Евгений Онегин. Опера — элегия.

Приймак Виктория Виталиевна
ГБПОУ «Новгородский областной колледж искусств им. С.В.Рахманинова.
Версия 2014 г.

Евгений Онегин.
Опера- элегия.


"Евгению Онегину" Чайковского более 130 лет. Эта опера обладает огромным запасом нежности и красоты. По интимности, лиричности в кругу европейских романтических опер, она сопоставима, пожалуй, только с "Травиатой" Верди.
Известна фразой С. И. Танеева о первой картине Евгения Онегина:
"Там совсем нет действия"
Своеобразный ответ ему дает Н.Туманина:
"есть атмосфера" (стр.508).
В опере поверх сюжета (или глубоко под ним) существует некая содержательная линия, благодаря которой Асафьев называет « Онегина» оперой – поэмой.
А можно назвать оперой-элегией (со свойственным этому жанру единством чувств утраты и упования). Музыка «поверх действия» словно воплощает в себе состояние самого автора, воображаемого единого лирического героя, который накопляется и проступает сквозь все характеры и ситуации.
В письме к Танееву Чайковский пишет:
"Мне нужны люди, а не куклы; я охотно примусь за любую оперу, где хотя и без сильных и неожиданных эффектов, но существа, подобные мне, испытывают ощущения, мною тоже испытанные и понимаемые Я ищу интимной, но сильной драмы основанной на конфликте положений, мною испытанных или виденных, могущих задеть меня за живое".

В стихотворном романе Пушкина за живостью характеров и ситуаций тоже все время ощущается авторское "я", но оно существует отдельно от героев. Сравнительный анализ текстов Пушкина и лирических сцен Чайковского (начиная с либретто и далее, полного музыкального текста) видно насколько несхожи человеческие и творческие личности двух авторов.

История создания оперы

наиболее полно освещена в 4 главе книги В. Протопопова и Н. Туманиной «Оперное творчество Чайковского». Коротко, но интересно, историю создания рассказывает Б.Асафьев в статье «Евгений Онегин». Лирические сцены П. И. Чайковского (опыт интонационного анализа стиля и музыкальной драматургии).
Сюжет был предложен Чайковскому известной певицей Е. А. Лавровской,
13 мая 1877 года. Чайковский либретто писал сам и кое в чем ему помогал друг К. С. Шиловский. В имении Шиловского Глебово (Звенигородского уезда, под Москвой) с 29 мая по 23 июня 1877 г. были написаны вчерне две трети музыки оперы. Далее последовал перерыв, лишь в конце августа в Каменке возобновилась работа над эскизами и начата инструментовка 1-й картины 1 действия (закончена 30 августа), и тут же сделал ее переложение для фортепиано. К 9 июня были написаны эскизы 2-й картины, в Каменке. 15 июня, он написал 1-й акт в 3-х картинах. 5 июля, написал 2\3 оперы. В сентябре была закончена инструментовка 1-го действия. С сентября 17 октября – новый перерыв в сочинении "Евгений
Онегин" из-за болезни композитора. С 17 октября работа идет непрерывно. 16(28) ноября в Венеции закончил инструментовку и оркестровку 1-й картины второго действия. 18(30) января 1878 года дописал интродукцию. 16(28) января дописал сцену поединка, а 20 января сделал фортепианное переложение. 28 января (9 февраля) дописал клавир. В 1878 году в Сен - Ремо были сделаны эскизы 1-й картины 3-го действия. 14(26) января, закончил весь 3-й акт оперы. 30 января (11 февраля) закончил всю оперу. 1 февраля 1878 года партитура оперы была отослана в Москву Н. Г. Рубинштейну.
Начало сценической жизни произведения было не совсем обычным. По желанию композитора опера была впервые разучена и поставлена не на сцене императорского театра, а силами молодежного коллектива учащихся Московской консерватории.
"Мне нужна здесь,- писал Чайковский,- не большая сцена с ее рутиной условностью, с ее бездарными режиссерами, бессмысленной, хотя и роскошной постановкой, с ее махальными машинами вместо капельмейстера, и т.д. Для "Онегина" мне нужно вот что: 1) певцы средней руки, но хорошо примуштрованные и твердые; 2) певцы, которые вместе с тем будут, просто, но хорошо играть; 3) нужна постановка не роскошная, но соответствующая времени очень строго: костюмы должны быть непременно того времени, в которое происходит действие оперы (20-е годы) 4) хоры должны быть не стадом овец, как на императорской сцене, а людьми, принимающими участие в действии оперы; 5) капельмейстер должен быть не машиной, а настоящим вождем оркестра." Эти задачи, с точки зрения Чайковского, и мог выполнить молодой коллектив.
Первая постановка оперы была подготовлена под управлением Н. Г. Рубинштейна. Большую помощь в разучивании оперы оказал С. И. Танеев. Премьера состоялась 29 марта 1879 года. Лишь в 1881 году опера была впервые поставлена сцене Московского императорского театра, а в Петербурге - только через шесть лет после ее создания. Сначала силами музыкально-драматического кружка любителей, затем в большом театре под управлением Э.Ф.Направника.
Ещё до петербургской премьеры «Евгений Онегин» был поставлен в Тифлисе, затем в Харькове, Киеве, Казани и в других городах. Услышал Чайковский свою оперу в пражском театре и в Гамбурге (под управлением Густава Малера). Сегодня музыки оперы Чайковского всемирно известна и необыкновенно разнообразно интерпретирована на разных сценах.

Пушкинская поэма (роман в стихах)
и либретто оперы Чайковского.

Роман в стихах, с его оригинальной формой рассказа с малыми островками прямой речи, авторскими комментариями и лирическими отступлениями в пьесу, (т. е. в форму монологов и диалогов) превратили П. Чайковский и его друг К. Шиловский.
В письме к С. И. Танееву композитор пишет:
"Мне кажется, что все сценические неудобства выкупаются прелестью пушкинского стиха. Но по этому поводу у меня появляется одно опасение, гораздо более важное, чем страх, что публика не будет трепетать от интереса, узнать развязку действия. Я говорю про то святотатственное дерзновение, с которым я поневоле должен был ко многим стихам Пушкина прибавить или свои собственные, или же, местами, стихи Шиловского".
Критика в адрес либретто началась уже 1878 году, И. С. Тургенев писал Л. Н. Толстому:
"Несомненно, замечательная музыка, особенно хороши лирические, мелодические места. Но что за либретто? Представьте: стихи Пушкина о действующих лицах вкладываются в уста самих лиц".
Можно вспомнить высказывание В. Набокова об ужасной, преступной переработке любимого пушкинского текста в либретто оперы Чайковского.
Итак, Пушкинский элегантный, легкий текст трансформируется в более тяжеловесную форму оперного либретто.
Связь двух текстов прослеживается глубоком, скрытом уровне: композитора, "подгоняя" свои тексты под пушкинские, сохраняет свойственный стиху «Онегина» ямб. В результате этого опера Чайковского обладает синтаксическим единством, единством мотивного ритма. Более всего работает "мотив обращения": три (иногда два) слога в затакте с опорой на сильную долю (возможно - с женским окончанием). Например: "Слыхали ль вы"; "Привычка свыше нам дана"; "Вы мне писали"; "Я люблю вас" и т. д На фоне этого мотива, слышнее фатальность мотивов с хореическим началом: "Что день грядущий мне готовит?" Или величаво- спокойный ямб"Любви все возрасты покорны" с односложным гимническим затактом. Преобладание же "мотива обращения" не только объединяет оперу ,но обнаруживает ее близость с романсовой лирикой Чайковского, Шумана, вносит свой особый вклад в атмосферу милого и ,вместе, - духовного общения . Само слово « общение», «общительная интонация» сказал Б Асафьев:
«душевная жизнь героевстановится своего рода интимным собеседованием личностей»
Текст либретто складывается из разнообразных "пестрых" источников,. Только соединяясь с музыкой, либретто воспринимается органично. Его многословность или моменты литературного несовершенства под обаянием музыки становятся «милым несовершенством» человеческой личности лирического героя оперы.

Драматургия

Подзаголовок автора - лирические сцены. Каждая сцена представляет собой вполне законченное построение с внутренним соподчинением всех номеров и подчинением их всех главной развернутой арии. Центральная ария каждой сцены - законченный концертный номером, носитель музыкальной красоты и совершенства. Такая ария является и характеристикой оперного героя носителем авторского "я". Представляется, что подобная драматургия на свой лад отражает гуманитарность русской культуры.


Оркестровое вступление. Картина 1-я.

В симфоническом вступлении и в первой картине оперы ярко выражено элегическая амбивалентность утраты и упования. Соседствуют два начала: меланхолическое «осеннее» и восторженное, светлое «весеннее». Во вступлении таковым является контраст крайних частей и середины. Трансформация мотива Татьяны в среднем разделе постепенно приводит к его восторженному звучанию, в репризе возвращается к первоначальному виду, словно затаившись. Такое же соотношение минорного и мажорного варианта "темой вздохов" проявится дальше в реплике Татьяны: "Ах, мама как они страдают!", и в оркестровом послесловии после пророческих слов няни: "Не приглянулся ли ей барин?"
1-й картина построена вокруг ариозо Ленского «Я люблю вас, Ольга».
Первой «подчинённой ступенью» становится ария Ольги «Я не способна к грусти томной» Следующей - ответ Татьяны «Да как же, мама».
Диалог Онегина и Татьяны «Скажите мне», светская болтовня Онегина «Мой дядя самых честных правил», слова няни «моя голубка» - все эти номера являются дополнительными островками ариозности.
Симметрично расположены два квартета (женский и смешанный)
Татьяна и Ольга под аккомпанемент арфы поют дуэт на стих Пушкина (использованы две строфы стихотворения "Певец") Цитата из молодого Пушкина сообразуется с глинкинским («Вы не придете вновь») стилем музыки. «Вставной номер» вместе с оркестровым вступлением предвосхищает, определяет элегический строй всей оперы. Присоединяющийся дуэт няни и Лариной выкроен из 30-34 стихов второй главы романа Пушкина (начинается то, чем возмущался Тургенев: строки даны от 1-го лица). Афористическая концовка 31-й строфы «привычка свыше нам дана» звучит в ансамбле троекратно. В рондальности банальность житейской истины и «осенняя» усталость . Пушкин сам ссылается на Шатобриана:
"Если б я имел безрассудство еще верить в счастье, я искал бы его в привычке".
С переходом дуэта в квартет рождается новый оттенок: ансамбль как это будет и дальше с ансамблевыми номерами в опере, создаёт специфический «вневременной» эффект выпадения, остановки времени
Вместе с хоровым пением крестьян дуэт формирует и бытовой фон. Как у дуэта- квартета, у хоров есть дополнительная (лирическая) функция. Так, в музыке первой песни «Болят мои скоры ноженьки» сочетаются признаки крестьянской протяжной, романса и церковного распева. Текстова афористическая концовка - об утрате любви («Не знаю, как быть, как любезного забыть»), она словно пророчит судьбу главной героини, оплакивает ее участь.
Вторая песня - плясовая. Здесь Асафьев указывает на « синтез стилевых признаков московского романсно - бытового музицирования» К мелодии украинской песни («Вейся. не вейся капустка») сами либреттисты (другие источники текста найти не удалось) присочинили любовно - игривые слова. Детина (скоморох с дубинкой, волынкой и гудочком) и девка («либо Саша, либо Маша, либо душечка Параша» в нескромной одежонке) симыолизируют простоту любовных отношений. Мостик из «калиновых досочек» – здесь атрибут сватовства. Однако музыка начинает жить своей жизнью, от куплета к куплету всё более разгорается, и на последнюю ее часть приходится великолепная кульминация с красочными модуляционными отклонениями, песня превращается в восторженный гимн (аналогичные интонации есть финалах ряда симфоний Чайковского).
После хоров ярче вырисовывается элегический образ Татьяны, когда «всплывает» новая распевная форма ее темы в привычной тональности соль минор. Следующая сцена крайне любопытна своей перестройкой на новую тональную сферу: ми минор - ми мажор. Готовится появление Ленского,
ожидается главное событие: слова о любви.

. Текст ария Ольги частично взят из 23-го стиха второйглавы. Вначале Ольга пародирует вздох Татьяны. В её мажорном варианте мотив звучит, словно «от полноты счастья». («осень» и «весна» тонко связываются единой интонацией). Во втором разделе «Зачем вздыхать» зарождаются интонации будущей арии Ленского «Я люблю вас» (гимнические рельефные ходы по аккордам, красочные энгармонические сдвиги от слов «Я беззаботна» и «Мне будет жизнь»). Ария Ольги полностью объясняет причину её притягательности для поэта Ленского.
Слова ариозо Ленского взяты из 20-21 стиха второй главы .Сделано три волны. Первая «Прелестно здесь, люблю я этот сад» - в осторженное любование красотой природы оттенено мягкими гимническими интонациями.
Следующая «Как счастлив»- формирование, предвкушение темы основного раздела. В оркестровом изложении тема Ленского округлена в трехчастную форму, но с неразвитой серединой.
3-й раздел ариозо Ленского « Я люблю вас, Ольга»,, главная фаза.
Слово –выдох предвосхищено и ,одновременно, сладостно оттянуто виолончельным речитативом. В ариозо середина трехчастной формы прорастает новыми интонациями. В свою очередь середина динамизирует репризу, где соединяются начальная тема и интонации, проросшие в середине. Музыка симфонически взращивается, образует форму близкую формам побочных партий. Слова любви Ленского здесь - слова лирического героя, самого Чайковского. Складывается ощущение глубокой и счастливой исповедальности Согласно «элегической драматургии»- это кульминация весны.
Ариозо Онегина «Мой дядя самых честных правил» возвращает к эмоциональному состоянию женского квартета (ординар, «привычка»)
Завершение всей картины лейтмотивом Татьяны, звучащем в мажорной, гимнической его версии, подтверждает «доминанту весны» «Первая картина кончается на вершине романтических иллюзий любви и дружбы»

Картина 2-я сделана более крупным планом, её центр - развёрнутое многотемное письмо Татьяны, обрамленное разговорными сценами с няней.
Оркестровая интродукция « длит сколько может» эмоциональное состояние конца первой картины, состояние любви. Начало с вершины - разрешение полууменьшенного VII7 c квартой звучит как сладостное, счастливое рыдание (о подобных состояниях собственной души Чайковский нередко говорит в письмах); через знакомый виолончельный речитатив сделан выход на вторую секвенцию, ее основа- говорящий триольный мотив обращения с дрожанием трели на ударной ноте. Во второй волне его сменит (тоже секвентный) лейтмотив Татьяны.
Обрамляющие сцену письма рассказ няни в начале и тема Татьяны в конце «Итак, пошли скорее внука» - знакомый по первой картине ординарный тонус, «привычка». Зарождение нового лейтмотива Татьяны «Ах няня, няня, я страдаю» - прорастание гимнической восторженности, предвосхищающей страстный накал письма.
Текст письма частично совпадает с пушкинским. После слов: "Вы не узнали б никогда" уже следует текст либреттистов. В некоторых местах использует усиливающий повтор слов ( "Зачем вы посетили нас"- "Зачем, зачем вы посетили нас",: "И в мыслях молвила: вот он!"- "И в мыслях молвила: вот он. Вот он!", "Твоей защиты умоляю" - "Твоей защиты умоляю, Умоляю!" и т. п.) В музыке эти повторы звучат с многообразными оттенками: робости, пафоса, сомнения, порываКонец письма у Чайковского свой, банально великолепный!

Картина 3-я.

Её центром становится ария Онегина. Текст ее взят из 12-14 стиха четвертой главы, последние 6 строчек Чайковский пропускает, заменяя их на слова из 16-го стиха. Хор девушек "Девицы, красавицы" не имеет никакого отношения к фольклору. Это пастораль с элементами вальса или баркаролы, Именно хор, обрамляющий арию Онегина, удерживает атмосферу весны и счастья.
Не смотря на все обвинения, предъявляемые Чайковским Онегину, как виновнику смерти поэта Ленского (в письме к фон Мекк) музыка этому герою он дает необыкновенно красивую, полную тонкой мимической подвижности Речитатив Онегина, подхватывает некоторые интонации Татьяны, переводя их в размеренную, учтивую речь.
Ария Онегина (учтивые, ласковые наставления) из этом модусе остается Асафьев пишет:
«Чайковский нашел интонации, в которыхличное достоинство, благородство чувствований, приветливость и холодная учтивость»
Еще весна, возможность счастья пока не потеряна


Картина 4-я

«самая сложная по музыкально драматургическому замыслу»
Первая ее половина - бытовая. Модуляция-перелом совершается в сцене объяснения Ленского с Ольгой. Финал трагичен. Последняя реплика Ленского «Ах Ольга, Ольга! Прощай навек!» звучит безнадежно пророчески.
Сцена и куплеты Трике (романс Боплана «Le repos») – это бытовое музицирование. Но луплеты тоже о любви. В постановке оперы Колобовым молодой тенор Трике поет почти без комического «ломанья языка», он с искренним восхищением произносит «Ви – роза!», глядя на Татьяну в розовом платье Зритель сидит в зале и думает о том, что Онегин этой розы не увидел
Накопление танцевальных формул ( рассредоточенная сюита бальных танцев), которое будет продолжено в 8ой картине, предваряется антрактом, в котором звучит тема любви. В сцене Ленского с Ольгой, заметна начинающаяся ладовая перестройка: светлые мажорные тона заменяются эпизодическим минором. Происходит и мелодическая перестройка: появляются нисходящие посекундные ходы, а в эпизоде "Даже мил! Ах, Ольга, ты меня не любишь!" в оркестровом сопровождении звучат серьезные, трагические интонации. Выпад Ленского ("Просто, я требую, чтоб господин Онегин мне объяснил свои поступки!и я прошу принять мой вызов!") является первой кульминацией конфликта.. Речитатив Ленского основывается на интонациях его же ариозо из 1-й картины ("Я люблю вас"), но звучат они изломанно С этого момента строй оперы непоправимо меняется. Весна закончилась.
Финальный ансамбль «В вашем доме» - глубокая, трагическая остановка времени.,музыкальное выражение осени.
Картина 5-я.

Оркестровое вступление пророчески траурное. Мотив зародился в предыдущей картине ( "Ах, Ольга ты меня не любишь")
Слова арии Ленского взяты из 21-го стиха Шестой главы. Имеются изменения. "Стихи на случай сохранились; Я их имею вот они" и т. д.
В опере это предсмертная исповедь. Высокопарность тона и архаизмы, которые в живой речи как бы неуместны, полностью искупаются глубоким траурным (в процессе развертывания с оттенками пасторали, гимна) тоном музыки. Максимализм романтической ситуации, категоризм романтической личности в том, что Ленский пришел умереть. Даже забавный повтор начального риторического слова: "Куда, куда" создает тонкое, живое ощущение человеческой растерянности, нежности и слабости перед судьбою. То же касается вставок "Скажи, придешь ли дева красоты ", "Ах, Ольга я тебя любил!.. " или реприза- кода «Куда вы удалились, Златые дни, моей весны» и кульминационной фразы "Приди, приди, я твой супруг!", которая перестала быть нелепой
Канонический дуэт согласия « Враги, враги» использует ритмическую фигуру сарабанды. Самые страшные слова - не пушкинские « Убит? Убит!»

6-я и 7-я картины стороны композиции "Онегина" представляются зеркальным отражением его начальной части.

Картина 6-я.

Её центральный номер ария Гремина «Любви все возрасты покорны», на соподчинённом ей уровне находятся ариозо Онегина «Ужель та самая Татьяна» и вальсовая оркестровая музыка появления Татьяны.
Скучливые размышления Онегина взяты из 20-21 стиха восьмой главы, переделаны от 1-го лица
Ария Гемина "Любви все возрасты покорны". Начальные слова взяты из 29 стиха восьмой главы, однако лирическое отступление Пушкина изменено либреттистами по сути, у него «возраст поздний и бесплодный, в болото превращает луг» Лирическому герою оперы знаком и близок « последний свет зари вечерней»
Ариозо Онегина использует слова и музыку Татьяны из 1-го действия: " Пускай погибну я", волею либреттистов они перешли к Онегину. Повторяет Онегин слова письма, помня их все эти годы, или теперь его черед Прием перекликается с каноном « Враги, враги», заставляет вспомнить имитации «Слыхали ль вы?» из элегического дуэта, готовит повтор «Счастье было так возможно» в дуэте из последней картины. Выстраивается сквозная линия, словно размышление лирического героя (автора) о небольшом, но непоправимом несовпадении во времени. «Нет виновных, просто не судьба!»- таков его деликатный фатализм.

Картина 7-я.

. Как и в 4-ой картине в ней нет выраженного центра - арии. Пустота. Зато здесь как в 1-ой картине постоянно сменяют друг друга разделы «осени» и «весны». Траурное вступление напоминает аналогичное в картине дуэли, так же пророча непоправимое.
У Пушкина роман практически имеет 3 концовки:
1. Патетическую: "Я вас люблю (к чему лукавить?). Но я другому отдана; Я буду век ему верна";
2. Почти анекдотическую: "Но шпор внезапный звон раздался, И муж Татьяны показался";
3. Лирическую: послесловие автора.
(Гипотетически реконструируемые материалы последних строф не в счет.)
У Чайковского драматический конец исполнен традиционного оперного пафоса и «обвала» всех надежд. Составить последние слова героя, помог Самарин. Первоначально они выглядели как: "О смерть, о смерть! Иду искать тебя!"( такую концовку возвратил в постановке Геликон- опера Колобов) Привычная концовка: "Позор!.. Тоска!.. О, жалкий жребий мой!"
Истинной же , тихой, афористической концовкой является дуэт согласия « Ах, счастье было так возможно, так близко» Интонационно он возвращает память к началу оперы, замыкает круг предначертания.
Рядом с трагической безысходностью этого дуэта порывистые и страстные ариозо Онегина « Ужель мольбе моей смиренной», « Нет, поминутно видеть вас», «О, не гони, меня ты любишь» красивы, но неуместны. Даже в этой детали передается страдание деликатной души лирического героя.

Элегия

Вся опера проникнута элегическими интонациями. Драматургия ее – тоже элегическая.
В русской романтической элегии (Пушкин, Боратынский и др.), практически всегда соседствуют два начала: "весна и осень", уныние осени
и ее золото, упование и восторг весны и ее непонятная тоска.
Поэтическая элегия (возможно от фригийского elegn- тростниковая флейта)- жанровая форма лирики. Выявилась и определилась в Древней Греции в VI веке до н.э. как стихотворение, написанное независимо от содержания элегическими двустишиями. Первоначально темы элегии были многообразными: высокообщественные (патриотизм, идеалы гражданской и воинской доблести), субъективные (радость, горе, любовь). В новой европейской литературе элегия теряет четкость формы, но приобретает определенность содержания, становится выражением преимущественно философских размышлений, грустных раздумий, скорби. Литературные элегии могут иметь оттенки нравоучительные, философские, любовные, воинственные В русской литературе жанру отдали дань Карамзин, . Батюшков, Жуковский, Дельвиг, Пушкин и другие
Музыкальная элегия (греч.- жалобная песня) идет из Античной Греции.Это песнь траурного или иного содержания в сопровождении авлоса, состоящая из так называемых элегических дистихов ( гекзаметр+ пентаметр). В дальнейшем в Древней Греции и Риме элегическое размышление – это песнь с преобладанием оттенка печали. Как самостоятельный музыкальный жанр неизвестна с XVII века (в том числе траурно- вокальные элегии Генри Перселла). С конца XVIII века вплоть XX в русской музыке распространена вокальная элегия. Обычно, она связана с любовной тематикой, мотивами одиночества, утраты, тоски, ( "Не искушай меня без нужды" М. И. Глинка, "Когда, кружась, осенние листы" С. И. Танеева, множество романсов Н. Я. Мясковского и др.) С середины 19 века развивается инструментальная элегия ( у Листа, Э. Грига, Г. Форе, Ж. Масне и др.), обращение к которой становится характерным для русских композиторов ( элегия из 3-й оркестровой сюиты и из "Серенады для струнного оркестра" Чайковского, "Элегическое трио" Рахманинова, "Соната- элегия" для фортепиано Н. Метнера и др.). В 20 веке инструментальные элегии есть даже у И.Ф. Стравинского.
В опере первые три картины являются большей частью выражением весны, слом в сторону осени происходит как раз в середине 4-й картины. Предвестником изменений можно считать пророческое lamento реплики Ленского: "Ах, Ольга ты меня не любишь". Страдальческая интонация запева Ленского в ансамбле « В вашем доме» совершенно примеряет с литературными шероховатостями типа "как ангел мила... точно демон коварна и зла...", странно благородным образом высвечивает такие не высокого литературного качества слова, как "в вашем доме, как сны золотые, ..детские годы текли,.. я изведал, что жизнь не роман".
5 и 7 картины как раз концентрируют в себе вторую половину элегии: здесь представлены осень жизни, чувство утраты. Такая странная и тонкая деталь, как интонационные вырастания главного мотива арии Ленского "Что день грядущий мне готовит?" из мажорного мотива Татьяны "Кто ты мой ангел ли хранитель?", ощущение элегической идеи подтверждает независимо от конкретной принадлежности, интонация развивается, как некая симфоническая идея. Характерную элегическую пару составит тема арии Гремина: "Онегин, я скрывать не стану" и "Онегин, я тогда моложе был", из 7-й картины. Частный случай того же перерождения наблюдается в судьбе так называемой "теме любви". Ее первое появление во второй сцене с няней симметрично, в 6-й картине она звучит ошеломляюще, в картине второй- тема негромко возрождается в оркестре, словно выдавая тайну.
Внутри первой "весенней" и второй "осенней" частях оперы все время сталкиваются и взаимодействуют состояния "весны" и "осени". Так в оркестровой прелюдии средний раздел дает мажорную, восторженную трансформацию элегического вздоха Татьяны, из крайних частей. Первая картина устремлена к весенней элегической арии Ленского. Она открывается женским ансамблем печали, и утраты. Два хора тоже пророчат единство утраты и восторга жизни. Можно проследить своеобразную динамику постепенного вызревания элегических интонаций Развитие приходит к ключевому моменту всей оперы,. выраженное коротким дуэтом согласия Татьяны и Онегина, "Ах, счастье было так возможно, так близко " , ставящему точку в элегической линии.
Важная деталь в формировании эмоционального комплекса элегии- оттенки мажорной лирической музыки. Отметим два типа такой лирики:
Первый тип - свет озаряющий, это музыка Ленского и Татьяны,
второй- свет отраженный, это музыка Ольги, Онегина, Гремина.
Первый - источник жизни и творчества. Второй необходим для общей атмосферы любви и тепла, свойственной весне жизни.




Список литературы:

Арутюнов Д. Сочинения П. И. Чайковского в курсе анализа музыкальных произведений. М.,1989.
Асафьев Б.» Евгений Онегин». Лирические сцены П. И. Чайковского (опыт интонационного анализа стиля и музыкальной драматургии)
в кн.: Асафьев Б. Избранные труды, т. 2. М., 1954.
Асафьев Б. Симфонические этюды. Л., 1970.
Красинская Л. Оперная мелодика П. И. Чайковского. М., 1986.
Протопопов В., Туманина Н.Оперное творчество Чайковского. М., 1957.
Розанова Ю. История русской музыки. 2 том. М., 1986.
Туманина Н. Чайковский. М., 1962













 «за что же любят эту нежную, совсем «бессюжетную» лирическую музыку» Б. Асафьев Симфонические этюды с. 140
 Лирические сцены с.с. 77-78
 Являясь вступлением к 1-й картине, и будучи связана с нею тематическим повторением и тональностью (соль минор- главная тональность начала 1-й картины), интродукция одновременно вводит в лирическую атмосферу. В этом отношении важны и тональные средства: элегическая тональность, которая была столь популярна в романсах второй четверти 19 века. 1-я картина вводит слушателя в тихую размеренную жизнь до появления новых героев- Онегина, Ленского. 1-я картина открывается ансамблем, из которого произошла тема Татьяны. Протопопов. Туманина. Оперное творчество Чайковского с 137

 !Короткое вступление к дуэту, дающее только каденционную гармоническую формулу: Т-S-D-T, в мелодически гибком виде, на самом деле предвосхищает смену внутренних кадансовых точек этого номера оперы. Эта смена протекает сначала медленно и намечается словно пунктиром (в 6-м такте –Т, в 10-м-S, в 14-м-кадансовая доминанта)., а потом повторяется в ускоренном темпе (такты 17-23). Иными словами, устанавливается определенная планомерность и взаимосвязь частей музыкальной формы дуэта. Дуэт разворачивается неторопливо, со многим повторением отдельных интонаций и их объединением в общем кульминационном построении. Любопытная гармоническая деталь: повторение каденции на D, сменяемой S (такты 14-16). Эта последовательность, сохраняя свою тональность, вплетаясь позднее в 3-й картине в ткань арии Онегина в том самый момент, когда Онегин убеждает Татьяну:
Я сколько не любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тот час.
В квартете, Чайковский открывает невысказанные мысли матери. Индивидуализированные интонации Чайковский растворяет в привычном фигурационном движении, в имитациях- подголосках, где все время слышна связь с интонациями дуэта (особенно, когда они падают на те же звуки, что и в дуэте). В кадансовом построении дуэта старушек слышатся отзвуки кульминации Татьяны, хотя тут вновь мелодика растворяется в простейших последованиях». Оперное творчество Чайковского с. 138

 Лирические сцены с. 98
 Асафьев относится к этой героине - « полуребенку» с нежной симпатией .О ее интонациях он говорит как об « учтивых и наивных» Асафьев пишет: «в серединном разделе интонации Ольги начинают светлеть- к радостному ощущению своего существования. .. Развертывание ариозо очень подвижно, его форма лепится через смену капризных и своенравных звеньев интонаций» и т. д. Лирические сцены с. 193.
 «К образу Ленского, композитор обращается с особыми формами музыкального развития. Складывается особый вид вариационной формы. Именно в этой настойчивости движения к вершине заключен пафос лирических излияний Ленского, все, что позволяет говорить о развитии его темы как о лирическом центре 1-й картины. Оперное творчество Чайковского с 145.
 Асафьев Лирические сцены с. 103.
 Схема формы приведена из кн. Оперное творчество Чайковского с.127
 Асафьев особо отмечает « пасторальность валторн, идиллический хор девушек в тонах венициановских и дельвиговских» Лирические сцены с .109
 «Ария Онегина по интонациям- развитие его речитатива. В ней существенны интонационные связи с дуэтом Ольги и Татьян, из 1-й картины. Очень характерно, что для арии Онегина композитор выбрал иную форму развития. Здесь нет вступительных оркестровых проведений темы, как и нет тематической репризы; музыка развивается в непрерывном обновлении музыкально материала. В интонационном отношении вся музыкальная форма возникает из 1-го такта.! Оперное творчество Чайковского с.142
 Лирические сцены с. 111
 «Развитая куплетная форма полифонического типа предстает в ансамбле « В вашем доме» из4-ой картины . Четыре проведения куплета образуют здесь трехчастную композицию. Два первых звучат в G-dur c темой Ленского ,во 2-м присоединяется контрапунктически партия Онегина. Третий куплет начинается в H-dur с темой у Татьяны, в ансамбле с которой остальные солисты ведут свои самостоятельные мелодические линии, а в четвертом, G-durном тема вновь излагается в партии! Ленского». Арутюнов. Сочинения Чайковского в курсе анализа музыкальных произведений с. 59
 «одно из простых состояний: осень жизни. Чайковский простым и ласковым прикосновением его зафиксировал» Симфонические этюды с. 141









HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER142HYPER15





Приложенные файлы

  • doc Oneginelegiya
    Евгений Онегин.Опера- элегия.
    Размер файла: 120 kB Загрузок: 5