, профессор Алтайского государственного университета Валерий Скубневский, кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой технического университета Казимир Илинский, заслуженный работник культуры России и Казахстана Станислав Доманьский, директор Барнаульской школы искусств № 1, заслуженный работник культуры России Елена Соколова (Дубская), заслуженный артист России, изобретатель, кавалер польского ордена «Золотой крест заслуги», первый председатель барнаульского центра польской культуры Вячеслав Бубнович, руководитель ансамбля польской песни «Каролинка» 123-й школы-лицея Барнаула Татьяна Ивашкевич, которая одновременно является органистом католического прихода, и другие.
В настоящее время Барнаульский центр польской культуры возглавляет Виталий Анискевич – врач отделения сосудистой хирургии Железнодорожной больницы Барнаула, который жил и учился в Польше, хорошо владеет польским языком, выпускник Алтайского государственного медицинского института». [1]
Анализ опубликованных данных по истории польской диаспоры в Сибири, принадлежащих компетентным специалистам в этом вопросе, позволяет прийти к следующим выводам:
1. Российские и польские специалисты заинтересованы в изучении российско-польской истории. Наметившийся геополитический подход к ее освещению позволяет расширить исследовательские подходы, привлекая не только историков, но и специалистов других направлений, выйти из узких рамок краеведения.
2. Тема стала объектом диссертационных исследований, научных публикаций и сообщений на региональных, всероссийских конференциях.
3. Изучение российско-польской истории в макрорегионе Сибири представлено с российской стороны, по крайней мере, тремя географически локализованными подходами: польская диаспора в Сибири, в Восточной Сибири, в Западной Сибири (на Алтае).
4. На Алтае польские ссыльные переселенцы расселялись в гг. Барнаул и Бийск и на прилегающих территориях.
5. Субъектами исследований выбирались ссыльные в целом, отдельные категории ссыльных (например, лица духовного звания), потомки ссыльно-переселенцев.
6. Наметились тематические направления изучения предпринимательской деятельности поляков, их вклада в культуру. Латентно обозначены проблемы семейного уклада внутри польской диаспоры и семьи.
7. Признание возросшего с начала 90-х гг. ХХ в. междисциплинарного интереса ученых к истории отдельных диаспор позволяет предполагать дальнейшее углубление ее изучения, связанное с формированием новых направлений, возникающих на базе дифференциации информационного потенциала опубликованных работ, а также требующих обращения к накопленным ресурсам региональных и центральных всероссийских исторических архивов.

Список литературы

1. Бубнович, В. Н. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [Электронный ресурс] / В. Н. Бубнович. Электрон. дан. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
2. Круссер, В. Г. Народные массы Сибири в исследованиях политических ссыльных 70-х – начала 90-х годов ХIХ в. : учеб. пособие / В. Г. Круссер ; Кем. гос. ун-т. Кемерово, 1989. 81 с.
3. Мулина, С. А. Участники польского восстания 1863 года в западносибирской ссылке : автореф. дис канд. ист. наук : 07.00.02 / С. А. Мулина. Омск, 2005. 23 с.
4. Никулина, И. Н. Некоторые аспекты жизни политических ссыльных в Западной Сибири в XIX в. [Электронный ресурс] / И. Н. Никулина ; Алт. гос. техн. ун-т. Электрон. дан. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
5. Никулина, И. Н. Религия и политические ссыльные Западной Сибири в ХIХ в. (20-е – первая половина 70-х гг.) / И. Н. Никулина ; науч. ред.: В. А. Скубневский.; М-во образования и науки Рос. Федерации, Алт. гос. техн. ун-т. Барнаул : Изд-во АлтГТУ, 2004. 175 с.
6. Россия и революционная Польша (вторая половина ХIХ в.) : сб. ст. / под ред. В. А. Дьякова, И. С. Миллера, Н. П. Митиной / АН СССР. М. : Наука, 1967. 452 с.
7. Рощевская, Л. П. Революционеры-разночинцы в западносибирском изгнании / Л. П. Рощевская. Л. : Изд-во ЛГУ, 1983. 177 с.
8. Скубневский, В. А. Польское население Сибири по материалам переписи 1897 г. // Польская ссылка в России ХIХ–ХХ веков: региональные центры. Казань, 1998. С. 170–175.
9. Скубневский, В. А. Предпринимательство поляков в Сибири, вторая половина XIX – начало XX вв. [Электронный ресурс] / В. А. Скубневский // Предприниматели и предпринимательство в Сибири / Ин-т истории Сиб. отд-ния Рос. акад. наук, Алт. гос. ун-т. Электрон. дан. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. – Оригинал: Барнаул : Изд-во АГУ, 2001. Вып. 3. С. 139–152.
10. Скубневский, В. А. Предпринимательство поляков в Сибири. Вторая половина XIX – начало XX вв. // Сибирская полония: прошлое, настоящее, будущее : материалы междунар. науч.-практ. конф., Томск, 20–23 мая 1999 г. Томск, 1999. С. 79–81.
11. Шостакович, Б. С. Международные аспекты истории поляков в Сибири как исследовательская проблема (на примерах из эпохи до рубежа XVIII–XIX вв.) [Электронный ресурс] / Шостакович Б. С. ; Иркут. гос. ун-т, каф. мировой истории и междунар. отношений. Электрон. дан. Режим доступа: http://olddesign.isu.ru/hist/mimo/index.html.


Л. М. Цыганкова
ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
СТУДЕНЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ

Актуальность современного регионального потока исследований студентов возрастает на фоне модернизации и многофункциональности как информационных технологий, так и актуализации библиотечного социума. При этом происходит продвижение новых идей при их укреплении и обновлении научного потенциала студенчества.
Региональные информационные ресурсы в качестве динамического объекта могут быть представлены как самостоятельные исследовательские работы, не теряющие при этом сложившиеся образовательные традиции.
Качество работ может рассматриваться в определенной информационной среде, интегрированной с различными региональными образовательными учреждениями, являющимися как источниками сбора, переработки и использования информационных ресурсов в деятельности учебного процесса, так и как явление влияния на потребности.
Размещение студенческих работ в региональных источниках по стандартной форме и/ или свободному тезисному изложению в сборнике «Молодежь – Барнаулу» весьма значительное и отрадное явление в научной среде и в научном обороте идей, программ, проектов.
Результаты исследований студентов ФИРиД показали зрелость и значимость их участия в профессиональной прессе, востребованность специальности, высокий уровень овладения информационными технологиями.
Публикации в сборнике «Молодежь – Барнаулу» - свидетельство того, что студенты, а особенно выпускники-дипломники имеют определенный выход в информационное пространство и коммуникацию с коллегами, доступ к оценке своего имиджа, деятельности и научного уровня.
Разнообразие, комплексность, концептуальность отображаемой тематики в работах студентов обнадеживает и открывает горизонты в будущие форматы: программы, проекты, идеи. Именно многоаспектность, многофункциональность проблематики студенческих исследований отражается как в выпускных квалификационных работах, так и в их тезисной апробации в сборнике «Молодежь – Барнаулу».
В последнее пятилетие (2005–2010 гг.) было опубликовано в сборнике немало работ наших студентов. Разброс тем наглядно показывает научный потенциал студенчества. Выбирались различные исследовательские базы и программы, варьировались эвристические способы с преобладанием прагматических подходов, изучались читательские предпочтения и читательская мода, определялись выводы и обобщения, отражались лингвистические агрессии и особенности профессионального языка отдельных монографий.
Студентка Баева Ю. С. шла по пути функциональности стилистики, изучения «функциональных диалектов» языка двух монографий исследователей в области библиотечно-информационной деятельности В. П. Леонова и А. В. Соколова. Ею произведен анализ в сравнении типов текстов того и другого автора. Если первый (А. П. Леонов) ведет повествование в книге «Судьба библиотеки в России», то от «Я», то от «НЕ Я», использует в основном особенности филологических средств, то А. В. Соколов («Социальные коммуникации») цитирует множество документов – опубликованных, архивных, - известных в основном узким специалистам. Тем не менее, труд А. В. Соколова рассчитан на массового читателя, в нем нет явного авторского присутствия, в его тексте события вневременные – сообщения о научных событиях.
А. П. Леонов же предлагает свою интерпретацию проблемы: «Я выделил четыре аспекта», «Добавлю» и т.д. Таким образом, идет толковый разговор о двух больших книгах с позиций изучения особенности лексики профессионалов библиотечно-информационной деятельности. Именно эта проблема особой научной лексики остается малоизученной областью, хотя востребованность такого подхода к научным текстам ощущается студентами, работающими над разного вида научными формами: курсовыми, ВКР, и др.
Анализом рецензий в профессиональной прессе посвящены тезисы студентки Горловой Е. С. Она обнаружила некую пропасть между наличием большого количества рецензий на разные книги и статьи в изданиях «Книжное обозрение» и «У книжной полки» и их использованием в практике, продвижением в библиотечную среду. Рецензии, отзывы, аннотации хорошего уровня не вызывают интереса у большей части профессионалов-библиотекарей. Студентка провела кропотливую работу среди сельских и городских библиотекарей, отметив при этом и язык рецензий, и приемы и способы рецензирования, и перенос ситуации неоднородного продвижения классики и бестселлеров. Ею также подчеркивалась образовательно-воспитательная роль рецензий в популяризации литературы общественно-политической тематики и художественной литературы.
Широкие возможности выставочной деятельности библиотек открываются в работе Клюевой О. А. Она назвала свой исследовательский труд – «Вернисаж библиотек». Казалось бы, традиционная выставка ничем особенным не отличается. Однако студентке удалось открыть и пронаблюдать взаимопроникновение библиотечных и музейных форм экспозиций, когда музей книги может функционировать как самостоятельное подразделение библиотеки. Утверждение автора работы о том, что приемы выставочной деятельности обогащают библиотечное пространство, верно и соответствует задачи трансформации современной библиотеки, формирует ее новый стиль. Это показано на примерах библиотек города – ЦГБ им. Н. М. Ядринцева, ЦУМБ им. В. М. Башунова и др. Выводы студентки разработаны с учетом той практической базы, на которой проводились экспериментальные работы. Более того, ею предпринята попытка ввести в научный и практический оборот термин «вернисаж библиотеки» в библиотечно-музейном варианте.
Репертуар творческих работ студентов многообразен: например в тезисах по информационной культуре детей (Д. И. Кузнецова, Н. В. Попова) авторы предлагают разработку и реализацию культурно-образовательного проекта «Книга сквозь века». В исследовании Т. В. Кудлай рассматривается свежий взгляд на читательскую аудиторию современной муниципальной библиотеки и предлагается оценка современных форм в ее деятельности. Ценным вкладом является практическое исследование в различных базовых учреждениях: клубах, библиотеках, районах края.
Об иллюстрациях и иллюстраторах детской книги, Е. А. Никонова сообщает подробно, упоминая известных художников, ссылаясь на электронный ресурс «Книги детства», где о более 20 известных иллюстраторах детской книги – В. В. Лебедеве, И. Я. Билибине, В. М. Конашевиче и др. – не только есть информация, но и находятся оцифрованные детские книги с рассказами самих авторов о своем творчестве. Алтайских писателей и художников автор также не обошел вниманием, подчеркнув долговременное сотрудничество писателя и художника.
Немало внимания в студенческих работах уделялось рекламной деятельности, в т.ч. в стенах и за пределами АКДБ им. Н. К. Крупской. Подчеркивались продуктивные формы с использованием рекламных технологий, в кооперации и партнерстве с другими учреждениями.
Внеклассное чтение также отражено в текстах студентов (Н. Ю. Калачева, Ю. М. Киселева), анализировалась тенденция снижения чтения, уровни восприятия нового материала детьми младшего и среднего возраста. Определенные шаги к улучшению данного вопроса показали рейтинги общероссийского уровня и изменения на книжном рынке. Тем не менее, углубляется острота проблемы чтения детей и подростков, находясь в центре внимания заинтересованных лиц и учреждений. Таков общий взгляд на творчество студентов факультета информационных ресурсов и дизайна, в частности, на студенческие работы кафедры библиографии. Стоит надеяться, что увесистые тома «Молодежь – Барнаулу» будут пополняться исследованиями студентов следующих поколений и выпусков.

Э. Р. Успек

ВЛИЯНИЕ КОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
НА ИННОВАЦИИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Среди специалистов не существует единодушной оценки о позитивном или негативном влиянии новых информационно-коммуникативных технологий на реальную жизнь общества. Безусловно, эмоционально впечатляет предостережение о суррогате технологий, подменяющих реальность. Однако оба лагеря признают, что технологии являются объективным фактором современной действительности как овеществленный образ глобализационных процессов и поэтому требует внимательного изучения. По мнению В. З. Дуликова, экспериментальный период исследования возможностей новых коммуникативных технологий характеризует и суть инновационных процессов, протекающих в социально-культурной деятельности [2].
Распространенное использование новых компьютерных средств при предоставлении услуг в социально-культурной сфере потребовало предметного осмысления этого процесса, исследование сращивания традиционных и новых виртуальных технологий. Комбинированные или комплексные социально-культурные технологии обогащают классические формы социально-культурной деятельности благодаря использованию новейших технических средств, обеспечивая тем самым высокое качество нового социокультурного продукта или услуги. В то же время признаем, следуя В. З. Дуликову, приоритет живых отношений над опосредованными в организации социально-культурной деятельности, рассматривая внедрение новых технологий как оптимизацию социальной коммуникации субъектов социально-культурной деятельности [2, 109].
Виртуализацию отдельных сторон и направлений социально-культурной деятельности необходимо воспринимать как новый формат диалога, объективно все более смещающегося в сетевое пространство под воздействием все более упрощающихся и потому более доступных средств коммуникации. Информационные технологии предстают не только в виде совокупности техники и программного обеспечения, позволяя элементарное транслирование культурного события. Они позволяют по-новому подойти к организации взаимодействия субъектов социально-культурной деятельности и целевой аудитории.
По утверждению Н. Н. Ярошенко, в любых культурных и социальных технологиях всегда присутствует компонент целенаправленного взаимодействия людей, результатом которого становится новое качество не только самого этого взаимодействия, но и личностных структур его участников [7]. Свойство интерактивности новых информационных технологий способствует векторному наращиванию линейного процесса восприятия и превращает «его в процесс взаимообмена, взаимного конструирования, сотворчества».
Частным случаем виртуальной СКД многие специалисты признают web-ресурсы в Интернет. Первоначально сайт учреждения культуры наделяется функцией информирования общественности об основных показателях реальной деятельности коллектива. Представители региональных научных школ характеризуют целевое назначение виртуального присутствия субъекта СКД в сети позиций нового дополнительного канала информационного воздействия на аудиторию реальных потенциальных пользователей [2]. В таком случае, Интернет-ресурс, информирующий о месте нахождения учреждения культуры, планируемых или состоявшихся мероприятиях, представляет информационную копию реальной действительности. Имитационный характер такой модели статично дублирует информацию, действуя в формате афиши, и практически не использует возможностей обратной связи, которыми располагают коммуникативные технологии.
В последнее время в специальной литературе все чаще появляются аналитические материалы, характеризующие различные типы и виды интернет-ресурсов, созданных субъектами социально-культурной деятельности. Оценивая показатели социальной востребованности, отраженными данными о посещаемости, обновлении и содержании профильных web-ресурсов, специалисты обоснованно предполагают варианты наиболее перспективных интернет-продуктов. Эталоном функциональности признаны интернет-порталы и крупные информационные системы, которым присуще сосредоточение обширных массивов текстовой, визуальной, аудильной информации, которые снабжены удобной навигационной системой, что позволяет расценивать их в качестве перспективных форм интерактивного взаимодействия.
На сайтах многочисленных информационных кампании и поисковых систем можно найти справочные сведения о многих домах культуры и творческих коллективах нашего края и города [например, 8]. Каталоги представляет о них информацию, как и о других организациях Барнаула и Алтайского края. Информация постоянно обновляется благодаря мониторингу администраторов, которые тщательно просеивают выпуски региональных новостей с тем, чтобы пополнить досье клиента. Сетка стандартных данных включает рубрики «почтовый адрес», «электронная почта» и «сайт». К сожалению, информация в двух последних пунктах часто отсутствует.
Между тем, региону есть, кем гордиться. По сообщениям российских информагентств, ежегодно ряду творческих коллективов присваивается звание «народный (образцовый) самодеятельный коллектив Алтайского края». Этой традиции уже более 10 лет. Около 300 творческих коллективов носят это звание, не смотря на более чем жесткие требования к соискателю. Творческому коллективу необходимо не менее трех лет выступать перед зрителями со спектаклями, концертами, представлениями, устраивать выставки, кинопоказы, творческие вечера и отчеты, «обладать высоким уровнем исполнительского мастерства, регулярно обновлять и пополнять свой репертуар лучшими образцами отечественного и зарубежного искусства». Простое перечисление конкурсных требований может составить простейшую структуру сайта коллектива художественной самодеятельности или его отдельной страницы на официальном сайте дома культуры.
В коллектив лауреатов звания за 2010 г. вошли «образцовый хореографический ансамбль «Улыбка» Дома культуры «Юность» с. Павловск, вокальный квартет «Акцент» ДК «Кристалл» ЗАТО Сибирский, вокальная студия «Планета детства» Павловской детской школы искусств. Присвоением звания отмечены достижения ансамбля казачьей песни «Атаман» Барановского Дома культуры Змеиногорского района, вокального ансамбля «Зазноба» Шатуновского СДК Залесовского района, вокальных ансамблей «Элегия» и «Сударушки» Панкрушихинского СДК. Образцовыми названы также детский хоровой коллектив «Родничок» городского Дворца культуры г. Бийска, мужской вокальный ансамбль «Солидные ребята» Курьинского КДЦ, ансамбль народной песни «Земляки» Карповского ЦСДК Краснощековского района, ансамбль народных инструментов преподавателей Тюменцевской детской школы искусств и ансамбль русских народных инструментов Детской музыкальной школы ЗАТО Сибирский, оркестр русских народных инструментов Дома культуры «Кристалл» ЗАТО Сибирский, ВИА «Шестая струна» Семеновского СДК Славгородского района и театр миниатюр «Завалинка» Топчихинского центрального Дома культуры» [5]. Охват жанров и территорий края отражает богатую на события и таланты жизнь художественных коллективов Алтая.
Отсутствие своей странице у алтайских домов культуры в мировой паутине можно объяснить слабой материально-технической базой учреждений культуры. Ее состояние усугубилось в переходный период с изменением формы собственности, когда многое дома культуры были переданы с баланса профсоюзов отдельных предприятий в муниципальное ведение. Определенные позитивные изменения связаны с губернаторской программой «75х75», посвященной 75-летней годовщине образования региона. В ходе ее двухлетней реализации 2010 по 2012 гг.[3] намечено, реконструировать либо капитально отремонтировать один объект в каждом муниципальном образовании построить. Для мероприятий федеральных целевых программ, не вошедших в основную краевую адресную инвестиционную программу, будет продолжена практика софинансирования. Благодаря такой поддержке в ряде районов края были реконструированы дома культуры.
Возведение Дворца культуры и искусств в селе Курья на родине Михаила Калашникова ознаменовало начало нового строительства в крае объектов культуры в сельской местности [4]. Ранее в селах при поддержке краевого бюджета проводилась реконструкция домов культуры (село Сростки Бийского района, село Ребриха Ребрихинского района), центров досуга (село Тюменцево Тюменцевского района, село Дружба Алейского района) и др. Губернатор подчеркнул новизну «подхода к возведению подобных учреждений в селах». Но не менее инновационным является оценка домов культуры на фоне формирования нового туристического направления в Алтайском крае. Таким образом, комплексное рассмотрение роли учреждений культуры в возрождении региона, несомненно, потребует от специалистов широкой рекламной деятельности в программах PR, что означает и активное сайтостроение каждого юридического лица в области региональной культуры.
Примером для некоммерческих направлений развития сельской культуры края, безусловно, должны стать интернет-страницы профессионалов, например, фольклорного ансамбля «Поверье» [6]. Постоянный участник городских культурно-массовых мероприятий и народных гуляний, коллектив талантливых творческих людей заинтересован в сохранении традиций русской культуры и качественном адаптировании фольклора для современного слушателя. Профессиональные артисты–лауреаты всероссийских и международных конкурсов охотно информируют о своих наградах и графике выступлений. На сайте выложены фото и видео, а также коммерческие предложения фольклорного ансамбля «Поверье». Посетители имеют возможность воочию приобщиться к гастролям коллектива, поместив отзывы и впечатления в гостевой книге.
Развитие web-культуры позволяет преодолеть границы замкнутого пространства и приобщить к деятельности учреждений культуры потенциальных участников, особенно из среды тех, кто по причине физических недостатков, возраста или занятости не может принять участие в массовых мероприятиях. Необходимо обратить внимание на такой ресурс информатизации социально-культурной деятельности, как широко распространенный мобильный Интернет, позволяющий контактировать с участниками мероприятий или зрителями.
Для оптимизации организационной культуры перспективно использовать коммуникационные технологии при формировании архивных материалов, оповещении о планах и изменениях в программе мероприятий.
В этой связи заслуживает внимания кураторство специалистов социально-культурной деятельности над распространением современных формы коммуникации молодежи, например, ролевого движения. Безусловно, эффективное использование технологий способно придать свежее дыхание актуализации просветительской работе учреждений социально-культурной деятельности.
Список литературы

Буянкина, Е. Г. Социально-культурная деятельность национальных общественных объединений по формированию ценностных ориентаций молодежи [Электронный ресурс]: дисканд. пед. наук : 13.00.05 / Е. Г. Буянкина. Электрон. дан. Барнаул, 2005. 237 c. Режим доступа : РГБ ОД, 61:05-http://diss.rsl.ru/diss/05/0611/050611048.pdf
Дуликов, В. З. Социально-культурная работа за рубежом [Электронный ресурс] : учебное пособие / В. З Дуликов. Электрон. дан. М.: МГУКИ, 2003. С. 14. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Новости региона [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступаhttp://altairegion22.ru/region_news/122776.html?sphrase_id=241711
Новости региона [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа: http://altairegion22.ru/region_news/119266.html?sphrase_id=30528
Пятнадцать творческих коллективов [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Фольклорный ансамбль «Поверье» [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Ярошенко, Н. Н. Педагогические парадигмы теории социально-культурной деятельности [Электронный ресурс]: дис. д-ра пед. наук 13.00.05 / Н. Н. Ярошенко. Электрон. дан. М. : РГБ, 2003 257 с. (Из фондов РГБ) Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Find Company [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа : [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
II. LA SOIRЙE DE VISITEURS / НАШИ ГОСТИ

Л. И. Материкина
МЕСТНЫЙ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР ДОКУМЕНТОВ:
роль в формировании фонда муниципальных
библиотек Алтайского края

Деятельность любой библиотеки заключается, в первую очередь, в реализации информационной функции, а значит, в обеспечении равного доступа граждан, как к федеральным, так и к местным документным ресурсам. Фундаментальные изменения, произошедшие за последнее время, требуют по-новому посмотреть на роль муниципальных библиотек.
Социально-экономические и культурные преобразования в стране обусловили возрастание роли краеведения. В этих условиях деятельность библиотек по возрождению и сохранению культурно-исторических, национальных, языковых традиций народов и этнических групп становится приоритетной. Библиотека приобретает особое значение как хранитель, собиратель и распространитель различных документов, в том числе местных. В настоящее время наблюдается усиление регионализации библиотечного дела и повышение информационной значимости краеведческих фондов как важной части информационной базы библиотек. Вместе с тем, существует серьезный разрыв между требованиями, предъявляемыми к муниципальным библиотекам, и реальным состоянием их фондов.
Краеведческий фонд муниципальных библиотек является ценной частью совокупного библиотечно-информационного фонда региона. Гарантированным источником комплектования этого фонда служит система местного обязательного экземпляра. Формируя краеведческий фонд и фонд местной печати (ФМП), муниципальная библиотека, наряду с реализацией стоящих перед ней информационных целей, выполняет еще одну функцию, значение которой трудно переоценить – сохранение памяти о нашем крае. Своевременное и полноценное информирование пользователей напрямую и во многом зависит от того, как поступают в библиотеку документы местного и краеведческого содержания.
Сегодня все большее значение приобретает территориальное законодательное регулирование деятельности в различных отраслях и особенно это актуально для библиотечного дела, так как его организация тесно связана с местными особенностями и спецификой региона. В каждом из субъектов РФ действуют собственные законы, дополняющие федеральные, не стал исключением и Алтайский край.
Начало развитию системы обязательного экземпляра в Алтайском крае положил Закон «О передаче обязательного бесплатного местного экземпляра документов в Алтайскую краевую универсальную научную библиотеку им. В.Я. Шишкова» от 2 октября 1995 г. Данный Закон не предусматривал получение обязательного экземпляра на местном уровне, т.е. в перечень получателей не были включены муниципальные библиотеки. Это существенно затрудняло формирование единого информационного пространства региона.
В связи с этим в 2001 г. принимается Закон «Об обязательном экземпляре документов Алтайского края», согласно которому расширился круг получателей и хранителей обязательного экземпляра. Наряду с краевой библиотекой в их число включались муниципальные библиотеки. Согласно этому Закону, АКУНБ наделяется функциями книжной палаты края, как региональный представитель Российской книжной палаты.
Развитие электронных информационных технологий и нарастающий вал новых видов документов на различных материальных носителях привели к необходимости внесения изменений в большинство статей действующего Закона. 3 декабря 2008 г. был принят новый Закон Алтайского края «Об обязательном экземпляре документов» (№ 116-ЗС)
Настоящий Закон создает правовые основы формирования полного библиотечно-информационного фонда документов Алтайского края как части документального фонда Российской Федерации, регулирует механизм передачи каждой единицы обязательного экземпляра документов от их производителей в библиотеки-получатели.
Для успешной реализации данного Закона органы местного самоуправления края активно начали утверждать нормативные документы (постановления, решения), устанавливающие: библиотеки-получатели обязательного экземпляра документов; виды обязательного экземпляра документов; порядок осуществления контроля за доставкой обязательного экземпляра.
Обязательный экземпляр документов муниципального образования Закон определяет как «экземпляры изготовленных на территории муниципального образования или за пределами его территории по заказу организаций, находящихся в ведении муниципального образования, различных видов документов, подлежащие безвозмездной передаче производителями документов в соответствующие организации муниципальных образований в порядке и количестве, установленных законодательством Российской Федерации и муниципальными нормативными правовыми актами».
Согласно Закона производители документов доставляют в соответствующую библиотеку муниципального образования: официальные документы, принятые органами местного самоуправления – 2 экз., печатные издания, издаваемые на территории муниципального образования или за пределами его территории по заказу организаций, находящихся в ведении муниципального образования – 2 экз.
С целью изучения современного состояния ФМП муниципальных библиотек Алтайского края отделом комплектования АКУНБ в 2010 г. было проведено исследование «Динамика поступления местного обязательного экземпляра документов и его роль в формировании фонда местной печати и краеведческого фонда муниципальных библиотек края», в котором приняли участие 40 библиотечных систем (БС) Алтайского края. В качестве изучаемого периода был взят 2007-2009 гг.
Результаты анкетирования показали, что местные издания (кроме периодики) в основном сосредоточены в городских библиотеках, а в районных центрах только там, где имеются собственные типографии.
По полученным данным, все районы Алтайского края имеют собственные районные газеты, которые выпускаются соответствующей редакцией. Типографии имеются в Барнауле, Бийске, Заринске, Новоалтайске, Славгороде, Рубцовске, Алейске, Камне-на-Оби, а также в Чарышском, Михайловском, Солонешенском и др. районах края. Таким образом, из-за отсутствия в районах собственной типографии, районные газеты печатаются в типографиях соседних районов и городов. К примеру, типография Алтайского района в последнее время печатает в основном бланочную продукцию, а районная газета «За изобилие» на протяжении нескольких лет печатается в типографии «Катунь» г. Бийска. Отсутствие типографий на территории муниципальных образований значительно осложняет работу по сбору изданий местной печати.
На сегодняшний день, по результатам анкетных данных, местные нормативные акты по обязательному экземпляру документов приняты в 32 районах края. Несмотря на это, очень остро стоит проблема полноты поступления муниципального обязательного экземпляра. Только 35% муниципальных библиотек получают обязательный экземпляр местных изданий регулярно и в полном объеме; 15% библиотек – регулярно, но не в полном объеме; 45% библиотек – не регулярно и не в полном объеме; 5% библиотек – не получают обязательный экземпляр.
Рейтинг причин, которые не позволяют обеспечить поступление МОЭ регулярно и в полном объеме выглядит следующим образом: отсутствие контроля за предоставлением МОЭ – 63 %; отсутствие нормативно-правовых актов – 14 %; недостаточная информированность книгоиздателей – 23 %
Как отмечают респонденты, полнота поступления муниципального обязательного экземпляра обеспечивается только расторопностью и настойчивостью библиотекарей.
Среди источников информации о местных изданиях, которые используют комплектаторы, преобладают: указатель «Книги Алтая в наличии и печати» – 90%; краевые и местные средства массовой информации (СМИ) – 70 %; запросы читателей – 25%; интернет – 32%; иные источники – 10%.
Объем фонда местных изданий в библиотеках края невелик, в среднем 150-200 экз. В основном библиотеки указывали количество годовых комплектов газет. Некоторые библиотеки указали значительные объемы фондов местной печати. Например, библиотечная информационная система г. Рубцовска – 2519 экз., Кытмановская межпоселенческая библиотека – 2600 экз., БС Алтайского района – 9506 экз., Баевская межпоселенческая библиотека – 1500 экз., ЦБС г. Славгорода – 1314 экз. К большому сожалению, практически во всех муниципальных библиотеках отсутствует суммарный и индивидуальный учет местных изданий. В связи с этим, библиотеки осуществляют учет местных изданий в общем объеме краеведческого фонда.
Отраслевой состав местного обязательного экземпляра документов выглядит следующим образом:


Отрасль
2007 г.
(%)
2008 г.
(%)
2009 г. (%)

Естественные науки
1
0,2
0,5

Техника. Технические науки
0,5
0,3
0,3

Сельское и лесное хозяйство
2,3
1,7
0,4

Общественные науки
58
59,4
60

Художественная литература
37,4
38,1
38,6

Искусство
0,8
0,3
0,2



Таким образом, можно сделать вывод, что основная часть местных изданий – это общественно-политическая и художественная литература. Меньше всего изданий по естественным наукам, технике, сельскому хозяйству, искусству. Среди художественной литературы, по данным исследования, преобладают поэтические произведения местных авторов. Особое место в общественнонаучной литературе занимают официальные документы местных органов власти, так как муниципальные библиотеки являются информационными посредниками между муниципальными органами власти и населением своей территории.
Местный обязательный экземпляр муниципальных библиотек представлен разнообразными видами документов: периодические издания, книги, официальные документы и электронные издания.
Состав ФМП по видам изданий можно представить следующим образом:




2007 г.
2008 г.



2009 г.

Изучая динамику состава ФМП нельзя не отметить, что значительную долю обязательного экземпляра документов в муниципальных библиотеках стабильно занимают периодические издания (60-70%) и официальные документы (30%), издаваемые местными органами власти. Появились в фондах библиотек и малые формы изданий: буклеты, листовки, плакаты. Местные издания на электронных носителях поступают в библиотеки Бийска, Новоалтайска, Барнаула, Усть-Пристанского, Алтайского, Троицкого, Тальменского районов.
Периодические издания (в основном газеты) собираются в фондах всех центральных городских и районных библиотек края. В некоторых библиотеках ФМП составляют только местные газеты: Баевская межпоселенческая библиотека, Завьяловская центральная районная библиотека.
В связи с активизацией работы библиотек в помощь местному самоуправлению и правовому просвещению населения, органы местного самоуправления все активнее стали предоставлять библиотекам материалы о своей деятельности. Наибольшее количество официальных документов представлено в ЦБС г. Славгорода, библиотечной информационной системе г. Рубцовска, межпоселенческой центральной библиотеке Усть-Калманского района, Тальменской межпоселенческой библиотеке, Усть-Пристанской центральной районной библиотеке, БС Быстроистокского района и др. Это связано с успешной деятельностью центров правовой информации данных библиотек, а также наличием тесных контактов с администрациями районов.
Создание полноценного фонда документов муниципального образования невозможно без участия общественности. Используя СМИ, организуя встречи, выставки, презентации книг, библиотеки должны информировать пользователей о поступлениях в фонд местных информационных ресурсов. Согласно данным анкеты, информирование о новых поступлениях местного обязательного экземпляра осуществляется с помощью выставок новых поступлений (80%), информации в СМИ (27%), проведения обзоров, презентаций (40 %).
Подводя итоги исследования, можно констатировать, что проблема полноты предоставления обязательного экземпляра в муниципальные библиотеки края по-прежнему остается актуальной. В фонде местной печати муниципальных библиотек существует множество лакун, так как деятельность библиотек по докомплектованию чрезвычайна затруднена по причинам отсутствия во многих районах собственных типографий, быстрой реализации книжной продукции, небольших тиражей.
Организация эффективной работы по формированию ФМП муниципальных библиотек осложняется наличием ряда проблем: отсутствие суммарного и индивидуального учета ФМП муниципальных библиотек; недостаточное обеспечение сохранности ФМП; отсутствие нормативно-правовой базы по обязательному экземпляру на муниципальном уровне и др.
Для решения данных проблем АКУНБ им. В.Я. Шишкова были разработаны следующие рекоммендации:
– муниципальным библиотекам необходимо осуществлять суммарный и индивидуальный учет всех поступающих в библиотечный фонд обязательных экземпляров муниципального образования независимо от вида документа.Учет ведется в соответствии с ГОСТом 7.20 – 2000 «Библиотечная статистика» и «Инструкцией об учете библиотечного фонда» (от 02. 12. 1998 г.);
– учитывая, что фонд документов муниципального образования активно используется в информационной и краеведческой работе, необходимо его отражение в справочно-библиографическом аппарате библиотеки;
– для эффективного управления фондом местной печати разработать «Положение о фонде документов муниципального образования»;
– для обеспечения сохранности ФМП необходимо его выделение из общего фонда библиотеки, отдельное размещение и хранение. ФМП согласно Закона подлежит постоянному хранению, библиотека не имеет право на списание обязательного экземпляра;
– во исполнение Закона Алтайского края «Об обязательном экземпляре документов» муниципальные библиотеки должны инициировать принятие местными органами власти соответствующего постановления или распоряжения.
Таким образом, каждая центральная библиотека муниципального образования Алтайского края имеет право на получение местного обязательного бесплатного экземпляра (обязательного экземпляра муниципального образования), на основе которого формирует наиболее полный фонд документов на своей территории. По своей сути ФМП муниципальных библиотек обеспечивает сохранность духовного и интеллектуального потенциала народов Алтайского края. Законодательство об обязательном экземпляре документов является правовой основой пополнения, сохранения и общественного использования уникального собрания документов библиотечно-информационного фонда нашего края. Осознавая значимость этого фонда, органы местного самоуправления края должны обеспечить контроль за поступлением обязательного местного экземпляра в муниципальные библиотеки. Так как создание полноценного фонда документов муниципального образования невозможно силами только одной библиотеки.

Список использованной литературы:
Аврамова, М. Б. Обязательный экземпляр как информационный ресурс Алтайского края / М. Б. Аврамова // Библиотека и краеведение. Современные тенденции : материалы науч.-практ. конф. 4-5 дек. 2001 г. – Барнаул, 2001. – С. 9-12.
Библиотечное краеведение в информационном пространстве региона: материалы межрегион. науч.-практ. конф., Барнаул, 26-27 февр. 2008 г. : к 120-летию Алт. краев. универс. науч. б-ки им. В. Я. Шишкова/ [редкол.: Т. И. Чертова и др.]. – Барнаул: РИО АКУНБ, 2008. – 192 с.
Гриханов, Ю. А. Обновленный закон «Об обязательном экземпляре документов»: плюсы и минусы / Ю. А. Гриханов // Библиотека. – 2004. – № 3. – С. 17-21.
Гриханов, Ю. А. Обязательный экземпляр документов России: законодательные инновации 2008 года / Ю. А. Гриханов // Библиотечное дело-XXI в. – 2009. – № 2. – С. 213-219.
Закон Алтайского края «Об обязательном экземпляре документов» от 3 декабря 2008 г. [Электронный ресурс].– Электрон. дан. – Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Модельный стандарт деятельности муниципальной публичной библиотеки Алтайского края от 30 октября 2008 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Тараненко, Л. Г. Информационное обеспечение региона: специфика краеведческой деятельности библиотек / Л. Г. Тараненко. – М.: Литера, 2009. – 160 с.


Публикации лидеров межвузовской конференции
«Молодежь - Барнаулу»
2002 – 2010 гг.


М. А. Унжакова, студентка III курса.
Научный руководитель А. А. Фомина

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ МИР БАРНАУЛА

Издающие предприятия г. Барнаула, отстаивающие свои интересы на потребительском рынке, представлены довольно разнообразно. Особую нишу занимают вузовские издательства. Они специализируются на выпуске учебной, научно-методической литературы. Тиражи вузовской издательской продукции соответствуют контингенту студенческой аудитории и практически не попадают на книготорговый рынок региона.
Вузовские издательства делают плановые выпуски за счет бюджета это ученые записки, тезисы конференций, сборники статей, а также приемные требования, рекламные буклеты, брошюры, проспекты о вузе продукцию, ориентированную на абитуриента. На эту читательскую группу рассчитана и учебная литература, выпускаемая для средних школ края, лицеев, гимназий, средне-специальных учебных заведений, профильных классов. Как правило, авторами большинства издаваемой продукции являются преподаватели вуза. Часто такая литература издается за счет автора.
Массовому потребителю адресована продукция универсальных издательств. Одним из наиболее крупных универсальных издательств является ОАО "Алтайский полиграфический комбинат", которое изначально было ориентировано на книжное производство, рассчитанное на многотысячные тиражи. В последнее время, чтобы держаться на плаву, предприятию приходиться осваивать новые более востребованные формы производства. В меньшей степени стала выпускаться книжная продукция, в основном за счет автора. Экономически более выгодно производство всевозможной бланочной продукции: бланки, коробки, этикетки, листовки, календари всех типов и видов. Несмотря на все произошедшие изменения, предприятие остается крупнейшим издательством в крае, выпускающим большие тиражи книг в твердом переплете.
Полностью на бланочную продукцию ориентировано ООО «Алтайбланкиздат2. В постоянном производстве этого издательства находятся бланки по всем видам бухгалтерской отчетности, бланки строгой отчетности, книги для ведения учета и рабочие журналы, а также календари, грамоты, поздравительные адреса. Помимо этого, издательство принимает заказы на изготовление картонной упаковки, этикеток, проспектов, рекламных плакатов, буклетов, брошюр и даже книг в мягкой обложке. Ему принадлежит монополия на производство билетов общественного транспорта. Это издательство первое в крае реагирует на изменение форм документации и вводит их в производство. Его продукция всегда востребована, т.к. ею пользуются практически все предприятия края.
В Барнауле имеется ряд издательств, специализирующихся на выпуске газетно-журнальной продукции. Издания этих предприятий ориентированы на массового читателя и распространяются через киоски «Лига-Пресс», «Роспечать-Алтай», почтовые отделения города и края и через частных распространителей.
Одним из крупнейших издательств, специализирующимся на выпуске газет, является ГИПП «Алтай», печатающий более 40 центральных и местных газет, включая краевую газету «Алтайская правда», а также книги небольшого объема в мягком переплете, этикеточную, бланочную, упаковочную продукция, производит таблички на металле – шильды.
Основным конкурентом ГИПП в газетном производстве является издательский дом «Алтапресс», открывший в 2001 г. типографию, оснащенную новейшим оборудованием. Издательский дом (ИД) – это уникальное явление для издательского рынка Алтайского края. ИД имеет сложную структуру: занимается редакционно-издательской деятельностью – подготовкой, обработкой и выпуском изданий, обладает собственными каналами распространения, разветвленной рекламной, а также торговой сетью.
ИД «Алтапресс» выпускает семь газет различной направленности. Среди них газеты общего содержания – «Свободный курс», «АиФ-Алтай»; бизнес-издания – «Купи-Продай Потребитель», «Купи-Продай Бизнес» и массовые газеты – «Молодежь Алтая», «Маркер-Экспресс», «Щелкунчик» и журнал «Телепарк». В состав ИД входят три издательские группы, типография, торговая сеть «Дарвин» – лидер в крае по продаже бумажной и канцелярской продукции, на его долю приходится 35% рынка города и пять канцелярских магазинов, а также четыре дочерних предприятия: ЗАО «Роспечать-Алтай», имеющее разветвленную структуру филиалов, охватывающих весь Алтайский край – всего 105 киосков, ООО «Горсправка», ООО «Молодежь Алтая» и ООО «Пергамент».
Рекламный центр «Алтапресса» имеет широкие партнерские отношения со всеми краевыми СМИ, а также по России и странам СНГ, проводит медиа- и социологические исследования, которые помогают выявить читательские предпочтения аудитории, повысить качество издаваемых материалов периодической печати.
Таким образом, в Барнауле в последние годы рынок издающих организаций представлен тремя типами издательств, развивающимися по своим законам и имеющими свои особенности это вузовские издательства, универсальные издательства и издательские дома. При этом прослеживается тенденция универсализации репертуара издательской продукции, которую диктуют интересы рынка.
Дифференциация издательского рынка, типология издательской продукции и рынок сбыта последней представляют профессиональный интерес для крупнейшей библиотеки края АКУНБ им. В. Я. Шишкова. Как методический центр для муниципальных библиотек сети министерства культуры в регионе, АКУНБ заинтересована в формировании фондов местной печати в целях отражения информационного потенциала провинции. Исполнение регионального закона о местном обязательном экземпляре позволяет создавать полновесные коллекции издательской продукции в краеведческих фондах.
Динамика и репертуар книжного рынка края являются предметом изучения не только учебных, но и исследовательских программ кафедры библиотековедения АГИИК. Знание фактографии издательского рынка региона позволяет развивать оригинальную исследовательскую программу «Экология информации». О ее результативности говорит участие студентов библиотечно-информационного факультета в работе международной конференции «Экология Южной Сибири» в 2000, 2001 гг.


М. А. Унжакова, студентка IV курса
Научный руководитель А. А. Фомина

БЕСТСЕЛЛЕР И ЧИТАТЕЛЬСКАЯ МОДА
в барнаульском формате

Процесс создания бестселлера во многом сродни технологии шоу. Существует целая инфраструктура, которая порождает и поддерживает зрительские и читательские предпочтения, в основе ее лежат СМИ (телевидение, радио, печать) и средства информационных коммуникаций (Интернет). В мировой практике «бестселлер» – это произведение, пользующееся ажиотажным спросом покупателей, произведения, которые приобретают, но не обязательно читают. Россия – страна с огромными читательскими традициями и российское понимание "бестселлера" отражает именно увлечение чтением.
Последнее дефиле читательской моды в России – произведения английских писателей Джоан Роллинг о Гарри Потере и «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкиена. И то и другое произведение были экранизированы с использованием новейших технологий компьютерной графики и номинированы на Оскар, показав тем самым, что это элитное кино и его стоит смотреть. Благодаря компьютерной цивилизации новейшие веяния быстро достигли Барнаула. Наш город, конечно, не законодатель моды, но он выступает в роли активного участника общественного процесса. Это послужило основанием для проведения исследования, в основе которого лежат методы социологические (интервью) и литературного анализа.
Интерес к этим произведениям у неофитов сформировался моментально с одинаково высокой степенью ажиотажа. В то же время судьба Дж. Р. Р. Толкиена в России более изыскана: россияне познакомились с его произведениями более 40 лет назад как с детской литературной сказкой. Но английский Дракон не выдержал конкуренции в читательском сознании со славянским Змеем Горынычем. Второе пришествие Дж. Р. Р. Толкиена связано с признанием Россией жанра фэнтези.
Можно отметить два подхода в отношении к произведению. Первый из них отражает интересы и поведение адептов Дж. Р. Р. Толкиена. Они отнюдь не перечитывают с наслаждением его произведения, не сравнивают достоинства переводов, не оценивают и ллюстрации. Речь идет о новой модификации демонстративного поведения – ролевой игре. Это течение в нашем городе сложилось довольно давно (7-8 лет), и существует несколько устойчивых групп, которые тесно контактируют между собой, а также поддерживаются отношения с объединениями других городов. Иногда проводятся совместные игры в рамках Барнаула (однодневные – на базе Авальман, а многодневные, чаще на выходных, возле Штабки, иногда, летом, выезжают в Горный Алтай), межгородские (чаще с Новосибирском) и общероссийские (на Урале).
Другая точка зрения оформилась в сатирическое направление, породившее гоблиновскую версию экранизации «Властелин колец» - «Братва и кольцо». В ней фэнтези превращается в социальную фантастику, которая реконструирует постсоветское пространство. Язык пародии оживляет фильм, делает его доступнее, давящие и пугающие спецэффекты снимаются околоцензурной лексикой героев, русским подходом к жизни и неожиданными, близкими российской публике трактовками ситуаций. Аналогичную роль выполняет и музыкальное сопровождение, что усиливает антистрессовый эффект пародии, выводит сознание зрителя из объятий мрачного прессинга псевдоужасов, снимает напряжение, а иногда и смешит метким сочетанием музыки с видеосюжетом.
Ироническое направление, казалось бы, совсем не причастное к рекламной деятельности издателя, играет роль стимулятора, провоцирует обращение к первоисточнику.


Э. Р. Маликова, студентка II курса
Научный руководитель А. А. Фомина

КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ БАРНАУЛА:
структура организации и реклама

Наше государство относительно молодое в плане формирования демократии и рынка, поэтому и книжная торговля, как часть этого рынка, находится в стадии совершенствования. Аспектом данного вопроса является функционирование книжных магазинов, в том числе методы и средства привлечения покупателей, лицевые и теневые стороны рыночных взаимоотношений.
Настоящая работа нацелена на сопоставление предлагаемых услуг и их непосредственной, практической работы. Побуждением к исследованию данной проблемы послужили:
- во-первых, заметный рост числа книготоргующих организаций в г. Барнауле;
- во-вторых, увеличение рекламных акций книготорговцев.
Книжные магазины города преимущественно представлены торговыми сетями, такими как «Книжный дворъ», «Книги», «Слово», «Книжный мир». Но существуют и магазины, ведущие обособленную самостоятельную торговлю. В этом случае успех гарантируют: наличие обширного опыта ведения торговли. Ярким представителем являются магазин «Пенаты», существующий с 1955 г., хотя и он имеет киоск в краевой администрации, работающий под заказ, а также «Букинист», известный ныне как «Букинист- 2»; оперирование изначально крупными денежными средствами, пущенными в оборот для создания «идеального» книжного магазина, а также эффективное применение опыта, наработанного конкурентами. Букинистические магазины, как правило, рекламных акций не проводят. Круг потребителей таких услуг обычно хорошо знаком с системой. Единственным рекламным ходом является указание старой перечеркнутой цены и новой, по которой книга предлагается на реализацию.
Нужно отметить, что букинистические отделы отражают не только старую, бывшую в употреблении, и потому не эстетичного вида литературу. Но и те издания, которые не потеряли товарного вида.
Другую группу книготоргующих точек представляют отделы в супермаркетах города. Эта форма организации книжной торговли слабее представлена в г. Барнауле. Даже на рекламной продукции (прайсах) подчеркивается эффект новизны: «Такого еще не было, но такое будет!».
К категории мелких и менее известных большинству книголюбов торговых точек относятся букинистические отделы, так сказать районного значения в пределах города.
Еще одной формой торговли является лоточная. Наиболее яркий пример - книжная ярмарка, которая проводится по субботам у театра Драмы, различные палатки на рынках и вокзалах города. Например, действующие от Алтайской краевой общественной организации «Любителей книги». В палатках и на лотках чаще всего представлены бестселлеры в мягкой обложке (покетбук) и учебники, учитывая быструю обращаемость подобных фондов.
Одной из крупнейших сетей книжных магазинов является «Книжный мир» и ККС «Литера». Первый представляет из себя пункт розничной торговли, ККС – база. Несмотря на сравнительно высокие цены, «Книжный мир», является популярным и процветающим магазином. «Литера» - это оптово-розничный центр. Оба являются филиалами российской книжной сети ООО «Топ-книга». В этом случае география распространения этой фирмы, а также наличие электронного адреса являются показателем успешности и востребованности. Электронным адресом в г. Барнауле обладают «Пенаты» и «Книжный двор».
Двери крупных магазинов открыты для посетителей с 10 до 18 часов, а время обеда – с 14 до 14.30. На визитных карточках магазинов эта информация отсутствует.
Абсолютно характерной чертой для всех магазинов является наличие отделов канцелярских товаров. Некоторые магазины практикуют книжную торговлю, смешанную с продажей детских игрушек («Книжный дворъ»). Дизайн таких отделов приближен к интерьеру деткой комнаты («Книжный магазин», на ул. Георгиева, 40).
Доступ к книгам, в основном, открытый, что повышает их раскупаемость. Но в ряде магазинов («Слово», «Пенаты») торговля ведется при посредническом участии продавца Электронный каталог, отражающий состав фонда книжных магазинов также атрибутивен. Оплата может быть проведена как по наличному, так и безналичному расчету. Магазинами предоставляется такая услуга как «Стол заказов». Срок исполнения - в течение 2-3 дней. Доставки на дом одной книги еще не существует
Каждый книжный магазин предлагает собственный калейдоскоп цен: в «Букинисте» книги можно приобрести по сниженному номиналу, демократичны цены на ярмарке и престижны в «Книжном мире» и «Книжном дворе».
И, наконец, самым интересным моментом в исследовании выступает анализ рекламных акций книжный магазинов, проводимых индивидуально и оригинально. Первый этап привлечения внимания потребителя – внешнее оформление магазина. Фасад книжного магазина на ул. Георгиева, 40 представляет собой три огромные книги, на которых отражены жанры представленной литературы. Часто крыльцо и фасад выдаются углом – примета современной городской архитектуры, приспосабливающей торговые точки к дизайну панельного домостроения. Зрительно запомнить «Книжный двор» по пр. Ленина помогает рядом расположенное электронное табло, показывающее время и температуру этот книжный магазин. В оформлении «Пенатов» задействовано пространство окон-витрин, в которых представлены книжные выставки: таким образом, ведется двойная реклама – и книг, и книжного магазина.
Вход магазина «Книги» украшает эпиграф Ральфа У. Эмерсона «В цивилизованном обществе книга выступает в качестве наивысшего наслаждения, кто хоть раз познал его, тот обезопасил себя от многих страданий». Эта цитата украшает информационный стенд, представляющей новинки книжного рынка.
Когда магазин внешним видом привлек внимание потребителя, свою роль начинает играть интерьер, пространственное размещение фонда, качество обслуживания, стоимость продукции.
Как известно, реклама – двигатель торговли, ее динамичный импульс, в том числе, и в книжной торговле. К ее разновидностям относятся: тематические выставки-продажи, система скидок в ценах, рекламные акции, щиты, стенды. Комплекс перечисленного способствует росту конкурентоспособности книжного магазина. Реже встречаются объявления в СМИ, что заставляет предполагать перспективность этой рекламы в будущем.
Тематические выставки могут сопровождаться подарком покупателю, викториной. Выставка книг была частью акции в магазине «Пенаты» по оформлению подписки на 5 книг о Гарри Поттере. В «Книжном магазине» на ул. Георгиева, 40 ко дню рождения Н.В. Гоголя приурочили конкурс среди покупателей с вручением призов. Эти примеры говорят о просветительском характере торговых акций магазинов г. Барнаула.
Если магазин предусматривает какую-либо систему скидок, то на визитных карточках это находит свое отражение, хотя в самом магазине зачастую эта система не рекламируется: не существует бюллетеней, оповещающих об этом. В большинстве случае и размер скидок не впечатляет – на покупку в 1000 руб. – скидка 5%. В 3000 руб. – 10%. Более проработана система скидок в магазине «Книжный дворъ», и существует реклама продвижения этой информации к потребителю.
Отношение к этой системе скидок, известной как «Акция 500», при более детальном освещении складывается неоднозначное. С одной стороны, заманчиво приобрести 15% скидку при покупке на 500 рублей, то есть в 75 руб. Обращает на себя внимание тот факт, что реально покупка получается не дешевле, чем в других магазинах, за исключением, пожалуй, только «Книжного мира». То есть начальные цены при рекламируемой системе скидок искусственно завышены. А система скидок просто зомбирует сознание покупателей в расчете на то, что не каждый будет тратить время на сопоставление цен и предоставляемых льгот.
Современные тенденции перехода общества от постиндустриального к информационному периоду развития побуждают к оперативному восприятию предлагаемой информации, ее анализу и реальной оценке. Несмотря на пессимистические прогнозы относительно печатной книги, она удерживает доминирующие позиции в едином информационном потоке. Поэтому все, что касается книги, актуально и требует своего изучения.


Э. Р. Маликова, студентка III курса
Научный руководитель А. А. Фомина

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОКИ КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ БАРНАУЛА

Книжная торговля Барнаула на рубеже XIX-XX вв. ждет своего исследователя, ибо, по словам историка-краеведа Валерия Анатольевича Скубневского, до сих пор в истории города этого периода «лучше изучена хлебная и масляная торговля, прочие виды исследованы слабее, а многие вопросы изучены фрагментарно или не изучены вовсе».
Для подготовки доклада были проанализированы источники, в разной степени касающиеся данного вопроса. К их числу относятся универсальные издания – энциклопедии, а также монографии по книжному делу, книжной культуре, отдельные статьи в сборниках научных конференций. Проведенный анализ позволяет в должной мере оценить труд составителей Сибирской советской энциклопедии, историческая справка которой содержит сведения, составляющие канву данного исследования, служат его отправной точкой. Историки-краеведы, книговеды приближаются к изучению книготорговли лишь в рамках своих научных разработок более широкой или смежной проблематики. Поэтому для структурирования поэтапного развития книжной торговли, составления полной и объективной картины рынка книги в городе Барнауле рубежа XIX-XX вв. необходимо привлекать архивные материалы.
Вместе с тем информация опубликованных источников дает возможность представить уровень развития книжной торговли Барнаула в конце XIX- начале XX вв.
Первоначальной формой книготорговли в Барнауле следует считать не специализированные магазины, а организации, совмещавшие библиотечную и книготорговую деятельность. Книжный магазин считался структурным подразделением библиотеки (или наоборот), они составляли единую систему. Примером может служить библиотека для чтения Александра Гуляева, клиенты которой могли купить любую книгу, обозначенную в ее каталоге. К 80-м годам XIX в. относятся первые попытки функционирования отдельных книготорговых точек. В 1881-1882 годах в Барнауле действовали книжные лавки купцов С. Сбитнева и Л. Морозова. Столь кратковременное существование, казалось бы, прогрессивной формы книготорговли объясняется низкими показателями грамотности и покупательской способности населения Барнаула той эпохи. Инициатором создания книжного склада в 1895 г. выступило Общество попечения о начальном образовании во главе с В. К. Штильке. Ими был открыт магазин, где, кроме книг, продавались школьные учебники, тетради, письменные принадлежности. Таким образом, на первом этапе книжную торговлю в Барнауле продвигали деятели культуры и образования, связавшие свою жизнь с книгой, радеющие за просвещение горожан.
В конце XIX в. основным потребителем книжной продукции выступали библиотеки. Властные структуры, состоятельные горожане занимали пассивную позицию в книжном мире, в то время как средства на комплектование и пополнения фонда поступали от меценатов. Известнейшим из них является Иннокентий Михайлович Сибиряков, житель Петербурга. Иными словами жизнь культурным институтам давали неместные средства. Данный факт свидетельствует о некоторой скупости барнаульцев, которые не видели перспектив в торговле новым товаром – книгой.
Другое направление развития книготорговой деятельности связано с издательским делом. Издатели не только публиковали, но и распространяли книги. Подобно тому, как Петр Иванович Макушин сумел наладить целую систему книгоиздания и книгораспространения в Томске и других сибирских городах, в Барнауле типографскую и книготорговую деятельность объединил бийчанин Иван Дмитриевич Ребров. Первоначально он владел типографией в Бийске, там же открыл книжный магазин. На его типографском бланке рекламируется продажа «учебных и других книг, канцелярских принадлежностей, конторских книг и прочее». Позже Иван Дмитриевич купил типографию наследников А. Гуляева. Распространяя издательскую деятельность и продажу периодических изданий на Барнаул, Бийск, а также Змеиногорск, И. Д. Ребров пытался поддержать интерес к книге и чтению. Пример Реброва позволяет предположить, что и другие владельцы типографий могли успешно совмещать издание и продажу книг, пусть даже и в меньших масштабах. В 10-х гг. XX в. в стране были ужесточены условия ведения издательской деятельности в провинции. Вероятно поэтому, типографии не стали одновременно книготорговыми организациями.
Новым направлением книготорговли было открытие специализированных отделов в универсальных магазинах Андрея Григорьевича Морозова, Дмитрия Никифоровича Сухова, Ивана Федоровича Смирнова. Опубликованные источники указывают на наличие канцелярских отделов в их торговых домах, не более. Исключением является Сибирская советская энциклопедия, которая говорит о содержании купцами Морозовым и Смирновым книжных отделов.
Следующий этап становления книжной торговли характеризуется возобновлением попыток ведения отдельных книжных киосков и магазинов. В начале XX в. в Городской Думе появляются прошения от представителей различных слоев населения о разрешении торговать книгой в городе. Так, в 1905 г. Степан Филиппович Правдин по разрешению Городской Думы установил книжно-газетный киоск; в 1907 г. мещанин Анатолий Иванович Кусков владел газетным киоском.
Всего в 1911 г. В городе было 5 книжных магазинов. Фамилии владельцев 4-х из них известны точно: Залеская, Бородин, В. К. Сохарев, А. Д. Бастрыгина. Ведение специализированных книжных магазинов вообще не раскрыто в опубликованных источниках и является белым пятном в истории развития книготорговли.
Таким образом, к 1917 г. книжная торговля начала отделяться от библиотечной, общественно-просветительской, издательской деятельности. Появились первые формы книготорговли, свидетельствующие о повышении интереса горожан к книге, росте показателей грамотности и востребованности печатного слова.


М. С. Маслов, студент III курса
Научный руководитель И. А. Жаркова

БАРНАУЛ КАК ЦЕНТР ИЗДАТЕЛЬСКОГО ДЕЛА НА АЛТАЕ

В числе наиболее перспективных гуманитарных проектов исследователи отмечают изучение истории и современного состояния книгоиздательского дела на Алтае.
На книжной ярмарке, посвященной книжному делу на Алтае, привлек внимание яркий, красочный, не лишенный глубокого смысла фотоальбом «Барнаул», выпущенный Алтайским книжным издательством совместно с фотохудожником Виктором Садчиковым. Составитель данного издания известен не только искушенному читателю Алтая, но и всей России. Его персональные выставки прошли в Японии, Болгарии, Монголии, Лаосе. Данный факт способствовал развитию интереса к Алтайскому книжному издательству. Обращение к истории книгоиздания в Барнауле дает ключ к пониманию происходящих в настоящее время событий в современном книгоиздании.
Согласно архивным данным 24 декабря 1947 года крайисполкомом было принято решение об открытии в городе Барнауле Алтайского книжно-журнального издательства. На первых порах «Алтайгиз» находился в подчинении краевого управления издательств, полиграфии и книжной торговли, а затем был переподчинен управлению культуры края. «Алтайгиз» имел свой расчетный счет и самостоятельный баланс. Основной задачей издательства стало выпуск литературы по вопросам сельского хозяйства, промышленности, науки и техники, освещение опыта работы общественных организаций, издание книг писателей и поэтов края, переиздание произведений русской и советской классики.
Алтайское книжное издательство развивалось на полиграфической базе «Алтайской правды». Данное обстоятельство заинтересовало тем, что огромное издательство на мощной полиграфической базе, известное во многих уголках России своими красивейшими краеведческими печатными изданиями, вдруг исчезает с полиграфического олимпа города Барнаула. Алтайское книжное издательство по своей структуре являлось универсальным. Состояло из 4-х редакционных подразделений: редакций массово-политической и производственной литературы, художественной и детской, научно-популярной и краеведческой литературы и художественного оформления книг. В каждой редакции – по 3-5 редакционных работников во главе со старшим редактором. Помимо редакций были производственный, плановый отделы и бухгалтерия. Из статьи Егорова Г. М. стало ясно, что в 1964 году Алтайское книжное издательство было укрупнено и в его состав вошло на правах отделения бывшее Горно-Алтайское областное издательство. Отделение специализировалось на выпуске книг, публикуемых на алтайском языке. В основном это были учебные пособия для школьников, учителей школ, произведения классиков марксизма-ленинизма, программные документа партии и правительства, очерки об истории области, этнографии, культуре, искусству.
Как и любое государственное учреждение издательство предоставляло отчеты о проделанной работе за год и испытывало сильное давление со стороны Главиздата в формировании тематических планов. Интересные сведения были найдены мною в архиве. В приказах Министерства Культуры РСФСР, относящихся к деятельности издательства, говорится: «планы оформлены небрежно и предоставлены в Главиздат без аннотаций и характеристики наиболее важных изданий, а также без объяснительного письма». Наряду с книгоизданием следовало выполнение жестких приказов в виде замечаний и рекомендаций Министерства Культуры по отношению ко всем издательствам страны, в том числе и к Алтайскому книжному издательству. В связи с тем, что 5 марта 1962 года исполняется 50 лет со дня выхода первого номера массовой большевистской газеты «Правда», в Постановлении от 7 марта 1962 года № 01-54/ 22 Министерство культуры рекомендует: «отметить юбилей открытием выставок книг, газет и плакатов. На выставках следует экспонировать все виды печатной продукции, выпускаемой издательством». Даже при беглом взгляде на изданные книги, сборники и альбомы можно убедиться, что краевое издательство стремилось, как можно глубже познакомить читателя с природой, людьми своего родного края. По изданным книгам можно проследить историю Алтая, развитие экономики, культуры, науки и литературы. Годы перестройки, а затем и годы экономического спада привели к резкому сокращению выпуска книг. Последним крупным изданием Алтайского книжного издательства стала восьмитомная «Книга Памяти», посвященная воинам нашего края, не вернувшимся с полей сражений в годы Великой Отечественной войны.
В работе приводятся статистические материалы и список изданий, выпущенных в Алтайском книжном издательстве за годы его существования. После расформирования издательства в 1998 году его высоко квалифицированные кадры были востребованы коммерческими полиграфическими предприятиями: ГИПП «Алтай», «Алтай-пресс», «Алтайская правда», университетскими издательствами. Начало XXI века ознаменовалось активным развитием вузовского книгоиздания. В Барнауле сегодня работают известные университетские издательства (БГПУ, АГУ, АлтГТУ, АГАУ и др.), которые обеспечивают необходимой литературой студентов и преподавателей данных ВУЗов. Создана система взаимообмена информацией и печатной продукцией между университетскими издательствами города. Например, учебное пособие Трофимовой Р. А. «Основы конфликтологического знания»; Растова Ю. Е., Трофимовой Р. А. «Конфликтология» изучаются, как студентами АГУ, так и студентами АГИИК.
В современных условиях экономического развития выпуск книг не очень выгодное занятие. Главными для книгоиздания являются следующие проблемы: финансовые трудности, отсутствие современной отечественной полиграфической базы, потери высококвалифицированных кадров и отсутствие кадрового воспроизводства, невысокий спрос на книжную продукцию, недостаточное знание издателями интересов читателей (и, соответственно, слабый маркетинг), высокие цены на готовую печатную продукцию и низкая покупательская способность населения. Как ни старайся, а сроки реализации самых читаемых книг заметно отстают от скорости продажи товаров первой необходимости. Поэтому книжный бизнес привлекает таких коммерсантов, финансовые возможности которых ограничены. Но даже в сравнении с низкорентабельной беллетристикой вузовский учебник способен принести издательству одни убытки.
Морозовский М. утверждает: проблема рентабельности вузовского учебника еще начинает осознаваться общественностью. Ведь раньше никто не задумывался над реальной стоимостью малотиражного книгоиздания: убытки покрывало государство, а ВУЗы практически бесплатно получали необходимые издания. Бюджетными средствами оплачивалось не только производство, но и многочисленные непроизводственные издержки. В условиях рынка крупные издательские центры не могут выдержать конкуренции с мелкими издательствами, в которых работают с максимальным напряжением и гибко реагируют на запросы читателей.
По мнению многих авторов книг и статей, посвященных данной проблеме, выпуск малотиражных изданий убыточен. Но эти убытки несравнимы с выгодами университетов – владельцев издательств от уменьшения собственных издержек на выпуск учебной литературы, расширения возможностей по объему и по качеству, сокращения сроков выхода книг.
Книжный бизнес привлекает таких коммерсантов, финансовые возможности которых ограничены. Но для научно-культурного развития как края, так и всей России необходима определенная направленность в работе вузовских книжных издательств. Система высшего образования перестает быть закрытой, кастовой и широко открывается для общественности; собственные издательства помогают университетам найти сферы взаимодействия с промышленностью, территориями, общественными организациями. В этой системе университетское издательство несет основную нагрузку по обеспечению учебной литературой тех людей, которые не имеют возможности приехать на переподготовку или участвуют в коротких семинарах, а главную информацию получают из книг и журналов.
Считаю, что данная тема не исчерпана. На территории Алтайского края появились новые книжные издательства («Алтайпресс», Бийское издательство «Кедр», типография «Азбука», «Алтайские страницы», издательства краевой администрации, Комитета природных ресурсов края и др.). Мною планируется изучить структуру издательств, расположенных в городе Барнауле, сложившийся сегодня рынок книгоиздания в крае, перспективы его развития. Представляет также интерес дальнейшая профессиональная судьба высоко квалифицированных кадров Алтайского книжного издательства.
Современное университетское книгоиздание претерпевает мощные изменения. Меняются подходы к изданию специальной литературы для студентов, аспирантов, преподавателей барнаульских ВУЗов. Тираж таких изданий мал, покупательская способность невелика, затраты на производство книг большие. Так, издание готового (отредактированного самим заказчиком, предоставленного на электронном носителе информации) макета сборника статей в 100 экземпляров в издательстве АКИПКРО обходится издателю в 3000 рублей (Причем, распространением занимается заказчик). С целью сокращения расходов на выпуск учебных пособий учеными ВУЗов города совместно создаются книги по сходным специальностям; в нескольких ВУЗах работают по одним и тем же методическим пособиям. Рецензирование публикаций производится профессорским корпусом АГУ, четко отслеживается запрос студентов и преподавателей ВУЗов Алтайского края с целью издания востребованной продукции. Поэтому появилась практика издания брошюр, методических и учебных пособий на средства издателя или под заказ с четко обозначенным количеством экземпляров. Надеюсь, что опыт университетского книгоиздания на Алтае на этом не закончиться и будет развиваться. Сделать учебник рентабельным трудно, но необходимо искать коммерческие и некоммерческие (спонсоров) пути для его издания.


Э. Р. Маликова, студентка IV курса
Научный руководитель А. А. Фомина

КНИЖНАЯ ТОРГОВЛЯ И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ
КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ РЕГИОНА

Сибирский регион не располагает собственной издательской базой, что не благоприятствует развитию книжного дела в Сибири и на Дальнем Востоке. В условиях нарастающей угрозы засилья печатной и медиапродукции с Востока, деятельность отечественных книготорговых организаций на книжном рынке становится особо важной.
С советских времен в городе действуют магазины «Пенаты», «Букинист», «Слово». В начале 90-х. гг. прошлого столетия с книготорговой арены ушли крупнейшие городские магазины «Военная книга», «Премьера. Подписная книга», «Дом книги». Освободившуюся нишу заняли торговые фирмы другого профиля. Книжной торговле потребовался период осознания новых реалий рынка.
В настоящее время в регионах формируются крупные книготорговые предприятия, которые играют роль посредника между центральными издательствами и периферийной книжной торговлей, предлагая на региональном рынке широкий ассортимент книг, канцелярских товаров, игр, открыток, прессы, медиапродукции. Компании постоянно расширяют пакет сервисных услуг. В настоящий момент наблюдается переход от реализации простейшей цели – продать товар, к маркетинговой стратегии, суть которой заключается не в продаже товара, но и в удовлетворении запросов покупателей путем оказания различного рода услуг.
Возобладало правило логистики: обеспечение нашего потребителя нужным ему товаром в необходимом количестве с необходимым качеством в нужном месте в нужное время с наилучшими затратами. К числу услуг книготорговых сетей относятся: стол заказов, доставка приобретенного товара, системы скидок, самообслуживание.
Книжная торговля сегодня активно развивается и представляет солидный сектор рыночного пространства. Намечаются тенденции укрупнения форм книготорговли, как на федеральном, так и на региональном уровнях выделяются ведущие книготорговые консорциумы «Библио-Глобус», «Мастер-книга», «АСТ», «Топ-книга».
Укрупнение форм книготорговли привело к образованию крупнейшей книготорговой сети «Топ-книга», главный офис которой находится в Новосибирске. Генеральный директор Г. Лямин определяет книготорговую сеть как сеть магазинов с общими подходами к управлению, технологии торговли, ценообразованию, наличием единого распределительного центра.
«Топ-книга» по всей России имеет более 200 магазинов и работает в трех форматах: «Книгомир» – классический магазин, «Литера» – крупноформатные книжно-канцелярские супермаркеты cash & carry и «Лас-Книгас» – гипермаркеты. В Барнауле книготорговая сеть располагает несколькими магазинами «Книгомир», книжно-канцелярским супермаркетом «Литера» и новым вариантом cash & carry – Мини-Литера. «Книжным миром» и «Книжным магазином» на ул. Георгиева, 40, до недавнего времени принадлежащими «Топ-книге», в настоящее время владеет новый крупный сетевой партнер, который на барнаульском рынке появился недавно, – фирма «Книготорг».
ККС «Литера» является не только оптово-розничной базой сети, но и представляет издания, пользующиеся невысоким спросом. Остальные магазины «Топ-книги» также информированы об этих книгах в каталогах и могут заказать их по запросам покупателей.
Новосибирская книготорговая фирма сумела распространить сферу своего влияния по федеральной и региональной линиям, поэтому ей принадлежит ведущая роль на книготорговой сцене в макрорегионе Сибири в снабжении локальных книжных магазинов. В Барнауле, например, книжную продукцию поставляет магазинам «Книги».
«Топ-книга» является одним из поставщиков Интернет-магазина «Озон».
Интернет-магазин для покупателя – это Web-сайт, который содержит электронную витрину, где представлен каталог товаров с возможностью обслуживания в режиме on-line.
С одной стороны, Интернет-магазин позволяет решить проблему покупки книги в отдаленных от центра регионах. Однако такая покупка в условиях неразвитой инфраструктуры не экономит ни времени, ни денег и больше всего напоминает модернизированную систему «Книга-почтой». Просто о новинке покупатель узнает не из печатного каталога, а при помощи компьютера. Данное утверждение в полной мере можно отнести к электронному магазину «Топ-книги»: в меню предоставлена возможность заказа книги через Интернет-магазин и через «Книгу-почтой», но, по сути, это одно и то же. Принципы логистики используются и в формулировке сервисных услуг. Приверженцы традиционной формы приобретения книг, сложившейся в прошлом веке, могут осуществить заказ по почте. А для сторонников новейших технологий та же услуга носит название Интернет-магазин. Так или иначе, посетители современных книжных магазинов, получая информацию о нужной книге через стол заказов, одновременно становятся клиентами виртуальной торговли.
Высокий уровень, достигнутый федеральной сетью, положительно влияет на развитие книжной торговли в регионе. Например, в Барнауле сформировалась локальная городская сеть «Книжный дворъ», сеть книжных магазинов «Книги».
Инфраструктура книжной торговли тесно связана с развитием города. На сегодняшний день проспект Ленина разделяет статус главной улицы с проспектами Красноармейским, Социалистическим, Комсомольским, на которых располагаются крупные торговые супермаркеты; появляются новые транспортные магистрали, экономические артерии. Культурный центр города расширяется. Красная линия книжных магазинов по пр. Ленина смещается в другие районы города, торговая площадь здесь уже не является престижной, вне конкуренции. Тем не менее, книготорговые организации не стремятся расширять сеть в спальные районы, поскольку основные покупки совершаются в деловом центре города.
В книготорговом Барнауле нет низких цен, тем не менее «Книжный двор» и особенно «Книжный мир», являясь самыми дорогими магазинами, не лишены своего благодарного покупателя. Благодарных за комфортность при выборе и покупке книг, широту ассортимента.
Развивая индустрию информационных услуг, книжный магазин, возможно, будет восприниматься больше как культурный центр, нежели как коммерческая структура.


В. В. Гончаров, Р. П. Сухачев, студенты V курса
Научный руководитель А. А. Фомина

ИНФОРМАЦИОННАЯ УРБАНИСТИКА

Город является одним из наиболее сложных и многомерных объектов научного исследования, поэтому изучением его проблем занимаются ученые различных специальностей.
В 70-80-х гг. ХХ в. появляется ряд работ, посвященных социально-экономическому развитию отдельных городов Сибири, их истории в целом. Книги данного периода оказались слабее в научном отношении, чем труды по истории Москвы и Ленинграда. По мнению специалистов, отчасти это можно объяснить тем, что нередко подобные публикации в регионе готовили не представители вузовской или академической науки, а краеведы.
Сибирская урбанистика начала развиваться в этот период и в Барнауле: исследователи обращались к различным сюжетам истории городов и городского населения; возросло внимание к вопросам истории предпринимательства и истории купечества. В Барнауле сложилась научная школа, занимающаяся разработкой данной проблематики. Историками было предпринято исследование отдельных отраслей промышленности и торговли дореволюционной Сибири.
По мнению современных градоведов, процесс накопления и осмысления материала о развитии городов еще продолжается.
В городах особенно заметны черты современного глобального информационного общества. Обычно уровень его развития оценивают по степени компьютеризации и свободного доступа к информации. Преимущественно речь идет о мировых информационных ресурсах. Сложилось уже представление о разделе стран на потребляющих и производящих информационные услуги. Однако пример стран востока, таких, например, как Индия, заставляет высоко оценивать национальную составляющую мировых информационных ресурсов.
Информационное краеведение всегда было ведущим направлением в деятельности центральных региональных библиотек. Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова издает текущие библиографические указатели, отражающие информационный поток края. Основными являются «Литература об Алтайском крае» и «Книги Алтая в наличии и печати».
Библиографический указатель «Литература об Алтайском крае» включает сведения обо всех документах краеведческого содержания, вышедших за истекший квартал: книгах, брошюрах, статьях из сборников, продолжающихся изданий, журналов и газет (центральных, краевых, районных, городских). Для выявления информации о крае библиографы просматривают летописи РКП, текущие указатели литературы ИНИОН, ГПНТБ СО РАН, тематические библиографические указатели и др. В 2004 г. исполнилось 45 лет со времени выхода первого номера.
Каталог «Книги Алтая в наличии и печати» формируется на основе регистрации обязательного краевого экземпляра документов. Он ежеквартально информирует, в том числе и через одноименную электронную базу данных, о книжной продукции края: монографиях, сборниках статей, материалах конференций, учебных и учебно-методических пособиях, статистических сборниках, библиографических и справочных пособиях, художественных произведениях, альманахах и т.д.
Эти пособия отражают универсальный региональный подход к отбору материала. Хотя градоведческая составляющая в их информационном наполнении наиболее значительна. К сожалению, в регионе не сложилась практика сбора и учета малотиражной печатной продукции малых полиграфических форм. Поэтому перечисленные пособия не отражают эту составляющую локального информационного рынка. Между тем, библиография малотиражной литературы важна, т.к. это – часть информационного градоведения; информационный канал объективной фактографической информации, которая, несомненно, составит базу будущих исторических исследований.
В Западной Сибири уже имелся весьма успешный опыт сбора листовочного материала в дореволюционный период. В фонде НБ ТГУ хранятся знаменитые Тюменцевские сборники.
Учет малотиражных изданий в советский период отражен в пятитомном «Сводном каталоге листовок первых лет Советской власти». Москва и Петроград, наводненные листовками агитационного характера, стали основными центрами учета данного материала.
В нем представлено описание листовок органов государственной власти и управления, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций, отдельных учреждений и предприятий, культурно-просветительных и других общественных объединений; широко представлены листовочные издания районных, уездных органов власти и управления, парткомов, профсоюзных бюро и комитетов, различных учреждений и организаций.
В научный оборот был введен значительный массив документов, содержащих богатейший фактический материал, позволяющий глубже и объективнее изучать политические, экономические и социально-культурные процессы в годы революции, гражданской войны и в период перехода к новой экономической политике.
Одной из важных проблем для современных исследователей-градоведов является проблема библиографического описания изданий малого тиража. Основной причиной этого является отсутствие традиционных элементов выходных и выпускных данных. Печатная форма не допускает оформление титульного листа в рекламных объявлениях, плакатах, листовках, стикерсах и пр.
В то же время, это обстоятельство вряд ли подходит к объяснению отсутствия выпускных данных. Впрочем, содержание листовых материалов (реклама сотовой связи, услуг Росгосбанка и пр.) позволяет предположить, что указание на офисы продвижения услуг в какой-то мере является заменой традиционных данных о месте публикации.
В отечественной исторической науке давно определился интерес к истории городов. И хотя значение градоведческой проблематики имеет давнее признание, однако до сих пор многие аспекты истории городов, как России в целом, так и Сибири в частности, остаются изученными явно недостаточно.

В. В. Горбунов, студент 5 курса
Научный руководитель А. А. Фомина

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ БИБЛИОГРАФИЧЕСКОГОКРАЕВЕДЕНИЯ

Массовая практика компьютеризации библиотек привела к разбросу в применении разнообразного программного обеспечения для формирования и ведения библиографических БД.
С 2004 года Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В.Я. Шишкова как краевой методический центр и как дилер ГПНТБ СО РАН, распространяет по библиотекам Алтайского края автоматизированную библиотечную информационную систему «Ирбис» для компьютеризации справочно-библиографического обслуживания читателей. Применение единого программного обеспечения облегчает координацию компьютеризацией библиотек края и созданию сводных каталогов.
Однако опыт внедрения данной АБИС в Алтайской центральной районной библиотеке выявил ряд недостатков системы, в том числе отсутствие полной документации на эксплуатацию, отсутствие полной помощи по использованию элементов данных БГ записи; небольшой объем подготовительных курсов, проводимых для обучения библиотекарей работе с системой. Поэтому в настоящее время является актуальной потребность в составлении руководства пользователя для ведения КСБА с помощью внедряемой системы. Документация должна также включать инструкции по установке и настройке системы, использованию рабочих листов системы и вводу данных, методические указания по индексированию документов, поиск информации читателем.
Из обилия работ по применению автоматизированных систем не складывается цельного представления об алгоритме формирования электронных ресурсов. Отсутствие точной документации по применению системы «Ирбис» для каталогизации краеведческих ресурсов, как и вообще подобной документации для составления ЭК, и заставляет библиотеки составлять самим технологические инструкции. Попытки диалога с разработчиками системы на форуме в Internet привели к ознакомлению с прейскурантом на услуги по обучению пользователей [http//www.mubint.ru/courses].
В ходе исследования доказана сложившаяся гипотеза о том, что интерфейс системы «Ирбис» достаточно перегружен элементами управления и назвать его «интеллектуально-понятным» нельзя. Необходима оптимизация интерфейса до более понятного и удобного диалога между пользователем и программным обеспечением. Кроме этого, библиографический поиск в системе по многим элементам записей сведен к элементарному перебору значащих слов в ПОД, то есть при этом, как правило, используется такой же алгоритм поиска, как в поиске по ненормированным ключевым словам. Хотя в традиционной библиографии принята иерархичная группировка ЛЕ в ИПЯ, например, заголовков и подзаголовков сложных ПР или индексов классификации.
Теоретическая значимость результатов исследования представлена в техническом задании для разработчиков на совершенствование системы. Практическая значимость заключается в том, что материалы исследования могут служить руководством пользователя при каталогизации. Многие библиотеки Алтайского края переходят на применение системы «Ирбис», поэтому в результатах данного исследования нуждается почти каждый библиотекарь нашего региона. Результаты исследования апробировались в ходе установки и настройки системы «Мини-Ирбис» при ведении краеведческого каталога в центральной библиотеке Алтайского района. Предложены рекомендации по совершенствованию системы «Ирбис».
Важной частью краеведческой работы библиотеки является ведение КСБА, в состав которого входит краеведческий каталог. Причем каталогизация краеведческого документа отличается от каталогизации новых поступлений документов в фонды библиотеки некоторыми нюансами. Так, при внедрении АБИС такие каталоги, как алфавитный, систематический, предметный и дополняющие их картотеки слились в единый мощный ЭК. Но краеведческий каталог, перейдя в цифровые форматы хранения, остался самостоятельной единицей СБА библиотеки. И не только потому, что данный каталог ведется отделом краеведения – в современных локальных сетях вычислительных систем это не важно. Причина кроется в ином подходе к делу краеведения, и не только библиотекарей, библиографов, но и читателей, для которых предназначена и которых интересует информация о родном крае.
ЭК, учитывая все документы, поступающие в библиотеку, является по содержанию универсальным, также универсален и краеведческий каталог. Рассмотрим некоторые особенности краеведческого каталога:
– он описывает разные документы, как художественную литературу, так и официальные документы, как опубликованные, так и неопубликованные, как имеющиеся в фонде библиотеки, так и не имеющиеся, потому что для краеведческого каталога гораздо важнее понятие «краеведческого качества документа».
– для него необходимо многоаспектное раскрытие содержания идентифицируемого документа. В краеведческом каталоге чаще всего применяется аналитическое описание документов, так как часто только составная часть всего документа посвящена проблеме края.
– для индексирования документов применяются ПР, ГР, персоналии, коллективные авторы, если и применяют ББК, то краеведческие таблицы. Причем разделители ПР в традиционном карточном каталоге расставляют в иерархии от общего к частному, от общественных проблем к проблемам человека.
– в ЭК документы практически не индексируются по топологическим признакам, но если это нужно, то для индексирования хватает и имеющихся полей географических рубрик. В краеведческом каталоге одного поля ГР явно недостаточно. Читатель хотел бы просмотреть сначала, ну если не карту своего края, то хотя бы полный справочник географических объектов, список должен отражать разночтения названий географических объектов и иметь их краткие описания.
– для него недостаточно словаря коллективных авторов, составляемого программой автоматически на основе данных, введенных в элементы БЗ из источника описания, так как в статьях разных авторов или статьях, изданных в разное время, могут быть разночтения наименования коллективного автора. В обществе того края, который описывает каталог, возможно хождение иного наименование коллектива. Полные официальные наименования коллективов обычно не совпадают с перечисленными наименованиями и имеют тенденцию меняться со сменой налогового законодательства. Все это многообразие невозможно учесть без соответствующего справочника коллективных авторов, который краеведам нужен не только для идентификации и поиска, но и в традиционной работе по составлению разнообразных краеведческих библиографических пособий.
Краеведческий каталог должен нести в себе также функции рекомендательного библиографического пособия, т.е. читатель в поисках информации, соответствующей своей потребности, должен находить еще много чего интересного о своем крае, эта информация ему всегда пригодится.
В разрезе описанных проблем по ведению краеведческого каталога на основе проведенного исследования составлена подробная технологическая инструкция по вводу и индексированию библиографических записей (на примере краеведческого каталога «Алтайская летопись» ЦРБ). Она «педантично» описывает ввод БЗ. Инструкция объясняет, в какие подполя БД необходимо вводить элементы БЗ и в какие поисковые словари попадают вводимые данные. То есть сразу рассматривается целостность процессов по вводу данных и их последующему поиску. В данную инструкцию собраны, предварительно практически опробованные на версии «Мини-Ирбис» 2003.2, сведения из опубликованных и непубликуемых документов.
Кооперирование труда между разными библиотеками и межбиблиотечное сотрудничество облегчают каталогизацию в условиях недостаточного финансирования библиотек. При ведении каталога в машиночитаемой форме облегчилось создание сводных каталогов. Развитие ЭДД, позволяющей передавать электронные копии документов, поднимает значение сводных каталогов. Однако при их ведении встает достаточно серьезная проблема единого лингвистического обеспечения. Ссылка разработчиков на коммуникативный формат РУСМАРК не совсем оправданна, в системе работать приходится в формате УНИМАРК. Не проработаны алгоритмы уточняющего поиска.
В идеале видится некая информационно-поисковая система типа «Краеведческий банк», может быть не тождественная краеведческому каталогу, но описывающая краеведческие документы, содержащая не библиографические БД. Это должен быть объемный краеведческий ресурс, работа с которым осуществляется в режиме удаленного доступа. Тогда любой человек, из любого места, на любом языке, мог бы узнать многое о том крае, районе, местности, где он сейчас находится, каковы его история и настоящая реальность.



И. В. Колесников, студент V курса
Научный руководитель М. В. Шабалина

КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ В СОЦИАЛИЗАЦИИ
ЧИТАТЕЛЬСКОГО СООБЩЕСТВА

Компьютерные игры являют собой электронный продукт, несущий определенную информацию, зафиксированную в графическом и звуковом оформлении – так называемые «нечитаемые» документы. В традиционных социальных институтах информации не ведется деятельность по комплектованию фондов компьютерных игр, они вообще не входят в поле исследования учреждений культуры. Между тем, рынок подобных продуктов порождает читателей нового поколения, свободно владеющих навыками общения с электронными продуктами, которые предпочитают сервис Интернет-клубов. Тем самым библиотеки теряют потенциальных клиентов.
В современном социуме формируются два направления в отношениях к компьютерным играм. Представители традиционных социальных институтов видят в компьютерной игре опасное влияние на молодежь. Бытует мнение, что дети, постоянно играющие в компьютерные игры, плохо учатся, агрессивны, замкнуты. Ставится знак равенства между компьютерными играми и игровыми автоматами. Представителями «негативного отношения» используется термин «игромания».
Их оппоненты активно продвигают идею о лояльном отношении к компьютерной игре как к обычному информационному продукту, не несущему никакую воспитательную или отрицательную смысловую нагрузку. Они утверждают, что феномен компьютерных игр позволяет сохранить в обществе игровой инстинкт. Игры помогают развивать лидерские качества, изменять приближенную к реальности игровую действительность, вбирающую, таким образом, отрицательные эмоции игрока, являясь неким терапевтическим явлением. Проблема восприятия и использования компьютерных игр в обществе существует, дискуссии продолжаются, тем самым, указывая на актуальность данного исследования.
В современных условиях формирования информационного общества появилось и качественно новое обстоятельство, исключительно обостряющее и усложняющее процессы интеллектуального, эффективного социального развития детей. Огромный поток информации, получаемый под контролем и корректируемый со стороны педагогических структур, значительно уступает параллельному потоку свободной информации.
Игра – это способ жизнедеятельности ребенка и средство познания им мира, одна из ипостасей детства. Отсутствие интереса к игре у детей может свидетельствовать только о задержке психического развития. Поэтому, рассматривая особенности мира детства, нельзя не обозначить роль игры, которая изменяется вместе с изменениями в обществе. Именно игра берет на себя функцию преодоления разрыва связей поколений. Она начинает формировать творческий потенциал ребенка. Через игру (в первую очередь сюжетно-ролевую) дети в новой – опосредованной – форме включаются в жизнь взрослых.
Феномен компьютерной игры в мире детства еще предстоит осмыслить. Но совершенно очевидно, что она стремится занять ключевые позиции в борьбе за душу и сознание ребенка.
Компьютерной игре свойственны специфические ценностные ориентации и негласные нормы и правила: тиражирование элементов массовой культуры, снижение ценности гуманистических идеалов и антропоморфных образов; понижение уровня понимания социокультурного произведения, превращение духовной культуры в индустрию массового сознания.
В то же время, компьютерные игры – своеобразный способ моделирования социального и социокультурного взаимодействия. Все основные характеристики компьютерных игр: и язык, и зрелищность, и динамичность – как нельзя лучше соответствуют потребностям ребенка, особенно подростка.
Для компьютерных игр характерно особое понимание ценности человеческой жизни. В соответствии с некоторым стандартным набором игровых условий используются и такие понятия, как «здоровье», «энергия», «бессмертия» в их специфическом игровом прочтении. Отрицание понятия человеческой жизни как существования биологического организма в игровой реальности констатируется тиражированием «жизней» вместе с «бессмертием». Это меняет и отношение к насилию, которое в большинстве случаев наделяется подчеркнуто реалистическом характером.
С учетом рассмотренных особенностей воздействия компьютерной игры на личность ребенка, автором работы были разработаны сюжеты компьютерных игр, которые можно использовать в библиотеках России с целью социализации детского сообщества. Особое внимание при создании сюжетов уделялось воспитательно-обучающим возможностям воздействия игры. Принимая во внимание разновозрастной контингент пользователей библиотек, предлагается ранжирование игр. Примером при разработке сюжетов игр, которые могли бы способствовать усвоению библиотечно-библиографческих знаний, послужили компьютерные игры «Бармалей» компании «NIKITA», «Theme Hospital» компании «EIDOS» и «Космические рейнджеры» компании «1С».
Компьютерная игра может стать гораздо более сильнодействующим средством воспитания, нежели школа и семья, которые в силу своего консерватизма утрачивают позиции. Тем более что такая форма игры для ребенка привлекательна, доступна и не завышает требований к интеллектуальному уровню развития. Поэтому общество в лице его социальных институтов должно исследовать этот феномен: проанализировать его и занять в индустрии компьютерных развлечений позитивную конструктивную и, вообще, отнестись к компьютерной игре как средству формирования личности.



Э. Р. Маликова, студентка V курса
Научный руководитель А. А. Фомина

КУЛЬТУРТРЕГЕРСТВО АЛТАЙСКОЙ КООПЕРАЦИИ

В России процесс массовой кооперации начался довольно поздно. Но уже к 1915 г. по числу кооперативов ее опережала только Германия.
Обычно кооперативы оцениваются в качестве составного элемента аграрной политики правительства П. А. Столыпина, что, по мнению М. Н. Глазкова, суживает историческое значение кооперативной деятельности, имевшей несомненное каталитическое влияние на развитие культуры в регионах. Основываясь на архивных материалах, М. Н. Глазков утверждает приоритет кооперативов в построении сети специализированных библиотек в дореволюционной России. Однако до сих пор отсутствуют аналитические работы, раскрывающие культурно-просветительную деятельность кооперативов в регионах России, в том числе таком обширном, как Сибирь.
Исследованием культпросветотдела Алтайского союза кооперативов, который позже получил самостоятельность, занимались краеведы Василий Федорович Гришаев, Яков Егорович Кривоносов. Корифеи алтайского краеведения выявили информационную территорию, профессионально интересную для библиотековедов и книговедов. По их данным можно проследить основные этапы и ключевые моменты становления культпросветработы в Барнауле и волостях. Большинство исторических фактов еще скрыто в фондах ЦХАФАК. В одной из своих статей Я. Е. Кривоносов проаннотировал опись 236-го фонда, в котором, по его мнению, сосредоточены документы Культурно-просветительного союза Алтайского края, представляющие значительный исследовательский интерес.
В тяжелый исторический период организаторами просветительного отдела было начато культурное преобразование сельских районов края. С первых шагов своей деятельности они заявили себя последователями просветителей. Не были преданы забвению опыт общественной работы Гуляевых, Реброва, инициативы купцов. Деятельность Союза кооперативов сформировала культурное наследие, не имеющее аналогов во всей Сибири. Подобное начинание представляло собой попытку продвижения и сохранения национальной идеи, развития провинциального региона.
Данное явление культуры недостаточно осмыслено и до сих пор не получило должного признания. О библиотечной деятельности кооперативов имеется мало сводных сведений. Изучение архивов автором исследования позволяет дополнить историю культурного освоения аграрного региона Алтайским союзом кооперативов. Среди основных уставных функций кооперативов были заявлены «распространение теоретических и практических знаний», «освоение передовых приемов хозяйствования». Кооперативы, созданные в европейской части России, стали создавать библиотеки, обслуживавшие преимущественно своих членов и их семьи. Инициатива просвещения сельского населения имела негосударственные истоки. Независимые кооперативные организации осознали назревшую необходимость массового образования крестьян, поэтому всячески содействовали дошкольному, школьному и внешкольному просвещению народа. Учредители не преследовали цель получить доход от своего начинания, капитал уже был накоплен благодаря экспорту алтайского масла в Европу. Они хотели вложить капитал в культурно-просветительское преобразование провинции. Очень важно, что сами финансы имели местное происхождение и вкладывались в социально ориентированные проекты развития Сибирского региона, а не выделялись государственной казной.
8 апреля 1917 г. Алтайским союзом кооперативов и Алтайским центральным кредитным союзом был образован культурно-просветительный отдел, провозгласивший внепартийную программу просветительной работы на селе: открытие библиотек-читален, народных домов, школ и курсов для взрослых, книжных магазинов, постановка театрального дела. Организаторы сумели привлечь и объединить культурную интеллигенцию региона, дали возможность реализовать свой идейный и творческий потенциал. Стремились наладить систему собственной издательской и книготорговой деятельности. Отдел выпускал кооперативный журнал «Алтайский крестьянин», который позже был преобразован в литературно-художественное издание «Сибирский рассвет». Журнал отражал общественную, культурную жизнь Барнаула и имеет исследовательскую ценность.
Учредители оказывали не только финансовую поддержку, но и ориентировали сеть артелей, кооперативов и кружков на предварительную подписку изданий, пропаганду и распространение книг. Опираясь на систему кооперативов, инициаторы изданий получили возможность распространять их по всей России. Архивные фонды сохранили бланки заказов на периодические издания. В Барнауле был открыт книжный магазин и центральный книжный склад с филиалами в городах и некоторых крупных селах края. Сотрудники книжных складов составляли рекомендательные списки для народного чтения. Большое внимание было обращено на подготовку инструкторов. Союз были известны лучшие образцы культурных начинаний страны – на обучение и повышение квалификации инструкторы отправлялись в Народный дом П. И. Макушина в Томске и Московский университет Шанявского.
Активно развернулась работа инструкторов по продвижению просвещения в массы: открываются курсы, чтения, лекции, устраиваются разумные развлечения – волшебные фонари, кинематографы, избы-читальни. Мероприятия организовывались по специально разработанным программам, при участии местного населения. Библиотеки организовывались в волостных селах, в которых открывались кооперативные лавки, филиалы или отделения волостной библиотеки. За год при помощи Алтайского союза кооперативов было открыто до 200 культурно-просветительных обществ в деревнях и селах, учреждено до 150 библиотек, среди которых в «Летописи Барнаула» упомянуты Алейская, Усть-Чарышская, при заводе под Гляденом. Архивы содержат подробные списки культпросветобществ, зарегистрированных Городским окружным судом. На книгах проставлялись штампы «Библиотека Алтайского союза кооперативов», или «Библиотека культурно-просветительного Союза Алтайского края» с указанием номера филиала. В городской библиотеке Славгорода сохранились фонды, отмеченные такой печатью. С самого начала Общее собрание Союза высказывалось за привлечение на паевых началах земства, частных лиц. Постоянно обсуждался вопрос взаимодействия с земством. Речь шла об интеграции и кооперации усилий в деле просвещения, но не о слиянии государственной и кооперативной структур.
В Барнауле к ноябрю 1918 г. Союз, располагая обширным фондом книжных собраний в 10000 экз., выделил штатную единицу зав. библиотекой и читальней. Возникла мысль об открытом доступе горожан к накопленным книжным массивам. Союз был готов к организации единой центральной библиотеки, а также передвижных библиотек на местах. На организацию библиотеки выделили 5 тыс. руб.; в пользу барнаульского школьного общества на содержание Народного дома 2 тыс. руб.; на издание «Алтайского крестьянина» 10 тыс. руб. 8 ноября 1918 г. Культурно-просветительский Союз Алтайского края сообщает городскому отделу народного образования о намерении открыть в городе Публичную библиотеку. В результате обсуждений Зефирова А. А. предложила присоединить библиотеку Союза к городской библиотеке; Шинкоренко – разместить библиотеку Союза в свободных комнатах Городской библиотеки
Союз был вынужден отказаться от паллиативного предложения заведующей Барнаульской общественной библиотеки А. А. Зефировой о слиянии фондов. «Союз не имеет ввиду отдать свои книги городу; для самого города вредно прекращение в этом направлении самодеятельности Союза». Городская библиотека, содержащаяся на государственные средства, по-видимому, боялась конкуренции с библиотекой, которой кооперативы и Кредитный союз гарантировали постоянное финансирование для достижения объема библиотечного фонда в 40000 экз.
Несмотря на потери, которые библиотека понесла после пожара, она отказалась предоставить площади для книги Культпросветсоюза, объясняя это отсутствием свободных комнат.
Культпросветсоюз никогда не стремился действовать единолично и постоянно искал контакт с организациями культуры. Однако не всегда находил доброжелательный отклик коллег. Значение развернувшейся деятельности Алтайского союза кооперативов заключалось не просто в стремлении вывести провинцию на более высокий культурный уровень.
Глубокая социальная направленность позволяла укреплять основу предпринимательства, формировать доходный в будущем бизнес. Магнаты маслоделательного предпринимательства добровольно жертвовали материальные средства на цели просвещения, наделяя свою деятельность особым прогрессивным смыслом. Долгосрочные и перспективные планы освоения края культурными средствами позволяли возрождать экономику региона.


Ю. Н. Прудникова, А. С. Сухотерина, студентки IV курса
Научный руководитель А. А. Фомина

РЕКЛАМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И РЕКЛАМА ПРОФЕССИИ

Центральный термин в имени Академии - культура - традиционно воспринимается только в контексте музыки и танца. Книжная культура, а тем более информационная, выходит за рамки обыденного понимания места и роли культуры в преобразовании социума. Об этом свидетельствует и государственная политика, приведшая по данным специалистов АКУНБ им. В. Я, Шишкова, к сокращению числа библиотек в Алтайском крае.
Библиотеки, как очаги книжной культуры, к сожалению, более распространены в городском пространстве и соответствуют урбанистическому образу жизни. Поэтому в большинстве регионов аграрного Алтая библиотечная деятельность не воспринимается как область профессионального труда. Хотя возможности библиотеки, как «социального лифта», поднимающего на верхние этажи социума школьников и студентов, специалистов АПК и руководителей современных аграрных предприятий хорошо известны и широко используются. Доступ в Интернет усилил архаичное восприятие профессии библиотекаря, достойной, разве что, лиц преклонного возраста.
Перечисленные причины, несмотря на их, казалось бы негативный характер, являются тем не менее питательной средой и мощным стимулом для разработки Академией, и в особенности, факультетом информационных ресурсов и дизайна, оригинальной рекламной кампании, адресованной абитуриентам.
Для вуза актуально акцентирование внимания на удаленные районы Алтайского края, в которых нет информации об Академии, но могут работать филиалы и представительства других вузов Алтая. Безусловно, профессионально подготовленный библиотекаря аналитика информационных ресурсов, менеджера или технолога окажется более востребованным в обществе большей экономической стабильности. Однако от пассионарности миссии библиотек во многом зависит - сохранится ли высокий уровень отечественной культуры или уступит натиску глобальной массовой культуры.
Исследовательской группой был изучен рекламный материал вузов г. Барнаула. Полученные результаты дают основание для выбора технологий рекламной кампании – в печатном или электронном виде.
Тексты рекламных листовок обычно адресуют абитуриенту сведения о специальностях и особенностях сдачи вступительных экзаменов. Расширение практики зачета в качестве вступительного испытания результата ЕГЭ, дает основания для акцента в рекламной акции листовочного формата на персонификации рекламного сообщения. В течение 2006/2007 учебного года исследовательской группой был разработан проект «Лицо факультета».
В центре рекламной акции был выведен образ студента факультета информационных ресурсов, молодого специалиста, окончившего Академию и плодотворно работающего на ниве культуры Алтая.
Собирательный образ факультета представляли не только классические отличники и призеры научных конференций, мозаичное восприятие студенчества было представлено и спортивной гордостью факультета, его технологическим гением, профсоюзными активистами и даже коллективным портретом студенческой группы. Второй этап проекта планируется распространить на абитуриентов, поступающих на заочную форму обучения, имеющих, как правило, четкое профессиональную ориентацию, но пасующих перед новым этапом образования.
Считаем, что определенной находкой для рекламной акции является обращение нынешних студентов-заочников к абитуриентам нового набора.
Сайты вузов – являются самым востребованным информационным продуктом для абитуриентов, к достоинствам которого следует отнести доступность к информационному блоку, независимость от распространителей. Обзор сайтов барнаульских вузов подтвердил актуальность выбранной позиции рекламной компании, акцентированной на персонификации деятельности. Но уже не столько студентов, хотя информация этого сегмента должна присутствовать, сколько речь должна идти о проектах студенческой деятельности в науке, спорте, культуре крае.
Определенным вкладом в формирование сайта вуза является работа, выполненная в формате web-страницы, студентов 5 курса А. Кузьмина и А. Архипова. Она отражает историю факультета в лицах, направлениях и динамике структурных преобразований.
Рекламная деятельность – область приложения креативных замыслов, которые должны быть воплощены в любых форматах для достижения поставленной цели: интересно и на современном уровне познакомить с теми, кто внесет свое слово в формирование культуры края в третьем тысячелетии.



Е. В. Шабалина, студентка IV курса
Научный руководитель А. А. Фомина

WEB-САЙТ НАУЧНЫХ И ТВОРЧЕСКИХ РАБОТ СТУДЕНТОВ ФИРиД АЛТГАКИ “CAPPE DIEM!”

Сайт нацелен на вовлечение студентов в процесс интеллектуального творчества, как в рамках учебной деятельности, так и вне стен учебного заведения. На его информационной площадке студенты смогут делиться результатами научной и творческой деятельности, знакомиться с примерами успешного участия в жизни академии. Умение формировать собственное интеллектуальное поле универсально и пригодится студенту вне зависимости от дальнейшей сферы его работы. Разработкой сайта занимается исследовательская группа факультета информационных ресурсов и дизайна Алтайской государственной академии культуры и искусств (ФИРиД АлтГАКИ).
В 2007 г. первая версия сайта была создана авторской группой студентов 3 курса квалификации «библиотекарь-библиограф, преподаватель». Данный ресурс должен регулярно актуализироваться, поэтому в настоящее время формируется новая концепция сайта.
Особенность ФИРиД среди других факультетов академии культуры и искусств состоит в том, что продукт работы студентов-хореографов, музыкантов, организаторов досуга, актеров, режиссеров и т.п. весьма нагляден, зрелищен и хорошо воспринимается, особенно в контексте шоу-культуры. ФИРиД по профилю ближе к академическим гуманитарным специальностям, где интеллектуальную деятельность можно представить участием в научных форумах студентов, презентацией исследовательских публикаций. Виртуальное пространство дает возможность показать студенческое лицо науки, факультета, специальности «библиотечно-информационная деятельность». Студенты нашего факультета на протяжении многих лет планомерно накапливают «трофеи» в виде грамот лауреатов конференций: в Барнауле, других городах Сибири (Кемерово, Новосибирск, Томск и др.) и Европейской России (Орел, Тамбов, Челябинск и др.), в столицах. Многие обладают не только научными, но и творческими способностями, о чем свидетельствуют материалы регулярно проводимых на факультете выставок творческих работ.
Существует иерархия научно-творческих мероприятий, в которых студенты могут принимать участие, от локального до федерального уровня. В печатном варианте издаются научные статьи и работы студентов; в архивах вузов хранятся квалификационные работы (в течение 50 лет). Все это позволяет формировать т.н. электронный банк идей, в основу которого на первоначальном этапе будут положены работы студентов ФИРиД.
Переименование факультета из библиотечного, затем библиотечно-информационного в факультет информационных ресурсов и дизайна является отражением разносторонних умений и навыков, приобретаемых студентами в ходе освоения образовательного стандарта. Умение работать с новыми технологиями дает возможность подготовить документы о прохождении практики в разных форматах: печатном, электронных презентаций. Участие в образовательных программах других вузов (БГПУ, АлтГУ) позволяет накапливать знания в области создания электронных учебников. Тем самым студенты являются соавторами уже преподавателей кафедр в новом технологическом оснащении учебного процесса.
Разрабатываемый сайт станет своеобразной галереей, показателем востребованности научно-исследовательской работы среди студентов вуза, обеспечит консолидацию студенческой молодежи, будет способствовать привлечению новых авторов и информационной поддержке молодых ученых. Посетители сайта смогут по-новому взглянуть на вуз, через научно-творческую деятельность его студентов. Школьники, будущие абитуриенты, среди авторов работ найдут своих земляков, увидят их достижения, смогут задать им вопросы, что позволит дополнить профориентационную деятельность учебного заведения.
Контент сайта обеспечат научно-исследовательские работы, практические части выпускных квалификационных работ, получивших оценки «отлично» и «хорошо», мультимедийные презентации, иллюстрации, фото-отчеты с мероприятий, справочные и методические рекомендации по актуальным темам (социальное проектирование, написание научных работ и т.п.), а также своевременная информация о предстоящих городских и краевых молодежных научных конференциях, о конкурсах локального и федерального характера. Будет представлена информация о каждом из авторов. На сайте будет работать форум, где каждый пользователь сможет задать интересующие его вопросы по проблемам научно-творческой деятельности. Информационный ресурс предполагается разместить на бесплатном хосте.
Сайт предназначен для студентов и абитуриентов города Барнаула, тем не менее, факт расположения ресурса во Всемирной паутине говорит о том, что он может быть доступен и интересен для студенческой молодежи других областей Алтайского края и России.


Е. А. Никонова студентка V курса
Научный руководитель М. В. Шабалина

КУЛЬТУРА ДЕТСКОЙ КНИГИ В БАРНАУЛЕ

Детская книга, существуя в разных форматах, – печатном и электронном, по-прежнему открыта для творчества художников. Интерес к детской книге и ее значимость подчеркиваются обилием информации в сети Интернет о культуре книгоиздания. А. Лебедев анализирует взаимопроникновение оформительских технологий печатных и электронных документов. Ресурс «Книги детства» сообщает о более чем 20 известных художниках-иллюстраторах детской книги, а также размещает их работы. На данном сайте в свободном доступе находятся оцифрованные детские книги с рисунками известных российских художников, многие из которых (например, Олег Владимирович Васильев, Эрик Владимирович Булатов) рассказывают сами о себе и своем творчестве. Художник Анатолий Пустовит на собственном сайте проанализировал вклад мирискусников в историю детской иллюстрированной книги, остановившись на работах И. Я. Билибина, В. М. Конашевича, В. В. Лебедева и др.
Творчество многих алтайских писателей предназначено взрослым читателям, лишь некоторые их произведения – детям (В.Б. Свинцов, В.М. Башунов), но в то же время можно выделить и авторов, чьи произведения адресуются именно детям (А. Никольская, Т. Рослякова, И. Цхай, А. Денисов).
Анализ информации печатного каталога «Книги Алтая в наличии и печати» и библиографического указателя «Литература об Алтайском крае» за 2002–2007 гг., созданных АКУНБ им. В. Я. Шишкова, позволяет судить о круге алтайских писателей, чьи работы адресованы детям. Произведения В. Б. Свинцова, А. Никольской, М. Афанасьева, М. Мокшина, Т. Рослякова издаются преимущественно в Барнауле, однако на книжном рынке города эти издания отсутствуют.
Книги алтайских писателей можно найти на полках библиотек города. Так, Алтайская краевая детская библиотека им. Н. К. Крупской комплектует произведения Анны Никольской, Владимира Свинцова, Ирины Цхай. В Алтайской краевой универсальной научной библиотеке им. В. Я. Шишкова есть произведения как уже названных авторов, так и Маргариты Афанасьевой, Василия Нечунаева, Валентины Новичихиной, Татьяны Росляковой, проиллюстрированные алтайскими художниками: Ю. Колодеем (Т. Рослякова «Это трудно», 2004), Ш. Резатдиновым («Зеленая гостья», 2001).
Нередко складывается долговременное сотрудничество писателя и художника, что делает книгу узнаваемой. Книги Василия Нечунаева «Скворушкин дворец и другие стихотворения» (Барнаул, 2002) и «Фантазия-чудотазия» (Барнаул, 2003) проиллюстрированы А. Емельяновым. Сложилась практика использования детских рисунков в качестве книжной иллюстрации. Сказки И. Цхай оформлены рисунками В. Сычева-Плевако, а у Г. Швец-Некрасовой – А. Некрасовой. Рисунки детей делают книгу более понятной и интересной для читателя-ровесника.
Т. В. Кудлай, студентка V курса
Научный руководитель – А. А. Фомина

ЧИТАТЕЛЬСКАЯ АУДИТОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ
МУНИЦИПАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

Введение. АКУНБ им. В. Я. Шишкова на протяжении десятилетий является центром методического руководства библиотеками системы министерства культуры в Алтайском крае. В результате такого взаимодействия для читателей был предоставлен доступ к фондам региональной библиотечной вертикали: филиал – ЦБ ЦБС – АКУНБ. Децентрализация библиотечной сети и муниципальная реформа внесли изменения в структуру административного руководства библиотеками, что отразилось и на действенности методического влияния крупнейших информационных центров на содержание и организацию библиотечного обслуживания населения. Нарастающий поток аудио-, видео-, телеинформации, а также всеобщая информатизация снижают субъективно ощутимую потребность в чтении печатной продукции. Существенным следствием изменения читательского поведения, вероятно, можно назвать фрагментарное, мозаичное мышление, сформированное в результате воздействия экранной культуры. Современник, воспитанный в стихии рекламно-новостной клиповой культуры, чаще всего не хочет затрачивать умственные усилия на постижение логики линейного текста. Счастливое исключение из этого правила составляет картина чтения художественной литературы в общедоступных библиотеках города и рая. Однако спросом пользуются преимущественно прозаические тексты, чтение которых регламентировано школьной программой, и фонды бестселлеров. Накопленные фонды поэтических произведений гораздо менее востребованы читающей аудиторией, за исключением адресованных дошкольникам и школьникам младшего возраста.
Целью работы является оценка современных форм работы библиотек для обеспечения свободы информационной самореализации читателей.
Задачи:
Выявить виды читательских объединений в библиотеке.
Оценить состояние клубной работы в контексте общей деятельности муниципальных библиотек
Материалы и методы. На фоне общепризнанной проблемы отсутствия интереса к чтению, из зоны внимания специалистов, как правило, выпадают те читатели, которые не только любят и понимают поэзию, но и сами творят поэтические тексты. Исследование построено на материале контент-анализа данных Единого отчета АКУНБ за 1999-2006 гг. и научного наблюдения за деятельностью ЦГБ г. Алейска.
Результаты. В период внекризисного развития отечественной культуры (2005 г.) в Алтайском крае библиотечное обслуживание было организовано в формате ЦБС в 52 районах (87%), БС – в 6 районах (10%) и РОМЦ – 2 (3%). Наличие клубной работы в библиотечных отчетах отмечается как перечислением наименований объединений, указанием на их общее количество. Из 60 районов Алтайского края клубы отсутствуют в 4 (6%) районных объединений разных типов: 2 ЦБС, 1 БС и 1 РОМЦ. Как показывает статистика, за исследуемый период в половине районов этой группы произошло сокращение числа библиотек: в 1 ЦБС и 1 БС. Общее количество выявленных по отчетам клубов (403) нельзя признать достоверным, в реальности оно, вероятно, больше, на что указывает и подсчет, проведенный АКУНБ (500), поскольку ряд библиотечных систем, отметив наличие клубов, добавил «и др.». Соотношение числа клубов и библиотек показывает, что количество клубов в среднем в 3 раза меньше числа библиотек. В городском библиотечном пространстве клубов в 2,3 раза больше, чем в районах края. Наименования клубов за редким исключением практически не позволяют охарактеризовать направление их деятельности, например, «Белая ладья», «Друзья природы», «Здоровье». К числу специально оговоренных литературных студий, литературных объединений местных поэтов и творчески одаренных людей следует отнести читательские сообщества в 9 (15 %) районах и 6 (54%)городах края (без г. Барнаула). Безусловно, отсутствие статистического учета мешает говорить о какой-либо значительной численности этой аудитории читателей муниципальных библиотек, однако создание и рост числа поэтических объединений (студий) при библиотеках свидетельствуют о перспективной этой формы работы по формированию информационной культуры нового уровня. Клубы в ЦГБ г. Алейска и ЦДБ Тальменского района относятся к числу старейших литературных объединений поэтов и прозаиков в крае. Литературный клуб «Маяк» существует при центральной городской библиотеке г. Алейска десять лет под руководством библиотекаря Л. А Морозова. Первый сборник стихов алейских поэтов вышел в свет под названием «На пороге зрелости». Выступления самодеятельных поэтов в библиотеках города, Доме детского творчества, на общегородских мероприятиях расширили аудиторию клуба, и новые сочинения стихов и прозы увидели свет на страницах семи сборников альманаха «Алейские самоцветы». С течением времени стали заметны: превалирование поэтического творчества, преобладание молодой аудитории среди поэтов, тяга к творчеству людей с ограниченными возможностями. Фактом признания и социализации творчества членов клуба «Маяк» стали цитаты, размещенные на баннерах, из произведений, посвященных юбилею города, поэтов (Н. Чередниченко, И. Михадюк, Л. Девятилова). Деятельность Алейской библиотеки по воспитанию чувства слова привлекает внимание литераторов-профессионалов, участились визиты алтайских поэтов на библиотечные мероприятия. Важным ресурсом в пропаганде поэтических произведений земляков-алтайцев и действенным средством по формированию качества информационного восприятия поэтического текста, несомненно, является интерактивный продукт, подготовленный коллективом АКУНБ им. В. Я. Шишкова, «Литературная карта Алтая». Информационную поддержку литературным интересам, безусловно, оказывают и мероприятия эпизодического характера. При поддержке крупнейших библиотек края проводятся программные краеведческие чтения. Старейшие из них, Шукшинские, приобрели общероссийский статус. Писатели и поэты Алтая посещают литературные гостиные и салоны библиотек. Мероприятия такого формата способствуют формированию корпоративного подхода к развитию литературного краеведения. Однако они ориентированы на традиционный просветительский контекст работы с читателем, отводя ему пассивную роль пользователя. Перспективным направлением в таких встречах видится работа по изданию альманахов, сборников и антологий местных литературных талантов, особенно из числа молодых. Литературно-художественные альманахи «Степные узоры», «Новый ковчег» (студия «Творчество» г. Славгорода), сборники стихов «свободная душа или О смысле бытия» (студия «Созвучие» ЦРБ Шипуновского района), «С любовью к малой родине моей» (ЦРБ Усть-Калманского района) персонифицируют фонды краеведения локальных библиотек, вводят авторов в краевую орбиту интеллектуального творчества.
Выводы:
1. Организация клубов в библиотеках приняла массовый характер, но не в каждой библиотеке развита эта форма контакта с читательской аудиторией.
2. Условно клубы можно разделить на две неравные группы. Первая, наиболее много численная является латентной формой пропаганды библиотечных фондов. Вторая опирается на интеллектуальное творчество читателей.
3. Поэтические клубы, ориентированные на культивирование литературного творчества читателей, не только способствуют развитию индивидуальных форм социализации самодеятельных поэтов, но формируют новый уровень читательской информационной культуры, способствуя пониманию непрозаических текстов, обращая внимания на многослойность вербальной информации.
4. Создавая прецедент на уровне печатных и электронных публикаций молодых авторов, библиотеки развивают адекватные формы краеведения, повышая профессиональную компетентность сотрудников библиотек.

Е. В. Шабалина, студентка V курса
Научный руководитель А. А. Фомина

РЕКЛАМА ВУЗОВ В КОНТЕКСТЕ ИНТЕРНЕТ-САЙТОВ.

Введение. Веб-сайт представляет собой эффективный инструмент рекламы и позиционирования вуза в профессиональной среде. Качество сайта как комплексной формы рекламного воздействия оценивается по двум важным аспектам: степени обновления материала и глубине содержания. Периодичность обновления связана с такими условиями, как частота доступа к Интернету, гибкость дизайна, влияющими на оперативность добавления новых разделов, степень их актуальности и информативности.
Разработчики сайта вуза культуры должны, наряду профессиональными знаниями в гуманитарной области синтеза и анализа информации, обладать техническими навыками и приемами верстки на языке гипертекстовой разметки. Наглядное представление о вузе формирует полный информационный образ его каждого структурного подразделения и в первую очередь, факультета, кафедры.
Цель работы: оценка качества контента и функциональности сайтов западно-сибирских вузов сфера культуры и искусств.
Задачи: разработать параметры оценки контента и «юзабилити» сайтов данных вузов; рассмотреть и сравнить показатели «юзабилити»; охарактеризовать их содержательное наполнение, выявить его глубину, общее и специфическое в тематике материалов, представленных на сайтах.
Материалы и методы. Анализ онлайновых ресурсов вузов культуры Западной Сибири, ведущих подготовку специалистов библиотечно-информационной деятельности: Алтайская государственная академия культуры и искусств (АлтГАКИ), Кемеровский государственный университет культуры и искусств (КемГУКИ), Омский государственный университет (ОмГУ), Томский государственный университет (ТГУ), Тюменская государственная академия культуры и искусств (ТГАКИ); методы наблюдения и сравнительного анализа документов. На основе изучения технологии «юзабилити», рекомендуемой специалистами в области сайтостроения, был составлен карта наблюдения, включившая 12 пунктов: ссылка на авторов/разработчиков; модуль поиска; понятный URL; дву- или многоязычность (т. е. параллельный контент на русском, английском, немецком и других языках); совместность, раздел «ссылки»; поддержка и регулярная актуализация; кроссбраузерность (т. е. возможность просмотра в различных браузерах без искажений – сайты тестировались в Internet Explorer 7, Mozilla Firefox 3.5.3, Opera 10.00, Google Chrome 3.0.195.27); быстрая загрузка; карта сайта; дополнительная навигация; «обратная связь»; вспомогательный поисковый указатель (предметный, авторский).
Также сайты оценивались с точки зрения тематической структуры и соблюдения орфографических, пунктуационных и типографических правил оформления печатного текста.
Результаты. Установлено, что сайт АлтГАКИ соответствует 9-ти пунктам анкеты (75%), КемГУКИ – 3 (25%), ОмГУ – 6 (50%), ТГУ – 7 (58%), ТГАКИ – 6 (50%). Выявлены общие для всех этих сайтов рубрики, относящиеся к статичной навигации: «Новости», «О вузе», «Студентам», «Деятельность», «Структура вуза», «Абитуриенту». В частных случаях представлены разделы, не имеющие аналогов.
К таковым относятся: «Галерея» (АлтГАКИ), «О нас пишут» (КемГУКИ). Среди общих недочетов оформления сайтов преобладают орфографические и пунктуационные ошибки в контенте; несоблюдение правил типографики; неравномерность наполнения разделов; наличие обновлений, преимущественно, только в новостном разделе. Отсутствие практики редактирования сайта приводит к отображению морально устаревшей информации.
Выводы:
1. В рекламных технологиях интернет-пространства небрежное отношение к качеству текста не восполняется дизайном визуального ряда. В то же время недопустимо игнорирование включения таких основных структурных элементов сайта, как форма поиска, ссылки, обратная связь, несколько панелей навигации.
2. На сайтах преобладает «представительская» информация, которая дает лишь общее представление о деятельности вуза.
3. Сайт, прежде всего, должен нести ценную, практическую информацию для студентов, содействовать учебному процессу, а также привлекать абитуриентов, «говорить» с ним на одном языке.
4. Глубокое наполнение сайта и высокая степень оперативной информативности создают предпосылки для его оценки в качестве элемента региональной подпрограммы «Электронная Россия», реализуя основополагающий принцип «прозрачности».


О. А. Клюева, студентка V курса
Научный руководитель Л. М. Цыганкова

ВЕРНИСАЖ БИБЛИОТЕК

Введение. Выставка является одной из успешных форм представления новых достижений, играет большую роль в продвижении имиджа различных учреждениях. Выделяются два подхода к оценке выставочной организационной работы. Во-первых, выставка рассматривается как часть интерьера, зона отдыха и центр общения. Во-вторых, как часть процесса или отражение развития мировой культуры, что дает основание для сближения библиотечных выставок и музейных экспозиций, картинных галерей, требующих отдельных залов для экспозиции артефактов.
Хотя библиотеки не имеют больших площадей для рекреаций, их опыт публичной демонстрации книг позволяет им выступить центром методических рекомендаций для музеев, картинных галерей, выставляющих в экспозициях книги. В тоже время, мировая практика выставочной работы способна обогатить библиотеки, например, технологией биеннале. Это – фестиваль, проходящий каждые два года, имеющий подготовленную программу, кураторов, как правило, в сотрудничестве с различными видами учреждений. Сращивание информационных технологий не позволяет библиотеке или музею ограничиться организацией одного вида выставки.
В последние годы наблюдается взаимопроникновение библиотечных и музейных форм экспозиций. Музей книги может функционировать как самостоятельное подразделение библиотеки. Приемы выставочной деятельности обогащают библиотечное пространство экспозициями фотографий, картин и пр. Такой подход соответствует задачам трансформации современной библиотеки, формирует новый стиль ее творческой деятельности. При этом меняется статус библиотеки: она реализует исследовательские функции как библиотека-музей, мемориальная библиотека и т. д.
Цель работы – анализ технологий выставочной работы.
Задача: выявление учреждений, экспонирующих книгу.
Материалы и методы. Методы сбора и анализа опубликованных документов, интервьюирование, научное наблюдение в Алтайском государственном краеведческом музее (АГКМ), Государственном художественном музее Алтайского края (ГХМАК), Центральной универсальной молодежной библиотеке им. В. М. Башунова (ЦУМБ) и в ее павильоне современного искусства «Открытое небо», Центральной городской библиотеке г. Барнаула им. Н. М. Ядринцева (ЦГБ), Алтайской краевой универсальной научной библиотеке им. В. Я. Шишкова (АКУНБ). Составленная карта наблюдения позволила учесть количество выставок в одном учреждении, количество книг и иных объектов экспозиции, характер представленных документов.
Результаты. В ЦГБ им. Н. М. Ядринцева выявлено 6 одновременно действующих выставок, 3 их которых расположены в читальном зале, 1 в выставочном зале, 1 на абонементе, 1 в справочно-библиографическом отделе. На каждой экспозиции представлены документы в традиционной печатной и электронной (оптические диски) форме, а также фотографии, картины. В среднем на одной выставке экспонируются 20 книг, 5 дисков, 2 журнала. Имеется выставка новых поступлений в медиатеку – 25 дисков.
В ЦУМБ им. В. М. Башунова и павильоне современного искусства «Открытое небо» выявлено 5 выставок в библиотеке и 1 художественная в павильоне. На последней представлены картины и фотографии. 2 выставки располагаются в холле «за стеклом». Они заимствуют музейную форму работы, предлагая ознакомиться с творчеством В. М. Башунова: портретом, личными вещами писателя (очки, печатная машинка, шахматы) и всего пятью его книгами. Три выставки – в читальном зале, на каждой около 15–25 книг и 3–5 дисков.
В АКУНБ им. В. Я. Шишкова, кроме специального выставочного зала и читальных залов, для работы задействованы стены лестничного проема. Здесь размещена постоянная экспозиция «Клуба любителей фотографии», а представлены работы местных художников. Выставочный зал имеет специальное оборудование – 10 стеллажей и стеклянных шкафов – на каждом из которых размещается около 15 книг и 3 дисков, используются фотографии и картины.
В краеведческом музее практически на каждой экспозиции, помимо старинных вещей, фотографий, предметов народного творчества, изобретений, демонстрируется от 1 до 10 книг, в том числе редких (1829 г.), имеющих историческую ценность. Книги художественного музея представлены за стеклом двух экспозиций на тему «Выставка изданий Государственного художественного музея Алтайского края, 1958–2008», всего около 63 книг: путеводители, энциклопедии, каталоги.
При сравнении выставочной работы налицо близость музейных и библиотечных выставок, хотя на каждой книга выполняет свою роль. Поэтому в музеях надо обратить внимание на информационную составляющую раритетных книг, а библиотекам использовать методику музейных выставок.
Выводы:
Все учреждения культуры, занимающиеся выставочной работой, в качестве одной из групп экспонатов используют книгу.
В музее книга – предмет материальной культуры, в библиотеке – документ, несущий информационную ценность, для картинной галереи – элемент инфраструктуры.
Результат выставочной работы достигается благодаря сращиванию технологий и обмену опытом.
На уровне региона могут быть эффективными комплексные выставки-ярмарки, объединяющие субъектов с разными информационными фондами и организацией на больших выставочных площадях.






























СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Фомина Анна Анатольевна, к.п.н., доцент
Цыганкова Людмила Михайлова, к.п.н., доцент
Шабалина Мария Викторовна, канд. ист.наук, доцент
Успек Эльвира Рамисовна, преподаватель, аспирантка
Материкина Лариса Ивановна зав. сектором «Книга Алтая» АКУНБ им. В.Я. Шишкова
 Статья продолжает публикаций Лаборатории кафедры библиографии. См. также др. сб. «Информационные ресурсы региона».









Информационные ресурсы региона


Информационные ресурсы региона


HYPER13PAGE HYPER14114HYPER15


HYPER13PAGE HYPER14115HYPER15




Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 3HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc file2
    А. А. Фомина
    Размер файла: 564 kB Загрузок: 0