Литературно-музыкальная композиция «Я хочу от вас чуда…» (по творчеству М. Цветаевой)

«Я хочу от вас чуда»
Литературно- музыкальная композиция о жизни и творчестве
Марины Цветаевой
(для учащихся 11 классов, составитель Попова Любовь Юрьевна,
учитель русского языка и литературы МБОУ «СОШ №1» г. Тарко-Сале)
Урок литературы в 11б,а классах
6.04.2016
Вед: XX век богат гениальными именами. И в самом начале его из множества поэтических голосов заметно выделялся своеобразный, ни на кого не похожий голос Марины Цветаевой, которая в 20 лет уже могла с уверенностью сказать, а вернее - напророчить:
Моим стихам, как драгоценным винам,
настанет свой черед!
Марина Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года. Стихи начала писать с 6 лет - не только на русском языке, но также на французском и немецком. В 18 лет тайно от семьи выпустила свой первый сборник - «Вечерний альбом»
1-й чтец: Пока огнями смеется бал,
Душа не уснет в покое.
Но имя Бог мне иное дал:
Морское оно, морское.
В круженья вальса, под нежный вздох
Забыть не могу тоски я.
Мечты иные мне подал Бог:
Морские они, морские!
Поёт огнем манящий зал,
Поёт и зовет сверкая.
Но душу Бог мне иную дал:
Морская она, Морская!
Вед: Сборник юной поэтессы получил отзывы маститых авторов: Брюсова, Гумилева, Волошина.
«Несомненно, талантливая Марина Цветаева может дать нам настоящую поэзию интимной жизни и может, при той легкости, с какой она, как кажется, пишет стихи, растратить все своё дарование на ненужные, хотя бы и изящные, безделушки». Это - Брюсов.
А вот Гумилев: « Марина Цветаева внутренне талантлива, внутренне своеобразна Многое ново в этой книге: новая смелая интимность; новые темы, детская влюбленность; ново непосредственное, бездумное любование пустяками жизни. И, как и надо было думать, здесь инстинктивно угаданы все главнейшие законы поэзии, так что эта книга - не только милая книга признаний, но и книга прекрасных стихов».
Максимилиан Волошин отозвался стихами:
К вам дума так радостно влекома
О, какая веет благодать
От страниц «Вечернего альбома»!
Цветаева и сама уже начинала чувствовать свою силу в поэзии и на все нападки отвечала смело, иногда с вызовом:

2 чтец: Идите же!- Мой голос нем,
И тщетны все слова.
Я знаю, что ни перед кем
Не буду я права.
Я знаю: в этой битве пасть
Не мне, прелестный трус!
Но, милый юноша, за власть
Я в мире не борюсь.
И не оспаривает вас
Высокородный стих.
Вы можете - из-за других-
Моих не видеть глаз!
Не слепнуть на моём огне,
Моих не чуять сил
Какого демона во мне
Ты в вечность упустил!
Но помните, что будет суд,
Разящий, как стрела,
Когда над головой блеснут
Два пламенных крыла!

Вед: С Максимилианом Волошиным, несмотря на большую разницу в возрасте, установились дружеские отношения. По его приглашению Марина Цветаева в 1911 году посетила Коктебель, где встретилась с Сергеем Эфроном, своим будущим мужем.
« Они встретились - семнадцатилетний и восемнадцатилетняя - 5 мая 1911 года на пустынном, усеянном мелкой галькой коктебельском, волошинском берегу. Она собирала камешки, он стал помогать ей, красивый грустной и кроткой красотой юноша, почти мальчик с поразительными, огромными, в пол- лица глазами; заглянув в них и все прочтя наперед, Марина загадала: если он найдет и подарит мне сердолик, я выйду за него замуж!
Конечно, сердолик этот он нашел тотчас же, на ощупь, ибо не отрывал своих серых глаз от её зеленых, - и вложил ей его в ладонь, розовый, изнутри освещенный, крупный камень, который она хранила всю жизнь» (Ариадна Эфрон о Цветаевой).
В январе 1912 года они обвенчались. (Портрет Эфрона)

3 чтец: Я с вызовом ношу его кольцо.
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге-
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.
Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны!-
Под крыльями раскинутых бровей -
Две бездны.
В его лице я рыцарству верна,
- Всем вам, кто жил и умирал без страху!-
Такие - в роковые времена -
Слагают стансы - и идут на плаху.
Вед: А сколько «стансов» сложила сама Цветаева о тех и для тех, кого любила, с кем встречалась В Анну Ахматову была влюблена заочно. Писала ей письма и посвящала стихи:

4 чтец: О, Муза плача, прекраснейшая из муз!
О ты, шальное исчадие ночи белой!
Ты черную насылаешь метель на Русь,
И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы.
И мы шарахаемся, и глухое: ох!-
Стотысячное - тебе присягает - Анна
Ахматова!- Это имя - огромный вздох,
И вглубь он падает, которая безымянна.
Мы коронованы тем, что одну с тобой
Мы землю топчем, что небо над нами- то же!
И тот, кто ранен смертельной твоей судьбой,
Уже бессмертным на смертное сходит ложе.
В певучем граде моём купала горят,
И Спаса светлого славит слепец бродячий
- И я дарю тебе свой колокольный град,
Ахматова!- и сердце своё в придачу.

Вед: С Александром Блоком Цветаева виделась дважды в 1920 году, но подойти не решилась. Через свою восьмилетнюю Алю (Ариадну) передала ему стихи.
1- й чтец: Ты проходишь на Запад Солнца,
Ты увидишь вечерний свет.
Ты проходишь на Запад Солнца,
И метель заметает след.
Мимо окон моих - бесстрастный-
Ты пройдешь в снеговой тиши,
Божий праведник мой прекрасный,
Свете тихий моей души!
Я на душу твою - не зарюсь!
Нерушима твои стезя.
В руку, бледную от лобзаний,
Не вобью своего гвоздя.
И по имени не окликну,
И руками не потянусь.
Восковому святому лику
Только издали поклонюсь.
И, под медленным снегом стоя,
Опущусь на колени в снег,
И во имя твоё святое
Поцелую вечерний снег-
Там, где поступью величавой
Ты прошел в гробовой тиши,
Свете тихий - святыя славы-
Вседержитель моей души.

(Музыка Г. Свиридова к «Метели» А.С.Пушкина).

Вед: «После смерти Блока я все встречала его на всех московских ночных местах, я знала, что он здесь бродит и, может быть, ждет. Я была его самой большой любовью, ему сужденная, но несбывшаяся (Из дневниковых записей Марины Цветаевой).

Музыка замолкает.
Ведущий продолжает:
Поэзия Марины Цветаевой с самых ранних стихов отличалась необычайной образностью, в ней всегда присутствуют мотивы одиночества, ухода, разлук
(Звучит песня на стихи Марины Цветаевой «Уж столько их упало в эту бездну» в исполнении Аллы Пугачёвой).

2 чтец: Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз,
Я их опустила - тоже!
Прохожий, остановись!
Прочти - слепоты куриной
И маков набрав букет,-
Что звали меня Мариной,
И сколько мне было лет.
Не думай, что здесь - могила,
Что я появляюсь, грозя
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!
И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!
Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед,-
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.
Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.
Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

3 чтец: Вы, идущие мимо меня
К не моим и сомнительным чарам,-
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром,
И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох.
- И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох.
О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы - если б знали-
Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы,-
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.

4 чтец: Мальчиком, бегущим резво,
Я предстала Вам.
Вы посмеивались трезво
Злым моим словам:
«Шалость- жизнь мне, имя- шалость!
Смейся, кто не глуп!»
И не видели усталость
Побледневших губ.
Вас притягивали луны
Двух огромных глаз.
- Слишком розовой и юной
Я была для Вас!
Тающая легче снега,
Я была - как сталь.
Мячик, прыгнувший с разбега
Прямо на рояль,
Скрип песка под зубом, или
Стали по стеклу
- Только Вы не уловили
Грозную стрелу
Легких слов моих, и нежность
Гнева напоказ
- Каменную безнадежность
Всех моих проказ!

Вед: К началу революции муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон, закончивший школу прапорщиков, оказался в стане белогвардейцев. Волею судьбы был заброшен за границу. В мае 1922 году, получив разрешение на выезд, Цветаева с 10-летней дочерью уезжает к мужу. Вначале живет в Берлине, потом - в Праге, Париже. Жизнь - тяжелейшая. Поначалу ее много и охотно печатают. Пишет она в любых условиях, несмотря на голод, холод, тоску
« Нищеты, в которые я живу, вы себе представить не можете, у меня же никаких средств к жизни, кроме писания. Муж болен и работать не может. Дочь вязкой шапочек зарабатывает 5 франков в день, на них вчетвером ( у меня сын 8-ми лет, Георгий) живем, т.е просто медленно подыхаем с голоду» ( из письма 1933 г.)
Когда перестали печатать, жизнь стала невыносимой. «Моя неудача в эмиграции - в том, что я не эмигрант, что я по духу, т.е по воздуху и по размаху - там, туда, оттуда».
« Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. Не быть в России, забыть Россию - может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри - тот потеряет ее лишь вместе с жизнью».

1 чтец: Тоска по Родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно-
Где - совершенно одинокой.
Быть, по каким камнем домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что - мой,
Как госпиталь или казарма.
Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной - непременно-
В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведем без льдины
Где не ужиться ( и не тщусь!),
Где унижаться - мне едино.
Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично, на каком
Непонимаемой быть встречным!
(Читателем газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен)
Двадцатого столетья - он,
А я - до всякого столетья!
Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все - равны, мне все - равно,
И, может быть, всего равнее-
Роднее бывшее - всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты - как рукой сняло:
Душа, родившаяся - где-то
Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей - поперек!
Родимого пятна не сыщет!
Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И всё - равно, и всё - едино.
Но если по дороге - куст
Встает, особенно - рябина

Вед: Тоска по родине, усугубляемая тяжестью быта, будет преследовать Цветаеву все годы пребывания за границей. В одной из её тетрадей - запись:
Как билась в своём плену
От скрученности и скрюченности
И к имени моему
Марина – прибавьте: мученица.
Но были в её жизни и прекрасные мгновения счастья, взаимной любви, доверия «Есть чувства, - писала Цветаева,- несколько серьёзные, настоящие, большие, что не боятся ни стыда, ни кривотолков. Они знают, что они - только тень грядущих достоверностей».
Если бы их не было, таких чувств, не появились бы «Флорентийские ночи», «Поэма Горы» и «Поэма Конца», десятки стихов, мелодия которых заливает нас волной тоски, отчаяния и любви. «Цельность её характера, цельность её человеческой личности была замешана на противоречиях. Поразительная памятливость была в ней равна способности к забвению, детская изменчивость равнялась высокой верности, замкнутость - доверчивости, распахнутости; в радость каждой сама закладывала зерно разлуки, и в золе каждой разлуки готова была раздуть уголек для нового костра. Такое бескорыстие в любви и такая ревность к пеплу сгоревшего» Из книги Ар. Эфрон. Воспоминания о Марине Цветаевой.

2 чтец: Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Все жаворонки нынче - вороны!
Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
И слезы ей - вода, и кровь-
Вода, - в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.
Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
Вчера ещё - в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала - копейкой ржавою!
Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»
Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что терплю и бедствую?»
« Отцеловал- колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.
Жить приучил в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот, что ты, милый, сделал мне.
Мой милый, что тебе я сделала?
Все ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть- садовница.
Само - что дерево трясти!-
В срок яблоко спадает спелое
- За все, за все меня прости,
Мой милый, что тебе я сделала!

Вед: Громадную силу чувств, которой природа одарила Цветаеву, выдерживали далеко не все: отступали, замолкали, предавали. И в письмах появлялись строки, наполненные отчаяньем, неизбывной горечью: «Я хочу от Вас горя. Чуда доверия, чуда понимания, чуда отречения Друг, я не маленькая девочка, жила, обжигалась, горела, страдала – всё было – но ТАК разбиваться, как я разбилась о Вас, - всем размахом доверия о стену – никогда. Я оборвалась с Вас как с горы».
Из письма к Ал. Бахраху

3-й чтец: Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной.
С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что невинна.
Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем,
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою - за счастьем.
Пересмотрите всё моё добро,
Скажите – или я ослепла?
Где золото моё? Где серебро?
В моей руке - лишь горстка пепла!
И это всё, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это всё, что я возьму с собой
В край целований молчаливых

Вед.: Шли годы. Муж М. Цветаевой Сергей Эфрон, окончательно разочаровавшись в своих прежних идеалах, возглавил за рубежом Союз возвращения в Россию. В 1937 г. – он с дочерью Ариадной – уже на родной земле. В 1939 году вернулась и Марина Цветаева с сыном. Казалось, можно было строить какие-то планы, мечтать о надежности и устойчивости положения. Но трагедия была уже рядом: в августе 1939 года арестовали дочь - Ариадну Сергеевну, в октябре - мужа Сергея Яковлевича. И Марина Цветаева начнет носить в тюрьму передачи, отчаянно, из последних сил сопротивляясь свалившейся беде.
Когда началась война, часть литераторов, в том числе и Марина Цветаева, была эвакуирована в Татарию. Цветаева с сыном оказались в далекой Елабуге. Там, доведенная до отчаяния безвыходного положения, она 31 августа 1941 года покончила с собой.

4 чтец: Борис Пастернак «Памяти Марины Цветаевой»:
Мне так же трудно до сих пор
Вообразить тебя умершей,
Как скопидомкой мильонершей
Средь голодающих сестер.
Что сделать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть
В молчанье твоего ухода.
Упрек невысказанный есть.
Всегда загадочны утраты
В бесплодных розысках в ответ
Я мучаюсь без результата:
У смерти очертаний нет.
Тут все - полуслова и тени,
Обмолвки и самообман,
И только верой в воскресенье
Какой- то указатель дан.
Зима - как пышные поминки:
Наружу выйти из жилья,
Прибавить к сумеркам коринки,
Облить вином - вот и кутья.
Перед домом яблоня в сугробе,
И город в снежной пелене-
Твоё огромное надгробье,
Как целый год казалось мне.
Лицом повернутая к богу,
Ты тянешься к нему с земли,
Как в дни, когда тебе итога
Ещё на ней не подвели.
(Тихо звучит музыка «Осенняя песнь» Чайковского)
Вед: Поэты уходят, стихи - остаются. Стихам Марины Цветаевой суждена длинная жизнь, потому что автор их - из числа таких поэтов, которые с годами становятся всё значительнее и нужнее.










HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER141HYPER15





Приложенные файлы

  • doc komposiziya
    popova
    Размер файла: 76 kB Загрузок: 2