Потомок Канта на Урале…


Автор: Герасимова Алиса




«Потомок Кантов на Урале»







Научные руководители:
Голубева Олеся Юрьевна,
учитель русского языка и литературы.
Усольцева Валентина Семеновна,
учитель внеурочной деятельности
1-ой категории.
Россия, Челябинская область, г. Миасс
МКОУ «СОШ №11», класс.











Оглавление
HYPER13 TOC \o "1-3" \h \z \u HYPER14HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938741" HYPER14Введение HYPER13 PAGEREF _Toc279938741 \h HYPER143HYPER15HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938743" HYPER14Семья Владимира Федоровича Фидлера HYPER13 PAGEREF _Toc279938743 \h HYPER144HYPER15HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938744" HYPER14Самостоятельная жизнь Владимира Федоровича Фидлера 7HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938745" HYPER14Трудовая деятельность Владимира Фидлера в Златоусте 8HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938746" HYPER14Трудовая деятельность Владимира Фидлера в Свердловске HYPER13 PAGEREF _Toc279938746 \h HYPER1410HYPER15HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938747" HYPER14Наследие Владимира Фидлера 15HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938748" HYPER14Заключение 18HYPER15
HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc279938749" HYPER14Список использованных источников 19 HYPER15
HYPER15














Введение
История занимается изучением человека в прошлом. Человек является главным объектом изучения в истории. Изучение жизнедеятельности людей, вошедших в историю, является чрезвычайно важным для каждого. Ведь история – это не просто прошлые события, но и комментирование, создание тонкой нити, которая связывает между собой события и поколения. И поэтому сегодня мы нуждаемся в изучении жизни и деятельности выдающихся личностей.
Таким образом, целью данной работы является проведение самостоятельного исследования о жизни и деятельности Владимира Федоровича Фидлера, посредством решения следующих задач:
Знакомство с биографией и родословной Владимира Фидлера;
Изучение сведений о трудовой деятельности и наследии В.Ф. Фидлера.
Работая с местными архивными документами (многие из них стали доступны совсем недавно) по истории "завода заводов", открылись удивительные страницы летописи тех лет. И, прежде всего, это судьбы людей. Таких, как например Владимир Федорович Фидлер, который был первым инженером завода «Уралмаш» .










Семья Владимира Федоровича Фидлера
Предки Владимира Федоровича, немцы Фидлеры, появились на Руси в незапамятные времена. В восьмом томе "Истории России с древнейших времен" С. М. Соловьева есть упоминание о медике Фидлере, которому царь Василий Шуйский поручил отравить мятежного вождя Ивана Болотникова. "Царь дал Фидлеру лошадь и 100 рублей, обещая в случае успеха дела 100 душ крестьян и 300 рублей ежегодного жалования, – пишет историк, – но Фидлер, приехав в Калугу, открыл все Болотникову и отдал ему самый яд". О дальнейшей судьбе лекаря Соловьев не сообщает. Доподлинно не установлено, был ли он одним из предков уральского инженера. Зато точно известно: медицинская профессия в роду Фидлеров – фамильная. Дальше в книге С.М. Соловьева «История Руси с древнейших времен», изданной в 1908-1910 годах, можно прочесть: «Во времена Ивана Грозного два брата Фидлера были приглашены из Германии в Россию в качестве придворных медиков. Один из них погиб во время войны с литовцами. Потомки другого живут в России».
Таким потомком был Иоганн Фридрих Фидлер, родом из Пярну, – один из основателей и совладелец крупной фармацевтической фирмы «Роде и Фидлер» (Москва – Петербург). Женившись на Каролине-Катарине Келлер в середине XIX века, он обосновался в Петербурге, где у них в 1853 году родился сын, тоже Иоганн Фридрих (по-русски его стали звать Федор Федорович). В 1880 году Фидлер женился на дочери московского купца Юлиуса Канта. Его жена Каролина-Лидия (по-русски Лина Юльевна), урожденная Кант. Она приходилась правнучатой племянницей философу Иммануилу Канту. Родоначальником российской ветви этой фамилии стал младший брат философа – Иоганн Генрих Кант.
Венчание с Каролиной-Лидией Кант проходит в Московской Лютеранской кирхе Святого Петра и Павла. В 1881 году Фидлер привозит молодую жену в Чухлому. Семья живет там 10 лет, рождаются дети: Вольдемар Рейнгольд Оскар (1881), Сергей (1833), Зинаида (1885), Ирина (1888) и Барбара (1891). Активная деятельность Федора Федоровича Фидлера в российской глубинке, его заслуги перед обществом и государством отмечены: он получает потомственное почетное гражданство.
В 1892 году семейство переезжает на Южный Урал в город Миасс, где Федор Федорович Фидлер покупает у аптекаря Шеффера аптеку и продолжает свою службу в течение 5 лет. И сегодня в центре старого Миасса выделяется своей архитектурой здание старой аптеки (рис.1). Построенное в духе русского кирпичного стиля, оно было украшено каслинским литьем.
К XX веку стиль «модерн» вошел в русскую архитектуру. Здание построено из кирпича, причем при строительстве использовалось более сотни различной конфигурации кирпичей. Благодаря этому была достигнута ажурность постройки. Центр выделен небольшой аркой над входом. В здание ведет высокое крыльцо (из-за высокого цоколя). Крыльцо украшено решеткой уже нашего времени. И сегодня в этом здании находится старейшая аптека нашего города.
Семья живет небогато, но на хорошее питание, одежду, образование детей хватает. Глава семьи – трудоспособный и постоянно занятой человек – работает в аптеке с 7 утра до 10-11 часов вечера. Целью жизни считал воспитание своих детей честными, трудолюбивыми, этому всемерно способствовала и мать.
Именно её стараниями дети с 6-летнего возраста изучали иностранные языки и занимались музыкой. Мать, получившая прекрасное музыкальное образование, знавшая несколько языков, обладала и сильной волей. Каролина-Лидия – человек высокой культуры, прекрасно образованный и с весьма независимым характером. В 1897 году, после безвременной кончины мужа, совершила неожиданный для всех поступок, мотивы которого так и остались неизвестными: она сменила лютеранскую веру своих предков на православную. Более того, в Костромском женском монастыре она приняла постриг и стала тайной монахиней, живущей в мире под именем Лины Юльевны. Есть сведения о ее дружбе с братом знаменитого композитора Антона Рубинштейна – Николаем, тоже известным музыкантом и дирижером. Именно по его совету она купила рояль, ставший семейной реликвией, которая перешла по наследству Владимиру Федоровичу. Лина Юльевна вела близкое знакомство с художниками братьями Коровиными. Дружба с одним из них, Константином, продолжалась вплоть до его выезда из страны в 1923 году. В семье долгое время хранились коровинские этюды, впоследствии утерянные.
Ф.Ф. Фидлер в возрасте 44 года в 1896 году умер, оставив большую семью: пятеро детей. А его аптека за долги перешла в собственность Якобсона. Оставшись после смерти мужа с небольшими средствами, с детьми, старшему из которых, Владимиру, было всего 15 лет, Каролина-Лидия Фидлер мужественно переносила одиночество, продолжая все силы отдавать детям. Сыновья подрастают. Сергей Федорович идет по стопам отца и поступает работать помощником аптекаря, но в первую мировую войну в 1914 году погибает. Ирина Федоровна (1888-1982) окончила медицинское отделение Киевских высших женских курсов, в 1914 году сдавала экзамены в Императорском университете Святого Владимира и получила диплом лекаря. Она начала свою врачебную деятельность в госпиталях во время первой мировой войны. Далее работала в клиниках Москвы, затем в Кремлевской больнице в качестве хирурга и акушера-гинеколога. Детей не имела. Зинаида, умершая от туберкулеза в молодости, и Барбара были учителями.
Владимир же выбирает другой путь. В 10 лет он поступает в Костромское реальное училище, а затем, в связи с переездом семьи на Урал, переводится в Екатеринбургское реальное училище. Из архивных документов известно, что в стенах Алексеевского реального училища г. Екатеринбурга обучались дети различных сословий, плата за обучение составляла 78 рублей 49 копеек в год. Училище имело большую библиотеку, хорошо оснащенные приборами и пособиями кабинеты, музыкальные инструменты для оркестра и рояль. За хорошую успеваемость ученики получали стипендию имени императора Александра II или стипендию Сысертских заводов. Особо нуждавшимся ученикам уездное земство выдавало пособия. Успехи учеников отмечались наградами. Преподавание в училище вели выпускники Казанского, Санкт-Петербургского, Московского университетов, такие, как Александр Александрович Степанов – учитель математики, статский советник Владимир Евграфович Ансеров – учитель русского языка, Константин Иванович Александров – учитель физики, коллежский советник Конрад Конрадович Отт – преподаватель немецкого языка и др.
Учащиеся училища пользовались льготами во время путешествия на пароходах «Русского общества Пароходства и торговли» как в России, так и по заграничным линиям (50% уступки с цены переезда при следовании в III классе, 25% с цены проезда во II классе).
После смерти отца Владимир жил почти полностью на свои средства, зарабатывая уроками.
После окончания училища в 1900 году (рис. 2) он поступает в Томский технологический институт, продолжая сам зарабатывать деньги на учение и проживание. Вначале, главным образом, черчением, зарабатывая от 10 до 20 рублей в месяц, затем работой в Томских мастерских Сибирской железной дороги, где был помощником машиниста, позднее ему было доверено и вождение паровоза.









Самостоятельная жизнь Владимира Федоровича Фидлера
В связи с событиями 1905 года институт был закрыт на два года. В.Ф. Фидлер возвращается на Урал и поступает на Златоустовский завод (рис. 3) заведующим металлографической лабораторией, которую он переоборудовал по-новому, и где вел исследования снарядной стали.
В это время он подает прошение директору Томского технологического института о вступлении в брак. Его невестой была дочь миасского священника Капитолина Ивановна Аманацкая. Разрешение на брак было получено, и 30 января 1905 года молодые соединили свои жизни. Перед венчанием В.Ф. Фидлер принял православие. Бракосочетание проводил отец Капитолины священник – Иван Аманацкий, поручителем по жениху был аптекарский помощник Сергей Федорович Фидлер, родной брат и фельдшер Никита Афиногенович Железнов. По линии невесты – студент Военно-медицинской академии Сергей Яковлевич Обухов и потомственный дворянин Борис Львович Мышковский.
Жена Владимира – Капитолина (рис.4) родилась в 1885 году. Безоблачное детство. Затем учеба в Епархиальном училище. Два года работала учительницей.
Из воспоминаний ее внучки: «Я помню бабу Капу уже совершенно седой, невысокого роста, в светлой кофточке с кружевным воротничком. Ее небольшая комната в бараке по улице Розы Люксембург в Свердловске была чисто выбелена, стол покрыт кружевной скатертью. В этой комнате она жила после войны с младшим сыном Алексеем. Здесь нам, ее внукам, она рассказывала о своей жизни».
В 1905 году Капитолина вопреки воле родителей вышла замуж за студента Томского технологического института Владимира Фидлера, немца по национальности, человека другой веры, сына миасского аптекаря. Отец лишил дочь приданого. Однако это не помешало молодым людям соединить свои судьбы. Молодожены жили в Томске с 1907 по 1909 год, где Владимир заканчивал институт. У них росли двое детей – Сергей и Ольга. Затем семья возвратилась в Златоуст, где Владимир Федорович получил должность заведующего инструментальным цехом. Мать целый день в работе, заботах о детях. Но всегда аккуратно одета, даже дома в белоснежной кофточке. Для семьи она олицетворяла все самое светлое и доброе. Владимир Федорович, возглавляя в то время кузнечно-прессовое производство, работал по двенадцать часов в сутки.
Занятия в институте возобновились только в 1907 году, и В.Ф. Фидлер, уже глава семьи, продолжает учебу, совмещая её с работой в лаборатории технологии металлов в качестве лаборанта технологии металлов на кафедре механической технологии, и далее в электротехнической конторе «Попов и Зверев» – заведующим электротехническим отделением, получая до сорока рублей в месяц.
В 1911 году В.Ф. Фидлер окончил Томский технологический институт со званием инженера по электросиловой специальности и по горячей обработке (ковке) металла. В тот же год В.Ф. Фидлер возвращается на Златоустовский казенный завод и становится заведующим инструментальным цехом, затем возглавляет шанцевое производство.
Трудовая деятельность Владимира Фидлера в Златоусте
С 1 октября 1917 года его назначают на должность Управителя Златоустовских заводов (рис.5). С марта 1918 года при советской власти В.Ф. Фидлер занимал должность старшего инженера Златоустовских заводов.
С февраля 1917г. по 6 ноября 1917г. работал управителем Златоустовского казенного завода. С 6 ноября 1917 года управление заводом перешло в руки фабрично-заводского комитета во главе с Рябовым Василием Аникеевичем. С апреля 1918года до 26 апреля 1918года В.Ф. Фидлер являлся старшим инженером главного и нижнего заводов.
27 апреля 1918 года в Златоуст вошли белочехи. В.Ф. Фидлер вновь стал исполнять обязанности управителя Златоустовским заводом, а с 15 октября 1918 года исполнял обязанности начальника Златоустовского горного округа.
Фидлера заподозрили в большевизме, но, как он писал в автобиографии, "всего на пять минут". Ему пришлось заняться изготовлением боеприпасов и холодного оружия – по существу, сотрудничать с колчаковцами. С наступлением Красной армии завод эвакуировали в Томск. По приказу колчаковского правительства руководил эвакуацией завода в г. Томск в начале 1919г. Было вывезено 227 вагонов заводского имущества и 1800 человек рабочих и служащих. Оборудование было доставлено в Томск, но вначале 1920года возвращено в Златоуст. Вместе с тысячами рабочих, с инженерами туда же уехал и Фидлер с семьей. А когда красные взяли и Томск, то именно ему поручили возглавить реэвакуацию завода в Златоуст. Нечего и говорить: при тогдашних глобальной разрухе и развале транспортной сети страны задача была сложнейшая. Но он и здесь справился, причем с присущим ему блеском. Тому один пример. Мост через Томь был взорван. Владимир Федорович сделал расчеты и отдал крайне рискованный приказ: проложить рельсы по льду. И лед выдержал, эшелоны прошли! Он действительно считал «своей обязанностью в критические минуты не покидать своего служебного поста в интересах дела».
13 июля 1919 года части Красной Армии вошли в Златоуст. 20 августа 1919 года было утверждено Правление Златоустовским горным округом в составе трех лиц: Н.А. Вепринцев – председатель, Ф.Е.Морозов и В.П.Зубов – члены правления. 22 сентября 1919 года утверждено Правление Златоустовским заводом: председатель – В.П.Зубов, члены правления – В.Баранов и Ф.И.Озолин.
После возвращения завода в Златоуст в 1919 году В.Ф. Фидлер был назначен главным инженером заводов Златоустовского Горного Округа, а с 1920 года – помощником и заместителем начальника технического отдела Уралпромбюро ВСНХ, и вскоре – техническим руководителем и членом Районного Правления заводов горнозаводской промышленности Южного Урала.
За 18 лет работы на Златоустовском заводе прошел путь от заводского лаборанта до главного инженера завода.
Из воспоминаний дочери О.В. Солониной: «Папа был порядочным, честным и добрым человеком. Он всегда был занят, но всё-таки находил время для семьи (у него было 9 детей – 6 своих и 3 приёмных). Родители мои были культурными людьми, папа хорошо играл на рояле, любил музыку, на домашних вечерах исполнял романсы Чайковского и Глинки. Дома была хорошая библиотека».
В Златоусте семья Фидлер жила по улице Заайской у подножия г. Косотур (рис. 6), на правом берегу р. Ай на территории завода. Друг В.Ф. Фидлера В.Е. Шалаев вспоминал: «Приехав в Златоуст, я встретился с главным инженером Златоустовских заводов: механического, металлургического и керамического – Фидлером. Владимир Фёдорович произвёл на меня впечатление энергичного делового инженера. Он проявил себя заботливым хозяином и сразу обеспечил меня квартирой, лошадью для разъездов по заводам, предоставил мне полную самостоятельность при решении технических вопросов, оказывал самое энергичное содействие и помощь своим огромным опытом в области строительства и организации производства».
В стране наступила относительная политическая стабилизация. После череды разнообразных должностей, какие ему приходилось занимать, Фидлер был, наконец назначен на свое место – главным инженером Златоустовских заводов (механического, металлургического, керамического). В течение нескольких лет он, по сути, воссоздал все эти предприятия. Были проведены крупные реорганизации, переоборудования, переустройство производств, многие из них значительно расширились, а выпускаемые различные виды продукции по качеству стали отвечать мировому уровню. Во всяком случае, немецкие специалисты с заводов Круппа, приезжавшие в Златоуст, считали, что здесь есть чему поучиться...
С 1925 года он уже состоял в должности заведующего Проектно-Строительным отделом Южно-Уральского обл. совнархоза. В течение 16 лет В.Ф. Фидлер занимался переустройством и переоснасткой Златоустовских заводов, реорганизацией кузнечного дела, введением механизации ковки, налаживанием напилочного производства в г. Миассе, реорганизацией Артинского завода.
Трудовая деятельность Владимира Фидлера в Свердловске
Такая неутомимая деятельности по реконструкции старых заводов Урала, незаурядные способности, высокие профессиональные знания, необычайное трудолюбие способствовали назначению В.Ф. Фидлера руководителем проекта крупнейшего в Европе Машиностроительного завода. В 1926 году он был приглашен на должность Руководителя групп по проектированию Уральского машиностроительного завода в только что созданном Уралпроектбюро в г. Свердловске. Задачей УЗТМ (Уральский завод тяжелого машиностроения) было снабжение всех отраслей уральской и сибирской промышленности и, в первую очередь, металлической промышленности, различными механизмами тяжелого типа. Предстояло создать проект завода в очень короткий срок и тут же начать строительство. Большие затруднения вызвал генплан завода, поскольку примеров рационально разработанных генпланов в стране не было. Было сделано 9 вариантов размещения цехов.
Шел 1926 год, в числе проектируемых предприятий был и машиностроительный завод, которому отводилась тогда очень скромная роль: обеспечивать потребности местных небольших металлургических и металлообрабатывающих предприятий. Главную же металлургическую базу страны решили создать на юге. Понятно, что там же должны были возвести и машиностроительный комплекс, который бы обеспечивал ее.
Однако далеко не все согласились с этим. Урал являл собой большие возможности для развития металлургии, требовал, следовательно, и мощного машиностроения. Такой была позиция не только местных властей, но и многих крупных руководителей, ученых в Москве. Фидлер, конечно же, не мог не знать "великого спора регионов" и отстаивал позицию сторонников промышленного развития Урала.
Тут есть одна тонкость. Это его убеждение, как ни странно, не имело отношения к спору регионов как таковому. Фидлер вовсе не был против развития юга, для чего действительно имелись все резоны. Но он выступал против недооценки развития Урала в индустриализации страны. Оставаясь верным себе, рассматривал проблему не местнически, не политически, а исходя из интересов дела. Вот его слова: "Завод – это живой организм, который рождается, развивается, мужает. Мы сейчас способствуем рождению завода и обязаны позаботиться о "кровати" для него. Но нужно, чтобы это была территория, рассчитанная на взрослого, возмужавшего Самсона, а не детская коляска, которая скоро станет для него прокрустовым ложем". И смело, вопреки указаниям центра, закладывал в проекты многократное расширение заводской площадки, укрупнение цехов и увеличение расстояния между ними, применение оборудования куда большей мощности, чем предписывалось.
В марте 1928 года В.Ф. Фидлер (рис. 7) был утвержден главным инженером строительства Уралмаша, параллельно заканчивая его проектирование. Впоследствии, после утверждения проекта, часть работников Уралгипромаша принимали участие такие специалисты, как Петр Михайлович Эйхе, Владимир Петрович Верещагин, Дмитрий Андреевич Патрушев.
15 тюля 1928 года, в день девятилетия освобождения Екатеринбурга от Колчака, в лесу был заложен первый камень Уралмаша (рис.8). Его заложили в фундамент цеха металлоконструкций (ЦМК), который изготовил для строительства Уралмаша 20 000 тонн конструкций и тем самым обеспечил успешный ход строительства. Кроме того, цех создавал тяжелые конструкции для Магнитки.
Пресс в конце концов удалось "пробить", как и другое оборудование для цеха – самое лучшее, самое современное. В поисках пресса директор строительства А. П. Банников (рис. 9) изъездил множество предприятий Европы и Америки. В том, что завод следует оснащать самой передовой техникой, он с главным инженером был согласен. Вообще, в том, что касалось работы, эти люди очень походили друг на друга: оба – фанатики идеи строительства завода-гиганта, оба – прекрасные организаторы, уважаемые и подчиненными и руководством. Они часто и много спорили. Иной раз Фидлер, не скрывая раздражения, говорил: "С этим человеком трудно, как ни с кем". Можно подумать, что с ним самим легко! Но то были споры не антагонистов, а единомышленников, те самые споры, в которых только и может родиться истина.
1931-1932 годы стали годами интенсивной стройки, за этот отрезок времени были возведены и начали работать основные цехи, что потребовало колоссального напряжения сил. Основными кадрами Уралмашстроя была молодежь («детский сад» – по выражению Владимира Федоровича), которую он любовно пестовал, всячески поддерживал ее инициативу. В случае затруднения ребята всегда имели надежный выход: «Ну, надо к Фидлеру идти».
Этот человек обладал даром технического предвидения. Он умел правильно просчитать, куда ведет та или иная тенденция современного индустриального развития. "Металлургия идет на укрупнение", – часто повторял он, и буквально ужасал проектировщиков задаваемыми им параметрами. Так, для кузнечнопрессового цеха он потребовал установить самый мощный тогда в Европе ковочный пресс усилием в 10 тысяч тонн. Ему возражали, доказывали, что его просто нечем будет загрузить. "Это сегодня, – отвечал Фидлер, – а завтра?" Из-за пресса разгорелась целая война. Главный инженер включал его в проект, а при утверждении его вычеркивали, но Владимир Федорович включал его вновь и вновь. Вопрос о нем долго висел в воздухе, а Фидлер между тем строил цех, словно пресс уже был у него в "кармане". Он нередко поступал именно так, если верил в свою правоту.
Худощавый, среднего роста, резкий и точный в суждениях, никому еще не известный в тихих коридорах Уралпроектбюро, Фидлер прямо-таки вихрем ворвался в размеренную жизнь этой недавно созданной конторы по проектированию уральских заводов. "Что за метеор явился на нашу голову?" – удивлялись сотрудники. А он окидывал взглядом разрабатываемые проекты и ошарашивал безапелляционным: "Это все не то!"
Рабочий день Фидлера отличался безразмерностью, отдыха он почти не знал. Чуть ли не единственное развлечение – сходить с семьей в оперный театр. В такие вечера, если его пытались задержать на стройке, вежливо, но твердо говорил: "Извините, у меня сегодня опера".
Сослуживцы очень любили музыкальные вечера, время от времени устраиваемые у Фидлеров дома, – на них они приходили с семьями. Владимир Федорович обычно появлялся позже всех. Приходил легкий, стремительный, веселый, от него будто исходила бодрая, живая энергия. Садился за рояль, играл и пел, и все пели вместе с ним. Рояль – тот самый, купленный при содействии Николая Рубинштейна, фирмы "Рониш". На нем красовалось фабричное клеймо с надписью: "Настоящей подписью в клейме удостоверяется, что к этому инструменту была применена самая тщательная работа и безукоризненный материал".
Завод между тем рос. И рос так, как хотел Фидлер, – масштабно, с использованием самых передовых научно-технических достижений, какие тогда были в мире. Большинство своих идей Владимиру Федоровичу удавалось отстаивать. Был у него среди прочих и такой, кстати сказать, аргумент в спорах с оппонентами: "А если завтра война?" Он при строительстве учитывал возможность такого развития событий с полной серьезностью. Во всяком случае, Сергей Иванович Самойлов, главный инженер Уралмаша в военные годы, говорил о том, что очень разумно был построен завод, будто специально для перевода его на военные рельсы. И как пригодился тот самый 10 000-тонный пресс в экстремальных условиях, когда объемы производства пришлось быстро увеличивать многократно!
В.Ф. Фидлер относился к категории людей созидателей. Он имел широкий кругозор, он хотел видеть Россию независимой и обороноспособной. То и другое, как известно, зависит от металлургии и энергетики. Зная богатства Урала и Сибири и учитывая их географическое положение, он считал необходимым первостепенное развитие этих регионов. Владимир Федорович жил строительством и только строительством. Фидлеру не пришлось увидеть заграничные заводы, так как в командировках за границу ему было отказано. Но огромная эрудиция Фидлера базировалась на широком профиле его образования, на опыте работы, которую он вел при реконструкции Златоустовского завода.
Владимир Федорович жил заводом. Не раз повторял: "Это мой первенец, и я отдам ему все, на что способен мой мозг". Во всем, что касалось работы, был бескомпромиссен. Человек высокой культуры, он умел выслушать оппонента, умел и признать свою неправоту. Но когда знал, что прав, – не терпел никакой приблизительности, никаких отклонений и допущений.
Такое его свойство да еще независимость характера породили немало недоброжелателей. Он, казалось, не обращал на это никакого внимания. Фидлер и к работникам быстро набиравшего силу ОГПУ относился без трепета. Вот случай, один из многих. Произошла авария на только что построенной водонапорной башне. Лопнуло днище бака, и сотни кубометров воды ринулись вниз и смели на своем пути все, в том числе и вооруженного постового. Для обсуждения ЧП главный инженер вызвал к себе в кабинет всех работников, ответственных за состояние башни. Во время заседания вошел сотрудник ОГПУ. Владимир Федорович попросил его выйти: "Сейчас мы устанавливаем причины аварии и пути ее ликвидации. Искать виновных будем потом".
Однажды, когда Фидлер был в Москве, треснула стена заводской лаборатории. Ему сразу сообщили об этом телеграммой. Он прислал ответ: "Ну и что? Еще не одна стена треснет". А вернувшись, узнал, что по этому поводу уже возбуждено уголовное дело, определяются "вредители". Фидлер резко восстал против этого и добился своего. Вообще, в отношениях с ОГПУ он свою позицию формулировал так: "Я главный инженер стройки и в ответе за все. Спрашивайте с меня. А кто меня подвел, с того я сумею спросить". По тем временам сие было непозволительной дерзостью.
1931-32 гг. стали годами интенсивной стройки, за этот отрезок времени были возведены и начали работу основные цехи.
К концу 1932 года были построены ЦМК, – ремонтно-механический, модельный, инструментальный и литейный цеха, вошла в строй ТЭЦ Уралмаша, построены трамвайная линия от вокзала до завода, а в августе было пущено кузнечное отделение кузнечно-прессового цеха. В ноябре был пущен механический цех № 1 – предмет особых забот и гордости В.Ф. Фидлера, при закладке которого он даже уложил плитку с указанием своего имени. Близился пуск завода. Всего несколько месяцев не дожил Владимир Федорович до этого события. В октябре 1932 года его вызвали в Москву на совещание к наркому тяжелой промышленности С.Орджоникидзе. Но Владимиру Федоровичу уже не пришлось присутствовать при этом торжественном событии: в ночь с 23 на 24 октября 1932 года он, будучи в Москве скоропостижно скончался от инфаркта после совещания в Совнаркоме СССР, где его назначали главным инженером УЗТМ.
Официально считается, что после совещания в номере гостиницы Владимир Федорович умер от инфаркта, но родственники считают, что его убили. В.Ф. Фидлера кремировали и урну с прахом привезли в Свердловск (рис.10). Она была помещена вместе с прахом А.П.Банникова, первого директора Уралмаша, в памятник (черный мраморный куб, архитектор Оранский), стоявший на том месте, где сейчас расположен памятник Орджоникидзе в Екатеринбурге.
Наследие Владимира Фидлера
15 июля 1933 года состоялся торжественный пуск Уральского завода тяжелого машиностроения. Чудо свершилось – Россия в короткий срок своими силами построила завод-гигант. Завод родился, а из «детского сада» выросли прекрасные руководители, конструкторы и научные работники. И надо склонить головы перед теми, кто вынес тяжелую борьбу за рождение УЗТМ, вдохнул в него жизнь, кто шел не по торной дороге, а прокладывал путь по неведомым тропам сквозь преграды к святившему им вдалеке маяку.
Через год после смерти В.Ф. Фидлера в декабре 1933 года его причислили к якобы действовавшей на Уралмашзаводе “контрреволюционной террористической организации”. Поводом к этому послужил пожар в кузнечно-прессовом цехе 19 декабря 1933 г. Огонь почти полностью уничтожил здание цеха и помещение насосно-аккумуляторной станции. Кузнечно-прессовый цех был выведен из строя на шесть месяцев, а общие убытки от пожара составили 1 миллион 888 тысяч рублей в ценах того времени 530 тысяч рублей в инвалюте. Следствие пришло к выводу, что это была диверсия. На суде главным обвинителем выступил секретарь парткома Л.Л.Авербах, который заявил, что Фидлер В.Ф. возглавлял кузнечно-прессовый цех и по его вине случился пожар. Суд счел обвинение полностью доказанным и объявил, уже покойного Владимира Федорович, врагом народа, а пятерых уралмашевцев приговорил к расстрелу, шестерых к различным срокам заключения. Результаты процесса по делу о “поджоге” сказались и на судьбе семьи В.Ф.Фидлера: она была выселена из кооперативной квартиры, младшую дочь исключили из института. Прах Владимира Федоровича был выброшен из усыпальницы. Для семьи начались тревожные тяжелые дни. Дочь Нину, студентку медицинского института, неоднократно вызывали на комсомольское бюро и требовали отречься от отца. Но дочь была убеждена, что отец не виновен и тогда ее исключили из института. Семью выселили из квартиры в доме на ул. Белинского в г. Березовский, где они снимали частную квартиру. Жена была лишена пенсии, а значит и средств к существованию.
Урна с прахом Владимира Федоровича чудом сохранилась. В конце 30-х годов ее обнаружил на каком-то складе ветеран завода В.Н.Анфимов и много лет хранил ее в подвале своего дома. Затем урна была передана сыну В.Ф. Фидлера. Сначала ее захоронили на Михайловском кладбище, а позже перенесли в могилу жены на Широкореченском кладбище в Свердловске. По имеющимся данным, родственники В.Ф. Фидлера неоднократно обращались в прокуратуру с просьбами о его реабилитации, так как все уралмашевцы, осужденные по делу о “поджоге”, давно реабилитированы. В мае 1993 г. справка о реабилитации была, наконец, получена. И только в 1957 году Владимир Федорович был окончательно реабилитирован, признали его невиновность.
Дело В.Ф. Фидлера продолжили его дети, внуки и правнуки. Старший сын – Сергей (1908-1966) учился на металлургическом отделении химико-металлургического факультета УПИ, работал на Уралмаше в должности инженера кузнечно-прессового оборудования.
Внук – Евгений Сергеевич Фидлер (1930-1965) окончил металлургический факультет УПИ и был направлен на Челябинский металлургический комбинат, где работал начальником капрового цеха до 1990 года. Правнук – Сергей Евгеньевич Фидлер работает в автотранспортном цехе ЧМК. Правнучка – Вера Евгеньевна Горшенина окончила лесотехнический институт в 1982 году по специальности «механическая обработка древесины». Средний сын Владимира Федоровича – Николай (1930-1995) окончил УПИ в 1936 году по специальности «грузовые, подъемные и транспортные машины». Работать начал еще до поступления в институт в Уралгипромаше, затем во время учебы – конструктором, старшим конструктором КБ «Союзпроммеханизации». С 1942 года на Оптико-механическом заводе занимал должность мастера, механика цеха, главного механика. Презиумом Верховного Совета СССР награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.». С 1975 года Н.Ф. Фидлер жил в Минске, где занимал должность главного механика завода им. Вавилова. В 1979 - 1985 годах занимал должность главного инженера по проектированию машиностроительных заводов Минска.
Внучка – Наталья Николаевна Статкевич окончила строительный факультет Минского политехнического института и работает в настоящее время инженером-строителем. Младший сын Владимира Федоровича – Алексей Владимирович Фидлер (1915-1979) прошел сложный жизненный путь. В связи с репрессиями, обрушившимися на семью Фидлера, в 1934 году Алексей не учился в институте. Ему удалось окончить Свердловский строительный техникум железной дороги им. Л.М. Кагановича в 1937 году по специальности техник изысканий и строительства железных дорог. Был репрессирован в 1938 году и находился в городе Перми до 1940 года. После освобождения начал работать техником в Уральском отделении «Союзмаштреста», а с января 1942 года по октябрь 1945 года воевал сапером, стрелком-автоматчиком под Нарвой, на Ленинградском фронте, принимал участие во взятии Праги в составе 21 армии. Был тяжело ранен 5 октября 1943 года на Ленинградском фронте. Награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За отвагу», «За участие в ВОВ» и «За победу над Германией». После войны работал прорабом дорожно-мостовых работ в Гордормострое г. Свердловска до 1970 года. Жил с матерью Капитолиной Ивановной Фидлер в комнате одного из бараков по ул. Розы Люксембург, 69. После реабилитации отца, в 1957 году. УЗТМ выделил вдове и сыну Фидлера комнату в благоустроенной квартире поселка Уралмаш. Семью Алексей Владимирович не создал, детей не имел.
Старшая дочь В.Ф. Фидлера – Ольга Владимировна Солонина (1910-1985) – окончила школу в Златоусте в 1927 году, работала чертежницей в Уралгипромаше. Окончила строительный техникум в 1941 году и поступила в Гипротяжмаш техником-конструктором и проработала до 1947 года. После рождения сына Сергея посвятила себя семье. Сергей Иванович Солонин окончил механический факультет, УПИ, аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. В настоящее время зав. кафедрой Технологии машиностроения Уральского Государственного Технического Университета. Кандидат технических наук, доцент. Правнучка Елена окончила педагогический институт. Учитель математики. Средняя дочь – Наталья Владимировна Богусевич (1912-1978) окончила школу в Свердловске в 1928 году и поступила на Уралмаш чертежницей. В 1935 году окончила курсы медсестер и работала в железнодорожной больнице. С 1949 по 1956 находилась с мужем в Чехословакии. Воспитала трех дочерей. Внучка – Ирина Александровна Ульяничева – родилась еще при жизни деда в феврале 1931 года. Он ее очень любил и подолгу с ней беседовал. Оба собеседника были довольны друг другом: одна тем, что ей уделяют так много внимания, другой – что имеет возможность сколько угодно высказываться об Уралмаше, о необходимости ускорения темпов строительства и освоения. Причем слово «темпы» повторялось так часто и так выразительно, то первым словом, сказанным внучкой, было именно оно. После окончания филологического факультета УрГУ Ирина Александровна работала в г. Березовском учителем литературы и русского языка. Замуж вышла за москвича. Дала себе в юности слово добиться реабилитации деда. Работала корректором в газете «Труд», позднее перешла на студию диафильмов для детей, главным редактором. Высокообразованный человек, она много, времени уделяла выяснению своей родословной. От своей бабушки она знала о предках из немецкого рода Кантов. Посещала могилу прабабушки Лины Юльевны Кант в Донском монастыре г. Москвы. Установила связи с музеем Иммануила Канта Калининграде (Кёнигсберге), ведет переписку с немецкими родственниками. В 1996 году ею была закончена книга «Российская ветвь Кантов».
Правнучка Фидлера Анна окончила биологический факультет УрГУ. Работала в институте по исследованию противокоревого гамма - глобулина. Правнучка Светлана окончила Музыкальное училище им. Чайковского. Работала в школе. Правнучка Лариса – студентка Екатеринбургского Горного института. Внучка Ольга Александровна Богусевич окончила Одесский институт по специальности синоптик. Долгое время работали в Армении, затем переехала в Москву. Правнучка Александра – студентка Московского экономического института. Младшая дочь Фидлера - Нина Владимировна Никитина (1918-1977) в своей жизни хлебнула лиха. Ей было всего 14 лет, когда умер отец. Детство кончилось в 1934 году, когда семью выселили из квартиры, и жена В.Ф. Фидлера была лишена пенсии. Нина пробовала устроиться на работу, так как они с матерью остались без средств к существованию. Работала в Геологоразведке экспедитором, но была, уволена по сокращению штатов. Свою мечту стать врачом она так и не осуществила. Поступив на 1 курс Свердловского медицинского института (школу она закончила блестяще), она проучилась недолго. Началась травля. Её вызывали в комитет комсомола и требовали отречься от отца. Она не согласилась, и её исключили из института. Верная медицине, Нина Владимировна пыталась устроиться на работу в больницу № 1, но её приняли только в паталого-анатомическую лабораторию, где она в течение года вела протоколы вскрытия во время судебно-медицинских исследований, В 1936 году Нина Владимировна становится ученицей Н.А. Печатальщиковой. Освоив специальность лаборанта-гистолога, Нина Владимировна работала в той же лаборатории городской больницы №1 г. Свердловска. Нехватка денег, тяжелые года войны не позволяли начать учебу. Но в 1949-1950, уже имея семью и двух детей, Нина Владимировна наконец-то заканчивает фельдшерско-акушерскую школу по специальности медлаборант. В то время она уже поступила работать на кафедру нервных болезней Свердловского медицинского института. Большую помощь в то время ей оказывал профессор Д.Г. Шеффер. Она становится специалистом высокой квалификации в своей области, работая с опухолями. На кафедре проводились операции на головном и спинном мозге, она всегда была под угрозой заражения. Ответственный человек, она не мыслила оставить эту работу и вносила свою лепту в научные исследования на кафедре, что приносили ей удовлетворение. С 1964 года по той же специальности Нина Владимировна работала в окружном военном госпитале. На пенсию она не вышла, пока не заболела.
Внук – Алексей Валентинович Никитин – окончил радиотехнический факультет Уральского политехнического института. Занимался научной работой, защитил диссертацию. В настоящее время работает в Морском геофизическом институте (г. Севастополь), старший научный сотрудник, кандидат технических наук по автоматике и телемеханике. Внучка Фидлера – Маргарита Валентиновна Гусева – осуществила мечту матери – окончила Свердловский медицинский институт. Работала детским кардиоревматологом. Правнучка Наталья окончила УрГУ по специальности журналистка.
Заключение
В культурной, высокоинтеллектуальной атмосфере проходило детство будущего крупного советского инженера. В своем роду он стал первым, не захотевшим наследовать фамильную профессию. Его влекли точные науки, техника, и, может быть, именно поэтому родители отдали его не в гимназию, дававшую классическое, гуманитарное образование, а в реальное училище. Окончив его, Фидлер поступил в Томский технологический институт – один из лучших российских вузов начала ХХ века. Учиться ему здесь пришлось с перерывами целых десять лет. Причина – безденежье, в которое семья окунулась после ранней смерти отца Владимира Федоровича. Помощи студент ни откуда не ждал, более того, аптеку пришлось продать и взять на себя заботы о матери.
В одной из своих автобиографий, написанной в 1926 году, Владимир Федорович Фидлер отметил: "Никогда ни в какой партии не состоял и не состою". И далее: "Непосредственного участия в переворотах не принимал, ибо считал своей обязанностью в критические минуты не покидать своего служебного поста в интересах дела". Столь недвусмысленно выраженное равнодушие к только-только отгремевшим бурям революции и гражданской войны, да еще в то время, когда весьма немаловажно было иметь хоть какие-то революционные заслуги, очень характерно для этого человека.
В этих словах суть нравственной позиции российского технического интеллигента, считающего, что интересы дела, производства, которым он занят, важнее всего для его страны. И время показало: значение его дела и впрямь трудно переоценить.
Когда речь заходит о первостроителях знаменитого Уралмашзавода, то в первую очередь называют директора строительства Александра Петровича Банникова и лишь единицы вспоминают Фидлера. По истории "завода заводов" существует целая литература, но и в ней Владимир Федорович только упоминается, да и то довольно скупо. А между тем он был, ни много, ни мало, главным инженером строительства индустриального гиганта, работа которого долгие десятилетия во многом определяла стратегию развития отечественной экономики.
Доброе имя Владимира Фёдоровича Фидлера восстановлено. Память о нём жива. В Златоусте и в Екатеринбурге в названии улиц; в музеях хранятся и экспонируются материалы и документы, рассказывающие о его деятельности. Внуки и дети продолжают дело отца и деда. Е.С. Фидлер – металлург, С.И. Солонин – внук, доцент, зав. кафедрой технологии и машиностроения Уральского политехнического института. Есть в семье и биологи, филологи, воспитанные культурными, честными, порядочными и трудолюбивыми людьми, унаследовавшими от деда всё лучшее, чем обладали интеллигентные люди дореволюционной России.
Да и по сей день имя Владимира Федоровича Фидлера – проектировщика и строителя завода-гиганта, которому своим рождением обязаны десятки, если не сотни, предприятий страны, по сути, в забвении. А ведь именно такие люди составляют соль земли, вершат прогресс и усовершенствуют жизнь человеческого общества.










Список использованных источников
1.Верзаков Н. Наследие славы. К 240-летию ПО «Булат» – Златоуст, Изд-во «Газета»,1994 г.;
2.Чуфарова В.Г. Инженеры Урала: Энциклопедия. «Уральское издательство» – Екатеринбург, 1993 г.;
3.Верзаков Н. Необыкновенный инженер. // Изд-во «Маховик» – Златоуст, 1990
4.Гусева М.В. Сплетались времена, сплетались страны. Вып.2. // Екатеринбург, 1997 г.; 5.Гусева М.В. Ульяничева И.А. Семья В.Ф. Фидлера. Уральское генеалогическое
общество. Вып.2. // Екатеринбург, 1997 г.;
6.Истоки. Краеведческий сборник. Вып.5. // Изд-во «ЦИЦЕРО» – Челябинск, 2010 г.;
7.Либерман А. Начинал в Златоусте. // Газета «Златоустовский рабочий» – 1979 г., 18 августа;
8.Либерман А. Потомок Кантов в Златоусте. // Газета «Златоустовский рабочий» – 1993 г., 3 июля;
9.Материалы Миасского краеведческого музея;
10.Окунцов Ю.П., Буданов А.В. Научно-техническая интеллигенция Урала в 20 – 30-е годы: дела и судьбы / Под ред. М.Е. Гланацкого Златоуст, 2004 г.;
11.Приходько Н.Ю. Материалы Златоустовского музея;
12.Фидлер В.Ф. Материалы для биографии [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]http://www.genealogia.ru/users/uiro/articles/konference2001_05.htm
13.Наука и Жизнь [Электронный ресурс] // www.nkj.ru: [офиц. сайт], [раздел]
14. Наука и жизнь / Архив журнала «Наука и жизнь» /
15.Наука на Марше / А. Джапаков Отечество. Страницы истории. http://www.nkj.ru/ archive/articles/4977/










Приложение


Рис.1 Здание аптеки


Рис. 2 Владимир Фидлер – выпускник Екатеринбургского реального училища.




Рис.3 Здание арсенала при бывшем казенном Златоустовском заводе.


Рис. 4 Жена Владимира – Капитолина Ивановна Аманацкая.

Рис. 5 Златоустовский казенный завод (бывший)

Рис. 6 Гора Косотур. Бывшая Заайская улица


Рис.7 В.Ф. Фидлер – главный инженер строительства Уралмаша

Рис.8 Строительство Уралмаша



Рис.9 Александр Петрович Банников, руководитель Уралмашстроя






Рис.10 Урна с прахом Владимира Фидлера
















HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER142HYPER15







Приложенные файлы

  • doc file 5
    Реферат по краеведению
    Размер файла: 4 MB Загрузок: 0