Сочинение «Волшебство сказок Пушкина»


Сочинение «Волшебство сказок А.С.Пушкина»
Автор: Шалимова Дарья
Руководитель: Мозговая Ольга Владимировна
МБОУ Борцовская СШ №5
Ясным, тихим осенним утром молодой поэт Александр Сергеевич Пушкин вышел из дома и направился вдоль Невского проспекта по делам. В воздухе растворялся запах листвы, солнечные паутинки кружились и садились на поля шляпок проходящих мимо барышень. Александру Сергеевичу захотелось остановиться, чтобы насладиться красотой утра. Он удобно расположился на деревянной, крашенной зеленой краской скамейке, и развернул свежую газету… И вдруг услышал: «Прошу прощения, сударь, не одолжите ли Вы мне Вашу газету на пару минут?». Поэт поднял глаза. Рядом с ним сидел большой черный кот, в пенсне и цилиндре, и важно поправлял белую бабочку-галстук у себя на шее. Пушкин оторопел и не мог вымолвить ни слова. А сосед продолжал: «Видите ли, я не успел купить газету, а мне необходимо знать, в какой половине дня состоится конференция ученых из заморских стран. Я в Петербурге проездом из Лукоморья, и никак не могу себе позволить пропустить столь важное событие». Александр Сергеевич потер глаза – не сон ли? Нет, с ним человеческим голосом говорил настоящий кот. Поэт молча протянул газету. Кот начал с нетерпением перелистывать страницы, пока не нашел интересующую его заметку.«Да-да-да…ну конечно…в первой половине дня…нужно успеть…, - бормотал кот, - да-да-да… вот, конференция для ученых из заморских стран…благодарю, сударь, Вы мне очень помогли», - и протянул газету Пушкину. Из невидимого кармана достал часы на золотой цепочке, прищелкнул языком и закачал головой. «Знаете что, а пойдемте со мной, если это Вас интересует, - вдруг предложил он, - будет очень интересно». Александр Сергеевич только и кивнул в знак согласия. «Вот и чудненько. Всегда, знаете ли, лучше в компании приятного человека, а Вы, я вижу, человек умный и добрый, - кот протянул лапу. – Будем знакомы, Кот Ученый, Ученый – это моя фамилия». «Александр Пушкин», -поэту ничего не оставалась, как пожать кошачью лапу. «Вот и чудненько. Давайте поторопимся, чтобы не опоздать. Я представлю Вас своим приятелем, если позволите, чтобы Вас пропустили в Большой зал. Собрание, видите ли не шуточное, порядок строгий. Давайте возьмем извозчика, будет удобнее». И кот лихо свистнул проезжающей мимо карете.
Словно по волшебству они в одно мгновение оказались в Императорском дворце. На мраморных ступеньках крыльца стояли, все как один, высокие, плечистые солдаты. Пушкин, пока они с котом поднимались к входу во дворец, принялся считать богатырей. Их оказалось тридцать три! «Безопасность, знаете ли, гости из заморских стран, все важные персоны», - произнес кот, словно угадав удивление поэта. В это время им навстречу шагнул уже немолодой, но крепкий мужчина. Его золотая расшитая ливрея поражала красотой и сидела на нем, будто доспехи.
«Добро пожаловать, господа!» - торжественно произнес необыкновенный церемониймейстер.  Новые знакомые вошли в роскошно убранный зал, где уже шумели голоса множества гостей. И кого здесь только не было! В середине зала на шелковых подушках восседал маленький носатый господин и поглаживал бороду такой невероятной длины, что ему приходилось строго следить, чтобы кто-нибудь не наступил на нее. Рядом с ним стояли трое юношей, чернобровые, волосы вились крупными кудрями. Они мило беседовали с красивой дамой в чудесном платье до пола, ее русые волосы были перехвачены лентой, украшенной драгоценными камнями. Пушкин увидел, как к ним подошел молодой красавец, с косой саженью в плечах, в богатой одежде, и нежно приобнял свою спутницу.
Чуть поодаль стояла еще одна молодая пара. Он, статный и задумчивый, она необыкновенно хороша. Поэта поразило ее белоснежное, затканное серебром платье, с летящими прозрачными рукавами. Красавица напоминала плывущую лебедь – так гордо она держала голову, украшенную необыкновенной красоты замысловатой шляпкой, напоминавшей корону.
В креслах у стены сидели пожилые господин и дама, судя по всему, супруги. Они тихо, но горячо спорили. Точнее, недовольство проявляла дама, она явно в чем-то упрекала супруга, а он сидел, опустив голову, и лишь изредка произносил пару слов, протирая очки с большими стеклами, словно защищаясь и оправдываясь. Они были одеты аккуратно, но скромно, и, возможно, дама из-за этого беспокоилась.
«Это мой приятель, Русала Русаловна, мы идем в Большой зал, скоро прозвенит третий звонок», - услышал голос кота засмотревшийся на гостей Пушкин. «Извольте, господа, прошу вас, очень рады», - и из-за стола встала высокая барышня, такая тоненькая и прозрачная, что ее кожа казалась зеленоватой, а, может, это отливало ее изумрудное платье, так искусно сплетенное из тончайших ниток, будто состоящее из тысячи чешуек. «Будьте любезны, распишитесь в книге записи гостей и проходите», - подала перо Русала Русаловна. Кот ловко изобразил витиеватую подпись и увлек нового знакомого в Большой зал, куда стали проходить и все остальные.
«Доклад на тему «Усыпляющие вещества» представит наша гостья Чернавка Королевишна», - торжественно объявил кот, вдруг оказавшийся в парадном сюртуке в центре зала. Со стула поднялась строгая дама, но прежде чем подойти к столу, покрытому красным бархатом, она придирчиво осмотрела себя в небольшом зеркальце. Дама говорила о коротком и продолжительном сне, о препаратах, способных усыпить человека. Ее речь была четкой, но какой-то холодной. Да и от самой дамы веяло ледяным холодом, и даже румяное наливное яблоко, которое Чернавка Королевишна представили в качестве научного объекта, не спасало дело. Зал зааплодировал, как только гостья закончила, но Пушкин заметил, что семеро господ, внимательно слушавших доклад, переглянулись и не подняли ладоней. Что-то им явно не понравилось!
«Наш молодой ученый Балдамир, изучающий силу действия щелчков на способность думать, расскажет о своих опытах. Прошу, любезный!» - промурлыкал кот, представляя румяного крепкого юношу, с открытым добрым лицом и, как показалось Александру Сергеевичу, немного смущающегося. Молодой человек говорил о том, что провел много опытов, прежде чем доказать положительное влияние щелчков: работал с землей, водой, зайцами, даже пробовал нечистую силу (чертей) – и сделал вывод, что именно три щелчка – это то количество, которое необходимо для просветления мозгов.
«Может ли человек летать? На этот вопрос ответит наш восточный гость Карл Наинович. Будьте любезны!» - пригласил кот уже знакомого Пушкину маленького господина с чудесной бородой. Тот важно поднялся с подушек, на которых сидел и сейчас. К нему подошли трое красавцев и взяли его бороду. Александр Сергеевич еще раз удивился ее длине и тому, как тщательно господин оберегал свое сокровище.
Карл Наинович прошествовал в центр зала, кивком головы отпустил юношей, поправил колпак на голове и неожиданно тонким, почти детским голосом, произнес: «Бесспорно, человек может летать. И я доказал это!». Он долго, медленно говорил о возможностях человеческого организма. Казалось, господин восхищался собой, своим умом и знаниями. В конце доклада Карл предложил присутствующим эксперимент: попытаться взлететь. По залу раздался удивленный ропот голосов. Никто не решался. Знакомая нам пожилая женщина, ругавшая в приемном зале своего мужа, громко возмутилась нетактичности такого предложения. Лицо маленького господина искривилось, было заметно, что он разгневался. Ситуацию спас кот, заявивший, что никому в мире не удастся повторить успех Карла Наиновича в области полетов. Обращаться в комара или лебедь, выходить на берег из морских волн, разговаривать с солнцем, месяцем, ветром, летать в ступе – это может каждый, а подниматься под облака без помощи летательных аппаратов – такое впервые. После этих слов бородатый маленький господин, высоко подняв подбородок, прошествовал на свое место. Но вдруг наступил на свою бороду и чуть не упал. Сверкнув глазами на сопровождавших его красавцев, которые почему-то вовремя не подобрали бороду, Карл взобрался на свои подушки и больше не проронил ни слова, окаменев словно статуя, и только перебирал длинными, в перстнях пальцами любимую роскошную бороду.
«Вот и чудненько! А сейчас я хочу представить вам, господа, молодого поэта, моего друга Александра Пушкина, - прозвучал мягкий голос кота. – Прошу вас, сударь».
«Меня? Что я могу сказать?» – подумал Пушкин. Но зал уже гремел аплодисментами, и ничего не оставалось делать, как выступить перед публикой. Пушкин поднялся, одернул сюртук, поправил шейный платок и…проснулся.
Он по-прежнему сидел на скамейке, солнечные паутинки плясали на его шляпе, в руках была раскрытая утренняя газета. И никакого черного кота рядом! «Сон. Какой необыкновенный сон! - пробормотал поэт. – И как явно, будто на самом деле. Конференция, заморские гости, большой зал, Кот откуда-то из Лукоморья. Всего лишь сон!». И вдруг блеснуло оставленное кем-то на скамейке пенсне. Александр Сергеевич взял его, некоторое время молча смотрел, поднялся и пошел обратно к дому. В голове складывались строчки: «У лукоморья дуб зелёный; златая цепь на дубе том. И днём и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом. Идёт направо - песнь заводит,налево - сказку говорит…»

Приложенные файлы