Становление музыкального образования в России

Содержание
Введение
Глава I. Становление первых институтов музыкального обучения в XVIII – XIX веках 6
Глава II. Особенности структуры и образовательных установок Петербургской и Московской консерваторий 11
2.1. История создания Петербургской консерватории 11
2.2. История создания Московской консерватории 16
Глава III. Альтернативные учебные заведения конца XIX – начала XX веков 22
3.1. Роль Бесплатной музыкальной школы в системе музыкального образования 22
3.2. Создание Московской Народной консерватории 23
Глава IV. Система музыкального образования в XX веке 29
4.1. Советское музыкальное образование 29
4.2. Музыкальное образование в постсоветском пространстве 35
Заключение 38
Список использованной литературы 40
Введение
Система музыкального образования, взрастившая плеяду выдающихся деятелей искусства и культуры с мировым именем, складывалась не одно столетие. Она имеет ярко выраженные национальные особенности и традиции, сохранение которых должно быть первоочередной задачей государственной политики в целом и каждого человека в отдельности. Становление системы музыкального образования проходило в условиях постоянно меняющейся политической, экономической и культурной обстановки в стране. На ее формирование в разное время повлияли государственные и идеологические установки, культурные устремления и потребности общества.
Путь становления системы российского музыкального образования рассматривается в работе в историко-теоретическом и педагогическом контекстах.
С одной стороны, это целостная система, отражающая последовательную смену исторических этапов развития отечественного музыкального образования, становления традиций, преодоления проблем в рамках определенного периода.
С другой стороны – в педагогическом контексте – это очень значимая работа педагогов, музыкантов-просветителей, теоретиков, музыковедов, кто своими трудами, исследованиями, педагогической и просветительской работой способствовали развитию отечественной педагогики и формированию классической педагогической системы.
В настоящее время в центре внимания многих отечественных педагогов-музыкантов стоит проблема совершенствования профессионально ориентированной историко-педагогической подготовки будущих учителей музыки. Изучение практического опыта в области общей музыкальной педагогики и закономерностей эволюции теоретической мысли во взаимосвязи с общефилософскими, художественно-эстетическими течениями, особенностями музыкальной культуры и искусства в различные исторические эпохи является основой для осмысления истории музыкального образования.
В связи с вышесказанным, на сегодняшний день вопрос изучения системы российского музыкального образования особенно актуален. Богатый историко-педагогический материал в сфере музыкального образования накапливался долгие годы. Необходимо изучать систему российского музыкального образования с момента зарождения первых государственных, общественных и религиозных институтов обучения музыкантов до складывания классической целостной системы музыкального образования и существования данной системы в новых условиях, предложенных современностью. Таким образом, в работе будет дана объективная и многосторонняя характеристика процесса становления и развития музыкального образования.
Объектом исследования в работе является российское музыкальное образование.
Следовательно, предмет исследования – особенности становления и развития российского музыкального образования в конкретный исторический период, начиная с XVIII века – xix век.
Цель работы – проследить, как складывалась система музыкального образования в России в разные исторические эпохи.
Задачи работы:
охарактеризовать эпоху становления первых институтов музыкального обучения в XVIII – XIX веках;
выявить особенности структуры и образовательных установок Петербургской и Московской консерваторий;
отметить значимость деятельности альтернативных учебных заведений конца XIX – начала XX веков;
охарактеризовать систему музыкального образования в советском и постсоветском пространстве;
проанализировать исторический путь развития музыкального образования, взаимосвязь эпох, выявить основные проблемы, тенденции и перспективы развития.
В работе использована учебная, энциклопедическая литература (учебник «История русской советской музыки» под ред. Алексеева А. Д. (1956 г.), «Музыкальное воспитание в СССР» под ред. Баренбойма Л. А. (1978 г.), «История русской музыки» Келдыша Ю. В. (1954 г.)), научные труды (статья Н. Мироновой «Музыкальное образование в России: история идей», сборник «Из истории русской музыкальной культуры: научные труды Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского» (2002 г.)), официальные документы («Концепция развития образования в сфере культуры и искусства в Российской Федерации на 2008 – 2015 годы: распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2008 г. N 1244-р»).
Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы. Объем работы составляет 41 страницы.
Глава I. Становление первых институтов музыкального обучения в XVIII – XIX веках
XVIII век, век «Разума и Просвещения», характеризуется коренной сменой ориентиров в развитии музыкального искусства. Это было время отхода от средневекового аскетизма и активного становления светского мировоззрения. В противоположность цельной древнерусской традиции, в которой органично слилось «религиозное» и «светское», в эпоху Просвещения произошло разделение светской культуры и веры, при этом светская традиция приобретает преобладающее значение.
XVIII век – в России происходят значительные изменения в военной, политической, социальной, культурной областях жизни, инициатором которых явился Петр I. Особое значение в новую историческую эпоху приобретает музыка. Она занимает новое место в системе образования и воспитания: развивается любительское музицирование, крепостных и дворовых крестьян помещики отдают в обучение учителям музыки и пения. Молодежь обучается игре на клавесине, виоле, арфе, флейте.
В 30 – 60-е годы XVIII века система образования в России выходит на более высокий уровень. В это время открываются крупные учебные заведения, в которых наряду с другими предметами преподаётся и музыка. В 1732 году в Петербурге открывается Сухопутный шляхетский (дворянский) корпус [2. С. 143], где важное место уделялось художественным предметам. В нем была сформирована театральная труппа, в состав которой входили Ф. Г. Волков и И. А. Дмитриевский, положившие начало развитию драматического искусства.
7 мая 1755 года состоялось торжественное открытие Московского государственного университета [2. С. 144], в котором существовали музыкальные классы и проводились концерты, спектакли. Важным культурным центром Москвы являлась Духовная академия. В ней учился В. К. Тредиаковский – поэт, филолог, реформатор русского стихосложения, проявивший себя еще и на музыкальном поприще в качестве автора песен и партесных концертов. Одним из выпускников академии был М. В. Ломоносов.
В 1757 году в Петербурге была открыта Академия художеств [2. С. 144]. В ней обучали живописи, скульптуре, архитектуре, а также были организованы музыкальные классы. В этих классах учился один из крупнейших оперных певцов XVIII века – Е. И. Фомин.
В 1764 году также в Петербурге было открыто первое женское учебное заведение – Смольный институт [2. С. 144]. Воспитанницы института обучались театральному, музыкальному искусству, исполняли оперы итальянских и французских композиторов.
В XVIII веке появляются первые заведения, в которых обучают азам музыки: музыкальные классы при Петербургской Академии художеств, Московском государственном Университете, частные музыкальные школы. Особо одарённых музыкантов отправляли продолжать обучение в Италию.
Важным положительным фактором для развития русской культуры было приглашение музыкантов-педагогов из других стран. Испытав известный крен в сторону «иностранного элемента», она нашла в себе силы сохранить и развить сущностные национальные черты. Иностранные педагоги органично вошли в русскую культуру. Методики преподавания музыкального искусства в русской культуре XVIII века складывались в процессе взаимодействия национальных и общеевропейских традиций. Такой синтез противоположных тенденций способствовал не только освоению музыкально-педагогического опыта, накопленного в европейском искусстве, но и становлению и развитию новых национальных музыкально-педагогических основ светского музыкального образования.
Нужно отметить, русское искусство эпохи Просвещения отразило всю сложность и неординарность духовного состояния общества, парадоксальным образом совместившего крепостничество с обретенной европейской цивилизованностью.
Политическая ситуация в первой половине XIX века была неустойчивой. Постепенно развивалось освободительное движение против царской власти и крепостничества. Прогрессивные силы боролись за преобразование России, за ликвидацию технико-экономической и государственной отсталости страны. Общеполитические противоречия сказывались и в области воспитания, где официальная педагогика, министром народного просвещения С. С. Уваровым (автором знаменитой формулы «православие, самодержавие, народность») встретила резкого противника в лице гуманистической и демократически-народной педагогики В. Г. Белинского, А. И. Герцена и их единомышленников. Эти противоречия нашли свое отражение в борьбе различных тенденций, направленных не только на содержание и методы обучения, но и саму организацию, постановку образовательного процесса.
В связи с политическими, социальными изменениями необходимо было расширять рамки образовательной системы, как в отношении возможности образования для различных слоев населения, так и в части содержания самого обучения.
Большой вклад в дело музыкального просвещения и образования внес выдающийся русский музыкальный ученый и публицист, общественный деятель, писатель, философ – Владимир Федотович Одоевский (1804 – 1869 гг.) [7. С. 235 – 239] .
В. Ф. Одоевский по праву считается одним из основоположников отечественного музыкознания. Он первым оценил выдающееся значение творчества М. И. Глинки, который многое сделал для изучения русской народной песни и древнерусской церковной музыки. Велик вклад В. Ф. Одоевского в дело музыкального образования в России (он участвовал в организации Русского музыкального общества), в развитие музыкальной журналистики и публицистики, в изучение и пропаганду наиболее значительных явлений современного ему исполнительского искусства. Важное значение имеют его литературно-художественные произведения на музыкальные темы («Последний квартет Бетховена», «Себастьян Бах»). До наших дней сохранились в репертуаре органные сочинения В. Ф. Одоевского (фуги, каноны, фантазии). В. Ф. Одоевский внес значительный вклад в развитие детского музыкального воспитания, где музыка занимала главенствующее положение. В своих статьях на музыковедческую тему В. Ф. Одоевский выступал активным пропагандистом выдающихся достижений русской музыкальной классики.
С целью музыкального просвещения, распространения знаний среди широких слоев общества в конце 50-х – начале 60-х годов XIX века создается ряд музыкально-просветительских обществ. В 1859 году по инициативе группы музыкальных и общественных деятелей Петербурга было основано Русское музыкальное общество (РМО) [21 С. 161]. Главным инициатором его создания был Антон Григорьевич Рубинштейн (1829 – 1894 гг.). Общество стремилось к широкому воздействию на музыкальную жизнь страны, чтобы классическая музыка была доступна большим массам публики.
Ежегодно РМО проводило десять симфонических концертов, устраивались циклы камерных вечеров, выступали солисты. Симфоническим оркестром дирижировал А. Г. Рубинштейн. В репертуаре преобладали классики (Г. Ф. Гендель, И. С. Бах, В. А. Моцарт, Л. в. Бетховен) и немецкие композиторы-романтики (Р. Шуман, Ф. Мендельсон). Исполнялись также произведения М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского и новых западноевропейских авторов (Г. Берлиоза, Р. Вагнера, Ф. Листа). На выбор репертуара влияли академические тенденции и консервативные вкусы придворных, оказывавших покровительство РМО. К участию в концертах широко привлекались русские исполнители. Если раньше на концертных эстрадах выступали преимущественно западноевропейские виртуозы, то среди солистов РМО преобладали отечественные. Среди них можно выделить: композитора, пианиста, дирижёра А. Г. Рубинштейна, пианиста-виртуоза, дирижёра Н. Г. Рубинштейна, виолончелиста К. Ю. Давыдова, скрипача Г. И. Венявского, скрипача Л. Ауэра.
В конце 1859 года было открыто отделение РМО в Москве [10. С. 12]. Во главе этого отделения стоял Н. Г. Рубинштейн. Обладая высоким художественным авторитетом, организаторскими способностями, дирижерским талантом, он сумел привлечь к делу первоклассные творческие и артистические силы и высоко поднять уровень московской музыкальной жизни. Москва становится таким же крупным по значению музыкальным центром как и Петербург. Постепенно РМО возникают во многих культурных центрах страны, в провинции, которая раньше была лишена возможности знакомиться с высокохудожественной музыкой.
Важное значение имела деятельность отделений РМО на Украине, в Грузии. Здесь традиции РМО встретились со стремлением местной интеллигенции развивать родное национальное искусство.
Помимо концертной деятельности РМО ставило перед собой задачу организации музыкального образования. Главной проблемой было отсутствие профессиональных кадров среди музыкантов. Поэтому А. Г. Рубинштейн настаивал на создании консерватории. В 1860 году были открыты «Музыкальные классы» при РМО [10. С. 13]. Все желающие могли за оплату обучаться игре на инструментах. Среди них были: А. Г. Рубинштейн, Ф. О. Лешетицкий, Г. И. Венявский и другие. Однако, этого было не достаточно. Возникла прямая необходимость создания высшей музыкальной школы по типу западноевропейских консерваторий.
Глава II. Особенности структуры и образовательных установок Петербургской и Московской консерваторий
2.1. История создания Петербургской консерватории
В 1861 году в либеральной газете «Век» была напечатана статья «О музыке в России» [10. С. 169]. Автором её был главный инициатор и создатель Русского музыкального общества А. Г. Рубинштейн. В ней он обосновывал необходимость создания консерватории. Характеризуя состояние современной музыкальной культуры, А. Г. Рубинштейн отмечал, что «музыкой в России занимаются только любители». На вопрос, чем помочь такому печальному изложению дела, он отвечал: «Единственно учреждением консерватории. <> Из консерватории выходят хорошие музыканты. А это именно и необходимо в нашем огромном отечестве. Консерватория каждый год даст русских учителей музыки, русских музыкантов для оркестра, русских певцов и певиц, которые будут трудиться так, как трудится человек, который видит в своем искусстве средство к существованию, право на общественное уважение, средство прославиться, средство совершенно предаться своему божественному призванию, как должен трудиться всякий, уважающий себя и своё искусство» [10. С. 170].
Осенью 1862 года, после преодоления ряда бюрократических препятствий, была открыта первая в России Петербургская консерватория [10. С. 169] .
В первый год существования Консерватории было принято 179 учеников, в дальнейшем – более 200 человек. Состав профессуры был высококвалифицированным. Большинство получили образование и начинали свою артистическую деятельность в странах Западной Европы.
Сам А. Г. Рубинштейн, являвшийся её директором, вёл классы фортепиано и инструментовки. Профессорами консерватории были выдающиеся музыканты: по классу фортепиано – А. Г. Рубинштейн, Ф. О. Лешетицкий, А. Герке; по классу скрипки – Г. И. Венявский, Л. Ауэр; по классу виолончели – К. Шуберт, К. Ю. Давыдов; по классу флейты – Ц. Чиарди; по классу арфы – А. Цабель; вокальные классы – Г. Ниссен-Саломан, К. Эверарди; теории композиции – Н. Заремба. Гордостью русского исполнительского искусства явились воспитанники консерватории: пианистка А. Есипова, виолончелист А. Вержбилович, певица Е. Лавровская, бас Ф. Стравинский и многие другие. Имена первых выпускников Петербургской консерватории навсегда остались в истории мировой культуры.
Система консерваторского образования воспроизводила методы и художественные установки Лейпцигской консерватории, применяемых и по сей день: базовый набор учебных дисциплин, структуру образовательного процесса, методы преподавания, планы и так далее.
С 1867 года консерваторию возглавляли немецкий теоретик Николай Иванович Заремба – авторитетный ученый в области музыкально-теоретических предметов [3. С. 409]. Он разработал проект реорганизации фортепианных классов с тем, чтобы младшие классы были не только подготовительными к высшим, но и имели самостоятельное значение и выпускали «элементарных» учителей.
Михаил Павлович Азанчевский возглавлял консерваторию с 1871 до 1876 года. Ему принадлежит идея создания научной библиотеки консерватории на основе коллекции раритетных зарубежных изданий, собранных в Париже.
Неустойчивость положения в деятельности Петербургской консерватории в 70-е годы было обусловлено сложными отношениями с Главной дирекцией РМО, смертью Великой Княгини Елены Павловны, русской княгини, супруги великого князя Михаила Павловича Романова, благотворительницы, благодаря стараниям которой было учреждено Русское музыкальное общество, и избранием Главой дирекции Великого Князя Константина Николаевича Романова. Ежегодно изменялись учебные планы и программы, заново организованы «научные» (общеобразовательные) классы. Задуманное А. Г. Рубинштейном «приготовительное училище» для малолетних музыкантов было создано лишь в 1874 году. Однако оно просуществовало недолго.
Более десяти лет директором консерватории был выдающийся музыкант К. Ю. Давыдов (1876 – 1887 гг.) – основоположник петербургской школы виолончелистов, прославленный исполнитель – солист и ансамблист, организатор классов оркестровой игры и квартета, а также оперного класса [3. С. 410 – 412]. Он обучался в Лейпцигской консерватории у знаменитого теоретика М. Гауптмана, некоторое время играл в оркестре Итальянской оперы. Ему был хорошо знаком высокий уровень музыкальной жизни в городах Германии, и он понимал, что в России существует большой разрыв в культурном уровне между провинцией и столицей. Позиция К. Ю. Давыдова была просветительская: задачу высшей музыкальной школы он видел в подготовке массовых музыкально-культурных работников. Он считал, что прямая задача русской консерватории – готовить педагогов, которые могли бы своей игрой и преподаванием развивать вкус у русской публики, поднимать ее культурный уровень, а также распространять правильные методы обучения по всей России. К. Ю. Давыдов предпринял ряд мер, носивших социальный характер: организовал «Общество для вспомоществования учащимся консерватории», «вспомогательную кассу», начал регулярно давать классические концерты. Как и предыдущие руководители, пытался решить проблему «доконсерваторского» образования. Молодые музыканты готовились к поступлению самостоятельно, и как следствие, это предопределяло их разный уровень подготовки. К. Ю. Давыдов выдвинул проект организации в Петербурге музыкального училища, которое готовило бы кадры для консерватории, но эта идея в тот период не нашла воплощения.
К. Ю. Давыдов вошел в историю консерватории также как автор Устава 1878 года, который считают главным достижением его директорства [3. С. 410 – 412]. В нем подчёркивался статус консерватории, что она является высшим специальным музыкально-учебным заведением, и обозначались ее основные образовательные функции.
С приглашением Н. А. Римского-Корсакова в Консерваторию в 1871 [8. С. 413] года начинается новый этап в формировании профессионального композиторского и теоретического образования. Молодой профессор кафедры теории композиции и инструментовки, руководитель оркестрового класса оказывал исключительное влияние на все стороны консерваторской жизни. Он стремился к упорядочиванию специальных курсов гармонии (первая программа и первый учебник), создал программу по теории композиции.
Н. А. Римский-Корсаков считал, что «музыкальное творчество есть высшая область проявления музыкального таланта и высшая отрасль деятельности в музыкальном искусстве». Эти слова Н. А. Римского-Корсакова являются основополагающими в толковании его взглядов и методов профессиональной подготовки композиторов. Он считал, что «всякий талантливый художник должен быть одновременно и техником, и поэтом», что «одною техникою нельзя создать настроения, но ведь и одним поэтическим чутьем нельзя создать произведения». Им подробно была разработана система профессионального образования композиторов. Основополагающими в ней можно считать два положения: о решающем значении для формирования музыканта жизненной практики и непременной индивидуализации обучения одаренных учащихся. Теория композиции отождествлялась с практикой композиции, результаты которой собраны в учебник.
Н. А. Римский-Корсаков и его школа остаются знаменем профессионализма последующих поколений композиторов и теоретиков вплоть до наших дней.
В начале XX века первым директором, который был избран Советом профессоров Консерватории, а не назначен дирекцией РМО, был выдающийся русский композитор Александр Константинович Глазунов (1865 – 1936 гг.) – убежденный последователь классических традиций, бесконечно преданный консерватории и способствовавший ее расцвету в труднейших исторических условиях [3. С. 411]. На посту директора Консерватории А. К. Глазунов проработал в течение почти трех десятилетий с 1905 года, пережив вместе с ней перипетии новой культурно-исторической эпохи.
В 1918 года Консерватория становится государственным учреждением – она передана в ведение Наркомпроса [16. С. 684]. Ректором по-прежнему остается А. Глазунов, проректором – музыковед широкой эрудиции и блестящего гуманитарного образования (юридический факультет Московского университета) А. Оссовский. В числе ведущих профессоров: певец И. Ершов, пианист Л. Николаев, композитор М. Штейнберг – хранитель традиций школы Н. А. Римского-Корсакова. Учеником М. Штейнберга был Дмитрий Дмитриевич Шостакович. 12 мая 1926 года с триумфальным успехом состоялся симфонический дебют Д. Д. Шостаковича («Первая симфония») [17. С. 390].
В настоящее время Петербургская Консерватория имеет 7 факультетов: композиторский, фортепианный, оркестровый, вокально-режиссерский, дирижерский, музыковедческий, народных инструментов. Среди профессоров и воспитанников консерватории – прославленные имена композиторов, дирижеров и режиссеров оперы, балетмейстеров, пианистов, вокалистов, оркестровых музыкантов, музыкантов-ученых.
2.2. История создания Московской консерватории
По примеру Петербурга в Москве в 1860 году были открыты общедоступные классы пения и теории музыки, на основании которых в 1866 году возникла Московская консерватория [16. С. 683]. Директором консерватории стал Н. Г. Рубинштейн. В состав ее профессуры также входил ряд крупнейших музыкально-артистических и педагогических имен. Так, профессором по классу скрипки был приглашен европейский знаменитый виртуоз Фердинанд Лауб; по классу виолончели – также пользовавшийся мировой известностью Бернгард Косман. Сильнее всего был класс фортепиано. Кроме самого Н. Г. Рубинштейна, преподавали венский пианист А. Доор, русский пианист А. И. Дюбюк, польский скрипач Г. И. Венявский.
В отличие от своего брата Н. Г. Рубинштейн привлекал к преподаванию в консерватории начинающих молодых русских музыкантов. По классу теории музыки им был приглашен из Петербурга молодой П. И. Чайковский, затем воспитанник Петербургской консерватории Г. А. Ларош.
Преподавание в консерватории в классах фортепиано и скрипки было разделено между профессорами и адъюнктами. Учащиеся при поступлении сами избирали себе класс одного из профессоров и поступали к его адъюнкту, если имели не вполне хорошую подготовку.
Курс обучения в Консерватории до 1879 года занимал шесть лет, затем был увеличен до девяти лет. Он охватывал как музыкальные классы (инструментальные, вокальный, оркестровый, хоровой, оперный, теоретические), так и общеобразовательные дисциплины. До 1917 года обучение было платным [16. С. 683 – 684] .
После смерти Н. Г Рубинштейна на место директора консерватории был назначен С. И. Танеев (1885 год) [10 С. 33]. Он занимался корректировкой учебных программ, например, увеличил курс элементарной теории музыки с полугодичного до двухгодичного, разделил фортепианные классы на два профиля – «виртуозный» и «педагогический», разработал и ввел «Программу класса транспозиции». С. И. Танеев также продолжил формировать кадры из отечественных преподавателей. Из Петербурга был приглашен А. С. Аренский, В. И. Сафонов, стал работать А. И. Зилоти, включился в число педагогов Г. А. Пахульский. Начал преподавать теоретические дисциплины Н. М. Ладухин. В наибольшей мере перемены коснулись классов пения: в 80-е годы XIX века были приглашены новые профессоры – выдающиеся оперные артисты Ф. П. Комиссаржевский и Е. А. Лавровская.
11 мая 1889 года на заседании Дирекции Московского отделения Императорского Русского музыкального общества единогласно был избран директором Московской консерватории Василий Ильич Сафонов [3. С. 415]. В 1880 году он окончил Петербургскую консерваторию с золотой медалью и в том же году дебютировал как пианист на одном из концертов Императорского Русского музыкального общества. До 1885 года В. И. Сафонов преподавал в Петербургской консерватории, а затем, по рекомендации П. И. Чайковского, получил место профессора фортепианного класса в Московской консерватории, в 1889 году был назначен директором консерватории при поддержке П. И. Чайковского. В 1880-х – 1900-х годах В. И. Сафонов выступал в качестве дирижёра Императорского Русского музыкального общества, организовывал общедоступные концерты в Москве [9. С. 651].
Как пианист, В. И. Сафонов отличался тонкостью художественной интерпретации, высокой звуковой культурой, изяществом исполнения и мягкостью тона. Исполнительские принципы В. И. Сафонова, утверждавшиеся им в педагогической практике, опирались на традиции русской фортепианной школы, основоположниками которой были братья Рубинштейн. Будучи руководителем фортепианного класса Московской консерватории в течение 20 лет, он выработал свои методы фортепианной игры. Являясь выдающимся педагогом своего времени, В. И. Сафонов при обучении использовал обширный репертуар, уделял особое внимание развитию музыкального мышления, мастерству звукоизвлечения; совершенствуя все элементы фортепианной техники, в тоже время считал основным передачу художественного замысла композитора. Он проявлял тонкий художественный вкус в подборе репертуара учащихся – наряду с западно-европейской классикой знакомил их с современной русской фортепианной музыкой. В. И. Сафонов завоевал известность как методист. Он обобщил свой опыт в теоретической работе «Новая формула» – это пособие, посвященное вопросам техники фортепианной игры, получило высокую оценку современных пианистов и сохранило значение в современной педагогической практике. Среди учеников В. И. Сафонова – пианисты и педагоги, в том числе А. Н. Скрябин, Н. К. Метнер, Л. В. Николаев, Е. А. Бекман-Щербина, И. А. Левин, Р. Я. Левина, Елена Ф. Гнесина, М. Н. Мейчик, А. Ф. Гедике, В. Ю. Зограф-Плаксина, Ю. Д. Исерлис, М. Л. Пресман, P. P. Кенеман, Э. К. Розенов. В. И. Сафонов возглавлял также класс камерного ансамбля и в качестве его руководителя оказал воздействие на пианистов, обучавшихся в Московской консерватории и у других педагогов, в том числе А. Б. Гольденвейзера, К. Н. Игумнова. В своей дирижёрской деятельности В. И. Сафонов развивал традиции Н. Г. Рубинштейна. Он был активным организатором юбилейных симфонических концертов, посвященных М. И. Глинке, А. С. Пушкину, Ф. Шуберту и других. Работа В. И. Сафонова в качестве руководителя симфонических концертов Москвы сыграла важную роль в её музыкальной жизни, ставшей в 1900-е годы особенно интенсивной. В. И. Сафонов был искусным интерпретатором симфоний Л. Бетховена, одним из лучших исполнителей симфонических произведений П. И. Чайковского, а также А. К. Глазунова. Велика роль В. И. Сафонова в пропаганде и утверждении в оркестровом репертуаре новых произведений молодых композиторов, в том числе воспитанников Московской консерватории, в особенности А. Н. Скрябина (был первым исполнителем его симфонической музыки за рубежом), А. Т. Гречанинова, Р. М. Глиэра, С. Н. Василенко, А. Ф. Гедике. Обладая огромной волей, выразительной и отточенной «мануальной» техникой. В. И. Сафонов ввёл в современную музыкальную практику дирижирование без дирижёрской палочки. В. И. Сафонов как дирижёр добивался раскрытия целостной концепции крупного произведения, полноты воплощения авторского замысла. Своей деятельностью в качестве председателя Московского отделения РМО и директора консерватории В. И. Сафонов внёс большой вклад в русскую музыкальную культуру. Он активно содействовал развитию этих учреждений. Благодаря его инициативе построено существующее ныне здание консерватории с Большим залом. Количество учащихся в годы работы В. И. Сафонова на посту её директора возросло почти вдвое. Он привлёк к преподаванию многих талантливых молодых музыкантов – А. Н. Скрябина, М. М. Ипполитова-Иванова, А. Н. Корещенко, К. Н. Игумнова и других. В. И. Сафонов впервые осуществил гастроли учащихся в другие города России.
Однако в руководстве В. И. Сафонова консерваторией были и отрицательные моменты. Его установка на концертно-исполнительское направление учебной работы и недооценка других сторон воспитания исполнителя снижали общую музыкально-теоретическую подготовку учащихся.
В 1906 году на место директора Московской консерватории был назначен М. М. Ипполитов-Иванов [16 С. 683].
В годы советской власти для подготовки детей рабочих и крестьян к поступлению в Московскую консерваторию были организованы Воскресная рабочая консерватория (1927 год) и Музыкальный рабочий факультет (1929 год) [16. С. 684]. Для приёма представителей союзных республик ежегодно выделялись внеконкурсные (целевые) места. В 1931 – 1932 годах, решая «задачу пролетаризации», Народный комиссариат просвещения РСФСР принял решение о переименовании Московской консерватории в «Высшую музыкальную школу имени Феликса Кона». В эти годы предпринимались попытки упростить учебные планы, «привести их в согласие с марксистским методом». В конце 1932 года прежнее название и академический профиль учреждения были восстановлены.
В настоящее время в Консерватории действуют следующие факультеты: вокальный, дирижерский, историко-теоретический, композиторский, оркестровый, фортепианный, исторического и современного исполнительского искусства.
В состав Консерватории входят аспирантура и ассистентура-стажировка, музей имени Н. Г. Рубинштейна, оперная студия, сектор педагогической практики с вечерней музыкальной школой-десятилеткой, научная музыкальная библиотека имени С. И. Танеева (одна из крупнейших музыкальных библиотек РФ), Информационно-вычислительный центр, Лаборатория звукозаписи (с 1947 года), Научно-исследовательская лаборатория, Научно-исследовательский центр церковной музыки им. протоиерея Димитрия Разумовского, Научно-издательский центр «Московская консерватория», Научный центр народной музыки им. К. В. Квитки, Научно-творческий центр современной музыки, а также другие учебные и научные структуры.
Коллектив Консерватории сейчас насчитывает около 500 преподавателей, 1500 студентов и аспирантов, 500 технических и административных сотрудников.
Обобщая вышеизложенное, можно сделать выводы по особенностям структуры и образовательных установок Петербургской и Московской консерваторий. Открытие первых русских консерваторий в 60-годы обусловило дальнейшие позитивные процессы, а вместе с ними и сложности в сфере музыкального образования.
Отличительной чертой этого периода становится огромный разрыв в уровне и качестве образования между двумя консерваторскими городами (Москвой и Петербургом) и всеми остальными. Зато в количественном отношении заметен постоянно увеличивающийся рост различных музыкальных школ, что доказывало постоянно возрастающую потребность публики в музыкальном образовании.
Парадокс русского музыкального образования заключался в том, что было организовано сразу высшее звено при отсутствии среднего. Эта система просуществовала долгое время.
Важной особенностью процесса музыкального образования в Петербургской и Московской консерваториях было формирование русских национальных школ в разных областях музыкального искусства. Процесс этот начался с момента открытия обеих консерваторий. В конце 60-х годов были заложены основы фортепианной, музыкально-теоретической, исторической школ в Петербурге (А. Г. Рубинштейн, Ф. О. Лешетицкий, К. Ю. Давыдов) и в Москве (Н. Г. Рубинштейн, П. И. Чайковский, Д. В. Разумовский).
Глава III. Альтернативные учебные заведения
конца XIX –начала XX веков
3.1. Роль Бесплатной музыкальной школы в системе музыкального образования
Рост музыкальной культуры в конце XIX века был ознаменован значительными изменениями в области концертной жизни, оперного театра, музыкального образования и просвещения.
Характерной чертой русской музыкальной жизни стал рост интереса к хоровому пению. В Москве в 1878 году создается Русское хоровое общество по инициативе К. К. Альбрехта [10. С. 21]. Он же создает Общество камерной музыки, которое ставит своей задачей развитие камерного музицирования. М. П. Беляевым, наряду с Русским симфоническими концертами, регулярно проводятся Русские квартетные вечера.
Одновременно с открытием консерватории в 1862 году в Петербурге было основано музыкально-просветительское учреждение Бесплатная музыкальная школа. Её руководителями и инициаторами были известный хоровой дирижер, руководитель известного в 50–60-х годах Шереметьевского хора Гавриил Якимович Ломакин (1812 – 1885гг.) и русский композитор, пианист, дирижёр, глава «Могучей кучки» Милий Алексеевич Балакирев (1836 – 1910гг.) [10 С. 20].
Бесплатная музыкальная школа не ставила перед собой задачи воспитания профессиональных музыкальных кадров. Целью её было распространение начальных музыкальных знаний среди широких масс населения. По типу и программе своей деятельности она приближалась к общеобразовательным воскресным школам. На занятия ходили студенты, мелкие служащие, ремесленники, рабочие. При школе был организован хор и симфонический оркестр, которые состояли в основном из любителей. Их обучали элементарным музыкальным знаниям, постановке голоса, игре на музыкальных инструментах и так далее.
Помимо этого Бесплатная музыкальная школа вела концертную деятельность. Ежегодно проходила серия симфонических концертов, в которых М. А. Балакирев руководил оркестром, а Г. Я. Ломакин – хором. Эти концерты преследовали определенную идейную задачу – пропагандировали новейшее русское и западноевропейское искусство. Направление этих концертов противопоставлялось академической ориентации Русского музыкального общества. Таким образом, Бесплатная музыкальная школа и Русское музыкальное общество становятся враждующими и конкурирующими организациями.
В репертуаре Бесплатной школы наряду с произведениями Л. в. Бетховена и М. И. Глинки, большое место занимали произведения композиторов балакиревского кружка, а также Р. Шумана, Г. Берлиоза, Ф. Листа.
Таким образом, Бесплатная музыкальная школа впервые познакомила русскую публику с такими произведениями, как «Данте-симфония», «Пляска смерти», части из оратории «Елизавета» Ф. Листа, «Te Deum» Г. Берлиоза и других. Из русских произведений, впервые исполненных оркестром и хором Бесплатной школы, выделяются первая симфония Н. И. Римского-Корсакова, хор «Поражение Сеннахериба» М. П. Мусоргского, симфоническую поэму М. А. Балакирева «1000 лет», симфоническую картину «Иван Грозный» А. Г. Рубинштейна.
3.2. Создание Московской Народной консерватории
В 1906 году по инициативе передовых деятелей музыкальной культуры – С. И. Танеева, Е. Э. Линевой, Б. Л. Яворского была открыта Московская Народная консерватория [1. С. 10]. Она сыграла важную роль в развитии прогрессивной музыкально-просветительской педагогики.
В ней было открыто два отделения: общего музыкального образования – хоровые классы и специального музыкального образования – сольные классы. Плата в первом составляла 3 рубля в год, во втором 20 рублей. Учреждение существовало на пожертвования литературно-художественного кружка, других организаций и частных лиц.
Главной целью создания Московской Народной консерватории было содействовать народному музыкально-эстетическому воспитанию, распространять музыкальные знания среди широких кругов населения путём систематического обучения музыке, внедрять музыкальную культуру во все слои населения, проводить общедоступные концерты, лекции.
В первый год работы Народной консерватории в разных районах города действовало 7 хоровых классов. В них обучалось свыше 600 учеников. В период 1906 – 1916 годы в Московской Народной консерватории получили образование 2000 слушателей, среди них певица Е. Степанова, А. Свешников [16. С. 783]. Особое внимание в Народной консерватории уделялось изучению народной песни.
Народные консерватории были также открыты в Петербурге (1908 г.), Саратове (1912 г.), Казани (1945 г.) и других городах[16. С. 784] .
Классы Народной консерватории, в которых все желающие могли обучаться игре на музыкальных инструментах, сольному и хоровому пению, получать музыкально-теоретическое образование, вели крупные музыканты; в их числе А. Д. Кастальский, С. И. Танеев, А. Б. Гольденвейзер, Л. В. Николаев, К. С. Сараджев, Ю. Д. Энгель, Б. Л. Яворский; особое внимание уделялось изучению народной песни (Е. Э. Линёва, Н. Я. Брюсова).
Ведущими в становлении новой системы музыкального просвещения стали принципы и методы общемузыкального эстетического образования, выдвинутые С. И. Танеевым. Он считал, что для начала нужно открыть не концертные – собственно консерваторские классы по сольному исполнительству, существование которых он считал необходимым для выдающихся талантов, а музыкальные училища в разных местах города для всех, кому необходимо музыкальное развитие. Также он отстаивал необходимость ориентации, прежде всего на общемузыкальное воспитание в хоровых классах. Хор, хоровое исполнительство он считал той основой, на которой должно начинаться общее музыкальное развитие широких масс. Хоровые классы в Московской Народной консерватории являлись практически творческой базой изучения всех музыкально-теоретических дисциплин: теории музыки, сольфеджио, основ гармонии, полифонии, анализа форм, истории музыки. В них развивались навыки исполнительского мастерства и дирижерско-хоровой техники, готовились дирижерско-хоровые кадры. Поэтому посещение хоровых классов являлось обязательным не только для учащихся этих классов, но и для обучающихся в сольных специальных классах. Это способствовало воспитанию широкого музыкального кругозора, помогала слушателям вокальных классов понять органическую связь хорового и сольного пения. Большое значение в музыкально-эстетическом воспитании народных масс С. И. Танеев придавал народно-песенному творчеству. Московская Народная консерватория была первым музыкально-учебным заведением, где народно-песенное творчество не только изучалось, но и являлось одной из основ учебной и концертно-просветительской деятельности.
Особого внимания заслуживает деятельность Болеслава Леопольдовича Яворского (1877 – 1942гг). Б. Л. Яворский – выдающийся музыковед, композитор, пианист, педагог, общественный деятель, доктор искусствоведения, профессор Киевской и Московской консерваторий [17. С. 998]. Он был учеником С. И. Танеева. Б. Л. Яворский – один из самых значительных деятелей русской и советской музыкальной науки, оказавший воздействие на всю русскую музыкальную культуру 1-й половины XX века.
Он первым из русских учёных создал обобщающую музыкально-теоретическую систему – теорию «музыкального мышления» (первоначальное название – теория ладового ритма). В основу её легло понимание Б. Л. Яворским музыки как своеобразного вида речи, общения между людьми. В связи с этим новую трактовку получил ряд понятий, в особенности – лада. Противопоставив лад прежним понятиям гаммы, звукоряда, Б. Л. Яворский впервые выделил его как самостоятельную категорию. Он понимал лад как организацию музыкального мышления и речи на основе внутренней слуховой настройки. Последняя обусловливает воспроизведение и восприятие музыки и формируется под воздействием исторических и социальных причин. Принципом организации лада Б. Л. Яворский считал соединение систем (тритон с его разрешением) – единичной и двойной, и их сочетаний. Исходя из этого, он обосновал множественность ладов и указал на возможность существования ладов, отличающихся от мажора и минора. Ладовая концепция Б. Л. Яворского была тем более актуальна, что в 1-е десятилетие XX века выступили атоналисты, отрицавшие ладовое мышление вообще. Б. Л. Яворский расширил трактовку ладовой функциональности (соотношение устойчивости и неустойчивости, сопряжения и т. п.). В неразрывной связи с ладовой стороной он рассматривал проблемы ритма (т. е. ладо-временных соотношений в музыке) и интонационности. Б. Л. Яворский ещё в начале века заложил основы учения об интонации, ставшей одной из центральных категорий современного музыкознания. Многие общеупотребительные ныне термины (интонация, предыкт, названия открытых им ладов – переменный, увеличенный и др.) были впервые предложены и обоснованы Б. Л. Яворским. Он обладал исключительной эрудицией в области различных искусств, философии, эстетики, истории и психологии, позволявшей ему успешно изучать особенности художественного мышления различных эпох.
Б. Л. Яворский был неутомимым общественным деятелем и музыкальным просветителем, в том числе в области детского музыкального воспитания, одним из инициаторов реорганизации советского музыкального образования. Его педагогическая деятельность была новаторской по целям и формам, он стремился к развитию у учащихся творческого мышления. Среди его учеников – А. А. Альшванг, Н. Я. Брюсова, Г. Г. Верёвка, М. И. Вериковский, Н. М. Гольденберг, Г. А. Дмитревский, Ф. Е. Козицкий, Н. Д. Леонтович, Т. Л. Логовинский, М. С. Пекелис, С. В. Протопопов, И. С. Рабинович, А. В. Свешников, В. А. Цуккерман и другие. Его влияние частично испытали Б. В. Асафьев, М. Ф. Гнесин, В. Д. Конен, Н. Я. Мясковский, Г. Г. Нейгауз, Д. Д. Шостакович, М. В. Юдина.
Большой вклад в развитие советской музыкальной культуры внесла Надежда Яковлевна Брюсова (1881 – 1951гг.), сестра поэта В. Я. Брюсова [15. С. 587]. Советский музыковед, деятель в области музыкального образования и просвещения, она занималась разработками первых программ по музыкальному воспитанию. Научные интересы Н. Я. Брюсовой охватывали вопросы музыкальной формы, народной музыки, педагогики, методики музыкально-теоретического образования. Она создала труды по теории и истории музыки («Наука о музыке, её исторические пути и современное состояние» (1910 год); «Вопросы профессионального музыкального образования» (1929 год), методике преподавания музыки («Как учить и учиться музыкальной грамоте» (1932 год), пособия по музыкально грамоте и гармонии для самостоятельных занятий музыкой, участвовала в фольклорных экспедициях, сделала большое количество записей народных песен [15. С. 587].
В начале XX века местные отделения Русского музыкального общества открыли музыкальные училища в Киеве, Казани, Саратове и других городах страны.
В 1913 году была основана Киевская консерватория им. П. И. Чайковского на базе Киевского музыкального училища Российского музыкального общества (в 1923 – 1928 гг. существовала как Музыкальный техникум, в 1928 – 1933 гг. – как музыкальный отдел Киевского музыкально-драматического института им. Н. В. Лысенко) [9. С. 633]. С 1934 года стала называться Киевской государственной консерваторией. В 1940 год ей присвоено имя П. И. Чайковского.
В составе Киевской консерватории были факультеты фортепианный, историко-теоретический, композиторский, дирижёрский, оркестровый, вокальный; вечернее и подготовительное отделения, аспирантура; 20 кафедр, ассистентура-стажировка, оперная студия, школа-студия, кабинет-музей Н. В. Лысенко, фонотека; в библиотеке около 230 тыс. томов.
В работе консерватории участвовали музыканты и теоретики: В. В. Пухальский, Р. М. Глиер, Г. М. Беклемишев, М. Г. Эрденко, Б. Л. Яворский, Н. Д. Леонтович, А. Я. Штогаренко, К. Ф. Данкевич, М. И. Литвиненко-Вольгемут, И. С. Паторжинский и другие. Среди выпускников консерватории – музыканты: Г. Г. Верёвка, З. М. Гайдай, Г. И. Майборода, П. И. Майборода, Н. Г. Рахлин, А. Г. Свечников, Д. М. Гнатюк, Е. С. Мирошниченко, Л. А. Руденко, П. П. Кармалюк, В. С. Тольба и другие.
ГЛАВА IV. Система музыкального образования в XX веке
4.1. Советское музыкальное образование
После революционных событий в октябре 1917 года в музыкальном образовании произошли существенные преобразования. «Государственное музыкальное строительство» стало частью культурных преобразований, проводимых советской властью [6. С. 9.]. Были национализированы крупнейшие музыкальные театры, концертно-филармонические учреждения, консерватории и нотоиздательства. В концертные и театральные залы пришли люди, до этого мало знакомые с высоким искусством и отгороженные от него плотным барьером социально-экономических различий. Приобщение масс к духовным ценностям могло быть осуществлено лишь в ходе планомерной и долгосрочной работы. В связи с этим возрастает число концертов, большого размаха достигает хоровое движение. Здесь выделяется деятельность крупнейшего знатока русского многоголосия А. Д. Кастальского.
В 1919 году создан Государственный оркестр народных инструментов (ныне Академический русский народный оркестр имени Н. П. Осипова), Ансамбль народного танца, основанный И. Моисеевым, Русский народный хор под руководством М. Е. Пятницкого, Ансамбль красноармейской песни (1926 год) [6. С. 10]. Эти объединения наряду с другими многочисленными профессиональными и самодеятельными коллективами стали носителями традиций хоровой и танцевальной культуры в стране.
Постепенно складывалась новая система функционирования музыкальной жизни в обществе. Руководство и материальную заботу о музыкальных учебных заведениях взяло на себя государство (Декрет Совета Народных Комиссаров о передаче всех учебных заведений в ведение Народного комиссариата просвещения от 5 июля 1918 года [16. С. 781]), открыв путь широкому распространению общего музыкального образования, предоставив учащимся профессиональных учебных заведений бесплатное обучение и стипендии. Благодаря этому открылся доступ к образованию трудящейся молодежи. Были организованы рабочие факультеты в Московской и Петербургской консерваториях. Были определены общие принципы, которые легли в основу перестройки музыкального образования:
провозглашение обязательности всеобщего музыкального обучения и признание огромного значения общего музыкального образования, как для поднятия культуры народа, так и для выявления музыкальных способностей людей, пригодных для занятий музыкой;
понимание необходимости подготовить музыкантов, которые бы обладали точно очерченной специализацией (исполнительской, педагогической, музыковедческой) и в тоже время обладали широким кругом знаний по своей специальности, по смежным предметам, общественным дисциплинам;
осознание огромной роли производственной практики в самом учебном заведении и за его пределами (это привело к созданию оперных студий при консерваториях);
установление требования, чтобы музыкант любой профессии мог сочетать свою профессиональную деятельность с просветительской.
В 20-е годы XX века в Москве и Петрограде открываются массово-просветительские школы: народные музыкальные школы, школы музыкального просвещения, народные консерватории, народные курсы общего музыкального образования [16. С. 783]. В работе этих учебных заведений, заложивших методические основы советского музыкального образования, принимали участие видные музыканты: в Петрограде – Б. В. Асафьев, М. Н. Баринова, С. Л. Гинзбург, В. В. Софроницкий, В. Г. Каратыгин; в Москве – А. В. Александров, Н. Я. Брюсова, А. Ф. Гедике, А. Д. Кастальский, В. Н, Шацкая. На начальном этапе организаторы столкнулись с рядом трудностей: корни одной из них уходили в дореволюционную практику музыкального обучения, когда не существовало разделения в подготовке будущих профессионалов и любителей, музыкальное образование не было разделено на ступени в зависимости от возраста учащихся. Другая проблема – это возникновение множества музыкальных учебных заведений (курсов, кружков, студий, техникумов и даже консерваторий), которые не имели четкого профиля и не могли быть отнесены ни к начальным, ни средним, ни к высшим учебным заведениям.
Важным событием в развитии системы музыкального образования было принятие в 1919 году «Основных положений о Государственном музыкальном университете» [16. С. 783]. А. В. Луначарский считал, что вся система специального и общего музыкального образования от начальных до высших ступеней должна представлять единую непрерывную лестницу. Составители «Основных положений» подразделили специальные учебные заведения на три ступени в зависимости от уровня музыкальных знаний и умений учащихся. Таким образом, к середине 20-годов XX века стала складываться определенная структура музыкального образования [16. С. 783]:
начальное музыкальное образование – в виде школ двух типов: 4-летние (для детей), являвшиеся начальным звеном музыкальных техникумов, и курсы общего музыкального образования для взрослых, ставивших только музыкально-просветительские задачи;
среднее профессиональное образование – техникумы (исполнительские и педагогические);
высшее – консерватории.
В связи с реформой музыкального образования в Ленинграде появился Центральный музыкальный техникум, в работе которого отразились новые творческие веяния и поиски в музыкальной педагогике. В 1925 году был составлен документ «Положение о Московской и Ленинградской консерваториях») [16. С. 783], в основе которого лежали доклады М. Ф Гнесина, А. В. Оссовского, М. В. Иванова-Борецкого, Л. В. Николаева, окончательно утвердившего принадлежность консерватории к высшей ступени музыкального образования, установившего её структуру (научно-композиторский, исполнительский и инструкторско-педагогический факультеты), профиль выпускаемых специалистов, сроки обучения, а также утвердившего институт аспирантов. К 1927 году упорядочивание общей структуры музыкального образования было в основном завершено, хотя в дальнейшем происходили некоторые изменения. Так, 4-летние музыкальные школы были преобразованы в 7-летние (1933 год), при ряде консерваторий учреждены музыкальные школы-десятилетки, организованы педагогические институты (в 1944 году был открыт первый такой институт – Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных) и появилось заочное обучение [16. С. 784].
В 1932 году по инициативе профессора А. Б. Гольденвейзера и директора Московской консерватории С. Т. Шацкого было создано Детское отделение для подготовки способных учеников к поступлению в музыкальный вуз. С детьми занимались ведущие профессоры консерватории: пианисты А. Б. Гольденвейзер, К. Н. Игумнов, Г. Г. Нейгауз и А. В. Шацкес, скрипачи К. Г. Мострас, Л. М. Цейтлин и А. И. Ямпольский, виолончелисты С. М. Козолупов и Г. И. Пеккер, теоретик М. Р. Раухвергер и другие. Дети занимались по сокращённым общеобразовательным программам у специально приглашённых преподавателей. Занятия проходили в помещении консерватории. Одной из образовательных задач был поиск новых форм индивидуальной работы с учениками, сбалансированного соотношения между специальностью и общеобразовательными предметами. В мае 1935 года, согласно постановлению правительства СССР, Детское отделение было переименовано в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории [16. С. 684 – 685] .
Основной целью ЦМШ было воспитание музыкантов-исполнителей высокого класса, чьё профессиональное образование сочеталось бы со всесторонним общим интеллектуальным, художественным и духовным развитием. На сегодняшний день в ЦМШ созданы все необходимые условия для плодотворного обучения, воспитания, разностороннего интеллектуального и художественного развития особо одарённых детей, которые имеют возможность добиваться высоких творческих результатов и впоследствии поступать практически в любые музыкальные вузы России и зарубежных стран.
Так проходило формирование целостной системы «школа-училище-вуз». И к середине 70-х годов сложилась следующая система музыкального образования, которая сохраняется по сегодняшний день [16. С. 784].
Низшая ступень – 7-летние музыкальные школы, дающие общее музыкальное образование. В них изучались следующие дисциплины: игра на инструменте, сольфеджио, музыкальная грамота и теория, хоровое пение и ансамбли.
К средней ступени относятся 4-летние учебные заведения – музыкальные училища, которые готовят музыкантов-профессионалов средней квалификации (инструменталистов, певцов, хормейстеров и теоретиков) для работы в оркестрах, хорах и преподавания в детских музыкальных школах. Музыкально-педагогические училища, выпускающие учителей музыки для работы в музыкальных школах, детских садах. При некоторых консерваториях и институтах были организованы 11-летние специальные музыкальные школы, которые готовили учащихся непосредственно к поступлению в вузы. Здесь учащиеся проходили курс общеобразовательных предметов, получали начальное и среднее музыкальное образование.
Высшая ступень включает консерватории, музыкально-педагогические институты и институты искусств. Обучение в них рассчитано на пять лет. Здесь готовят специалистов высшей квалификации – композиторов, инструменталистов, певцов, симфонических, оперных и хоровых дирижеров, музыковедов и режиссеров музыкальных театров. Высшей ступенью также являются музыкально-педагогические факультеты в педагогических институтах. Здесь обучаются будущие учителя музыки высшей квалификации. В большинстве училищ и вузов есть вечернее и заочное отделения. При многих вузах организована аспирантура (с 3-летним на очном и 4-летним обучением на заочном отделениях). Она предназначена для подготовки научных работников и педагогов по истории и теории музыки и исполнительского искусства, музыкальной эстетике, методике преподавания музыкальных дисциплин. Подготовка педагогов-исполнителей и педагогов-композиторов для музыкальных вузов проводится в организованной при ведущих консерваториях и институтах ассистентуре-стажировке (очный курс обучения – 2 года, заочный – 3). Распространение получили курсы повышения квалификации педагогов музыкальных школ, училищ и вузов при авторитетных средних и высших музыкальных учебных заведениях.
Сложившаяся система музыкального воспитания и образования имела ряд недостатков. При внешней сбалансированности и упорядоченности всей структуры между учебными заведениями различных уровней не было слитности и единства. Детские музыкальные школы, училища, высшие музыкальные заведения существовали сами по себе, вне какой-либо взаимосвязи между собой. Поэтому не всегда самым лучшим образом отбирались кадры при переходе учащихся музыкантов с одной ступени на другую, более высокую. Иное дело, когда музыкальная школа, училище, вуз представляют собой единый музыкально-образовательный комплекс, в котором преподаватели могут в течение продолжительного времени наблюдать за своими учениками, изучать их сильные и слабые стороны, постигать их подлинные возможности и точнее определять их профессиональные перспективы. Другим наиболее распространенным недостатком советского музыкального образования было «дублирование» музыкального материала. Учащиеся сначала в школе, потом в училище и вузе проходили одни и те же явления, феномены, закономерности мировой культуры. Возникла необходимость в изменении учебно-образовательных программ по различным музыкально-теоретическим дисциплинам.
При создании музыкально-образовательного комплекса: детская музыкальная школа, колледж и вуз, – профессиональное обучение детей строится по принципу непрерывности и преемственности, а все три ступени представляют собой сообщающиеся, взаимодополняющие структуры. Примерами таких комплексов стали Центральная музыкальная школа при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского (ЦМШ), Новосибирская специальная музыкальная школа (колледж) при Новосибирской консерватории им. М. И. Глинки, Средняя специальная музыкальная школа (колледж) при Казанской государственной консерватории им. Н. Г. Жиганова и другие.
4.2. Музыкальное образование в постсоветском пространстве
В настоящее время значительно увеличилось число музыкальных вузов в России. Это музыкально-педагогические институты (Музыкально-педагогический институт им. М. М. Ипполитова-Иванова в Москве), институты, академии культуры и искусств (Тюменская государственная академия культуры и искусств, Челябинская государственная академия культуры и искусств, Московский государственный институт музыки им. А. Г. Шнитке), консерватории (Магнитогорская государственная консерватория имени М. И. Глинки, Саратовская государственная консерватория имени Л. В. Собинова, Уральская государственная консерватория имени М. П. Мусоргского), музыкальные факультеты университетов (музыкальный факультет Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена, музыкальный факультет Московского педагогического государственного университета и другие).
Современное время – время быстрых изменений и перемен в социуме. Эти перемены затрагивают все сферы жизни общества – политику, экономику, культуру, в частности, систему музыкального образования. В нынешних условиях в новом свете предстают далеко не новые педагогические проблемы: воспитание учащегося-музыканта в современных условиях, в быстро меняющейся культурной обстановке; развитие его профессиональных способностей и интеллектуальных сил в процессе занятий; комплексное, многогранное развитие ученика; введение в учебную практику новых направлений в работе, отвечающих реалиям окружающего музыкального мира; формирование творческой активности и инициативы учащегося; специфика мотивационных ориентаций; борьба с неуспеваемостью; использование новых технических средств обучения; дальнейшее трудоустройство выпускников. Таким образом, образование в современных российских музыкальных учебных заведениях должно быть качественным, универсальным, комплексным, подлинно современным, нацеленным на XXI век. Именно поэтому так важен принцип многоступенчатой структуры музыкально-образовательного комплекса: школа – колледж – ВУЗ.
В связи с необходимостью сохранения национальных традиций по подготовке профессиональных кадров для отрасли культуры и искусства в 2008 году Министерством культуры Российской Федерации была разработана «Концепция развития образования в сфере культуры и искусства в Российской Федерации на 2008 – 2015 годы» [11]. Утверждение Правительством Российской Федерации данной Концепции явилось важным событием для всей системы отраслевого образования.
Основные цели и задачи Концепции были направлены на:
Формирование на государственном уровне отношения к образованию в сфере культуры и искусства как особо значимой сфере человеческой деятельности, крайне необходимой для развития духовно-нравственного общества.
Сохранение сложившейся в России уникальной трехступенчатой системы подготовки профессиональных кадров для отрасли (детская школа искусств – училище – вуз), не имеющей аналогов в мировом образовательном пространстве.
Реализацию мероприятий, направленных на совершенствование системы подготовки и переподготовки кадров образовательных учреждений отрасли культуры и искусства; оказание государственной поддержки особо талантливым учащимся и студентам; учебно-методическое обеспечение образовательных учреждений отрасли культуры и искусства; поддержку детского и молодежного творчества; дополнительное материальное стимулирование лучших педагогических работников образовательных учреждений отрасли культуры и искусства; развитие материально-технической базы образовательных учреждений отрасли культуры и искусства и другие.
Каждое из звеньев трехуровневой системы образования в сфере культуры и искусства (детская школа искусств – колледж – вуз) имеет свою историю, уникальные традиции, трудности становления и развития. Реализация запланированных мероприятий должна способствовать сохранению лучшего в российском образовании в сфере культуры и искусства и обеспечить их адаптацию в новых социально-экономических условиях.
Заключение
Становление классической системы российского музыкального образования, формирование её национальных традиций проходило в сложные, противоречивые исторические эпохи, под влиянием конкретных политических, экономических и социокультурных установок определенных периодов. Вопрос о необходимости изучения национальных традиций в области музыкального образования побудил отечественных музыковедов, педагогов-музыкантов заняться активным исследованием истории музыкального образования для дальнейшего поиска путей развития отечественной музыкальной культуры и решения актуальных проблем современности.
В данной работе были охарактеризованы основные этапы развития музыкального образования в России в контексте политической, социальной, экономической и культурной обстановок с начала XVIII века, выявлены особенности структуры и образовательных установок Петербургской и Московской консерваторий, охарактеризована деятельность альтернативных учебных заведении конца XIX – начала XX веков, проанализирована система музыкального образования в советском и постсоветском пространстве, выявлены особенности и тенденции разных периодов и изложены основные проблемы и задачи, решение которых направлено на совершенствование системы музыкального образования в XXI веке.
Путь становления системы российского музыкального образования был рассмотрен в работе в историко-теоретическом контексте, как целостная взаимосвязанная структура, отражающая исторические, политические, культурные особенности отдельных эпох и общую картину их взаимосвязи; а также в педагогическом контексте, на конкретных примерах, раскрывающих значение личностного вклада музыкальных деятелей в развитие музыкального образования. Например, деятельность С. И. Танеева, братьев А. Г. и Н. Г. Рубинштейнов, Н. А. Римского-Корсакова, В. И. Сафонова, Б. Л. Яворского, Н. Я. Брюсовой и многих других отечественных педагогов-музыкантов, чья общественная, преподавательская, музыковедческая, исследовательская работа способствовала повсеместному распространению музыкальной культуры в обществе, формированию исполнительских школ, разработке системы профессионального образования, решению педагогических проблем, закреплению классических традиций.
На сегодняшний день сформировавшаяся система классического музыкального образования полностью оправдывает принцип многоступенчатой структуры музыкально-образовательного комплекса «школа – колледж – вуз». Образование в современных российских музыкальных учебных заведениях должно быть комплексным, качественным, универсальным, подлинно современным, должно сочетать традиционную основу с новаторскими методами, отвечающими быстро меняющемуся времени.
Складывавшийся веками принцип такой многоступенчатой структуры играет главенствующую роль в формировании высококвалифицированных кадров и способствует наиболее полному раскрытию таланта учащегося. Такая система не имеет аналогов в мировом образовательном пространстве. Профессиональное обучение в такой структуре строится по принципу непрерывности и преемственности. Все три ступени представляют собой взаимодополняющие, сообщающиеся структуры. Это способствует решению ряда образовательных проблем, касающихся подготовки высокопрофессиональных кадров для учреждений культуры и искусства, выявления одаренных учащихся, поддержки молодежного творчества,
Такая музыкальная система складывалась на протяжении многих эпох, преодолевая трудности каждого времени. На сегодняшний день необходимо искать пути обновления и развития отечественной системы музыкального образования в новых условиях существования учреждений культуры, сохранив при этом сложившиеся традиции.
Список использованной литературы
Горлинский, В. Модернизация системы музыкального воспитания и образования в современной России: актуальные проблемы переходного периода / В. Горлинский. – Москва, 1999. – 333 с.
История русской музыки: Учебник. В 3-х вып. Вып. 1. /
Т. Ф. Владышевская, О. Е. Левашова, А. И. Кандинский. – М.: Музыка, 1999. – 560 с.
Келдыш, Ю. В., Корабельникова, Л. З., Левашова, О. Е. История русской музыки: 70 – 80-е годы XIX века / Ю. В. Келдыш, Л. З. Корабельникова, О. Е. Левашова, М. П. Рахманова, А. М. Соколова. – М.: Музыка, 1994. – 534 с. – Т.8.
История современной отечественной музыки: Учебник / под ред.
М. Е. Тараканова. – М.: Музыка, 2005. – 480 с.

История современной отечественной музыки: Учеб. пособие / ред.-сост.
Е. Б. Долинская. – М.: Музыка, 2001. – 656 с.
История русской советской музыки: 1917 – 1934 гг. / под ред.
А. Д. Алексеева. – М.: Государственное музыкальное издательство, 1956. – 328 с. – Т. 1.
История русской музыки: от древнейших времен до середины XIX века: Учебник / под ред. А. И. Кандинского. – М.: Музыка, 1980. – 622 с. – Т. 1.
История русской советской музыки: 1935 – 1941 гг. / под ред.
А. Д. Алексеева. – М.: Государственное музыкальное издательство, 1956. – 356 с. – Т. 2.
Келдыш, Ю. В., Корабельникова, Л. З., Левашов, Е. М. История русской музыки: 1890 – 1917 годы / Ю. В. Келдыш, Л. З. Корабельникова,
Е. М. Левашов. – М.: Музыка, 2004. – 1071 с. – Т. 10Б.
Келдыш, Ю. В. История русской музыки: Учебник. Ч.3. 0/ Ю.В. Келдыш – М.: Музгиз, 1954. – 525 с.
Концепция развития образования в сфере культуры и искусства
в Российской Федерации на 2008 – 2015 годы: распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2008 г. N 1244-р [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.muzuch.ru/files/konzepziya.doc – Загл. с экрана.
Миронова, Н. Музыкальное образование в России: история идей / Н. Миронова // Из истории русской музыкальной культуры: научные труды Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. Сб. 35. – Москва, 2002. – С. 97 – 110.
Музыкальное воспитание в СССР / под ред. Л. А. Баренбойма. – М.: Советский композитор, 1978. – 485 с.
Музыкальный словарь Гроува / пер. с англ. Л. О. Акопяна. – М.: Практика, 2001. – 1095 с.
Музыкальная энциклопедия / под ред. Ю. В. Келдыш. – М.: Советская энциклопедия, 1973. – 1070 с. – Т. 1.
Музыкальная энциклопедия / под ред. Ю. В. Келдыш. – М.: Советская энциклопедия, 1976. – 1106 с. – Т. 3.
Музыкальная энциклопедия / под ред. Ю. В. Келдыш. – М.: Советская энциклопедия, 1982. – 1002 с. – Т. 6.
Одоевский, В. Ф. Музыкально-литературное наследие / В. Ф. Одоевский. – М.: Государственное музыкальное издательство, 1956 – 722 с.
Орлова, Е. М. Лекции по истории русской музыки / Е. М. Орлова. – М.: Музыка, 1977 – 383с.
Провозина, Н. М. Лекции по истории русской музыки (вторая половина XX века) / Н. М. Провозина. – Томск: Графика, 2003. – 218 с.
Рапацкая, Л. А. История русской музыки: от Древней Руси до «серебряного века»: Учеб. для студ. пед. высш. учеб. заведений/
Л. А. Рапацкая. – М.: ВЛАДОС, 2001. – 384 с.
Энциклопедический музыкальный словарь / сост. Б. С. Штейнпресс, И. М. Ямпольский – М.: Советская энциклопедия,1966. – 629 с.


15

Приложенные файлы

  • doc Stanovlenie
    Становление музыкального образования в России
    Размер файла: 160 kB Загрузок: 4