РЕФЕРАТ Трагедия «маленького человека» в повестях Николая Михайловича Карамзина «Бедная Лиза», Александра Сергеевича Пушкина «Станционный смотритель», рассказе Николая Васильевича Гоголя «Шинель»

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
Пышминского городского округа
«Печеркинская средняя общеобразовательная школа»








РЕФЕРАТ

Трагедия «маленького человека» в повестях
Николая Михайловича Карамзина «Бедная Лиза»,
Александра Сергеевича Пушкина «Станционный смотритель», рассказе Николая Васильевича Гоголя «Шинель»










Выполнила: Немятовских Елизавета,
учащаяся 9 – б класса.
Руководитель: Сычёва – Парадеева
Татьяна Степановна, учитель
русского языка и литературы.











с. Печеркино
2012 – 2013 учебный год

Содержание

1.0 Введение ______________________________________________ с.3 –5
Часть I Открытие Н. М. Карамзиным мира «маленьких людей» ___ с.6
2.0 Повесть Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» ___________________ с.7-8
2.1 «И крестьянки любить умеют» Новая эпоха в истории русской
литературы ____________________________________________ с.9-11
2.2 «Твердый разум» и «нежнейшие чувства» в повести «Бедная
Лиза» _________________________________________________ с.12-22
2.3 Истоки разочарования и недоверия в повести ________________ с.23-27
2.4 Трагедия бедной Лизы ___________________________________ с.28-29
2.5 Заключение ____________________________________________ с.30-31
Часть II Продолжение трагедии «маленького человека» в повести
«Станционный смотритель» А. С. Пушкина ________________ с.32-34
3.0 «Так зачем же А. С. Пушкин поднимает тему «маленького
человека» _____________________________________________ с.35-37
3.1 Повесть «Станционный смотритель» самое грустное
произведение цикла ____________________________________ с.38-39
3.2 Трагедия Самсона Вырина _______________________________ с.40-43
3.3 Заключение ____________________________________________ с.44-45
Часть III Гоголь Н. В. – создатель бессмертного образа Акакия
Акакиевича Башмачкина из повести «Шинель» ______________ с.46-47
4.0 Повесть Н.В.Гоголя «Шинель» – развитие темы
«маленького человека» __________________________________ с.48-52
4.1 Всемирность и человечность души «маленького человека»
А. А. Башмачкина. Заключение __________________________ с.53-57
Часть IV Все мы вышли из гоголевской «Шинели», или трагедия
«маленького человека» в мире людей _____________________ с.58-61
5.0 Заключение ____________________________________________ с.62-64
6.0 Список литературы _____________________________________ с.65-66
1.0 Введение

Тема «маленького человека» была известна русским писателям еще с допетровского времени. В созданной в XVII веке анонимным автором «Повести о Горе - Злосчастии» повествуется о судьбе некоего несчастного спившегося «молодца», который оставил родительский дома, пошел по неправедному пути и лишь в монастыре смог укрыться от преследовавшего его Горя.
В русской литературе Нового времени тема «маленького человека» впервые была намечена в произведениях писателей-сентименталистов конца XVIII начала XIX века. Например, центральной героиней повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» является небогатая и незнатная девушка с чувствительным сердцем и доверчивой душой. Она отдается любви и, преданная своим обольстителем, гибнет, не найдя ни в ком утешения или защиты.
Подлинное рождение русской художественной прозы о «маленьком человеке» датируется 1830 годом годом появления в печати пушкинских «Повестей Белкина». В одной из этих повестей «Станционный смотритель» тема «маленького человека» рассматривается в психологическом, социальном и философском аспектах. В основу повествования положена излюбленная сентименталистами сюжетная схема о девушке - простолюдинке, соблазненной легкомысленным франтом.
У Александра Сергеевича Пушкина центральной фигурой повести становится не красавица Дуня, сбежавшая от любящего ее отца с заезжим гусаром, а сам этот несчастный отец «сущий мученик четырнадцатого класса» Самсон Вырин, станционный смотритель. Автор детально описывает нелегкую жизнь героя обычного человека, вся жизнь которого заключена в заботах о единственной дочери и хлопотах по службе. Когда дочь исчезает с Минским, Вырин места себе не находит, отыскивает своего обидчика, просит вернуть Дуню в семью. У Минского мольбы смотрителя вызывают лишь раздражение. Он дает Вырину пачку денег и гонит его прочь. Автор с состраданием описывает горе бедного отца: «Слезы опять навернулись на глаза его, слезы негодования! Он сжал бумажки в комок, бросил их наземь, притоптал каблуком и пошел...»
На основании вышеизложенного возникло противоречие: между прочтенными произведениями и недостаточным пониманием, с какой целью Николай Михайлович Карамзин и Александр Сергеевич Пушкин уделяли в своем творчестве внимание теме «маленького человека».
Определилась проблема исследования: понять, почему данные произведения оказывают влияние на читателя.
Объектом исследования является: процесс организации исследования повестей Н. М. Карамзина и А. С. Пушкина; процесс контроля реферативной технологии.
Предметом исследования является: повесть Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» и А. С. Пушкина «Станционный смотритель»; организация исследовательской работы.
Во второй половине XIX века, с усилением демократических тенденций в русской культуре, «маленький человек» в качестве героя литературного произведения становится обычным явлением.
Так определилась цель работы: понять трагедию (обычного явления) «маленького человека» в повестях Н. М. Карамзина, А. С. Пушкина, рассказе Н. В. Гоголя «Шинель», и ее значение для читателя.
Для достижения цели решали задачи:
Изучить произведения, критическую литературу по теме работы – понять культурно – историческую среду.
Систематизировать, структурировать произведения – научиться работать с информацией.
Представить работу и слайдовую презентацию в соответствии с темой и требованиями.

Если Карамзин на примере «маленького человека» раскрыл социально – любовную драму, то Пушкин раскрыл классическую драму отцов и детей на примере «маленького человека», которым точно так же свойственно страдать, любить и бороться за свое право на счастье, как и представителям привилегированных сословий.

























Часть I Открытие Н. М. Карамзиным мира «маленьких людей»

Первым писателем в русской литературе, который открыл читателю мир «маленьких людей», был Николай Михайлович Карамзин. Творчество Карамзина Н. М. перекликается в дальнейшем с творчеством Пушкина А. С. и Лермонтова М. Ю. Самое большое влияние на последующую литературу оказала повесть Николая Михайловича Карамзина «Бедная Лиза». Автор положил начало огромному циклу произведений о «маленьких людях», сделал первый шаг в эту неизвестную до этого тему. Именно он открыл дорогу таким писателям будущего, как Николай Васильевич Гоголь, Федор Михайлович Достоевский.
Внимание окружающих не привлекают забытые, всеми униженные люди. Их жизнь, их маленькие радости и большие беды кажутся всем ничтожными, недостойными внимания. Таких людей и такое к ним отношение рождала эпоха. Жестокое время и социальная несправедливость заставляли «маленьких людей» замыкаться в себе, полностью уходить в свою душу, настрадавшуюся, с наболевшими проблемами. Они жили незаметной жизнью и незаметно умирали.
Но именно такие люди иногда по воле обстоятельств, повинуясь крику души, начинали бороться против сильных мира сего, взывать к справедливости, прекращали быть ветошкой. Поэтому, все-таки, их жизнью заинтересовались. Писатели постепенно начали уделять внимание в своих произведениях жизни таких людей. В каждом последующем после Николая Михайловича Карамзина произведении все яснее и правдивее показывалась жизнь людей низшего класса. Маленькие чиновники, станционные смотрители, сошедшие с ума не по своей воле, начали выходить из тени.
«Карамзиным началась новая эпоха русской литературы», - утверждал Белинский. Эта эпоха прежде всего характеризовалась тем, что литература приобрела влияние на общество, она стала для читателей «учебником жизни», то есть тем, на чем основывалась слава русской литературы XIX века.

2.0 Повесть Николая Михайловича Карамзина «Бедная Лиза»

Повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза», опубликованная в "Московском журнале" в 1792 г., была чрезвычайно популярна и вызвала массу подражаний в русской литературе. Главная цель создателя повести - изображение богатого духовного мира русской крестьянки и губительной власти денег. Символично название произведения, содержащее, с одной стороны, указание на социально-экономический аспект решения проблемы (Лиза - бедная крестьянская девушка), с другой стороны - на нравственно-философский (герой повести - несчастный, обиженный судьбой и людьми, человек).
Любовный конфликт между мужчиной и девушкой (история их взаимоотношений и трагической гибели Лизы) является ведущим. Социальное начало конфликта (любовь дворянина и крестьянки), связанное с сословными предрассудками и экономическими обстоятельствами, разорение Эраста и необходимость женитьбы на богатой женщине, для Н. М. Карамзина оказывается менее значимым, уходит на второй план.
Принято считать, что "Бедная Лиза" - классический образец русского сентиментализма. Сентиментальное в повести проявляется в поэтизации чувства, изменчивого и противоречивого, пристальном внимании художника к интимному миру частного человека, в особом, подчеркнуто эмоциональном, изящном стиле. В произведении Карамзина Н. М. можно обнаружить и черты предромантического характера (в изображении Симонова монастыря, в "криминальном" сюжете повести, ее трагическом финале). Для героев писателя характерен внутренний разлад, несоответствие идеала действительности: Лиза мечтает быть женой и матерью, но вынуждена смириться с ролью любовницы; Эраст надеется, что платоническая любовь к крестьянской девушке будет способствовать его нравственному возрождению, однако реальная действительность разрушает мир его иллюзии.
"Бедная Лиза" – сентиментально - предромантическая любовная повесть. Обращение писателя к сюжету с заранее известным концом, предупреждение читателя в начале повести о гибели героини, сознательный отказ от усложненности сюжетного повествования - все это способствовало концентрации читательского внимания на раскрытии внутреннего мира героев. Сюжетная двойственность, внешне мало заметная, проявилась в "детективной" основе повести, автора которой интересуют причины самоубийства героини, и в необычном решении проблемы "любовного треугольника", когда любовь крестьянки к Эрасту угрожает семейным узам, освящаемым сентименталистами, а сама "бедная Лиза" пополняет ряд образов "падших женщин" в русской литературе (2; 345).
Н. М. Карамзин выступил в повести "Бедная Лиза" как мастер психологического анализа. Он сумел передать процесс зарождения и развития любовного чувства через слово, интонацию, жест, мимику, поступок показал психологическую сложность образов Лизы и Эраста. Писатель, обращаясь к традиционной поэтике "говорящего имени", сумел подчеркнуть несоответствие внешнего и внутреннего в образах героев повести. Лиза превосходит Эраста ("любящий") в таланте любить и жить любовью; "кроткая", "тихая" (в переводе с греческого). Лиза совершает поступки, требующие решительности и силы воли, идущие вразрез с общественными законами морали, религиозно-нравственными нормами поведения.
Ведущий принцип раскрытия художественного образа в повести Карамзина - изображение эмоционального мира человека, создание его психологического портрета. Прямая характеристика, даваемая главным героям Повествователем, и косвенная, содержащаяся в словах второстепенных действующих лиц, являлись важным средством раскрытия образов. Изображение человека в действии, нравственном или безнравственном поступке, побуждении, чувстве помогало писателю в создании живых, психологически достоверных героев.
2.1 «И крестьянки любить умеют»
Новая эпоха в истории русской литературы
Николай Михайлович Карамзин сделал литературу профессией, заставил уважать и ценить труд писателя, создал и воспитал русского читателя.
Знаменитой фразой Карамзина «И крестьянки любить умеют» открывается новая эпоха в истории русской литературы. И названа она его именем. Этот выдающийся писатель и историк во всех сферах духовной культуры был осторожным, но решительным и умным, дальновидным новатором. Он преобразовал не только язык и литературу, но и само образованное общество. Из его учеников и читателей начала складываться русская интеллигенция. И потому писатель, переводчик, издатель и журналист Карамзин был и великим просветителем.
Наивная, трогательная повесть «Бедная Лиза» сделала молодого прозаика Карамзина знаменитым. Восторженные читатели, в основном тоже дворянская молодёжь, устроили массовое паломничество в московский Симонов монастырь (взорван большевиками), к тому поэтическому пруду, где утопилась прелестная и несчастная героиня повести. Читая сегодня эту историю - трагедию несостоявшейся любви, несостоявшейся жизни «маленькой героини», мы иногда не понимаем до конца причин её успеха. Психологический опыт современного общества несравненно богаче, старинная повесть Н. М. Карамзина поначалу нам кажется наивной и риторической.
Но вспомним, что подлинные чувства и мысли частного человека, занимавшего низкий социальный статус, в тогдашней Российской Империи никого не интересовали, говорить о них на торжественном и архаичном языке трагедий и од считалось делом низким и даже запретным. Литература была официальной, придворной, этикетной, там царил громозвучный Державин, сам язык её отличался от живого разговорного. А ведь рядовой человек читал уже в подлиннике и переводах западные чувствительные повести и романы, нежные любовные стихотворения, умел тонко и сложно чувствовать и хотел, чтобы зреющая жизнь его сердца имела отклик и нашла выражение в отечественной литературе.
Это и сделал Карамзин Н. М. Он избрал местом действия повести современную ему Москву: поэтичнейший её уголок близ древнего Симонова монастыря, а героиней - милую и добродетельную крестьянку Лизу, девушку бедную и трудолюбивую, помогающую больной старушке-матери. Встреча её с красивым, любезным и обходительным дворянином Эрастом затронула нежное, уже готовое любить сердце простодушной девушки, породила надежды и сомнения, внутреннюю борьбу и затем полное доверие к симпатичному скромному юноше. Крестьянка умеет любить глубоко и верно и имеет полное право на такую любовь, а вот непостоянный дворянин Эраст этого беззаветного чувства и самой Лизы недостоин. Это неожиданное развитие сюжета было новостью, большой по тому времени смелостью, открытием для многих. История бедной Лизы трогала и увлекала. Герои повести Карамзина Н. М. - не античные цари и полководцы, а его молодые современники, чувства их понятны и известны каждому (7, с. 95).
Писатель показывает зарождение глубокого и искреннего чувства в душе юной крестьянки, первые радости и переживания любви, развитие их отношений, поэтичную природу, создаёт единое лирическое настроение, сопереживание сначала радостям любви, а затем разочарованиям и трагедии измены, постигшей бедную Лизу по вине доброго, приятного, но легкомысленного и непостоянного Эраста. Несчастье обманутой девушки, её сильное чувство, обида, горе и трагическая гибель заставляли читателей сопереживать, скорбеть и плакать, но и себя невольно чувствовать способными к таким сильным любовным переживаниям. Причём, многие удивлялись своим слезам, вдруг понимали, что в их душе скрыты сострадание и нравственное чувство справедливости. И не стеснялись этого. Так силён и нов был лиризм «Бедной Лизы».
Писатель сказал в этой повести, что все люди равны в своём эмоциональном мире, имеют право на жизнь сердца, на счастье и любовь, одинаково чувствуют, их чувства нельзя обманывать и оскорблять. Лирический гуманизм и демократизм «Бедной Лизы» открыл читателям их собственное сердце и душу, заставил иначе взглянуть на людей из народа, увидеть, что они равны в радости, любви и несчастье, что они - братья и сёстры в семье умеющих чувствовать, в человечестве.
Эта простая, поэтичная повесть учила не только чувствовать, но и любить и жалеть людей, уважать уединённый мир их искренних личных чувств. Она объединяла читателей на уровне эмоций, жизни сердца, и отсюда огромный успех «Бедной Лизы» и появление многочисленных подражаний ей.
Всё это было ново, стало открытием автора и откровением для читателей. Поэт, историк, создатель новой русской литературы и её живого языка Карамзин Н. М. на исходе грубого и жестокого века написал произведение светлое и трогательное, человечное, шедевр русской лирической прозы. Его сентиментальная повесть «Бедная Лиза» открывала путь новой литературе чувства и сердечного воображения, школе русского романтизма (8; 211).









2.2 «Твердый разум» и «нежнейшие чувства» в повести «Бедная Лиза»

Написанная в конце XVIII века, «Бедная Лиза» и двести лет спустя сохранила свою притягательную силу для современного читателя. Успех этой небольшой по объему книги объясняется просто: в ней речь идет о любви, то есть о вечном, о том, что всегда волнует людей, особенно юных. В повести чувство любви открывается как чувство подвижное, изменчивое, способное обновить душу, обогатить ее (и через счастье, и через страдания).
Ведущая сюжетная линия повести сводится к истории любви девушки социальных низов («маленького человека») Лизы и беспечного дворянина Эраста. Писатель в повести уделяет большое внимание внутреннему миру героев, их чувствам, переживаниям, полагая, что постижение их помогает становлению человеческой души. Поэтому нужно, в первую очередь, проследить, какой характер носят чувства героев, как они развиваются, к чему приводят. Ответы на эти вопросы позволят выйти на вечные проблемы жизни: любовь и счастье, любовь и трагедия; рок и обстоятельства; природа и человек.
Итак, обратимся к чувствам героев. Прежде всего к чувству любви главной героини повести - Лизы (о том, что она - главный герой, говорят и название повести, и место этого образа в системе развивающихся событий), приведшему «маленькую девушку» к трагедии.
Изображая широкий и далеко не однозначный поток чувств героини, Карамзин обнаружил истинное мастерство психолога. Это проявилось в особой подаче душевных переживаний Лизы. Перед нами предстает непрерывный процесс изменяющихся, непосредственных чувств, мыслей, впечатлений, воспоминаний Лизы, вызванных важнейшими для ее сердца внешними и внутренними событиями.
Так, первая встреча Лизы с прекрасным незнакомцем рождает в ее душе смущение, которое, спустя некоторое время, сменяется волнением. Предостережения матери вызывают ее слезы. Не встретив на другой день молодого человека с «добрым лицом», Лиза грустит. Но стоило Эрасту появиться у нее в комнате, сердце Лизы охватывает безумная «радость». Ночью она не может спать: «Образ Эрастов... живо ей представляется»(с.28 ). Утро приносит ей печальные раздумья о том, что Эраст не «простой крестьянин», не милый ее сердцу «пастушок», но признание его в любви уничтожило раздумья, приведя Лизу в восторг. Сердце ее полно «чистого и вместе с тем страстного чувства», которое она и не пытается скрыть. Но матушка строит планы замужества Лизы, не связывая их с Эрастом, и Лиза «плачет». Эраст утешает ее: обещает ей вечный целомудренный «рай» «в деревне» или «в дремучих лесах», и Лиза в упоении все забыла. Она забыла и себя... И тут же становится «страшно», и «слезы катятся из глаз ее»: ей кажется, что «прежнего» счастья уже не будет (с.33). Ее горькие предположения верны: Эраст не был у Лизы «пять дней сряду», и она испытывает «величайшее беспокойство».
Узнав от Эраста о его предстоящем отъезде в армию, Лиза приходит в отчаяние и, проводив его, «лишается чувств и памяти». Дни ее без Эраста стали «днями тоски и горести».
Наконец, женитьба Эраста, его обман, деньги, которыми он как бы откупается от нее - все это вместе с воспоминаниями о прошлом счастье потрясает ее душу, и она кончает жизнь самоубийством – трагедия «маленького человека» под давлением внешних обстоятельств случилась! И никому не интересно, что там произошло с маленькой цветочницей. Разве что автору и читателям произведения.
Как видим, Лиза, полюбив, проходит через разные психологические состояния: за короткое время любви она испытала робость, волнения, надежду, радость, счастье, тревогу, грусть, тоску, страх, отчаяние и, наконец, потрясение. Все это - проявления безграничной любви.
Н. М. Карамзин фиксирует внимание не только на внутренних переживаниях героини, но и на внешних деталях, помогающих передать то или иное ее состояние, показывая читателям – дворянам, что крестьянки имеют внутренний мир, умеют страдать, хотят счастья. Например: Лиза «осмелилась взглянуть на молодого человека»; «быстро голубые глаза ее обращались к земле, встречаясь с его взором»; «в глазах Лизиных блеснула радость, которую она тщетно сокрыть хотела; щеки ее пылали, как заря в ясный летний вечер; она смотрела на левый рукав свой и щипала его правою рукою» (с 25,27 ). Писатель показывает богатство души обычной крестьянки Лизы, ее неоднозначность, глубину, знакомя читателей с «изгибами сердца», погружая в напряженную, эмоциональную атмосферу «нежных страстей» людей из низов.
Проследим, какое изображение получает духовная жизнь Эраста? Конечно, Карамзин и здесь выступает как истинный психолог, прекрасно знающий, что формирует человеческую личность и какую роль при этом играет чувство любви. Поэтому рассказ писателя сосредоточивается не столько на истории жизни героя, сколько на истории его души. Под влиянием чего складывается внутренняя жизнь Эраста? Прежде всего сказались его природные свойства («доброе сердце, доброе от природы, но слабое и ветреное»), затем свое дело сделали среда («рассеянная светская жизнь», наполненная светскими забавами, не всегда безвредными) и чтение романов, которые уводили его в мир беспечных, наивных наслаждений, В итоге в душе Эраста поселились скука (он «жаловался на судьбу свою») и жажда непосредственных, чистых чувств и ощущений, (с.28) Обстоятельства оказались милостивы к Эрасту: на его пути встретилась Лиза - олицетворение чистоты и непосредственности. Писатель испытывает героя любовью к девушке низшего круга. «Ему казалось, что он нашел в Лизе то, что сердце давно искало» (с.28). Даже в самом ее появлении он увидел промысел божий. «Натура призывает меня в свои объятья, к чистым своим радостям», - думал он ( с.28 ). Любовь Лизы - это испытание героя, проверка его решения начать новую жизнь, проверка его сердца, глубины его чувств – проверка порядочности дворянина.
В истории его взаимоотношений с Лизой можно увидеть некоторую двойственность, которая дает о себе знать в самой тонкой сфере - сфере любви, причем эта двойственность - следствие и «доброго сердца», и пагубной среды, углубившей его легкомыслие и эгоизм. С одной стороны, Эраст искренне влюблен в Лизу, он гордится их чистыми отношениями, с отвращением вспоминая прежнюю жизнь. Он заботится о покое Лизы, умеет осушить ее слезы. Он плачет, расставаясь с нею... Кажется, что сердце его воскресло и живет новыми чувствами - вполне достойными. С другой - в новом Эрасте проглядывает прежний: в его чувствах к Лизе нет истинной глубины, в них присутствует элемент игры, которая увлекает его; в любви он мыслит штампами, взятыми, вероятно, из прочитанных им книг: он называет Лизу, по обычаю, «пастушкой», говорит, что «возьмет ее к себе и будет жить с нею неразлучно в деревне и в дремучих лесах, как в раю», что для него «важнее всего душа, чувствительная, невинная душа» (с. 31, 32 ). В итоге, в нем одерживают победу не высокие, а низкие, привычные для него чувства. Лиза теряет для него интерес. Он обманывает ее, изменяет своей клятве. Все говорит о том, что Эраст не выдержал испытания любовью и душа его не очистилась от зла. Это впечатление поддерживается и рассказчиком, позиция которого дана открыто: «Я забываю человека в Эрасте - готов проклинать его»,- говорит он ( с.35,36 ).
Из финала повести мы узнаем, что Эраст после смерти Лизы «не мог утешиться и почитал себя убийцею» ( с.37). О чем это свидетельствует? Эраст, не обладавший ранее способностью к самооценке, называет себя «убийцею». Многое раскрывает нам фраза: «он не мог утешиться». Кроме того, мы узнаем, что он посещает Лизину могилу.
Можно ли сказать, что возрождение души произошло? Что открывают нам знаменательные слова в конце повести: «Теперь, может быть, они уже примирились»? ( с. 37) Речь идет о встрече душ Эраста и Лизы в другом мире, после смерти, о примирении их, значит, идет речь и о прощении, а это может быть только в случае очищения души Эраста, признания им собственных ошибок и заблуждений.
Так Н. М. Карамзин на примере жизни Эраста убедительно показывает, какую большую роль играют чувства любви в формировании человеческой личности.
В любовной истории дворянина Эраста и крестьянского происхождения героини Лизы важны несколько моментов, и на них необходимо остановиться. Исследуя «анатомию» любви героев, Карамзин ставит вопрос о возможности и невозможности счастья в любви вообще и невозможности – людей разного сословия и социального статуса. Что такое это счастье, а, особенно, счастье «маленького человека»? Поддается ли оно контролю? Какое счастье бывает полным - бездумное или разумное? Отвечая на эти вопросы, будем опираться на текст.
Возьмем такие сцены. Вот Карамзин знакомит нас с минутным счастьем «страстной дружбы», в котором нет ни прошлого, ни будущего, оно живет одним настоящим, наполняя души чистым восторгом. Героям повести Лизе и Эрасту дано было испытать эти блаженные минуты. «Они сидели на траве... смотрели друг друга в глаза, говорили друг другу: «Люби меня!» - и два часа показались им мигом»,- пишет Карамзин. ( с.29) Лизе и Эрасту суждено было испытать и минутное счастье любви-страсти, когда они ничего не боялись, ни о чем не думали, отдавшись полностью течению чувств. И в этом всемогущая сила любви, уравнивающая, но только в это время, и «цветочницу», и дворянина!
Но Карамзин предупреждает на примере образа Эраста, что «исполнение всех желаний есть самое опасное искушение любви», ибо могут наступить если не ее гибель, то необратимые роковые ее изменения. Поэтому так важна мысль писателя о необходимости рассудка. Тема рассудка начинает звучать в повести почти сразу. Мы знакомимся с разумным взглядом матери на поведение Лизы, на ее жизнь; задумывается о собственной судьбе и судьбе Эраста Лиза, но ее разуму не дано торжествовать. И совершенно ни о чем не думает Эраст - он плывет по течению чувств, строя идиллические планы о жизни с Лизой, «как с сестрой».
Тема рассудка властно звучит и в речах рассказчика. Обращаясь к Эрасту, он восклицает: «Безрассудный молодой человек! Знаешь ли ты свое сердце? Всегда ли ты можешь отвечать за свои движения? Всегда ли рассудок есть царь твоих чувств?» (с. 31) Размышления по поводу этого высказывания позволяют сделать вывод: миг любви, когда человек весь отдается чувству, прекрасен,- это счастливый миг, но долгую жизнь и прочность чувству дает рассудок, разум. Не рассудок преобладал в отношениях Лизы и Эраста, и в этом одна из причин их бед, ее беды. Но писатель не обвиняет своих героев за их «заблуждения», он лишь объясняет поведение героев, и эта позиция его мудра: он знает, что есть люди, которыми управляют страсти, и в этом их награда и наказание (12; 34).
В повесть властно входит и проблема рока и обстоятельств как одна из составляющих трагедии «маленького человека». Карамзин не ставит знака равенства между этими понятиями. Обстоятельства как сумма реальных причин определили поведение и Лизы, и Эраста: после смерти отца Лиза вынуждена была помогать семье и ходила в Москву продавать цветы, где встретилась с Эрастом; обстоятельства складываются для Эраста так, что он обязан идти в армию и на время расстаться с Лизой; обстоятельства заставили его жениться «на пожилой богатой вдове», чтобы поправить свое состояние. Но все эти обстоятельства все-таки не роковые.
Но существуют, по Карамзину, высшие, фатальные силы, которые выносят свой приговор человеку: Лиза за то, что бездумно и безоглядно любила, обрекла себя на гибель физическую; Эраст за то, что не сдержал клятвы быть всегда с Лизой, обрек себя на гибель моральную: он «был до конца своей жизни несчастлив».
Высшие силы представлены и в образе Природы. Природа в повести многолика и в отношении к человеку: она сочувствует ему, может одобрять его или порицать, она способна предупредить его об опасности и обернуться врагом. И человек, и человечество могут находиться в гармонии с Природой, и они же могут превратиться в игрушку страшных, роковых сил. Эти взгляды Карамзина на Природу проявились и в повести «Бедная Лиза». Здесь мы видели много разных ликов Природы, которые по-разному проявились в отношении к Лизе и Эрасту.
Лиза впервые предстает перед нами как девушка «редкой красоты», чистая и юная, с ландышами в руках. Эти ландыши - символ ее весеннего расцвета, чистоты. Но именно эти цветы Лиза бросит в Москву-реку, когда не встретит молодого человека, так понравившегося ей... Что дают читателю сравнения, взятые из мира природы? Мы постигаем душевную красоту и внутренний мир героини, мы узнаем, что «чистая, радостная душа» светится в ее глазах, «подобно как солнце светится в каплях росы небесной». Иногда Природа точно отражает чувства Лизы, осторожно «предупреждает» ее. Это предупреждение сделано Природой в самом начале возникновения любви Лизы. Она не спала ночь, «почти всякую минуту просыпалась и вздыхала». Утром, еще до восхода солнца, Лиза села на траву и, пригорюнившись, смотрела «на белые туманы, которые волновались в воздухе». В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова слово «туман» объясняется не только как состояние воздуха, но и как символ неясного, запутанного, непонятного. В данном контексте «туманы» - знак вещий, ибо Лиза не видит ясно своего будущего, оно закрыто туманом (4; 101). Но чувства Лизы столь чисты, прекрасны, что Природа «не может не разделить» ее радость: ведь Лиза любит и любима. «Какое прекрасное утро! - говорит Лиза.- Как весело в поле! Никогда жаворонки так хорошо не певали, никогда солнце так не сияло, никогда цветы так приятно не пахли!» (с.30)
Природа, а не люди «скреплена» с Лизой – «маленьким человеком» и в минуту ее беды - в минуту ее «заблуждения». В это время «грозно шумела буря, дождь лился из черных облаков - казалось, что натура сетовала о потерянной Лизиной невинности». (с. 32) Но Природа не отворачивается от Лизы,- она жалеет ее, сочувствует ей. Когда Лиза после отъезда Эраста в армию уединилась в лес, где проливала слезы и «стенала о разлуке с милым», «печальная горлица соединяла жалобный голос свой с ее стенаниями». (с.35 )
Можно сказать, что природа в повести всегда рядом с Лизой. Весна, утро, солнце, ландыши, заря, птицы, тихая луна, гроза, молнии, дождь - все принимает участие в ее радостях и печалях, все говорит о гармонических отношениях, установившихся между Лизой и Природой. В поведении Природы есть сочувствие, жалость к бедной Лизе, но нет проклятья, осужденья...
А связана ли Природа с Эрастом? Фактически этой связи нет, и ее отсутствие - тоже характеристика героя. Интересно, что Лизу всегда сопровождает свет, солнце, даже ночью, во время ее свиданий с Эрастом, «тихая луна... посеребряла лучами своими светлые Лизины волосы». ( ,с. 30 ) Эраста же эта самая луна будто и не видела.
Сопутствующие образы, взятые из мира Природы и характеризующие Эраста - это образы тьмы: он приходит к Лизе всегда «вечером», скоро надвинутся сумерки («становилось темно»). В этот «вечер», «в ночь» втянута и Лиза, олицетворяющая собой «свет», и природа жалеет ее, но не Эраста.
Все, к чему ни прикасается этот герой, гибнет или превращается в свою противоположность: просто «высокий дуб», около которого Эраст встречался с Лизой, становится «мрачным», а Лиза, дружившая совсем недавно с природой, будет молить: «О, если бы упало на меня небо: Если бы земля поглотила бедную!» ( ,с.36 ) И в хижине, некогда согретой любовью двух смиренных сердец - матери и дочери, после гибели Лизы, вызванной обманом Эраста, и смерти бедной старушки, будет «выть» ветер.
Природа включена во все основные события повести, поэтому она рядом с героями, видит их и оценивает их полно, достаточно эмоционально и в то же время справедливо. Карамзин утверждает мысль, что Природа наделена разумом и не считаться с ее оценками невозможно. Правда, некоторые видят в надеждах рассказчика на воскресение души Эраста гораздо больше гуманизма, чем в отношении Природы к этому герою. Но это противопоставление ложное, ибо позиция рассказчика продиктована его органической связью с Природой, следовательно, идет от Природы. Это хорошо видно из следующих примеров. Рассказчик признается в любви к прогулкам «без плана, без цели - куда глаза глядят - по лугам и рощам, по холмам и равнинам». ( с.23 ) «На другой стороне реки видна дубовая роща, подле которой пасутся многочисленные стада... Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы... Часто прихожу на сие место и почти всегда встречаю там весну; туда же прихожу и в мрачные дни осени горевать вместе с природою». (с. 23-24) Что помогает понять читателю это описание? В первом абзаце пейзаж дан в перспективе, это расширяет пространство. Художественная простота, отсутствие метафор, гармонический строй речи придают ему почти эпический характер. Это спокойный пейзаж, но спокойствие его не холодное, не бесстрастное - оно согрето теплым чувством рассказчика. Отсюда лиризм в скупом описании природы, который достигается главным образом за счет особой структуры предложений. Так, в каждом предложении мы видим инверсии, создающие особую, лирическую интонацию: «видна дубовая роща», «пасутся многочисленные стада», «блистает златоглавый Данилов монастырь», «синеются Воробьевы горы». Основные слова, обозначающие конкретные предметы мира природы, поставлены в конец предложений, они становятся ударными, так как важны для рассказчика: он выделил «рощу», «стада», «Данилов монастырь», «Воробьевы горы». Употребив глаголы с цветовой окраской («блистает», «синеются»), он освятил тем самым эти места, так как блистание вызвано золотом на куполах монастыря, светящихся под солнцем, а синь идет от неба. Золотой и голубой цвета, наряду с белым, наиболее часты в иконописи и художественной росписи храмов.
Характерен тройной повтор слов в первом абзаце: «подле», «подалее», «далее». Здесь каждое слово из трех употреблено в новом лексическом значении, что создает эффект эмоционального нагнетания, усиливающейся торжественности, а повторение согласного «л» в каждом из трех слов придает предложениям мягкость, напевность. В итоге проза под пером Карамзина, действительно, «поэтизируется» (Ю. М. Лотман). Следовательно, «поэтизируется» и рассказчик, его чуткая к красоте душа. Чрезвычайно важен второй абзац: он знакомит нас с особым художественным стилем Карамзина. Здесь предстают образы весны и осени. Известно, что эти слова, как правило, употреблялись в творчестве сентименталистов не только в своем прямом значении (время года), обычно учитывались их емкость, глубина, подтекст. Слово «весна» непременно ассоциировалось со словами «свет», «радость», «надежда», «счастье», «расцвет»; слово же «осень» связывалось с крушением надежд, с увяданием, концом жизни. Поэтому эти слова создавали свою лирическую тему. Они обычно выделялись или курсивом, или писались с большой буквы, чтобы показать, что данное слово - целая тема, знак огромного смысла.
Карамзин с помощью образов весны и осени (весны - в большей степени) передает взволнованное состояние живой, тонко чувствующей души рассказчика, вызванное воспоминаниями, которое полно, развернуто не раскрывается, а выносится, как принято говорить, за скобки, и поэтому у Карамзина и природа и человек необычайно многомерны. Анализируемый отрывок помогает познакомиться с поэтикой Карамзина-прозаика: с особенностями его стиля, поэтического словоупотребления, с особой структурой предложений - и в конечном счете убедиться в органическом слиянии Природы и рассказчика. Именно это органическое слияние с Природой как с некоей высшей разумной силой позволяет рассказчику вмешиваться в события, давать оценки героям и выражать надежды на воскресение души Эраста.
Все герои (к которым относятся не только Лиза и Эраст, но и рассказчик, и Природа) и сам стиль повести помогают нам осознать авторскую позицию как гуманистическую. В ней проявились и светлые личностные качества писателя (высокая нравственность, ум, благородство, чуткость, доброе сердце, бескорыстие, религиозность ), и взгляды Карамзина на поэта-творца как на просвещенного, добродетельного, независимого человека и на само искусство как на нравственную силу, способную внушать читателю возвышенные чувства. Создавая свою повесть, Карамзин соединил категории «доброе» и «прекрасное», нравственное и эстетическое. В итоге перед нами Карамзин-художник и Карамзин-философ, мудро подходящий к теме «маленького человека», к его неразрешимым проблемам, смело показывающий его протест пусть таким кардинальным способом.
В небольшом по объему произведении писатель открыто высказал свою позицию: воспел любовь как чувство, способное обогатить человеческую душу, испытать и возродить ее; выступил за гармонию рассудка и чувства в любви; пропагандировал гуманное отношение к любому человеку, порицая его за отступления от законов морали, но веря в воскресение его души; призывал верить в высшие силы и служить добродетели.
Нравственные уроки повести достойны внимания и сегодня, тем более что это уроки человека, «твердый разум» которого, по словам В. А. Жуковского, «всегда смягчен был нежнейшим чувством».












2.3 Истоки разочарования и недоверия в повести

Вопреки сложившемуся в русской литературе к 90-м годам XVIII века стереотипу представлений об отношениях социально неравных людей как идиллии, Карамзин создаёт трагический финал сюжета - «альтернативный благополучному» (5; 282). С мыслью о невозможности соединения Лизы и Эраста, настойчиво подчёркиваемой декларативным противопоставлением их социального положения, связан в повести образ Лизиной матери. Кроме того, что знаменитое замечание Карамзина «и крестьянки любить умеют» фактически обращено к матери, которая была счастлива в социально равном браке и продолжает любить мужа и после его смерти, функции персонажа также - в сопоставлении нравственного облика героинь. Слова матери: «Ах, Лиза! Как всё хорошо у Господа Бога Кто бы захотел умереть, если бы иногда не было нам горя? Видно так надобно. Может быть, мы забыли бы душу свою, если бы из наших глаз никогда слёзы не капали», (с.30) - своеобразный пролог трагического финала. В комплекс мотивов, ведущих героиню к самоубийству и составляющих движущую пружину развития действия в сюжете повести, включены и взаимосвязанные мотивы очищающего душу горя и «забвения души».
Грехопадение героини - одна из причин трагического исхода событий. Лиза захотела умереть потому, что велико было горе, а душа была «забыта». Горе и самоубийство Лизы - результат ряда метаморфоз, через которые проходит Лизина душа, удаляющаяся от интерпретированного матерью идеала, где переживаемое страдание - возвращение к душе. Писатель акцентирует мотив потери души. Так за фразой матери «мы забыли бы душу свою, если бы из глаз наших никогда слёзы не капали», Лиза мысленно произносит: «Ах, я скорее забуду душу свою, нежели милого друга»,(с. 30 ) - и именно в этом направлении развиваются события сюжета. Утрата Лизой души интерпретирована в повести как грехопадение, исключающее возможность счастья - возвращения в утерянный рай, ибо залог счастья - чистая невинная душа (10; 54).
Знаменательны в этой связи авторский комментарий и лексика диалога Эраста и Лизы в сцене падения: «Эраст целовал Лизу, говорил, что её счастье дороже ему всего на свете, что по смерти матери он возьмёт её к себе и будет жить с ней неразлучно в деревне и дремучих лесах как в раю. - Однако же тебе нельзя быть моим мужем, - сказала Лиза. - Почему же? - Я крестьянка. - Ты обижаешь меня. Для твоего друга важнее душа, чувствительная, невинная душа, и Лиза всегда будет ближайшая моему сердцу». (с.32 ) И тут же перелом - грехопадение, «забытие» души: «Она бросилась в его объятия - и в сей же час надлежало погибнуть непорочности! Ах, Лиза, Лиза! Где ангел-хранитель твой! Где твоя невинность?». (с. 32) Как Лиза и предсказывала себе, она забывает «душу свою» ради «милого друга» - греховная любовь занимает место души: «Эраст стоял под ветвями высокого дуба, держа в объятиях своюподругу, которая, прощаясь с ним, прощалась с душою своею». (с. 34) Утрата Лизой души и в результате - заменившего её Эраста приводят Лизу к крайней степени разочарования и делают её жизнь бессмысленной. Самоубийство Лизы, «забывшей душу», - следствие и результат утраты духовного совершенства, падения души. Мотив грехопадения входит в комплекс причин трагического разрешения конфликта: совершив грех, Лиза утратила душу, затем, - любившего её «невинную душу» Эраста, наконец, - смысл жизни. Самоубийство становится последней возможностью искупления греха - попыткой очищения души чистыми водами, в которые бросается Лиза. Нравственно-моралистический сюжетный подтекст (чувство несовместимо с грехом), не исчерпывая художественного смысла, углубляет трагическую атмосферу мира «Бедной Лизы». Идеал бытия - сохранение чистоты любящей души альтернативен и не совпадает с неограниченными законом чувствами, вызванными вторжением и подчинением идеального мира чувств инородной и чуждой ему страсти. Идиллический мир Лизы разрушается самими героями: принадлежащей этому миру Лизой, а также Эрастом - чужим пришельцем, мечтающим об идиллическом мире и разрушающим его. Мир сельского уединения (пространство Лизы) противопоставлен миру “каменной громады домов” - “алчной” Москве (пространство Эраста). Каждый из героев несёт в себе следы своего мира и чувствует себя комфортно только в своём пространстве. Заложенная в конфликте дисгармония миров нарастает при каждом переходе героев в чуждую им среду. Нарушение гармонии уже в том, что Лиза продаёт ландыши (своеобразный атрибут идиллического мира) в Москве, среди «каменной громады домов», где и происходит роковая встреча. Мотив продажи, связанный с окаменением чувств Эраста, - своеобразное и знаменательное для Карамзина обрамление истории любви: при первой встрече Эраст предлагает за букетик ландышей рубль вместо пяти копеек, в последнюю - десять рублей (9; 213). Попытка искушения Лизы деньгами в первом случае заканчивается её отказом, во втором - прозрением собственной греховности, которое приводит к самоубийству. Несовместимость Лизиного чувства и меркантильного расчёта Эраста приводят к метаморфозе: чистота, искренность и всепоглощающая сила любви становятся причиной падения и потери героиней духовного совершенства.
С образом Эраста в способности культивировать чувство, доводить его до уровня эмоциональной экзальтации осуществлено в повести также традиционное для сентиментализма противопоставление человека «цивилизованного» «естественному». «Отравленный» меркантильностью общества Эраст, «с изрядным разумом и добрым сердцем, добрым от природы, но слабым и ветреным», (с.28) оказался не способным исполнить долг по отношению к соблазнённой им Лизе. Причём, одним из мотивов скоротечности любви у Эраста, наряду с ветреностью, является у Карамзина также и потеря Лизой духовного совершенства: «Лиза не была уже для Эраста сим ангелом непорочности, который прежде воспалял его воображение и восхищал душу». (с.33) Трагическое противоречие, возникшее между Лизой и Эрастом, - результат несовпадения экзальтированного природного чувства героини, нарушившей мораль, и «рассудочной» расчётливости героя, породивших аморальный поступок. В контексте созданного Карамзиным сюжета аморальность поступков Эраста связана как со слабостью характера и меркантильностью, так и с обусловленным «каменистостью» среды его мира отсутствием способности к чувству. Нарушение героями морального закона ведёт к разрушению мира идиллии.
Восстановление идиллии оказывается невозможным - встречи введённого в сюжет на правах равноправного образа автора-повествователя с раскаявшимся Эрастом происходят у пустой, «без дверей, без полу» хижины Лизы. С образом автора-повествователя в повести связана идея о возможном примирении героев в ином мире, заключающая в себе один из её принципиальных художественных смыслов. Трудно согласиться с мыслью о «вызывающей кощунственности», с точки зрения современников, надежды повествователя (11; 80) на встречу с Лизой «там, в новой жизни»,- аргументируемой тем, что писатель «своей волей дарует» «новую жизнь, то есть «душевное спасение» «самоубийце, окончившей жизнь без покаяния и похороненной в неосвящённой земле» (6, с. 186). Кажется, такая интерпретация завершающей повесть фразы не учитывает двух обстоятельств. О встрече «в иной жизни» говорит автор-повествователь - чувствительный герой, сострадающий и Лизе, и раскаявшемуся Эрасту и мечтающий о восстановлении утраченного идеала. С другой стороны, надежда повествователя на милосердие не могла восприниматься сознанием русского человека «кощунственной», ибо в не утраченном ещё в начале XIX века контексте Православного сознания представление о том, что судить о вине человека мог только Господь, часто определяло даже выбор писателями сюжетов. Для нашей темы важно: в «Бедной Лизе», кажется, впервые в русской литературе, мотив разочарования, имманентный мотиву «обольщённой невинности», интерпретируется Карамзиным как ведущее к гибели отступление от морально-нравственных и этических норм поведенческого стереотипа. Грех, осмысленный в Христианских категориях нравственности (нарушение заповеди), приводит героев к разочарованию и разрушению «мира сладостной мечты», не исключающей, по милости Божьей, восстановления утраченной гармонии в ином мире.

























2.4 Трагедия бедной Лизы

Повесть "Бедная Лиза" появилась на пустом месте. Ее не окружал густой литературный контекст. Н. М. Карамзин в одиночку распоряжался будущим русской прозы. Его произведения можно было читать не только для того чтобы возвыситься душой или вынести нравственный урок, а для удовольствия, развлечения, забавы.
Итак, Н. М. Карамзин "Бедной Лизой" угодил читателю. Русская литература захотела увидеть в этой маленькой повести прообраз своего светлого будущего - и увидела. Она нашла в "Бедной Лизе" беглый конспект своих тем и героев. Там было все, что ее занимало и занимает до сих пор. В первую очередь - народ. Крестьянка Лиза с ее добродетельной матушкой породила бесконечную череду литературных крестьян. Уже у Карамзина лозунг "правда живет не в дворцах, а хижинах" (с. ) звал к тому, чтобы учиться у народа здоровому нравственному чувству. Вся русская классика, в той или иной степени, идеализировала мужика. Кажется, что трезвый Чехов (рассказ "В овраге" ему долго не могли простить) был едва ли не единственным, кто устоял перед этой эпидемией. Карамзинскую Лизу можно и сегодня обнаружить у писателей - "деревенщиков". Читая их прозу, можно быть заранее уверенным, что прав всегда окажется человек из народа. Эраст тоже мучается: он "был до конца жизни несчастлив". (с.37) Этой незначительной реплике тоже суждена была долгая жизнь. Из нее выросла заботливо лелеемая вина интеллигента перед народом. Любви к простому человеку, человеку из народа, от русского писателя требуют так давно и с такой настойчивостью, что нам покажется моральным уродом любой, кто ее не декларирует. Только русская интеллигенция страдала комплексом вины в такой степени, что торопилась отдать долг народу всеми возможными способами - от фольклорных сборников до революции. У Карамзина все эти сюжеты уже есть, хотя и в зачатке. Вот, например, конфликт города и деревни, который продолжает питать русскую музу и сегодня.
Из повести "Бедная Лиза" и трагедии в ней «маленького человека» выросла наша литература. Ее можно изучать как наглядное пособие по русской классической словесности.



























2.5 Заключение

Повесть Н.М. Карамзина «Бедная Лиза» была одним из первых сентиментальных произведений русской литературы XVIII века, в котором автор позволил себе говорить открыто вслух о человеке из народа: его душе, его правде, его миропонимании – его трагедии. Ее сюжет очень прост - слабохарактерный, хотя и добрый дворянин Эраст влюбляется в бедную крестьянскую девушку Лизу. Их любовь заканчивается трагически: молодой человек быстро забывает о своей возлюбленной, собираясь жениться на богатой невесте, а Лиза погибает, бросившись в воду. Но главное в повести не сюжет, а чувства, которые она должна была пробудить в читателе. Поэтому главным героем повести становится повествователь, который с грустью и сочувствием рассказывает о судьбе бедной девушки из низов. Образ ее, ее трагедия стали открытием в русской литературе. Для «Бедной Лизы» характерны короткие или развернутые лирические отступления, при каждом драматическом повороте сюжета мы слышим голос автора: «сердце мое обливается кровию...», «слеза катится по лицу моему».
Чрезвычайно существенным было для писателя-сентименталиста обращение к социальной проблематике. Он не обличает Эраста в гибели Лизы – трагедии «маленького человека»: молодой дворянин также несчастен, как крестьянская девушка. Но, и это особенно важно, Карамзин едва ли не первый в русской литературе открыл «живую душу» в представительнице низшего сословия. «И крестьянки любить умеют» - эта фраза из повести надолго стала крылатой в русской культуре. Отсюда начинается еще одна традиция русской литературы: сочувствие простому человеку, его радостям и бедам, защита слабых, угнетенных и безгласных - в этом главная нравственная задача художников слова.
«Бедная Лиза» сразу стала чрезвычайно популярной в русском обществе. Гуманные чувства, умение сочувствовать и быть чувствительным оказались очень созвучны веяниям времени, когда литература от гражданской тематики, характерной для эпохи Просвещения, перешла к теме личной, частной жизни человека и главным объектом ее внимания стал внутренний мир отдельной личности.
Н. М. Карамзин совершил и еще одно открытие в литературе. С выходом в свет повести «Бедная Лиза» появилось такое понятие, как психологизм, то есть умение писателя живо и трогательно изображать внутренний мир человека, его переживания, желания, стремления. В этом смысле Карамзин подготовил почву для писателей XIX века.






















Часть II Продолжение трагедии «маленького человека» в повести
«Станционный смотритель» А. С. Пушкина
Кажется, что Пушкин, создавая образ маленького человека, хотел встряхнуть, шокировать ухоженных белоручек, напомнить читателю, привыкшему восхищаться возвышенными романтическими героями, что есть и другие, “простые” люди, достойные сочувствия, внимания, поддержки.
С первых строк повествования автор создаёт образ человека-мученика, которого, в сущности, и за человека-то обычно не считают, а относятся как к вещи какой-то, которая должна выполнять свои обязанности не раскрывая рта: «Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим или, по крайней мере, муромским разбойникам?»
Причём, из слов рассказчика становится понятно, что и сам он грешен тем же, поэтому призывает читателя немного пересмотреть свои взгляды, чтобы подготовить его, привыкшего относиться к смотрителю как к недочеловеку, чтобы заставить соболезновать: «Будем, однако, справедливы, постараемся войти в их положение и, может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее. Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда Покою ни днем, ни ночью. Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним состраданием».
И вот когда, наконец, читатель понял, сколь несправедлив он к смотрителям, рассказчик даёт нам понять, что всё же такое обращение не делает «маленького человека» несчастным. Есть у смотрителя отрада – его дочь Дуня, умница и красавица, ради которой он живёт и радуется своей не самой лучшей судьбе.
Нельзя в повествовании проигнорировать и очень важную деталь – картины, украшающие обитель Самсона Вырина, которые изображали историю блудного сына: «В первой почтенный старик в колпаке и шлафроке отпускает беспокойного юношу, который поспешно принимает его благословение и мешок с деньгами. В другой яркими чертами изображено развратное поведение молодого человека: он сидит за столом, окруженный ложными друзьями и бесстыдными женщинами. Далее, промотавшийся юноша, в рубище и в треугольной шляпе, пасет свиней и разделяет с ними трапезу; в его лице изображены: глубокая печаль и раскаяние. Наконец представлено возвращение его к отцу; добрый старик в том же колпаке и шлафроке выбегает к нему навстречу: блудный сын стоит на коленах; в перспективе повар убивает упитанного тельца, и старший брат вопрошает слуг о причине таковой радости».
Дальнейшие события повести разворачиваются практически точь-в-точь с этими картинами. Проезжающий мимо станции гусар Минский увозит с собой единственный лучик в жизни смотрителя – его дочь. Самсон пытается бороться за своё счастье и едет в Петербург, там находит Минского, и просит вернуть ему дочь: «отдайте мне, по крайней мере, бедную мою Дуню. Ведь вы натешились ею; не погубите ж ее понапрасну». Но, конечно же, не находится в сердце гусара сострадания, и он, всучив станционному смотрителю свёрток, просто выпихивает бедного за дверь: «он вынул их и развернул несколько пяти- и десятирублевых смятых ассигнаций. Слезы опять навернулись на глазах его, слезы негодования! Он сжал бумажки в комок, бросил их наземь, притоптал каблуком и пошел» – Здесь впервые Пушкин описывает, какую же боль могут причинить «большие» люди «маленьким». Берут они, что хотят, и даже не думают о «маленьких» как о людях. Забрал гусар дочь у смотрителя и не пытается понять, что отнял ребёнка у живого человека.
Он сильный, у него есть власть, он купил себе «игрушку», и не важно, что взял последнее.
«Жива ли, нет ли, бог ее ведает. Всяко случается. Не ее первую, не ее последнюю сманил проезжий повеса, а там подержал, да и бросил. Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы» – говорит Самсон Вырин. Из этих слов становится понятно, какой контраст создаёт автор между «большими» и «маленькими» людьми. Самсон на дочь совсем не сердится, он лишь жалеет её, а как подумает, что стать могло с ней, так и смерти ей пожелает, но не со злости, а из жалости.
Все знают, чем заканчивается повесть: рассказчик приезжает в места, где жил смотритель. Нет в тех краях уже станции, да и сам смотритель давно опочил. Жалеет он, что зря приехал и деньги потратил. Но потом мальчишка рассказывает ему, что всё же Дуня возвращалась в эти края, как «блудный сын» на картине, что всё же не потеряла она души в «новом мире», что попыталась-таки приехать к отцу, но, не успев, пролила слёзы. «и не жалел уже ни о поездке, ни о семи рублях, мною истраченных.» – говорит рассказчик и заканчивает повесть.
Таким образом, Пушкин заложил нравственные основы в образ «маленького человека» и его противостояние с «большими людьми»: «маленький человек» – большая душа, «большой человек» – мелкая душонка








3.0 «Так зачем же А. С. Пушкин поднимает тему «маленького человека»

В 1830 году, в период, названный позднее «Болдинской осенью», А. С. Пушкин написал цикл «Повести Белкина». Рассказчиком историй является некий Белкин, который много путешествует, встречается с разными людьми, которые рассказывают ему о реальных событиях, произошедших в реальной жизни. За счет этого Пушкин создает впечатление, что развязки сюжетов обусловлены не литературной традицией или фантазией писателя, а их автором выступает сама жизнь. Незамысловатость повествования, простота языка, которым написаны повести это одинаково необычно как для Пушкина, так и для литературных произведений того времени. Это та Россия, о которой неправильно писать высоким поэтическим слогом - герои будут выглядеть фальшиво и нереалистично.
Одним из сильнейших произведений цикла является повесть «Станционный смотритель». Сюжет этой повести мог бы стать романом, поскольку действие продолжительно по времени, включает множество характеров и емких картин из жизни. Гениальность автора позволила передать все это в повести. Это повесть о человеке, живущем простой жизнью, в которую неожиданно вмешались обстоятельства.
Кто такой станционный смотритель в пушкинские времена? Это мелкий чиновник одного из последних рангов, «сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев». Он часто бывает жертвой несправедливости, его обвиняют во всем, пользуясь тем, что он не имеет права ответить. И он действительно не имеет для этого возможности и характера. Вырин типичный «маленький человек», и даже данное ему автором имя Самсон, которое носил библейский герой, выглядит насмешкой. Так зачем же Пушкин поднимает тему «маленького человека»? Просто он хочет показать, что такие люди тоже существуют и выполняют свое нужное, но незаметное дело в обществе. Автор призывает читателя если не перестать их ругать, то хотя бы относиться к ним снисходительнее. Пушкин много путешествовал, видел много станций и смотрителей, и нередко находил в них добрых, умных и чутких людей.
 Однако вернемся к Самсону Вырину. Некоторые выводы можно сделать на основании описания его жилища. Конечно же, первым делом мы обращаем внимание на картинки по библейской притче о блудном сыне, которым Вырин, кажется, придает особое значение. В какой-то мере они отображают мировоззрение Самсона. Он надеется, что все обойдется, что все будет хорошо так же, как и в библейской притче.
 Что еще видно в жилище героя? Например, вначале его дом выглядит уютным, опрятным, прибранным... На окнах стоят цветы символ мещанского благополучия в те времена. Везде видна аккуратность, забота дочки смотрителя. Все это исчезает с ее уходом Вырин не наводит порядок, считая, что Дуня скоро вернется, воспринимая это как должное – и так и не дожидается этого.
 Самсон Вырин создал свой маленький, ограниченный мирок, полностью отгородившись от мира внешнего. Там ему комфортно и уютно, он не думает о возможных изменениях в своей жизни. В этом мирке вместе с ним живет его четырнадцатилетняя красавица-дочь, которая, возможно, тяготится таким существованием и рвется в большой мир. Но всего этого герой не желает видеть и думать об этом, любые изменения его пугают.
Еще более ярко все качества Самсона Вырина проявляются при общении с Минским. Приехав в Петербург, он идет к Минскому и униженно просит его вернуть ему дочь. Он готов простить его за поруганную честь дочери, лишь бы вернуть прежнее положение вещей. Желая вернуть дочь, Вырин думает больше не о ней, а о себе, тем самым демонстрируя свою привязанность к определенному образу жизни, боязнь перемен и нежелание что-либо менять даже ради счастья своей дочери.
Когда Самсон получает от князя деньги, первым его чувством является негодование. Но даже это негодование он не способен выразить непосредственно своему обидчику, и вместо того, чтобы бросить деньги Минскому в лицо, он бросает их на землю. Это еще раз демонстрирует нам, что да внутри «маленького человека» бушуют большие страсти, но соответствующих поступков и действий он не совершает, он просто к ним не способен. Причем история с деньгами на этом не заканчивается. «Большие страсти» быстро улеглись, и, вследствие своей практичности, Вырин решает вернуться и деньги забрать, но даже здесь он опоздал и не погнался за похитителем. Именно это несоответствие между эмоциями и поступками привело Самсона Вырина к пьянству и, в дальнейшем, к смерти. 
Итог истории Самсона Вырина предопределен: долгие годы человек выстраивал искусственный мирок, огораживал его от внешнего мира, но эти стены рухнули от первого же ветра перемен. И Вырин оказался неспособным ни защитить то, что ему дорого, ни приспособиться к новой реальности.
Пушкин взял для повести самые типичные романтические сюжеты, которые и в наше время вполне могут повториться. Его герои изначально попадают в ситуации, где присутствует слово «любовь». Они уже влюблены или только жаждут этого чувства, но именно отсюда начинается развертывание и нагнетание сюжета.








3.1 Повесть «Станционный смотритель» самое грустное
произведение цикла

Повесть «Станционный смотритель» самое грустное и самое сложное произведение цикла. Это повесть о горестной судьбе Вырина и счастливой судьбе его дочери. Автор с самого начала связывает скромную историю Самсона Вырина с философским смыслом всего цикла. Ведь у станционного смотрителя, который вовсе не читает книг, есть своя схема восприятия жизни. Она отражена в картинках «с приличными немецкими стихами», которые развешаны на стенах его «смиренной, но опрятной обители».
Рассказчик подробно описывает эти картинки, изображающие библейскую легенду о блудном сыне. На все случившееся с ним и с его дочерью Самсон Вырин смотрит сквозь призму этих картинок. Его жизненный опыт подсказывает, что с дочерью произойдет несчастье, она будет обманута и брошена. Он является игрушкой, маленьким человеком в руках сильных мира, превративших деньги в главное мерило.
А. С. Пушкин заявил одну из главных тем русской литературы XIX века тему «маленького человека». Значимость этой темы для Пушкина заключалась не в обличении забитости своего героя, а в открытии в «маленьком человеке» сострадательной и чуткой души, наделенной даром отклика на чужое несчастье и чужую боль.
Отныне тема «маленького человека» будет звучать в русской классической литературе постоянно.
В повести «Станционный смотритель» униженный и печальный герой, финал в равной степени и скорбный и счастливый: смерть станционного смотрителя, с одной стороны, и счастливая жизнь его дочери с другой. Повесть отличает особенный характер конфликта: здесь нет отрицательных героев, которые были бы отрицательны во всем; нет и прямого зла и в то же время горе простого человека, станционного смотрителя, от этого не становится меньшим.
Новый тип героя и конфликта повлек за собой иную систему повествования, фигуру рассказчика титулярного советника А. Г. Н. Он рассказывает историю, услышанную от других, от самого Вырина и от «рыжего и кривого» мальчика. Увоз Дуни Выриной гусаром завязка драмы, за которой следует цепь событий. С почтовой станции действие перебрасывается в Петербург, из дома смотрителя на могилу за околицей. Смотритель не в силах повлиять на ход событий, но прежде чем склониться перед судьбой, пытается повернуть историю вспять, спасти Дуню от того, что представляется бедному отцу гибелью его «дитяти». Герой осмысляет происшедшее и, более того, сходит в могилу от бессильного сознания собственной вины и непоправимости беды.
«Маленький человек» это не только низкий чин, отсутствие высокого социального статуса, но и потерянность в жизни, страх перед нею, утрата интереса и цели.
Пушкин первый обратил внимание читателей на то, что, несмотря на свое невысокое происхождение, человек все равно остается человеком, и ему присущи все те же чувства и страсти, что и людям высшего общества.
Повесть «Станционный смотритель» учит уважать и любить человека, учит умению сочувствовать, заставляет думать о том, что мир, в котором живут станционные смотрители, устроен не лучшим образом.







3.2 Трагедия Самсона Вырина

Главным героем в повести «Станционный смотритель» является Самсон Вырин, человек около 50 лет. Родился смотритель примерно в 1766 году, в крестьянской семье. Конец XVIII века, когда Вырину было 20-25 лет, это время суворовских войн и походов. Как известно из истории, Суворов развивал у подчиненных инициативу, поощрял солдат и унтер-офицеров, продвигая их по службе, воспитывая в них товарищество, требовал грамотности и сообразительности. Человек из крестьян под командой Суворова мог дослужиться до унтер-офицера, получить это звание за верную службу и личную храбрость. Самсон Вырин мог быть именно таким человеком и служил, скорее всего, в Измайловском полку. В тексте говорится, что, прибыв в Петербург на поиски дочери, он останавливается в Измайловском полку, в доме отставного унтер-офицера, своего старого сослуживца.
Можно предположить, что около 1880 года он вышел в отставку и получил должность станционного смотрителя и чин коллежского регистратора. Эта должность давала небольшое, но постоянное жалованье. Он женился, вскоре родилась дочь. Но жена умерла, и дочь была отцу радостью и утешением.
Ей с детства пришлось взвалить на свои хрупкие плечи всю женскую работу. Сам Вырин, как он представлен в начале повести, «свежий и бодрый», общительный и неозлобленный, несмотря на то, что незаслуженные оскорбления так и сыпались на его голову. Всего через несколько лет, проезжая по той же дороге, автор, остановившись на ночь у Самсона Вырина, не узнал его: из «свежего и бодрого» тот превратился в заброшенного, обрюзгшего старца, единственным утешением которому служила бутылка. А все дело в дочери: не испросив родительского согласия, Дуня его жизнь и надежда, - ради блага которой он жил и работал, бежала с проезжим гусаром. Поступок дочери сломил Самсона, он не мог перенести того, что его милое дитя, его Дуня, которую он как мог оберегал от всяких опасностей, смогла так поступить с ним и, что еще страшнее, с собой стала не женой, а любовницей.
Пушкин сочувствует своему герою и глубоко его уважает: человек низшего сословия, выросший в нужде, тяжком труде, не забыл, что такое порядочность, совесть и честь. Более того, качества эти он ставит выше материальных благ. Бедность для Самсона ничто по сравнению с опустошенностью души. Автор не зря вводит в повесть такую деталь, как картинки с изображением истории блудного сына на стене в доме Вырина. Как и отец блудного сына, Самсон готов был простить. Вот только Дуня не возвращалась. Страдания отца усугублялись тем, что он хорошо знал, чем зачастую заканчиваются подобные истории: «Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы...». Попытка разыскать дочь в огромном Петербурге закончилась ничем. Вот тут и сдался станционный смотритель запил окончательно и через некоторое время умер, не дождавшись дочери. Пушкин создал в своем Самсоне Вырине поразительно емкий, правдивый образ простого, маленького человека и показал все его права на звание и достоинство человека.
С первых же строк автор вводит нас в бесправный мир людей этой профессии: «Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда... ». Каждый проезжающий чуть ли не долгом своим считает излить на него весь накопившийся в дорожных неурядицах гнев.
Однако, несмотря на все трудности, связанные с профессией, смотрители, по утверждению Пушкина «...люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые». Именно такой человек описан в повести. Самсон Вырин типичный представитель мелкого чиновничьего сословия, исправно нес свою службу и имел свое «маленькое» счастье красавицу - дочь Дуню, оставшуюся у него на руках после смерти жены. Ловкая, приветливая Дуняша стала не только хозяйкой дома, но и первой помощницей отцу в его нелегком труде.
Радуясь, глядя на дочь, Вырин, наверняка, рисовал в своем воображении картины будущего, где он, уже старик, живет подле Дуни, ставшей уважаемой женой и матерью. Но «...от беды не отбожишься; что суждено, тому не миновать». И в повествование вступают законы эпохи, когда любой старший по званию ли, по чину или по сословию, вторгается в жизнь «маленького человека», сметая все на своем пути, не считаясь ни с чужими чувствами, ни с нравственными устоями. Ломая жизни, калеча души людей, чувствуя за собой защиту других власть или деньги имущих.
Так поступил с Выриным гусар Минский, увезший Дуню в Петербург. Бедный смотритель пытается сопротивляться ударам судьбы, отправляясь на поиски своей дочери. Но в мире, где все продается и покупается, не верят искренним, даже отцовским, чувствам. Минский выпроваживает несчастного отца, унизительно сунув ему «несколько пяти- и десятирублевых смятых ассигнаций». И это унижение спровоцировало пусть короткий и незначительный, но бунт «маленького человека»: «Он сжал бумажки в комок, бросил их наземь, притоптал каблуком и пошел...» Осознав бессмысленность своих действий, Вырин возвращается, но денег уже не находит.
Судьба дала ему еще один шанс повидаться с дочерью, но Дуня второй раз предала отца, позволив Минскому вытолкнуть старика за дверь. Даже увидев горе своего отца, она не покаялась перед ним, не приехала к нему. Преданный и одинокий доживает последние дни Вырин на своей станции, грустя о дочери: «Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою». Утрата дочери лишила старика смысла жизни. Равнодушное общество молча взирало на него и на сотни других таких, как он, и все понимали, что глупо просить защиты слабому у сильного. Удел «маленького человека» смирение. И умер станционный смотритель от собственной беспомощности и от эгоистичного бездушия окружающего его общества. 

























Заключение

Повестью «Станционный смотритель» А. С. Пушкина фактически начат в русской литературе путь «натуральной школы», продолженной Н. В. Гоголем. По этому пути пошли затем многие русские писатели, в том числе и Ф.М. Достоевский.
Личная трагедия «маленького человека» приобретает социальный характер.
В речи Ф.М. Достоевского об А.С. Пушкине говорится: гений Пушкина выражается в том, что в его произведениях впервые отражается «всемирность и всечеловечность» русской души. Пушкин, не чуждаясь показать темные стороны человеческой жизни, звал людей к идеалу: посмотрите, герой прекрасен и благороден.
Повесть «Станционный смотритель» явилась предшественницей для дальнейших произведений 19 века о тяжелой доле простого человека.
Судьба Самсона Вырина, рассказанная с глубокой сердечностью, вызывает сочувствие, боль, но и вместе с тем досаду на его забитость, робость, приниженность. На 10 страницах Пушкин «прокричал» боль о человеке, который живет в условиях бесчеловечной общественной системы, где ни отцу, ни дочери – никому даже не приходит в голову простая человеческая мысль о том, что всем можно быть счастливыми. Главная черта личности С. Вырина – отцовство. Покинутый и брошенный, он не перестает думать о Дуне, о том, что ее нужно будет спасти от участи «молоденьких дур».
Отцовство героя повести проявляется и в его отношениях с крестьянскими детьми. Уже спившийся, он по-прежнему занимается с детишками. Мальчик рассказывает: «Он выучил меня дудочки вырезать Он нас и орешками наделяет. Все, бывало, с нами возится».
За этими словами автора – трагизм судьбы С. Вырина. Ведь где-то у него есть горячо любимая дочь и внуки. Некоторые озлобятся, а он по-прежнему и любящий отец, и добрый «дедушка». И в этом его человеческая победа – в преодолении силы злобных обстоятельств, которые так и не смогли вытравить его человеческую сущность. Именно это покажет позднее в образе М. Девушкина Ф.М. Достоевский.
Повесть «Станционный смотритель» - о праведной жизни и отступлениях от нее. Она связана с притчей о блудном сыне: картинки, изображающие эту библейскую историю, украшают опрятную обитель С. Вырина. Но если блудный сын возвращается к счастливому отцу, то в повести же обратное: счастливая дочь не вернется к одинокому родителю, а лишь посетит могилу своего отца.




















Часть III Гоголь Н. В. – создатель бессмертного образа Акакия
Акакиевича Башмачкина из повести «Шинель»

Писателем, потрясающим души изображением порой самых ничтожных картин существования человека в мире, является Н. В. Гоголь. Величайшая заслуга Гоголя перед русским обществом, на мой взгляд, состоит не столько в том, что он вывел правдивые картины русской жизни в “Ревизоре” и “Мертвых душах”, и даже не в том, что сумел одним разом посмеяться над всем дурным, что существовало в современной ему России, сколько в том, что он создал бессмертный образ Акакия Акакиевича Башмачкина, героя повести “Шинель”.
История бедного чиновника написана так подробно и достоверно, что читатель невольно входит в мир интересов героя, начинает сочувствовать ему. Но Гоголь мастер художественного обобщения. Он сознательно подчеркивает: “в одном департаменте служил один чиновник...” Так возникает в повести обобщенный образ “маленького человека”, тихого, скромного человека, жизнь которого ничем не примечательна, но который, однако, тоже обладает собственным достоинством и имеет право на свой мир. Может быть, поэтому мы в конце концов жалеем уже не Акакия Акакиевича, а “бедное человечество”. И вероятно, потому наш гнев вызывает не грабитель, а “значительное лицо”, не сумевшее пожалеть несчастного чиновника. 
 И еще в конце повести мы приходим к страшному выводу: предметом повествования становится отнюдь не история о том, как у героя крадут шинель, а о том, как у человека украли жизнь. Акакий Акакиевич, по сути, и не жил. Он никогда не размышлял о высоких идеалах, не ставил перед собой никаких задач, ни о чем не мечтал. И незначительность происшествия, положенного в основу сюжета, характеризует у Гоголя сам мир. 
Н. В. Гоголь делает тон повествования комичным. В тексте сквозит постоянная ирония над Башмачкиным, даже дерзкие мечты его оказываются не чем иным, как стремлением непременно пустить мех куницы на воротник. Читатель должен не только войти в мир Акакия Акакиевича, но и ощутить неприятие этого мира. Кроме этого, в повести есть и авторский голос, и Н. В. Гоголь становится, таким образом, как бы посланником русской гуманистической традиции. Именно от имени автора говорит тот молодой человек, который, неудачно пошутив над Акакием Акакиевичем, “много раз содрогался потом на веку своем, видя, как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утонченной, образованной светскости, и, боже! даже в том человеке, которого свет признает благородным и честным”. 
В повести Н. В. Гоголя “Шинель” явно прослеживаются два аспекта авторского осуждения мира. С одной стороны, писатель выступает с резкой критикой того общества, которое превращает человека в Акакия Акакиевича, протестуя против мира тех, кто “натрунились и наострились вдоволь” над “вечными титулярными советниками”, теми, у кого жалование не превышает четырехсот рублей в год. Но с другой стороны, гораздо более, на мой взгляд, существенно обращение Н. В. Гоголя ко всему человечеству со страстным призывом обратить внимание на “маленьких людей”, которые живут рядом с нами.
 






4.0 Повесть Н.В.Гоголя «Шинель» – развитие темы «маленького человека»

Горечь раздумий А.С. Пушкина, протестующие и примиряющие начала нашли свое отражение в творчестве Н. В. Гоголя.
Произведения Гоголя читала вся грамотная Россия. В русской литературе появилось гоголевское направление. Сам Гоголь считал Пушкина своим учителем. «Когда я творил, - признавался он, - я видел перед собою только Пушкина. Ничто мне были все толки, я плевал на презренную чернь, известную под именем публики, мне дорого было его вечное и непреложное слово. Ничего не предпринимал, ничего не писал я без его совета. Все, что есть у меня хорошего, всем этим обязан я ему». (VI, 250). «Пушкин имел сильное влияние на Гоголя, - писал Белинский в статье «Русская литература в 1843 году».
Герои «Станционного смотрителя» и «Шинели» близки при всем различии их характеров и самих произведений.
Интонация сострадания объединяет произведения Пушкина и Гоголя, их «чувствительность» и «лелеющая душу гуманность». Обман, одиночество и беззащитность «маленького человека», его трогательный и жалкий образ «перешли» со страниц произведений А.С. Пушкина на страницы Н.В. Гоголя.
В.Г. Белинский отметил, что повесть «Шинель» - «одно из глубочайших созданий Гоголя». В отличие от Пушкина, Гоголь увидел в А.А. Башмачкине страдающего человека, достойного большего сочувствия и сожаления, в его повести звучит протест против угнетения человека, протест против тех общественных порядков, которые порабощают человека морально, духовно и материально.
У Н.В. Гоголя незаметная жизнь «маленького человека» оказывается лицом к лицу со всем окружающим его миром и даже всемирной историей. В надгробном слове Акакию Акакиевичу Гоголь утверждает, что несчастие обрушивается на Башмачкина, «как обрушивалось на царей и повелителей мира»
Герой «Шинели» - человек, который, кажется, не занимает никакого места среди людей. Его унизительное положение начинается прямо с имени, которое означает «незлобливый», не способный обидеть другого человека. Он родился «против ночи». «Ребенка окрестили, причем он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник», «родился на свет уже совершенно готовым, в вицмундире и с лысиной на голове». У него и слов нет, чтобы заявить о себе, так как высказывается только предлогами и частицами; лишь на «невыносимые шутки» чиновников он произносил фразу: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?»
Однако Акакий Акакиевич обладает «внутренним голосом». Ведь усмехнулся Башмачкин, рассматривая игривую картинку в витрине: «Остановился с любопытством перед освещенным окошком магазина посмотреть на картину, где изображена была какая-то красивая женщина, которая скидала с себя башмак, обнаживши, таким образом, всю ногу Акакий Акакиевич покачнул головой и усмехнулся, и потом пошел своею дорогою».
Гоголь дает понять, что в жизни и «маленького человека» есть таинственная глубина, закрытая от внешнего мира, как закрыты друг от друга петербургский внешний мир и неизвестный внутренний мир Башмачкина.
Внешний мир унижает Башмачкина всеми способами, а «идеальная вещь», отделяющая его от всего, - шинель, представительница внутреннего мира Акакия Акакиевича: «но зато он питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели. С этих пор как будто самое существование его сделалось как-то полнее, согласилась с ним проходить вместе жизненную дорогу». Шинель – подруга, вот почему утрата ее равносильна утрате всей жизни.
Литературовед Ю.В. Манн в своей статье «Одно из самых глубочайших созданий Гоголя» пишет: «Нам, конечно, смешна ограниченность Акакия Акакиевича, но мы в то же время видим его незлобливость, видим, что он вообще находится вне эгоистических расчетов, корыстных побуждений, волнующих других людей. Словно перед нами существо не от мира сего».
Действительно, герой Гоголя для читателя остается загадкой. Про него точно известно, что он «маленький». Не добрый, не умный, не благородный. Башмачкин - всего лишь биологическая особь. И любить, и жалеть его можно только за то, что он тоже человек, «брат твой», как учит автор.
В этом «тоже» заключалось открытие, которое поклонники и последователи Гоголя часто трактовали превратно. Одни решили, что Башмачкин хороший, что любить его надо за то, что он жертва, в нем много достоинств. И к одному из достоинств можно отнести то, что Акакий Акакиевич вовсе не «смирненький», а способен на своеобразный протест. Перед смертью герой повести «бушует», угрожая в бреду «значительному лицу»: «даже сквернохульничал, произнося страшные слова, тем более что слова эти следовали непосредственно за словом «ваше превосходительство». После смерти Башмачкин является в образе привидения на петербургские улицы и срывает шинели со «значительных лиц», обвиняя государство, весь его чиновничий аппарат в безликости и равнодушии.
Гоголь нигде не хочет подтвердить или опровергнуть показания своих персонажей, что таинственный мертвец – это Акакий Акакиевич. Для автора важнее показать, что в жизни зло будет все равно наказано. «В жизни часто торжествует зло – это правда Чтобы зло оказалось злом, начальник Акакия Акакиевича должен хотя бы на минуту почувствовать, что он не прав. Накажи его Гоголь, вышла бы скучная, нравоучительная сказка. Заставь переродиться – вышла бы ложь», - отметил А.И. Герцен.
Н.В. Гоголь вслед за А.С. Пушкиным развивает тему «маленького человека». Оба художника изображая жизнь Вырина и Башмачкина, относятся к своим героям с огромным сочувствием и состраданием. Герои погибают вследствие неблагоприятных обстоятельств.
Однако гоголевский герой представлен автором во многом иным по сравнению с пушкинским. Гоголь как бы изнутри (находясь в среде таких же людей, как его герой) видит жизнь Акакия Акакиевича.
У Башмачкина трагедия поставленная, он несчастен от рождения, лишен самого необходимого, обезличен. О будущем он и не думает, шинель «забрала» все. Акакию Акакиевичу не для кого жертвовать, да и к числу смелых людей он не принадлежит.
Н.В. Гоголь в «Авторской исповеди» писал: «Я шел той же дорогою. Предмет у меня был всегда тот же: предмет у меня был – жизнь, а не в мечтах воображения, и пришел к тому, кто есть источник жизни». Г.А. Гуковский отмечает: «Идеал Гоголя скрыт в глубине души маленьких, обыденнейших «людишек», жертв жизни».
«Шинель» - крупная веха в творческом пути Н.В. Гоголя, вершина петербургского цикла. Раскрыв трагическую судьбу «маленького человека», повесть эта указала тем самым дорогу последующим писателям в изображении «униженных и оскорбленных».
Повесть произвела сильнейшее впечатление на современников. После своего появления «Шинель» стала ощущаться как «одно из глубочайших созданий Гоголя» (В.Г. Белинский, Полн. собр. соч., Т.VI. – Стр. 349), как открытие новой темы – темы «маленького человека», равнозначное манифесту человеческого равенства и неотъемлемых прав личности в любом ее «состоянии» и звании. «Колоссальным произведением» назвал «Шинель» Герцен.
Сделалась знаменитой фраза: «Мы все вышли из гоголевской «Шинели». Говорил ли действительно эти слова Достоевский, неизвестно. Но кто бы их ни сказал, не случайно они стали «крылатыми». Очень многое важное «вышло» из «Шинели», из петербургских повестей Гоголя.




























4.1 Всемирность и человечность души «маленького человека»
Акакия Акакиевича Башмачкина

Писателем, потрясающим души изображением порой самых ничтожных картин существования человека в мире, является Н. В. Гоголь. Величайшая заслуга Гоголя перед русским обществом, на мой взгляд, состоит не столько в том, что он вывел правдивые картины русской жизни в “Ревизоре” и “Мертвых душах”, и даже не в том, что сумел одним разом посмеяться над всем дурным, что существовало в современной ему России, сколько в том, что он создал бессмертный образ Акакия Акакиевича Башмачкина, героя повести “Шинель”. 
Почему вот уже полтора столетия нас так трогает история скромного титулярного советника, если даже сторожа департамента, в котором он служил, «не глядели на него, как будто бы через приемную пролетела простая муха»? Почему бессмертны творения Гоголя, его сатира, соединяющая в себе комическое и трагическое, наполненная доброй, сочувствующей улыбкой и негодованием, скрытым под маской иронии? Вероятно, потому, что Гоголь, останавливая свой взгляд на мельчайших деталях, делает широкое обобщение, изображая судьбу совершенно незаметного человека, создает своеобразный портрет России, а может быть, и модель целого мира. 
О подобном маленьком человеке написана и его повесть «Шинель». 
Акакий Акакиевич «чиновник нельзя сказать, чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу и цветом лица что называется геморроидальным». Во внешности героя нет ни одной яркой детали, он незаметен, в нем все «несколько», словно чего-то не хватает для полного портрета. И с именем ему не повезло, словно с самого момента крещения он был обречен на жалкое существование. «Ребенка окрестили, причем он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник». И в должности, которую он занимает, есть что-то унизительное, вторичное. Он не творец, а всего-навсего переписчик. Изображая своего героя, Гоголь постоянно иронизирует над ним; герой не просто унижен, он жалок, ибо в своем униженном положении даже находит какое-то необъяснимое удовольствие. 
 «Вряд ли можно было найти человека, который так жил бы в своей должности... Там, в этом переписыванье, ему виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир». Этот «приятный мир» и есть внутренний мир героя, примитивный, предельно замкнутый. Его никогда нельзя встретить на вечерах или в театре, или просто прогуливающимся по улицам, или играющим в карты с товарищами. У него нет ни друзей, ни семьи, ни привязанностей. Из всех развлечений он оставил себе только одно переписыванье. Просто так. Для себя. Акакий Акакиевич отгораживается от реальности буквами, среди которых «у него были фавориты», и не замечает вмешательства внешнего мира, только лишь изредка просит не обижать его, но зато подобные просьбы его могут перевернуть взгляд на мир другого человека («...и в этих проникающих словах звенели другие слова: «Я брат твой». И закрывал себя рукой бедный молодой человек, и много раз содрогался он потом на веку своем, видя, как много в человеке бесчеловечья, как много скрыто свирепой грубости в утонченной образованной светскости...»). Так рядом с едкой иронией появляется глубокое авторское сочувствие, ибо, иронизируя над убожеством духовного мира своего героя, автор ни на минуту не забывает, что перед ним человек, получивший от природы равные с другими права. 
«Что-то бог пошлет переписывать завтра?» думает герой каждый вечер, отходя ко сну с блаженной улыбкой. Переписыванье стало для него хлебом насущным, и средством, и целью его существования, смыслом его жизни. Акакий Акакиевич настолько слился с этим миром, что даже ничтожное изменение в должности могло стать для него катастрофой (Гоголь явно гиперболизирует страдания Башмачкина от необходимости «переменить заглавный титул да переменить кое-где глаголы из первого лица в третье»: «он вспотел совершенно, тер лоб...»). В мире «переписыванья» свои законы, свои пропорции, свои представления о большом и малом, о значительном и мелком. Новая шинель по законам этого мира оказывается грандиозным, почти фантастическим событием. Словно открылась какая-то форточка, и в крошечный мирок героя влетел вихрь, разбросавший все его бумаги, перепутавший все буквы. За мужественным решением сшить шинель последовала полная перемена внешней жизни отказ от чая по вечерам, экономия света, попытки ходить на цыпочках, чтобы не сносить раньше времени подметок ... Шинель стала его целью, его Идеей. Она наполнила его жизнь новым, ранее неведомым смыслом. Он жил мыслью о ней, как раньше жил мыслью о завтрашнем переписывании. «Он сделался как-то живее, даже тверже характером, как человек, который уже определил и поставил себе цель. С лица и с поступков его исчезло само собою сомнение, нерешительность, словом, все колеблющиеся и неопределенные черты. Огонь порою показывался в глазах его, в голове даже мелькали самые дерзкие и отважные мысли: не положить ли, точно, куницу на воротник?» 
Долгожданный день наступил шинель готова. Акакий Акакиевич достиг своей вершины. Впервые в жизни в тот вечер он ничего не писал в его жизни произошел переворот. Он шел по улицам и как будто впервые начинал узнавать их, словно заново стал открывать для себя окружающий мир, ощущать себя в нем. Он будто заново родился. Он «даже побежал было вдруг, неизвестно почему, за какою-то дамою» чувства, о которых герой даже не подозревал, словно решили «попробовать голос». Он жил. 
И вдруг шинели не стало. Кража ее для Акакия Акакиевича равноценна потере жизни. У него украли жизнь, но энергия, которой успела напитать его шинель, еще позволила ему попробовать отстоять ее. Он даже решился пойти к частному приставу и четырежды добивался у него аудиенции. Но на пути маленького чиновника встает «значительное лицо». Его грозный окрик, сопровождаемый топаньем ногою, сломил несчастного просителя. Акакий Акакиевич был вновь загнан в рамки его «переписыванья». Но он уже привык к своей новой Идее, к своему новому миру и не может вернуться к прежнему состоянию. Он узнал, что значит жить по-иному, и отбирать эту возможность у него жестоко. Вот этой жестокости, этого крушения всех надежд и не вынес Акакий Акакиевич Башмачкин. 
Так, может быть, в гибели героя виновен просто жестокий человек? Нет, «значительное лицо» изображен Гоголем отнюдь не как бездушный злодей. Он прекрасный семьянин, хороший товарищ, человек, не лишенный сочувствия, и вообще, как пишет автор, «человек очень порядочный». Не человек, а чин раздавил Акакия Акакиевича. Еще недавно «незначительное, лицо», став «значительным», внезапно получает власть и решает, что имеет право поворотить вселенную. Этот герой своего рода символ безликой, бесчеловечной власти государства, его чудовищной бюрократической машины, калечащей души и маленьких, и больших людей.      Акакий Акакиевич не может противостоять этой машине, но не может уже и мириться. И он умирает, забытый всеми. 
В финале «Шинели», как это часто бывает у Гоголя, реалистическая достоверность сливается с фантастикой, гротеском: по городу поползли слухи о мертвеце, который в поисках украденной у него шинели срывал шинели со всех встречных, не разбирая чина и звания, пока не добрался до «значительного лица». Неприметный чиновник, униженный и раздавленный государством, потеряв все, превращается в грозную опасность для этого государства. И, несмотря на то, что в последней сцене повесть как бы входит в мир более обычных представлений и фактов, мы воспринимаем ее как игру с реальностью. Незамеченный при жизни, после смерти герой добивается «всеобщего признания». Появление призрака не только наводит страх, но и заставляет людей заглянуть в свои собственные души, что-то кардинально меняет в их жизни. Даже «значительное лицо» стал гораздо реже говорить подчиненным: «Как вы смеете, понимаете ли, кто перед вами?» 
«Маленький человек» с его маленьким внутренним миром может вызвать иронию, сочувствие или жалость. Он не ощущает своего ничтожества, так как его примитивные стремления вполне соответствуют его жалкому положению. Но «маленький человек», однажды почувствовавший себя большим, а затем снова загнанный в узкие рамки, становится фигурой поистине трагической, ибо не хочет мириться со своим униженным положением, но и противопоставить враждебному миру значительных лиц ничего не может.
Однако Гоголь не только рисует трагедию личности, но и предупреждает о том, какая опасность для общества таится в столкновении бездушного государства с маленьким человеком. Государственная машина, оттолкнув человека, заставляет его бунтовать. В нем просыпается ущемленное самолюбие, плебейская гордость, жажда мести, подчас превышающая меру нанесенного ему ущерба. Человек, едва заметный, вдруг превращается в демона, наводящего ужас на окружающих. Так бесчеловечная власть сама готовит свой крах, порождает хаос, последствия которого трудно предугадать. Мир, в котором нарушена гармония между властью и отдельным человеком, рисуется Гоголем как мир глубоко трагический по своей сути.










Часть IV Все мы вышли из гоголевской «Шинели», или трагедия
«маленького человека» в мире людей

    Русская литература с ее гуманистической направленностью не могла пройти мимо проблем и судеб простого человека. Условно в литературоведении она стала именоваться темой “маленького человека”. У ее истоков стояли Карамзин и Пушкин, Гоголь и Достоевский. В своих произведениях: “Бедная Лиза”, “Станционный смотритель”, “Шинель” и “Бедные люди” они раскрывали читателям внутренний мир простого человека, его чувства и переживания. 
Почему же Достоевский выделяет Гоголя, как первого, открывшего читателям мир “маленького человека”? Вероятно, потому, что в его повести “Шинель” Акакий Акакиевич Башмачкин является главным героем, все же остальные действующие лица создают фон. 
Повесть “Шинель” одна из лучших в творчестве Гоголя. В ней писатель предстает перед нами как мастер детали, сатирик и гуманист. Повествуя о жизни мелкого чиновника, Гоголь смог создать незабываемый яркий образ “маленького человека” со своими радостями и бедами, трудностями и заботами. Беспросветная нужда окружает Акакия Акакиевича, но он не видит трагизма своего положения, так как занят делом. Башмачкин не тяготится своей нищетой, потому что не знает Другой жизни. А когда у него появляется мечта новая шинель, он готов терпеть любые лишения, только бы приблизить осуществление задуманного. Шинель становится неким символом счастливого будущего, любимым детищем, ради которого Акакий Акакиевич готов работать не покладая рук. Автор вполне серьезен, когда описывает восторг своего героя по поводу осуществления мечты: шинель сшита! Башмачкин совершенно был счастлив. Но надолго ли? 
 “Маленькому человеку” не суждено быть счастливым в этом несправедливом мире. И лишь после смерти свершается справедливость. “Душа” Башмачкина обретает покой, когда возвращает себе потерянную вещь. 
Гоголь показал не только жизнь “маленького человека”, но и его протест против несправедливости жизни. Пусть этот “бунт” робкий, почти фантастический, но герой выступает за свои права, против основ существующего порядка.
В литературном энциклопедическом словаре термин «маленький человек» трактуется как «обозначение довольно разнородных героев, объединяемых тем, что они занимают одно из низших мест в социальной иерархии и что это обстоятельство определяет их психологию и общественное положение» (приниженность, соединяемую с ощущением несправедливости, уязвленную гордость). Поэтому «маленький человек» часто выступает в оппозиции к другому персонажу, «значительному лицу». Развитие сюжета строится как история какой-либо обиды, несчастья, оскорбления. «Маленький человек» - человек униженный, бесправный, беззащитный, одинокий, забитый, жалкий
В русской литературе 19 века прослеживаются общие приемы типизации «маленького человека»: имя, портрет, поступки, сопоставления и противопоставления жизни героев произведений в определенных ситуациях, а также отношение автора к своему герою. Проза Н. М. Карамзина, А.С. Пушкина оказалась предтечей прозы Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, А.П.Чехова и других писателей русской литературы. Каждый из них ставит вопросы бытия, представляя авторскую концепцию мира и положение в нем человека. Прослеживается авторская интонация сострадания «маленькому человеку», их «чувствительность» и «лелеющая душу гуманность». У героев произведений есть свои достоинства: доброта, кротость, протестующее и примиряющее начало, горечь раздумий о своей судьбе. Объединяет «маленьких людей» (героев «Бедной Лизы», «Станционного смотрителя», «Шинели») пробуждение их самосознания.
В то же время «маленькие люди» Карамзина, Пушкина, Гоголя, Достоевского отличаются по своему характеру, отношению к окружающим, выражению протеста против несправедливости, оскорбления, то есть, «маленький человек» проявляет себя по-разному в определенное время. Например, каждый из героев произведений оказывается отчужденным, отъединенным от других людей, но по-разному проявляется их одиночество: у пушкинского героя – в конфликтах с дочерью, у героя – рассказчика Гоголя – «по судьбе предопределено», у Достоевского через психологию героя. Таким образом, изображение «маленького человека» в литературе 19 века надо рассматривать с социальных и морально-психологических позиций.
После появления «Шинель» стала ощущаться как «одно из глубочайших созданий Гоголя» (В.Г. Белинский, Полн. собр. соч., Т.VI. – Стр. 349), как открытие новой темы – темы «маленького человека», равнозначное манифесту человеческого равенства и неотъемлемых прав личности в любом ее «состоянии» и звании.
Сделалась знаменитой фраза: «Мы все вышли из гоголевской «Шинели». Говорил ли действительно эти слова Достоевский, неизвестно. Но кто бы их ни сказал, не случайно они стали «крылатыми». Очень многое важное «вышло» из «Шинели» Гоголя.
В основе всех произведений писателей 19 века находится случай из жизни, который иногда напоминает анекдот (у Пушкина и Чехова), а иногда содержит элементы фантастики (Пушкин, Гоголь, Достоевский).
Общее между героями обнаруживается, когда речь заходит об их отношениях с окружающими. «Маленький человек» оказывается отчужден, отъединен от других людей, хотя проявляется их одиночество по-разному.
Все герои, оказавшись на пороге смерти, переоценивают свои взгляды и понимают, что самым важным в жизни оказываются человеческие связи, построенные на любви, согласии, вере.
Но причины несчастий в одном: социальное положение и характер. Попытки самоутверждения и болезненные амбиции становятся следствием неприятия обществом героя. При этом и Карамзин, и Пушкин, и Гоголь, и Достоевский показывают пробуждение самосознания своего героя, его нравственное возрождение.
Писатели 19 века не заимствовали пушкинские начинания, а развивали и совершенствовали их. В трагической судьбе карамзинской Лизы, пушкинского Вырина, гоголевского Башмачкина много общего. Идя по пути, проложенному Карамзиным, Пушкиным, Гоголь углубил общественный смысл темы о «маленьком человеке», широко представил социальную среду, условия, в которых живет герой.
И сегодня, и в будущем проблемы, поднятые великими русскими гениями, тема «маленького человека» - все это остается и будет волновать умы поколений, так как отношения личности и государства всегда злободневны. Это закономерное развитие темы, основоположником которой были Н. М. Карамзин, А.С. Пушкин, а продолжателями – все русские писатели.








5.0 Заключение

Русская литература с ее гуманистической направленностью не могла пройти мимо проблем и судеб простого человека. Условно в литературоведении она стала именоваться темой “маленького человека”. У ее истоков стояли Карамзин и Пушкин, Гоголь и Достоевский. В своих произведениях: “Бедная Лиза”, “Станционный смотритель”, “Шинель” и “Бедные люди” они раскрывали читателям внутренний мир простого человека, его чувства и переживания. 
В развитии русской художественной прозы огромная роль принадлежит Александру Сергеевичу Пушкину.
Очень правдивые, согретые авторским сочувствием образы цветочницы, смотрителя, переписчика бумаг открывают созданную последующими русскими писателями галерею «бедных людей», униженных и оскорбленных тягчайшими для простого человека общественными отношениями тогдашней (и сегодняшней) действительности.
Николай Михайлович Карамзин, Александр Сергеевич Пушкин, Николай Васильевич Гоголь были писателями, в сферу творческого внимания которых стала входить вся огромная Россия: ее просторы, жизнь деревень, Петербург и Москва открывались уже не только с роскошного подъезда, но и через узкие двери бедняцких домов.
В повестях и рассказах писателей государственная машина, оттолкнув человека, заставляет его бунтовать. В нем просыпается ущемленное самолюбие, плебейская гордость, жажда мести, подчас превышающая меру нанесенного ему ущерба. Человек, едва заметный, вдруг превращается в демона, наводящего ужас на окружающих. Так бесчеловечная власть сама готовит свой крах, порождает хаос, последствия которого трудно предугадать. Мир, в котором нарушена гармония между властью и отдельным человеком, рисуется писателями как мир глубоко трагический по своей сути.
Впервые русская литература так пронзительно и наглядно показала искажение личности враждебной ей средой. Художественное открытие Карамзина, Пушкина, Гоголя было устремлено в будущее, оно пробивало русской литературой дорогу в еще неведомое.
Тема «маленького человека», поднятая Карамзиным и продолженная Пушкиным, Гоголем, Достоевским нашла свое продолжение в русской литературе. Эту тему использовали многие великие русские писатели, как, например, Гоголь и Чехов.
Сегодня эта тема не теряет своей актуальности, сегодня вокруг нас живет множество маленьких людей, часто беззащитных и наивных, но добрых, делающих свое небольшое, но нужное дело.
Основываясь на вышеизложенном, мы считаем, что цели: понять трагедию «маленького человека» в повестях Н. М. Карамзина, А. С. Пушкина и рассказе Н. В. Гоголя и ее значение в жизни человека – мы достигли. Проследив по сюжету и проанализировав трагедию Лизы, Самсона Вырина, Акакия Акакиевича Башмачкина, пришли к выводу: «маленький человек» - обычный рядовой человек, житель страны, честно работающий, законопослушный, ответственно выполняющий свою работу, уважительно относящийся к окружающим, ценящий свою семью, знающий свое место в этом мире. Стоило герою начать что - то менять в жизни, входить в противоречие с существующими бюрократическими нормами, как государственная машина начинала героя уничтожать. Далее понятно, к уничтожению моральному ли, физическому ли, психологическому ли невозможно относиться равнодушно – героев и жалко, и отчаиваешься вместе с ними, и протестуешь – тоже. Понимая причины трагедии, кроющиеся в государственном устройстве, понимаешь, сколь уязвима и подвержена всяким несуразностям жизнь человека; сколь высоко нужно ценить просто каждый новый день жизни, бережно относиться к окружающим тебя людям, по возможности помогать если не делом, то словом участия.
В заключение можно прийти к такому выводу: проблема, трагедия «маленького человека» будет существовать ровно столько, сколько неэффективно будет работать государственный аппарат; сколько государственные институты будут попросту тратить средства налогоплательщиков; сколько будут упиваться своим величием, а не величием исполнения функциональных обязанностей. «Маленькому человеку», к сожалению, остается надеяться и верить прежде всего на себя и в себя.
Подобного рода работу я выполняю впервые. Так как тема взята по классической литературе, то критической литературы много. Это было первой трудностью при создании работы. С литературой помогали работать библиотекари школьной и районной библиотеки, руководитель. Определенную трудность испытала, систематизируя и структурируя материал, составляя презентацию, подбирая музыку. Считаю, с работой справилась. Работу продолжу, на следующий год буду принимать участие в НПК, продолжу изучать проблему «маленького человека» в русской литературе. Работая над рефератом, я поняла, что этот вид деятельности будет необходим во время дальнейшей учебы. Работа выполнена полезная и очень нужная.











6 .0 Список литературы

Берков П., Макагоненко Г. Жизнь и творчество Н.М. Карамзина. М., 2000.
Кулешов В. И. Вершины: Книга о выдающихся произведениях в русской литературе / Под ред. В.И. Кулешова. М., 1995.
Карамзин Н.М. Бедная Лиза. Л., 1970.
Лебедева О.Б. Эстетика и поэтика повествовательной прозы Н.М.
Карамзина (1766 - 1826). М., 1999.
Лотман Ю.М. Об одном читательском восприятии «Бедной Лизы» Н.М.
Карамзина. М., 1966.
Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. М., 1987.
Сахаров В.И., Карамзин М.Н. : «И крестьянки любить умеют»
Сахаров В.И. Русский романтизм XIX века: лирика и лирики. М., 2004.
Орлов П.А. Русский сентиментализм. М., 1990.
Сигида Л.И. Об истоках разочарования и скепсиса героев Карамзина. М., 2004.
Топоров В.Н. «Бедная Лиза» Карамзина: Опыт прочтения. М., 1995.
Литературный энциклопедический словарь. М., 1987 г.
Добролюбов Н. А. Статья «Забитые люди», Л., 1997 г.
Манн Ю.В. «Путь к открытию характера», М., 1979 г.
Журналы «Литература в школе»: 3, 5, 6 (1997), № 5, 8 (1998 г.).
А.С. Пушкин. «Станционный смотритель», «Медный всадник», сочинения в 3-х т., 1987 г.
: http://www.litra.ru
http://www.litra.ru/composition/get/coid/
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
http://soch.tom.ru/sochinenie/izobrazhenie-malenkogo-cheloveka-v-povesti-as-pushkina-stancionnyy-smotritel-4
Евгеньевна Л. В. Анализ повести А. С. Пушкина «Станционный смотритель». Фестиваль педагогических идей «Открытый урок», 2001, (6): 66-70.
Апсит Т. Н. Хрестоматия по русской литературе. М.: Просвещение, 1998.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
http://ru.wikipedia.org/wiki/Маленький_человек




















































































































































































15

Приложенные файлы

  • doc file14
    Размер файла: 275 kB Загрузок: 6