Презентация на тему: Колизей


ГПОУ ПТТ
РЕФЕРАТ
ШОРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ КОСТЮМ
Выполнила: студентка
1курса, гр. ТОА 15/1
Суслова Ксения
Проверил: Любчик Е.В.,
Преподаватель
Прокопьевск, 2016
ПЛАН
Введение……………………………………………………………..3
1. Общая характеристика традиционной культуры шорцев…….4
2. Особенности шорского национального костюма…………….8
Заключение…………………………………………………………14
Список литературы…………………………………………………15
Приложение …………………………………………………………16
Введение
В настоящее время этническое развитие шорцев представляет собой сложный клубок проблем, которые показывают взаимосвязь социальных, экономических, политических и культурных процессов, протекающих внутри российского государства в целом и определяющих интересы представителей коренных этносов указанного региона в частности.
Этническое самосознание коренного малочисленного народа Сибири – шорцев характеризуется следующими особенностями его содержания: высокой значимостью представлений об историческом прошлом своего народа; устойчивостью осознания своей тождественности с этнической общностью; преобладанием ценности семейной идентичности; позитивным отношением к собственной этнической принадлежности; большей значимостью традиционных ценностей в регуляции собственного поведения; приверженностью к сохранению языка, культуры, традиций, обычаев своего народа.
Рассмотрим в нашей работе особенности шорского национального костюма.
1. Общая характеристика традиционной культуры шорцев
Шорцы – потомки местных самодийских и угорских племен, смешавшихся с группами тюркоязычных (главным образом, уйгурских и енисейско-кыргызских) племен, мигрировавших на территорию современной Кемеровской обл. в период господства тюрок в Центральной Азии и Алтае-Саянском нагорье (Тюркский, Уйгурский, Кыргызский каганаты, середина VI - начало Х в.) и позже - вплоть до ХVIII в., когда с уже тюркизировавшимися местными племенами «кузнецких татар» (известных в русских источниках с 1618 г.) смешиваются пришедшие с Алтая группы телеутов (2, с. 12).
Общим самоназванием всех групп шорцев стало «татар-кижи» или «шорцы». Кроме того, различные группы исторических предков современных шорцев именовались в источниках по-разному: по местообитанию - черневые татары, мрасцы, кондомцы, верхотомцы или по названиям родов - абинцы, шорцы, каларцы, каргинцы, а также по основному роду занятий - кузнецкие татары.
Первоначально основными продуктами питания шорцев были: мясо зверей и птиц, рыба, дикорастущие растения. С развитием земледелия распространилась мука и крупа из ячменя. Степные шорцы употребляли молочные продукты (4, с. 30).
Принцип иноговорения действовал и во время охотничьего промысла. Живя в тайге, шорцы соблюдали ряд правил, регламентировавших их быт и речевое поведение: ведь они временно находились на территории, закрепленной за родом, но одновременно являющейся собственностью могущественного духа, владельца всех промысловых зверей, хозяина гор и лесов. В этом мире нельзя было употреблять имена собственные для обозначения диких существ, природных объектов, орудий охоты и т.п. Требовался особый язык, а привычные обозначения на время как бы забывались. Согласно обычаю, охотники, разговаривая друг с другом, называли животных «секретными» именами: медведя - тир тон - «овчинная шуба»; волка - узун кузрук «длинный хвост» и т.д.
Удаляясь от жилища хотя бы на время, человек обретал статус иного существа. Преодолевая силу притяжения мира культуры, охотники для оставшихся дома людей временно превращались в чужаков. Чтобы не причинить промысловикам вреда, близкие остерегались произносить их имена. Нельзя было играть, веселиться, ругаться из опасения, что артель останется без добычи
Согласно традиционному мировоззрению шорцев, мир был разделен на три сферы: небесную землю, где находится высшее божество Ульгень; среднюю землю, где живут люди; и земля злых духов, подземный мир, где властвует Эрлик. Шорцы верили также и в духов - хозяев тайги, гор, рек, озер. Общение с духами и божествами происходило через посредника-шамана - особого избранника божеств. К услугам шаманов прибегали очень часто: при болезнях, во время похорон, перед охотой, при трудных родах, перед сбором урожая. С участием шамана проходили традиционные родовые моления верховному божеству Ульгеню (5, с. 10).
Устный характер шорской культуры с его повышенным вниманием к слову превратил диалог в универсальный механизм взаимодействия человека с внешней средой. Складывается впечатление, что общество, еще только начиная осознавать свою объективную выделенность из природы, интуитивно пытается восстановить разрушаемое единство-тождество, стремится всеми возможными способами продлить контакт.
Напряженный и драматический процесс двусторонних взаимоотношений мира людей и не-людей сводился в итоге к обмену информацией и ее дешифровке. Мифический космос говорил на многих языках. Символическим смыслом у древних шорцев было наполнено все: одежда, еда, питье, труд и отдых. Поскольку «матрицей» иного существа был в конечном итоге человек, люди наделяли всевозможных духов способностью имитировать сугубо человеческое поведение. Охотники-шорцы рассказывали о хозяине тайги: «Ночью он (эзи) ходит около охотничьего балагана, иногда стучит, иногда говорит, но охотнику нельзя выйти на его стук из балагана. Ночью в тайге вдруг послышатся песни, словно играет кто-то, - это хозяева тайги развеселились. Или пугает около балагана, ревет кто-то, кричит по имени три раза. Надо промолчать - иначе душу возьмет, тогда по возвращении домой придется камлать и просить душу назад» (3, с. 19).
В мире духов, на их территории или в их присутствии считалось опасным проявить свою человеческую сущность: подать голос, отозваться на имя и т.п. - «отчуждаемые» части человека могли стать добычей существа иного мира, стремящегося тем самым как бы восполнить свою ущербность.
Иной мир давал знать о себе не только подражанием речи человека; диапазон его звучания был много шире. Угли в очаге, потрескивая, сообщали о настроении духа огня, звон колец тагана предвещал появление гостя. По представлениям шорцев, душа-тень за год до смерти человека предупреждала его об этом щелкающими звуками (4, с. 56).
Кедр – символ Мирового Древа шорского народа. Символическое значение для шорцев имели также лиственница и береза. В основном камлание происходило под березой. Потому у шорцев и у других родственных народов береза была особо почитаемым деревом и широко использовалась в различных церемониях, например, во время свадьбы. Береза в мировоззрении шорцев объединяет три мира. Кроме этого, береза неразрывно сопровождает человека на протяжении всей жизни. При рождении девочки к ее колыбели привязывали ветку березы – символ будущего замужества. И для новорожденных делали колыбель из березы. Во время свадьбы для молодых строили шалаш с использованием березовых веток. В быту из этого дерева изготавливалась вся домашняя утварь. В камлании пучок из ветвей березы - шорбу - использовали вместо бубна. Кам общался с верховным божеством, взбираясь по березе. Также она использовалась при изготовлении бубна для шамана, а при его оживлении использовали березовые веники.
У шорцев к мужу и его старшим родственникам женщина должна была обращаться так: ака «старший брат»; абагай «дед, брат деда»; эjе «старшая сестра», т. е. употребляя вместо личных имен обозначения их социальных позиций. Имена личные, собственные были запретными для нее. Поэтому женщина вынуждена была описывать тех, к кому обращалась. Например, в разговоре со свекровью молодая женщина «обозначает» ее, говоря, например: «имеющая серьгу». Но если свекровь зовут Сырга (Серьга), сноха вынуждена говорить: «то, что висит в ухе». Иноговорение снохи - своего рода «замаскированная» речь. При этом используемый прием - описание «маркеров» человека вместо произнесения его имени - сродни атрибутивному развертыванию имен в текстах шаманских камланий (6, с. 10).
Таким образом, можно отметить, что с середины 1980-х годов ХХ века идет процесс возрождения духовной культуры шорцев, которое подчас выражается в возобновлении традиционных культовых обрядов, в праздновании особых «национальных» праздников - праздника мифологического прародителя Ольгудека, весеннего Пайрама и др., сопровождаемых исполнением эпоса.
Следовательно, большое влияние на духовно-культурные традиции и особенности мировоззрения шорцев оказывали тесные контакты с русским населением.
2. Особенности шорского национального костюма
По своей религии шорцы были шаманистами. Поэтому шаманизм – это своего рода один из национальных символов шорцев. Костюм шамана, его бубен составляют целые символические системы. Даже тогда, когда наряда не существует, его заменяют шапка, пояс, бубен и другие магически-символические предметы, принадлежащие к ритуальному наряду шамана и заменяющие собственно одежду. Так, например, Радлов утверждает, что черные татары, шоры и телеуты не знают шаманского наряда; тем не менее часто случается (как, например, у лебединских татар), что используется ткань для обматывания вокруг головы, и без этой ткани совершенно недопустимо заниматься шаманством.
Нательной одеждой шорцев были рубахи туникообразного кроя из кендырной или недорогой хлопчатобумажной ткани (2, с.23).
Шаманский наряд сам по себе представляет религиозную космографию и иерофанию (священноявление): он означает не только божественное присутствие, но также космические символы и метапсихические пути. При тщательном исследовании он раскрывает систему шаманизма так же ясно, как и шаманские техники и мифы.
Зимой шорский шаман надевает свой наряд на рубашку, а летом - непосредственно на голое тело. Шаман обнажает свой торс, и единственной одеждой его остается только пояс. Очень вероятно, что эта почти полная нагота имеет религиозное значение, даже если тепло, царящее в жилищах, кажется достаточным объяснением этого обычая. Во всяком случае, независимо от того, идет ли речь о наготе ритуальной или о специальном наряде для шаманских занятий, существенно, что шаманское переживание не наступает, если шаман одет в обычную будничную одежду. Даже тогда, когда наряда не существует, его заменяют шапка, пояс, бубен и другие магические предметы, принадлежащие к ритуальному наряду шамана и заменяющие собственно одежду.
Сам по себе наряд представляет религиозный микрокосмос, качественно отличающийся от окружающего мирского пространства. С одной стороны, он составляет почти полную символическую систему, а с другой стороны, в связи с посвящением, он насыщен разнообразными духовными силами, прежде всего «духами». Благодаря самому факту одевания - или манипуляции заменяющими предметами - шаман преодолевает мирское пространство, готовясь войти в контакт с духовным миром. Обычно это приготовление является почти конкретным вхождением в духовный мир, поскольку наряд надевается после многочисленных приготовлений, непосредственно перед шаманским трансом.
Кандидат должен в своих снах точно увидеть место, где находится его будущий наряд, а искать его он будет сам. Затем он покупает его у родственников умершего шамана по цене коня. Но наряд не может покинуть пределы рода, поскольку в определенном смысле он имеет отношение к целому роду не только потому, что он был сделан или куплен благодаря вкладу всего рода, но прежде всего потому что он, насыщенный «духами», не должен носиться кем-то, кто не смог бы с ними совладать: в противном случае духи могут причинять вред всей общине (7, с. 10).
Наряд является таким же объектом чувств опасения и страха, как и всякое иное «место для духов». Когда он уж слишком изношен, его вешают на дереве в лесу: живущие в нем «духи» оставляют его, привязываясь к новому наряду.
После смерти шамана наряд хранится в его доме: «духи», населяющие его, подают признаки жизни: наряд вздрагивает, шевелится и т. п.
Верхняя одежда шорцев ограничивалась коротким холщовым халатом кендырь-шабыр, с левосторонним запахом. Воротники халатов орнаментировались. В орнаменте прослеживаются мотивы северосибирского, южносибирского, иртышско-алтайского, саяно-алтайского, североазиатского и среднесибирского типов.
К поясу мужчины крепились: ситцевый или холщовый кисет нанчык, трубка канза, огниво оттык, кремень оттык таш, нож пычак в деревянных ножнах калып.
Дифференциации по покрою мужской и женской одежды у шорцев не существовало. Для детей шили такую же одежду, что и для взрослых, только меньших размеров.
Не повсеместно, но имелись особые элементы охотничье-промысловой одежды – наплечники узан, сшитые в виде капюшона из шкуры косули шерстью наружу, и простеганные куртки из войлока, покрытые кендырем (конопляным холстом). Из нательной одежды шорские мужчины и женщины носили рубаху кунек и штаны кендырь штан (5, с. 24).
Поясной одеждой мужчин и женщин у шорцев служили штаны из домотканого грубого холста или из дабы, женские отличались меньшей длиной.
Костюм дополнялся незатейливыми украшениями. Среди ушных бытовали серьги, гнутые из медной проволоки и украшенные бусинами, бисером, или литые – медные, серебряные. Шею женщины и девушки украшали ожерельями мончур или снизками бус. Концы кос соединяли приплетками-накосниками чынча из пучка косичек из конского волоса с раковинами каури и бусинами на концах.
Существенную символическую роль играют медные зеркала: говорят, что зеркало помогает шаману «видеть мир», то есть сосредоточиться, «локализировать духов» или отразить потребности человека и т. п. Глядя в зеркало, шаман может увидеть душу покойника или белого коня шаманов. Конь - в высшей степени шаманское животное: галоп, головокружительная скорость - это традиционные представления о «полете», то есть об экстазе.
По мнению самих шаманов, значительная часть их могущества сокрыта в этих колпаках. Поэтому когда шаманский сеанс демонстрируется по просьбе русских, то шаман обычно выполняет его без колпака (3, с. 84).
Иногда колпак заменяет широкая лента вокруг головы, на которой подвешены ящерицы и другие животные-покровители, а также множество ленточек.
Вызывает интерес орнитологическая символика. Шаманский колпак может быть украшен птичьими перьями: лебедя, орла, совы, - например, перьями золотого орла или коричневой совы. Некоторые шаманы делают свой колпак из шкуры (чучела) коричневой совы, оставляя крылья, а иногда и голову для украшения. Понятно, что украшенный всем этим шаманский наряд как бы наделяет шамана новым, магическим телом в облике животного. Три главных типа - птица, олень и медведь, но особенно птица.
Птичьи перья мы встречаем почти во всех описаниях шаманских нарядов. Более того, сама структура наряда стремится как можно более точно наследовать форму птицы (1, с. 29).
Следует учитывать мифические связи, существующие между орлом и шаманом. Орел считается отцом первого шамана, он играет важную роль в самом посвящении шамана, наконец он находится в центре мифического комплекса, включающего Древо Мира и экстатическое путешествие шамана. Тем более не следует забывать, что Орел определенным образом представляет Всевышнее существо, даже если он сильно соляризован. Нам кажется, что все эти элементы приводят к довольно точному определению религиозного значения шаманского наряда: надев его, шаман обретает мистическое состояние, обнаруженное и закрепленное во время долгих переживаний и церемоний посвящения.
К концу XIX – началу XX вв. в одежде шорцев все ощутимее сказывалось влияние русской культуры. Мужчины стали носить покупные ситцевые рубахи, суконные штаны, пиджаки, картузы, драповые пальто, халаты из черного сукна с кушаком, сапоги. Обычным костюмом женщины было платье «кунек» из покупного ситца различных цветов или черного сатина, подпоясанное кушаком. Поверх платья надевался фартук. На голову накидывали разноцветные шали, на ноги обували ботинки.
Традиционная одежда сохранилась в начале XX века только в самых глухих улусах верховьев, Мрассу и Кондомы. Шили ее из гладкого черного сатина сатина или домотканой ткани «кендыря». Мужчины носили традиционные рубахи «кунек» из грубого конопляного холста или из приобретенной у русских бязи «табы». Покрой их был туникообразный с косым или прямым воротом, обшитым цветной материей и застегивающимся на пуговицы. Штаны «шанбэр штан» шили из такой же материи. Пояс сплетали из конского волоса или конопляное верёвочки.
Верхний распашной халат «шабыр пантек» был также из домотканого холста. Ворот и нижняя часть подола обшивалась тесьмой «нака», связанной из синего, красного или желтого гаруса или английской шерсти. Халат застегивался вверху на одну пуговицу и подпоясывался кушаком «кур».
Зимняя одежда - шубы и вязанные из овечьей шерсти рукавицы. Обязательным атрибутом мужского костюма являлся ситцевый кисет «нанчик» на поясе, деревянная с выгнутым чубуком трубка «канзэ», огниво «оттук», кремень «оттык таш», нож «пычах» в деревянных ножнах «калып».
На голове носили шапки «пюрюк» из домотканой материи в форме ермолки или меховые ушанки, а летом - картуз. На ногах у всех мужчин были сапоги «удук» из кожи домашней выделки, иногда, у бедных с холстяными голенищами. Встречалась и обувь из оленьего камуса (2, с. 26).
Женский традиционный костюм состоял из бязевой рубахи синего цвета «кунек» длиною до пят, застегивающейся на груди мелкими пуговицами. Полы были обшиты лентами из черной ткани. Вязевые синие штаны «штан» не имели разреза. Грудь плисового с подкладом халата «пантек» украшалась двумя рядами раковин каури «чаланбаш» или вышивалась геометрическим узором их цветных ниток. Голову покрывади платком «плат» красного или желтого цветов, на ногах были кожаные галоши «чарык» или сапоги «удук».
Незамужние женщины и девушки заплетали волосы в 3-5-7 косичек с украшениями на концах. Замужние женщины имели две косы.
Женщины применяли также украшения: серьги из стальной проволоки или меди с бисером, тонкие кольца или медные перстни. У зажиточных можно было увидеть ожерелье из 3-х рядов стеклянных бус разных цветов.
Заключение
Шорская традиционная культура претерпела за последние десятилетия значительные изменения. Эти изменения в значительной степени происходили в форме межкультурного диалога, основанного на межличностной коммуникации, наиболее ярко выраженной в поселках с этнически смешанным населением. Большое влияние на духовно-культурные традиции и особенности мировоззрения шорцев оказывали тесные контакты с русским населением.
Шорцы делают все, чтобы для своего народа процесс этнической ассимиляции остановить. Праздники, обряды, национальные костюмы, пробуждение интереса к старине этому способствуют.
Список литературы
Алексеев, Н.А. Шаманизм тюркоязычных народов Сибири [текст] / Н.А. Алексеев. - Новосибирск, 1984. – 120 с.
Алтын Шор / Золотая Шория / авт. Л. Чульжанова. – Междуреченск, 2010. – 47 с.
Духовная Шория. Шорский фольклор в записях и из архива профессора А.И. Чудоякова. – Кемерово: ИПП «Кузбасс», 2008. – 352 с.
Кимеев, В.М. Шорцы. Кто они? [текст] / В.М. Кимеев. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 1989. – 179 с.
Потапов, Л.П. Шорцы [текст] / Л.П. Потапов // Народы Сибири. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1956. – 187 с.
Современное положение и перспективы развития малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока: независимый экспертный доклад [текст] / Под.ред. член-корр.РАН В.А. Тишкова. - Новосибирск: Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2004. – 123 с.
Уртегешев Н. О шорской символике // «Туган Чер» (Родная земля), №7 Июль, 1998.
Приложение
Украшения1. Медный перстень «чустуг», 2. Приплётка к косе «чинча», 3. Медный перстень «чустуг», 4. Приплётка к косе «чинча», 5. Железная ушная подвеска «ызырга», 6. Оловянная серьга «ызырга», 7. Латунная ушная подвеска «куйга»
Орнамент1. Воротник «чага», 2. Пояс «кур», 3. Бархатный воротник «чола». 4. Ситцевый воротник «мончир», 5. Меховые рукавицы «мелей», 6. Кисет «нанчык», 7. Кисет «нанчык», 8. Кожаный кисет «сыксыш», 9. Меховые рукавицы «мелей»

Приложенные файлы

  • docx shorski.kost
    Размер файла: 173 kB Загрузок: 2