РЕФЕРАТ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС В РУССКОЙ И МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
Пышминского городского округа
«Печеркинская средняя общеобразовательная школа»




РЕФЕРАТ

ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС
В РУССКОЙ И МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ







Выполнила: Сапегина Анастасия,
учащаяся 9 – а класса.
Руководитель: Сычёва – Парадеева
Татьяна Степановна, учитель русского
языка и литературы.










с. Печеркино
2012 – 2013 учебный год
Содержание

1.0 Введение _____________________________________________ с.3 –5
Глава I Героический эпос __________________________________ с.6-7
Глава II Героический былинный эпос Руси ____________________ с.8-13
Глава III Эпос Древней Греции «Илиада» и «Одиссея» __________ с.14-20
Глава IV Шумерский героический эпос «Гильгамеш» ___________ с.21-24
Глава V Индийский эпос «Махабхарата» _____________________ с.25-28
Глава VI Армянский эпос «Давид Сасунский» _________________ с.29-33
Глава VII Средневековый европейский эпос «Песнь о Нибелунгах»_ с.34-35
Глава VIII Грузинский эпос «Витязь в тигровой шкуре»__________ с.36-42
Глава IX Финский эпос «Калевала» __________________________ с.43-45
Глава X Якутский эпос «Олонхо» ____________________________ с.46-47
Заключение ______________________________________________ с.48-50
Список литературы _______________________________________ с.51 -52
Приложения _____________________________________________ с.52














Введение

Вопрос о происхождении героического эпоса один из сложных. Эпос продукт длительного коллективного творчества, высочайшее выражение духа народа. Поэтому единого творца эпического произведения назвать невозможно.
Хранителем истории, коллективной памятью, своеобразным жизненным и поведенческим эталоном, средством идеологического и эстетического самоутверждения был героический эпос, который концентрировал в себе важнейшие стороны духовной жизни, идеалы и эстетические ценности, поэтику жизни как до нашей эры, так и средневековых народов.
Героический эпос был непосредственным откликом на те или иные исторические события. В течение тысячелетий эпос существовал в устной традиции, хранился на специальных дощечках, папирусах, а с Х в. начинается процесс слияния в крупные эпические поэмы.
А сам героический эпос стал поэтическим отражением исторического сознания народа. Мне стало интересно, как эпосы различных народов отражают жизнь этих народов, жизнь героев, подвиги их в честь Отечества.
Обращенность к истории определяет решающие черты отличия эпоса героического. Центральные темы героического эпоса отражают важнейшие тенденции исторической жизни, появляется конкретный исторический, географический, этнический фон, устраняются мифологические и сказочные мотивировки. Правда истории теперь определяет правду эпоса.
Поэтому мне стало интересно познакомиться с героическим эпосом, поглубже изучить данную тему, попытаться понять проблему: интересен ли героический эпос сегодняшнему читателю, почему.
Объектом исследования является: процесс организации исследования героического эпоса в русской и мировой литературе; процесс контроля реферативной технологии.
Предметом исследования является: героический эпос; организация исследовательской работы.
Эпос ясно свидетельствует, что история народа началась; но верно и обратное умозаключение начало истории закономерно подразумевает рождение героического эпоса. Мне стало интересно исследовать, как в героическом эпосе отражается история жизни народа, каких героев «рождает» героический эпос.
Возникла необходимость организации исследования, определилась цель работы: понять, почему может быть интересен героический эпос современному читателю.
Для достижения цели решали задачи:
Изучить литературу по теме работы.
Систематизировать, структурировать информацию.
Представить работу, слайдовую презентацию в соответствии с темой и требованиями.

Собственно «историческая» ценность эпоса состоит прежде всего в том, что он непосредственно запечатлел реальность.
«Народный эпос всякого исторического народа по необходимости международный». В этом блестящем афоризме А. Н. Веселовского заключены проблема и программа непреходящего значения". Это действительно так. Одно из условий величия эпоса состоит в том, что он не замыкался в бытии одного народа, тяготел в конечном счете к общечеловеческому, всемирному бытию, – хотя в тот или иной исторический период «мир» имеет, понятно, определенную «ограниченность», за рамки которой взор творцов эпоса не может выйти. Так, для русского эпоса «мир» – это западная часть Евразии (и то не во всей ее цельности, а, скажем, на пространстве с запада на восток от Священной Римской империи германской нации до Хорезма и с севера на юг от Скандинавии до Арабского халифата).
Историю Руси IX-Х веков, а также и создававшийся в это время русский эпос, как уже говорилось, нельзя понять без осознания действовавших в непосредственном (или, во всяком случае, оказывающем прямое влияние) соприкосновении с ней исторических сил – Скандинавии с ее чрезвычайно активными отрядами викингов, Хазарского каганата, Византийской империи, а также и более отдаленных – Священной Римской империи, государственных образований Закавказья, неразрывно связанных с Арабским халифатом и культурой Ирана, и т. д. Весь этот мир, вся эта, пользуясь словом А. Н. Веселовского, «международность» так или иначе содержится в русском эпосе, хотя и воплощена нередко в специфических – фольклорных и мифотворческих – образах.
















Глава I Героический эпос

Вопросы о происхождении героического эпоса, его датировке, соотношении коллективного и авторского творчества в его создании до сих пор являются дискуссионными в науке.
Корни героического эпоса уходят в глубь эпох. Об этом прежде всего свидетельствует сюжетная канва многих эпических произведений, в основу их положены события 2- 3 тысячелетия до нашей эры (Шумерский эпос «Гильгамеш»), события 7- 8 веков до нашей эры (Гомеровские эпосы «Илиада» и «Одиссея»),.. времени Великого переселения народов.
Первые записи эпических произведений в Западной Европе относятся к VIIIIX вв. Ранний этап эпической поэзии связан с развитием раннефеодальной военной поэзии кельтской, англосаксонской, германской, древнескандинавской, которая сохранилась в уникальных разрозненных фрагментах.
Эпос развитого средневековья народно-патриотический по своему характеру, вместе с тем он отразил не только общечеловеческие ценности, но и рыцарско-феодальные. В нем происходит идеализация древних героев в духе рыцарско-христианской идеологии, возникает мотив борьбы «за правую веру», как бы подкрепляющий идеал защиты отечества, появляются черты куртуазности.
Эпические произведения, как правило, структурно-целостны и универсальны. Каждое из них является воплощением определенной картины мира, охватывает множество сторон жизни героев. Отсюда смешение исторического, реального и фантастического. Эпос являлся общенародным достоянием.
В западноевропейском, например, эпосе, как и любом другом, можно выделить два слоя: исторический (героические сказания, имеющие реальную историческую основу) и фантастический, более близкий к фольклору, народной сказке.
Патриотический долг идеализированных героев эпоса оказывается превыше всего. Реальная военно-политическая ситуация приобретает в эпических сказаниях масштабы вселенского события, и через такую гиперболизацию происходит утверждение идеалов, которые перерастают рамки своей эпохи, становятся человеческими ценностями «на все времена».
Связанный с определенным типом исторического осмысления мира героический эпос был средством ритуально-символического отражения и переживания действительности, что характерно как для Запада, так и для Востока. В этом проявилась определенная типологическая близость культур разных регионов мира.
Этим и интересен эпос читателю. Читатель также, интересуясь прошлым, осмысляя его, становится более интересным и содержательным человеком. Круг замыкается: чем больше человек знает, тем он интереснее окружающим, чем человек интереснее окружающим. тем больше он стремится знать еще.














Глава II Героический былинный эпос Руси

Особое место в русской литературе занимает героический эпос или былины. Отличительными их особенностями от других народных песен являются монументальность, грандиозность, торжественность тона, важность действия и величавость образов. Былины пелись и сказывались одновременно, поэтому их можно назвать и рассказом, и песней, и стихом, и речью.
Эпос практически всегда историчен. Русский героический эпос вобрал в себя мотивы и образы, сложившиеся еще в общеславянскую, праславянскую и даже дославянскую (общеиндоевропейскую) эпохи.
Вслушаемся и вдумаемся в само слово «богатырь». Имеет оно происхождение от слова «Бог», корни которого в индоарийских языках, в частности – в древнеиндийском и древнеперсидском, где оно означает «повелитель, счастье». Отсюда и «богатство», которое «от Бога», и «богатырь» – боец, воин «от Бога», защитник и добытчик счастья (вторая часть слова «тырь» имеет, скорее, тюркоязычное происхождение, отсюда и «батыр» – сильный человек, храбрец, и «тырить» – добывать).
Главные качества богатыря – воинская доблесть и старания его по защите родной земли. Это отражало действительность того времени. Достоинства богатыря проверяются в сражении, в неравном бою. С этим связана и композиция былины, кульминационным событием которой будет именно сражение, красочно насыщенное преувеличениями.
По мнению видного русского историка С.М. Соловьева, «история России, подобно истории других государств, начинается богатырским или героическим периодом... Старая русская песня очень хорошо определяет нам лучшего человека, богатыря или героя: “Сила-то по жилочкам так живчиком и переливается, грузно от силушки, как от тяжелого беремени...» Мужи, или богатыри, своими подвигами начинают историю; этими подвигами их народ становится известен у чужих народов; эти же подвиги у своего народа становятся предметом песен, первого материала исторического Самый рассказ о подвигах богатыря-чародея приобретает чудодейственную силу, море утихает, когда раздается песня о богатыре: “Тут век про Добрыню старину скажут, синему морю на тишину, вам всем, добрым людям, на послушанье”. Это старинное форменное присловье показывает нам, что богатырские песни впервые раздавались на тех лодках, от которых Черное море прозвалось Русским.
Для Белинского В. Г. эпос совершенно самобытное создание русского народного гения, в котором народ выразил самого себя, свои исторические стремления и свой национальный характер.
Вот в этих-то условиях возник и расцвел на Руси богатырский эпос. Былинные герои живут в многослойном эпическом мире, вместившем в себя и реальные события, и личности из истории Руси, и еще более архаичные представления праславян, сохранившиеся только в устных преданиях старины глубокой.
Название «былины» установилось за русскими народными эпическими песнями и сказаниями о богатырях и добрых молодцах, в которых описываются их подвиги и деяния.
Каждая из этих песен и сказаний говорит обычно об одном эпизоде жизни одного богатыря, и, таким образом, получается ряд песен внешне отрывочного характера. Все былины, кроме единства описываемого предмета, характеризуются единством построения. Независимый дух былинного русского эпоса является отражением старой вечевой свободы, сохраненной богатырями, вольными казаками и свободными крестьянами, не захваченными крепостным правом. Дух общины, воплощенный в былинах, соединяет русский эпос и историю русского народа.
Содержание былин вырабатывалось преимущественно в продолжение IX, X, XI и XII вв., а установилось во вторую половину удельно-вечевого периода, в XIII и XIV вв.
Первые былины были сложены еще до Крещения Руси и носили черты очень древнего языческого эпоса, хотя в последующем все они в той или иной степени христианизировались. Из героев былин к дохристианскому циклу принадлежат Святогор, Микита Селянинович, Вольга... Порой языческое влияние чувствуется и в былинах более позднего происхождения (встреча Ильи Муромца со Святогором).
Святогор несравненно превосходит Илью Муромца по силе и духу. О нападении Муромца Святогор говорит: «Как русские мухи-то кусаются», – то есть ознаменовал он собой давнюю мощь языческого индоевропейского единения, а может быть, саму Природу. Целый ряд сравнений убеждает нас в том, насколько Илья Муромец меньше и слабее: и удары его легендарной палицы для Святогора – что мухи укус, и сам-то Илья со своим конем богатырским умещается в кармане (мешке) у Святогора. Напомним, что еще сильнее Святогора, по одной из былин, оказался крестьянин Микулушка Селянинович, который с собой в сумочке тяги земные носил.
Наступила светлая эпоха христианства – Ночь Сварога, и перестала носить Святогора Мать Сыра Земля. Обратился Святогор в камень до часа назначенного, а силу свою Илье Муромцу, богатырю православному, передал. Передал, но не всю, а часть лишь малую. «А то и тебя Мать Сыра Земля носить не станет...», поскольку человек не может вместить всей силы природы, христианин не может вместить в себя языческую суть. Той же силе, что Илье досталась от Святогора, как гласит предание, «на бою смерть не писана», нельзя ее победить. Можно лишь самим распродать, разбазарить, пропить да прогулять по кабакам...
В древних сказаниях упоминается языческий богатырь Вольга Святославович (Волх Всеславич), с пяти годков обучавшийся хитростям-мудростям, знанию всяких языков разных (животных), умеющий оборачиваться, принимая облик различных зверей, птиц и рыб. Древен былинный образ Волха Всеславича. Он – волх, умеющий ворожить, он – витязь-волшебник, по преданию, родившийся от змеи, что являлось признаком мудрости, он – оборотень-волкодлак, обладаюший способностью оборачиваться в кречета (сокола), хорта (волка), тура, муравья.
В былине о Волхе Всеславьевиче, которая дошла до нас в ранней записи (середина XVIII в.), «оборотничество» героя изображено как вполне действительное явление:
Он обвернется ясным соколом,
Полетит он далече на сине море,
А бьет он гусей, белых лебедей...
Он обвернется ясным соколом,
Полетит он ко царству Индейскому.
И будет он во царстве Индейском,
И сел он на полаты царские,
Ко тому царю Индейскому,
И на то окошечко косящетое...
Сидючи на окошке косящетом,
Он те-та да речи повыслушал,
Он обвернулся горносталем,
Бегал по подвалам, по погребам,
По тем по высоким теремам,
У тугих луков тетивки накусывал,
У каленых стрел железцы повынимал...
Илья Муромец стал центральной фигурой киевского богатырского цикла да и всего русского эпоса. Мало кто воспринимает этого богатыря как реальное историческое лицо, человека, жившего приблизительно в XI – XII веке, причисленного Православной церковью к лику святых. Первоначально Илью захоронили в богатырском приделе Софийского собора. В свое время подробное описание разрушенной гробницы воина составил посланник австрийского императора Эрих Ляссота. Причем его гробница располагалась в одном храме с Ярославом Мудрым и княгиней Ольгой, что само по себе говорит о многом. В дальнейшем его мощи «перекочевали» в Киево-Печерскую лавру, где почивают нетленно в пещере. Первые исторические свидетельства почитания преподобного Илии Муромца относятся к концу XVI века.
По результатам современной экспертизы останков богатыря, умер он в возрасте 40 – 55 лет. С причиной смерти специалисты согласны безоговорочно – обширная рана в области груди. В данном случае можно смело утверждать, что былинный герой погиб в бою.
Родившись в селе Карачарове близ Мурома (или Муровска, расположенного между Киевом и Черниговом на реке Десне) «без рук, без ног», он сидел «сиднем» на печи «тридцать лет и три года», пока его не исцелили калики перехожие. Калики предостерегали Муромца от поединков с древним, изначальным богатырем Святогором, с родом Микуловым и самим Микулой Селяниновичем, со змеиным сыном Вольгой Сеславичем (Волхом или Змеем Огненным Волком, который дал свое имя реке Волхов, протекающей через Новгород). Исцеленный от немощи Илья выкорчевал вековые дубы и построил крепкую ограду, а затем собрался в Киев, ко двору князя Владимира. Наставляя сына в дорогу, мать наказала ему не проливать кровь. По дороге Муромец все же преступает материнский завет, уничтожая врагов, обижающих землю Русскую. Нарушение родительского наказа лишает богатыря возможности вернуться под отчий кров. Взамен он приобретает иную мать – «сыру землю» (Святую Русь).
Наиболее искусным в борьбе, как это видно из многих былин, был Добрыня Никитич: «Изучал Добрынюшка боротися. Изучился он с крутой, с носка спущать... Прошла про него слава великая, Мастер был Добрынюшка боротися, Сшиб осударя Илью Муромца на сыру землю...» В былинах образ Добрыни облагородился и стал являть собой образ воина, в котором сочетаются сила, храбрость, воинское умение, благородство, образованность. Он умел петь, играть на гуслях, был искусен в шахматах, обладал незаурядными дипломатическими способностями, Добрыня стал идеалом воина-рыцаря эпохи Киевской Руси, не забывая иногда обводить вокруг пальца слишком простецкого и мужиковатого Илью Муромца.
Помимо Киевского цикла выделяют еще Новгородский цикл, состоящий преимущественно из былин о Садко и Ваське Буслаеве.
Пропп В.Я., исследователь былин, убедительно показал, что «эпос любого народа всегда состоит только из разрозненных, отдельных песен. Эти песни обладают внутренней цельностью и до некоторой степени внешней объединяемостью... эпос обладает не внешней целостностью, а внутренним единством, единством образов героев, одинаковых для всех песен, единством стиля и, главное, единством национально-идейного содержания... Подлинный эпос всегда состоит из разрозненных песен, которые народом не объединяются, но представляют собой цельность. Эпос целостен по существу и разрознен по форме своего выражения».
Исполнителями, а очень часто и слагателями песен и былин были замечательные древнерусские хранители традиций, артисты, музыканты и поэты, известные под именем баянов, гусляров, скоморохов. Недаром в самих былинах они выводятся исполнителями былин, истинными артистами, от «умильной игры которых все князи и бояре те, и все эти русские богатыри, все же за столом призадумались, все же призаслухались».










Глава III Эпос Древней Греции «Илиада» и «Одиссея»

Героический эпос есть у каждого народа. Это повествование о славном минувшем, о событиях первостепенной важности, которые были поворотным пунктом в истории народа. Таким событием в истории Греции (или, по крайней мере, одним из таких событий) оказался великий поход на Трою; сказания о нем сделались важнейшей сюжетною основой греческого эпоса.
«Илиада» повествует об одном эпизоде последнего, десятого, года Троянской войны гневе Ахиллеса, самого могучего и храброго среди греческих героев, оскорбленного верховным предводителем ахейцев, микенским царем Агамемноном. Ахиллес отказывается участвовать в сражениях, троянцы начинают брать верх, гонят ахейцев до самого лагеря и едва не поджигают их корабли. Тогда Ахиллес разрешает вступить в битву своему любимому другу Патроклу. Патрокл погибает, и Ахиллес, отрекшись, наконец, от гнева, мстит за смерть друга, сразив Гектора, главного героя и защитника троянцев, сына их царя Приама. Все главное в сюжете поэмы от мифов, от Троянского цикла. С тем же циклом связана и «Одиссея», рассказывающая о возвращении на родину после падения Трои другого греческого героя царя острова Итаки Одиссея.
Гомер, когда читаешь произведения, сразу же захватывает и сразу из предмета изучения становится частью нашего «я», как становится всякий любимый поэт, мертвый или живой безразлично, потому что основным для нас будет эмоциональный отзыв, эстетическое переживание.
Читая Гомера, убеждаешься, что многое в его взгляде на мир не только вечная и непреходящая истина, но и прямой вызов всем последующим векам. Важнейшее, что отличает этот взгляд,  его широта, желание понять разные точки зрения, терпимость, как сказали бы сегодня. Автор героического эпоса греков не питает ненависти к троянцам, бесспорным виновникам несправедливой войны (ведь это их царевич Парис нанес обиду людям и оскорбил божеский закон, похитив Елену, супругу своего гостеприимца, спартанского царя Meнелая); скажем более он уважает их, он им сочувствует, потому что и у них нет иного выбора, как сражаться, защищая свой город, жен, детей и собственную жизнь, и потому, что они сражаются мужественно, хотя ахейцы и сильнее и многочисленнее. Они обречены; правда, сами они еще не знают этого, но Гомер-то знает исход войны и, великодушный победитель, сострадает будущим побежденным. И если, по словам самого поэта, «святая Троя» ненавистна богам «за вину Приамида Париса», то Гомер выше и благороднее богов-олимпийцев.
Широта взгляда автора вдохновляется добротою, человечностью. Едва ли случайно, что европейскую литературу открывает призыв к доброте и осуждение жестокости. Справедливость, которую обязаны блюсти люди и охранять боги,  во взаимной любви, кротости, приветливости, благодушии; беззаконие в свирепстве, в бессердечии. Даже Ахиллесу, образцовому своему герою, не прощает Гомер «львиного свирепства», и поныне это не прописное проклятие прописному пороку, а живой опыт, за который люди на протяжении своей истории платили так много и всякий раз сызнова. Человечность Гомера столь велика, что одерживает верх даже над неотъемлемыми признаками жанра: обычно героический эпос это песнь войне, как испытанию, обнаруживающему лучшие силы души, и Гомер в самом деле прославляет войну, но он уже и проклинает ее бедствия, ее безобразие, бесстыдное надругательство над человеческим достоинством. Первое, видимо, идет от примитивной морали варваров-дорийцев, второе от новой морали законности и мира. Ей предстояло подчинить себе вселенную, и по сию пору нельзя еще сказать, чтобы эта задача была решена. Мы отлично понимаем ужас старого Приама, заранее оплакивающего свою уродливую и бесславную гибель:
О, юноше славно.
Как ни лежит он, упавший в бою и растерзанный медью,
Все у него и у мертвого, что ни открыто, прекрасно!
Если ж седую браду и седую главу человека,
Ежели стыд у старца убитого псы оскверняют,
Участи более горестной нет человекам несчастным!
И нисколько не меньше, не хуже понятен нам яростный протест против судьбы, позволившей этому совершиться:
Стыдись, Фортуна! Дайте ей отставку,
О боги, отымите колесо.
Разбейте обод, выломайте спицы
И ось его скатите с облаков
В кромешный ад! (Перевод Б. Пастернака)
Унижение человека несправедливостью, насилием это позор и мука для каждого из людей; свой наглый вызов злодейство бросает всему миропорядку, и, стало быть, каждому из нас, и, стало быть, каждый в ответе за злодейство. Гомер это предчувствовал.
Но терпимость нигде ни разу не оборачивается терпимостью к злу, робостью перед ним, попыткою его оправдать. Твердость этической позиции, серьезная и строгая однозначность в отношении к жизни, столь характерная для Гомера (и для античной традиции в целом), обладает в наших глазах особою притягательною силой. «Незыблемость скалы ценностей», от Гомера до наших дней неискоренимость добра и честности перед лицом злобы и предательства, вечность тяги к прекрасному вопреки соблазнам безобразного, несет в себе радость и ободрение. И не нужно подозревать, будто такая однозначность оценок следствие примитивного, первобытного самодовольства, которому непонятно, что такое сомнение; нет, под нею скрыта органическая уверенность в себе здорового интеллекта, здорового чувства, уверенность в своем праве (и в своей обязанности!) решать и судить.
Гомеровская мифология первая, которая нам известна у греков; что в ней от общепринятых религиозных верований, что добавлено вымыслом поэта, никто не знает, и можно с большою вероятностью предполагать, что более поздние, классические представления об Олимпе и его обитателях во многом прямо заимствованы из «Илиады» и «Одиссеи» и происхождением своим обязаны художественному дару автора поэм.
Читая эпосы Гомера, убеждаешься: не только внешность мира, его лик,  когда улыбчивый, когда хмурый, когда грозный,  умел он изображать, но и человеческая душа, все ее движения, от простейших до самых сложных, были ведомы поэту. Есть в эпосах настоящие психологические открытия, которые и теперь при первой встрече первом чтении поражают и запоминаются на всю жизнь. Вот дряхлый Приам, тайком явившись к Ахиллесу в надежде получить для погребения тело убитого сына,
никем не примеченный, входит в покой и, Пелиду
В ноги упав, обымает колена и руки целует,
Страшные руки, детей у него погубившие многих!
Психологизм в сочетании с даром художника постоянным стремлением не рассказывать, а показывать сообщает эпосу качества драмы: характеры раскрываются не со стороны, а непосредственно, в речах героев. Речи и реплики занимают приблизительно три пятых текста. В каждой из поэм около семидесяти пяти говорящих персонажей, и все это живые лица, их не спутаешь друг с другом. Древние называли Гомера первым трагическим поэтом, а Эсхил утверждал, что его, Эсхила, трагедии лишь крохи с пышного стола Гомера. И правда, многие знаменитые, психологически совершенные эпизоды «Илиады» и «Одиссеи» это сцены, словно бы специально написанные для театра. К их числу принадлежат свидание Гектора с Андромахой в VI песни «Илиады», появление Одиссея перед феакийской царевною Навсикаей и «узнание» его старой нянькою Евриклеей в VI и XIX песнях «Одиссеи».
Читая Гомера, убеждаешься, что обе поэмы (в особенности «Илиада») чудо композиции, и дивишься безумной отваге аналитиков, утверждавших, будто эти виртуознейшие конструкции сложились сами собой, стихийно, спонтанно. Трудно сомневаться, что расположение материала было строго и тщательно обдумано,  именно потому так полно исчерпываются все начатые однажды темы, так плотно сконцентрировано действие. Всего одиннадцать стихов потребовалось автору «Илиады», чтобы ввести слушателя (или читателя) в суть дела, в самую гущу событий; в одиннадцати строках экспозиции открываются и главная тема всего произведения гнев Ахиллеса, и повод к гневу, и обстоятельства, предшествовавшие ссоре вождей, и даже божественная подоплека событий («совершалася Зевсова воля»). Сразу же за тем начинается действие, которое длится до тех пор, пока не иссякает полностью главная тема. Ни убийство Гектора, ни надругательство над его телом, ни пышные похороны Патрокла, ни погребальные игры в честь друга не приносят успокоения Ахиллесу. Только после свидания с Приамом наступает перелом: душа, омраченная яростью и отчаянием, словно просветляется, омытая слезами, которые вместе проливают убийца и отец убитого. И затем такое же просветленное завершение второй темы темы Гектора, которая неотделима от главной, ею рождена и дополняет ее. Эпилога в «Илиаде» нет, и вплоть до последней, завершающей строки: «Так погребали они конеборного Гектора тело» длится развязка, всем духом своим напоминающая развязку трагедии. Напоминает о трагедии и темп повествования, неровный, порывистый, изобилующий резкими, неожиданными поворотами в трагедии их называют перипетиями. Главная перипетия решает судьбу героя и решительно направляет действие к кульминации и развязке. В «Илиаде» роль главной перипетии играет гибель Патрокла, кульминации умерщвление Гектора.
И эпизоды и образы «Илиады» объединены вокруг главной темы и главного героя, образуя тесно связанную систему. Все события поэмы укладываются в девять дней (впрочем, если считать и «пустые промежутки» между сгустками действия, дней набирается пятьдесят один).
«Одиссея» построена несколько иначе, более рыхло. Здесь нет такого сгущения действия, такого тесного переплетения различных его линий (хотя «действенных» дней тоже девять). Более независимы друг от друга и образы: нет таких психологически взаимодополняющих или противопоставленных пар, как Ахиллес Гектор, или Ахиллес Диомед, или Ахиллес Патрокл, связи между персонажами по преимуществу внешние, сюжетные. Но надо помнить, что перед поэтом стояла труднейшая задача изложить десятилетнюю предысторию возвращения на Итаку, рассказать о десятилетних скитаниях героя. Выходит, что большая рассредоточенность действия была задана самим сюжетом.
Изучая построение поэм, ученые открыли у Гомера особый композиционный стиль, который назвали «геометрическим». Его основа острое чувство меры и симметрии, а результат последовательное членение текста на триптихи (тройное деление). Так, первые пять песней «Одиссеи» составляют структуру из двух триптихов.
Читая Гомера, радуешься встрече с каждым новым сравнением, останавливаешься и медленно произносишь вслух раз, другой, третий, наслаждаясь его прелестью, свежестью, смелостью и вместе с тем полнейшей естественностью, ненарочитостью.
Словно как на небе около месяца ясного сонмом
Кажутся звезды прекрасные, ежели воздух безветрен;
Все кругом открывается холмы, высокие горы,
Долы, небесный эфир разверзается весь беспредельный;
Читать «Илиаду» и «Одиссею», просто читать, как читаешь своего современника, не делая никаких скидок на века и тысячелетия,  вот самый лучший, самый верный путь к Гомеру. Он открыт и доступен всем.
Исключительно высокие достоинства гомеровских поэм как художественных произведений народного творчества образный, насыщенный запоминающимися сравнениями язык, яркие характеристики действующих лиц, наконец, сложная композиция, особенно «Одиссеи», свидетельствуют не только о гениальности автора или авторов поэм, но и о длительном пути развития, который прошёл греческий героический эпос до создания «Илиады» и «Одиссеи».



























Глава IV Шумерский героический эпос «Гильгамеш»

Поэма о Гильгамеше не только чуть ли не самая ранняя из нам известных записанных эпопей человечества, то есть едва ли не с нее (точнее с самых ранних шумерских сказаний о Гильгамеше, сложенных еще в III тысячелетии до н. э.) нужно начинать родословную всей стихотворной эпической письменной литературы Старого Света.
Поэма о Гильгамеше не только древнейшее из известных эпических сочинений о герое-человеке, но вместе с тем и сочинение, чаще других перечитываемое, обновляемое и вводимое снова и снова в контекст современной культуры.
«Эпос о Гильгамеше» создавался на протяжении полутора тысяч лет. До нашего времени дошли клинописные таблички, в которых песни о Гильгамеше, являющиеся частью Эпоса, записаны на четырёх языках Древнего Востока  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Древнейшие из текстов написаны на шумерском языке. При этом наиболее важной является версия на аккадском языке, являющаяся огромным художественным достижением.
По мнению исследователей Эпоса, первые песни о Гильгамеше были созданы ещё в конце первой половины третьего тысячелетия до н. э. Первые дошедшие до нашего времени таблички были созданы на 800 лет позже.
I таблица рассказывает о царе Урука Гильгамеше, безудержная удаль которого причиняла много горя обитателям города. Решив создать ему достойного соперника и друга, боги слепили из глины Энкиду и поселили его среди диких зверей.
II таблица посвящена единоборству героев и их решению употребить во благо свои силы, нарубив в горах драгоценный кедр. Их сборам в дорогу, путешествию и победе над Хумбабой посвящены III, IV и V таблицы. VI таблица близка по содержанию к шумерскому тексту о Гильгамеше и небесном быке. Гильгамеш отвергает любовь Инанны и укоряет ее за вероломство. Оскорбленная Инанна просит богов создать чудовищного быка, чтобы уничтожить Урук. Гильгамеш и Энкиду убивают быка; не в силах отомстить Гильгамешу, Инанна переносит свой гнев на Энкиду, который слабеет и умирает.
Рассказ о его прощании с жизнью (VII таблица) и плач Гильгамеша по Энкиду (VIII таблица) становятся переломным моментом эпического сказания. Потрясенный гибелью друга, герой отправляется на поиски бессмертия. Его странствия описаны в IX и X таблицах. Гильгамеш скитается в пустыне и достигает гор Машу, где люди-скорпионы стерегут проход, через который восходит и заходит солнце. «Хозяйка богов» Сидури помогает Гильгамешу найти корабельщика Уршанаби, переправившего его через гибельные для человека «воды смерти». На противоположном берегу моря Гильгамеш встречает Утнапиштима и его жену, которым в незапамятные времена боги подарили вечную жизнь.
XI таблица содержит знаменитый рассказ о Потопе и строительстве ковчега, на котором Утнапиштим спас от истребления человеческий род. Утнапиштим доказывает Гильгамешу, что его поиски бессмертия тщетны, поскольку человек не в силах победить даже подобие смерти сон. На прощание он открывает герою секрет растущей на дне моря «травы бессмертия». Гильгамеш добывает траву и решает принести ее в Урук, чтобы дать бессмертие всем людям. На обратном пути герой засыпает у источника; поднявшаяся из его глубин змея съедает траву, сбрасывает кожу и как бы получает вторую жизнь. Известный нам текст XI таблицы заканчивается описанием того, как Гильгамеш показывает Уршанаби воздвигнутые им стены Урука, надеясь, что его деяния сохранятся в памяти потомков.
ГИЛЬГАМЕ
·Ш (шумер. Бильга-мес возможна интерпретация этого имени как «предок-герой»), полулегендарный правитель Урука, герой эпической традиции Шумера и Аккада. Эпические тексты считают Гильгамеша сыном героя Лугальбанды и богини Нинсун, относят правление Гильгамеша к эпохе I династии Урука (к. 27–26 вв. до н. э.). Гильгамеш является пятым царем этой династии. Гильгамешу также приписывается божественное происхождение: «Бильгамес, чей отец был демон-лила, эн (т. е. «верховный жрец») Кулабы». Продолжительность правления Гильгамеша определяют в 126 лет.
Шумерская традиция помещает Гильгамеша как бы на грани легендарного героического времени и более близкого исторического прошлого. До нашего времени дошло несколько шумерских сказаний и песен, в которых упоминается Гильгамеш: поэма о Гильгамеше и Акке, царе [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], «Гильгамеш и Гора живых», «Гильгамеш и небесный бык», «Гильгамеш и ива». Точное время их создания неизвестно. Таблички, на которых они записаны, датируют началом второго тысячелетия до н. э. Во время их создания уже не помнили о Гильгамеше как о историческом лице. В то же время эти произведения, относящиеся к жанру эпической поэмы, примитивны по содержанию и архаичны по форме, чем сильно отличаются от аккадской поэмы о Гильгамеше, которая была создана ненамного позже.
Старейшие из фрагментов Эпоса относят к XVIII веку до н. э. Однако на основании многочисленных описок и неточностей писцов, а также на основании характера языка, выглядевшего архаичным для этого времени, исследователи считают, что поэма была создана значительно раньше. С учётом того, что поэма, судя по всему, была создана до установления царями Ура единства божественного пантеона, а также на основании данных о распространении аккадского языка на юге Месопотамии, создание поэмы относят к XXXIIIXXI векам до н. э.
После многих странствий в поисках истины, в поисках бессмертия Гильгамеш встречает Сидури, она пытается убедить его, что бессмертие не положено человеку, не стоит тратить время на поиски  лучше радоваться жизни.
В некоторых интерпретациях также присутствует продолжение, в котором Гильгамеш встречается со своим братом Энкиду, вышедшем из загробного мира, и повествующее о тяжком бытии в мире мёртвых (для древних шумеров свойственно довольно мрачное представление о посмертном существовании, в отличие, например, от египтян). После чего Гильгамеш смиряется с участью смертного.



























Глава V Индийский эпос «Махабхарата»

«Махабха
·рата» ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·, mah
·bh
·rata [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], «Великое сказание о потомках [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]», по имени царя Бхараты, потомка древнего царя [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])  древнеиндийский [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Одно из крупнейших литературных произведений в мире, «Махабхарата» представляет собой сложный, но органичный комплекс эпических повествований, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], лиродидактических диалогов, дидактических рассуждений богословского, политического, правового характера, космогонических мифов, генеалогий, гимнов, плачей, объединённых по типичному для больших форм индийской литературы принципу обрамления, состоит из восемнадцати книг (парв) и содержит более 75 000 двустиший ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), что в несколько раз длиннее [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] взятых вместе. «Махабхарата»  источник многих сюжетов и образов, получивших развитие в литературе народов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Азии. В индийской традиции считается «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]». Одно из немногих произведений мировой литературы, которое само о себе утверждает, что в нём есть всё на свете.
Авторство «Махабхараты» приписывается мудрецу [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], который сам является действующим лицом сказания (дедом [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). В основе [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] лежит повествование о распре между двумя группами двоюродных братьев  пятью Пандавами (сыновьями царя [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и царицы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и ста Кауравами (сыновьями царя [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и царицы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). И Пандавы, и Кауравы являются отдалёнными потомками древнего царя [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] по имени [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], но сказание в большинстве случаев применяет родовое имя Кауравов к сыновьям Дхритараштры. Распря была инициирована старшим сыном Дхритараштры, коварным и властолюбивым [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], у которого ещё в юности «от жадности к господству зародилось преступное намерение». Старый царь Дхритараштра потворствует наследнику, несмотря на осуждение божественных мудрецов, советников и старших родичей. В результате распря разгорается и через многие годы достигает кульминации в кровопролитной восемнадцатидневной битве на священном поле [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Особый драматизм династическому конфликту придаёт участие самого могучего витязя  неузнанного старшего брата Пандавов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  в битве на стороне Кауравов.
Война между Пандавами и Кауравами имеет мифологическую подоплёку: по плану богов на Курукшетре должны быть истреблены воплотившиеся в Кауравах демоны [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Именно для того, чтобы провоцировать необходимый для начала вражды династический конфликт, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в дар данавам создан Дурьодхана. Кроме того, из жертвенного алтаря чудесным способом рождена [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], которой суждено вызвать вражду [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Особая роль в замысле богов отводится Карне: по утверждению всеведущего [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], сын [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Карна появился на земле, чтобы сеять раздор.
Центральным эпическим героем «Махабхараты» следует признать Карну. Карне открыт замысел Кришны о необходимости битвы на Курукшетре для истребления кшатриев и воплотившихся в них демонов. По мнению Кришны, без участия Карны битва бы не состоялась. Кроме того, именно с его гибелью на Курукшетре поражение Кауравов становится неизбежным, a также завершается [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и начинается Кали-юга, о чём свидетельствуют космические катаклизмы. Описанию гибели Карны сказание уделяет больше места, чем чьей-либо другой, включая божественного Кришну, а его оплакиванием завершается батальная часть центральной фабулы о вражде Пандавов и Кауравов.
В отступлениях, имеющихся в «Махабхарате», наличествуют [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о божествах, мироздании и происхождении жизни, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о древних героях (которые порой приобретают характер своего рода «эпоса в эпосе»), [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], другие фольклорные формы и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], а также фрагменты религиозного, философского и правового содержания. В итоге поэма приобретает энциклопедический характер, что может приводить к мысли о неумеренном включении авторами в ее состав разнообразных произвольно отобранных знаний. Тем не менее, внимательное рассмотрение произведения позволяет прийти к выводу о том, что каждый из эпизодов все же имеет если не прямое, то косвенное отношение к сюжету, выступая в качестве иллюстрации, разъяснения. Некоторые исследователи, к примеру  В. Пизани, отмечают, что вспомогательные эпизоды играют связующую роль в композиции поэмы, заполняя временные лакуны в основном повествовании.
Исследователи ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) считают, что в основу эпоса легли предания о реальных событиях, происходивших в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в поздневедийский период: войне между союзами племён [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], завершившейся победой панчалов. Родословные правителей позволяют датировать битву [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Астрологические вычисления индийских средневековых авторов дают дату конца IV тыс. до н. э., которая, однако, отвергается современными учёными. По данным лингвистики (сравнение языка «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» и «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]») и по данным археологии ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), первые арии спустились в долину [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] во II тыс. до н. э.
По данным самой «Махабхараты», события, которые легли в основу её сюжета, происходят в период перехода от века [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] к веку [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Если за основу взять действующее [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], то [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], согласно представлениям индусов, состоялась в конце IV тыс. до н. э.
Как и многие другие эпосы, «Махабхарата» построена вокруг попытки разрешить вопрос о соотношении [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] человека и воли [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Как отмечает исследователь эпоса П. А. Гринцер, на первый взгляд, может показаться, что основной для поэмы является мысль о всесилии судьбы и неспособности человека изменить что-либо в ее течении; однако концепция дхармы и доктрина о [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], существенно дополненная и развитая в поэме, становятся базой для формирования также и определенных моральных идей, касающихся в первую очередь долга, которые составляют этическую доминанту произведения. Хотя, по мнению авторов, человек не может изменить будущее, на него возложен нравственный выбор, определяющий [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и ценность жизни  иначе говоря, признается как воля судьбы, так и моральная ответственность человека.
В этическом учении «Махабхараты» наличествуют два аспекта. С одной стороны, это порицание [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и поощрение [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; с другой  недвусмысленное указание на то, что полное пренебрежение личным [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] во имя абстрактного также небезопасно. Тем не менее, акцент в произведении делается именно на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] части его моральной доктрины, притом, что на момент создания поэмы соответствующие философские принципы еще не были сформулированы. Мораль фактически выступает объединяющим началом всего эпоса в целом, и в силу этого важно воспринимать смысл и этику «Махабхараты» в логике всего произведения, а не в отрыве от него.
Исследователи обращают внимание на тот факт, что «Махабхарата» отличается от многих иных эпосов идеей моральной вины.  Однако при этом, с точки зрения этики и морали, пандавы нередко уступают своим противникам, совершая поступки, не соответствующие канонам [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Данное противоречие привело некоторых ученых к выдвижению гипотезы, называемой «инверсионной теорией»; согласно данному предположению, в начале формирования «Махабхараты» в качестве ее основных героев выступали кауравы, и лишь впоследствии, в связи с изменением политической и религиозной обстановки в стране, поэма была «переориентирована» на пандавов. Впрочем, если исходить из художественного смысла произведения в том виде, который известен современному читателю, данные противоречия в поведении не играют существенной роли: как выразился П. А. Гринцер, «пандавы представлены правыми и в своих слабостях, кауравы виновны и в своей доблести».


Глава VI Армянский эпос «Давид Сасунский»
     Эпос "Дaвид Cacyнcкий" пoдлиннo вeлик в pядy дрyгиx эпичecкиx cкaзaний coздaвшeгo eгo нapoдa. Этo - подлинно apмянcкий нapoдный эпoc.      Эnoc нapoдeн пoтoмy, чтo вce миpoвoззpeниe eгo гepoeв нepaзpывнo cвязaнo c пoдлиннo нapoдными низaми, вce eгo гepoи вepaзpывнo cвязaны c нapoдoм, a нe c тeми, ктo тыcячeлeтия дepжaл в cвoиx pyкax cyдьбы apмянcкoгo нapoдa.
Ни oдин из гepoeв нe извлeкaeт иэ cвoиx пoдвигoв ничeгo для ceбя, для пpиoбpeтeния кaкиx-либо оcoбыx пpaв в oкpyжaющeй cpeдe, для зaxвaтa xoтя бы тени власти. Oни нe cтpeмятcя pacпopяжaтьcя пo cвoeй вoлe тoю зeмлeй, кoтopyю oни гoтoвы opocить cвoeю кpoвью, тoю вoдoй, кoтopaя являeтcя иcтoчникoм cилы для вcex этиx гepoeв и ocнoвным ycлoвиeм жизни для вceгo нapoдa.
  Cовepшaют oни cвoи пoдвиги, noтoмy чтo этoro тpeбyeт блaгo нapoдa и пoтoмy чтo oни чyвcтвуют в ceбe cилy для cвepшeния иx, нo никaкиx преимуществ им эти подвиги не дaют. Пpocлaвившиecя гepoи нe тepяют тесной связи с народов. He тepяют oни тaкжe, дaжe возмужaв, своей дeтcкoй дyшeвнoй чиcтoты, cвoeгo npocтoдyшия, cвoeй cпocобнocти нeмeдлeннo oткликaтьcя нa кaждый пpизыв o пoмощи. Hикaкoй титyл и никaкoe пoчeтнoe звaниe нe ocлoжнилo в нapoднoй пaмяти имeн этиx чeтыpex гepoeв.
A вce дpyгиe, вce тe, c кeм oни вxoдят в coпpикocнoвeниe, в caмыx cвoиx имeнax xpaнят чepты нapoднocти, тaк кaк иx имeнa чyжды княжecкoй cpeдe, a пpoзвищa пoлны тoй выpaзитeльнocти, зaчacтyю тoгo юмopa, кoтopый xaрактерен для нapoдныx низoв и нeпpиeмлeм для вepxoв. Женятcя гepoи нa цapeвнax, нo, cвязaв cвoю cyдьбy c гepoями эпoca, вcтyпив в иx жизнь co cвoим титyлoм, вce цapeвны тepяют кaкиe бы тo ни былo пpизнaки cвoeй привязaннocти c цapcким дoмoм, из кoтoporo oни вeдyт cвoй род.      Гepoи эпoca глyбoкo чeлoвeчны. Этo - живыe люди, oдapeнныe дoблecтями и выcoкими кaчecтвaми, нecyщиe в ceбe чeлoвeчecкиe cлaбocти; и их чyвcтвa, a нe тoлькo пoдвиги, нaшли ceбe яpкoe выpaжeниe в cкaзaнияx oб иx зeмнoй жизни.
Paзвитиe ocнoвнoй нити эпoca - этo xoд пepeвoплoщeния в пoдлиннoгo чeлoвeкa тex cил пpиpoды, кoтopыe нa зape cлoжeния чeлoвeчecкoro мышлeния cтaли пpинимaть звepиныe или oчeлoвeчeнныe фopмы. Kaждoe cлeдyющee из чeтыpex пoкoлeний гepoeв вce ближe к зeмлe, вce ближе к oбликy зeмнoгo чeлoвeкa. Haибoлee чeлoвeчeн из вcex чeтыpex - тpeтий пo cчeтy, poждeнный жeнщинoй в бpaкe c oчeлoвeчeнным пoлyтитaнoм, нecyщий в ceбe и чeлoвeчecкиe cлaбocти и вeличaйшyю мыcлимyю в чeлoвeкe дoблecть.
 Этo - Дaвид, нaибoлee излюблeнный вocпeвшим eгo нapoдoм. Oн нaибoлee пpoчнo и нepaзpывными yзaми cвязaлcя c тoй иcтopичecкoй oбcтaнoвкoй, кoтopaя лerлa в ocнoвy cлoжeния и oфopмлeния эпoca.
Дaвид, cын Mгepa Cтapшeгo, внyк Caнacapa, oтeц Mгepa Mлaдшeгo, стaл выpaзитeлeм ycтpeмлeний apмянcкoro нapoдa к ocвoбoждeнию oт чyжeзeмнoгo игa и вoплoщeнием кoллeктивнoй мoщи нapoдa, eгo низoв, тex людeй, кoтopыe, oтбpocив плyг, пaстyшecкyю пaлкy или лyк живyщегo oxoтoй гopцa, взялиcь зa opyжиe, чтoбы coвepшaть вeликие подвиги.
Этo тopжecтвo apмянcкoгo нapoдa нaд чyжeзeмными зaвoeвaтeлями, изгнaниe apaбcкиx cбopщикoв пoдaтeй, арабских наместников, арабских войска из Армении имело место тысячу лет назад. Это событие притянуло к себе древние мифы и древние сказания, с обстановкой этого события, с его вехами, с его именами переплелись древнейшие сказания.
Быть мoжeт, бeзымянный гopeц из Xyтa в Cacyнe пocлyжил ядpoм для apмянcкoгo эпoca, oбpaзa Дaвидa Cacyнцa.
     Дaвид нe мoг быть чeлoвeкoм бeз poдy и плeмeни, и пoнятнo, чтo нapoднoe твopчecтвo дoлжнo былo дaть eмy пpeдкoв, дaть eмy oтцa и дeдa, дocтoйныx имeть тaкoгo cынa, тaкoгo внyкa. Hapoднoe твopчecтвo дoлжнo былo дaть eмy cынa, чтoбы гepoй нe yшeл из жизни бeccлeднo, чтoбы oн ocтaвил poднoмy нapoдy нaдeждy нa вoзмoжнocть пoвтopeния, кoгдa этoгo пoтpeбyeт жизнь, гepoйcкиx пoдвигoв, нe мeньших, чeм coвepшeнныe eгo oтцoм.      И apмянcкий нapoд дaл Дaвидy oтцa и дeдa. Oн дaл eмy в oтцы Mгepa, в cвoeм пoлyтитaничecкoм oбpaзe oтpaжaвшeгo cвoйcтвeнныe вceмy чeлoвeчecтвy чеpты бopца зa жизнeнныe блaгa, нo нe cвoи - a нapoдa, зa пpaвo нa жизнь, нo нe cвoe - a нapoдa, зa вoдy и xлeб. Hapoд дaл Дaвидy в oтцы Mгepa, в имeни cвoeм таящего cвязь co cвeтoзapным coлнцeм, Mитpoй, - Mгepa, гoлыми pyкaми paзpывaющero львa, и cпacaющeгo нapод от гoлoдa, - Mгepa, yбивaющeгo злoгo дyxa, дэвa, oтнявшeгю y нapoдa вoдy, - Mгepa, cpaжaющeгo чepнoгo быкa - иcчaдиe бoлoтa и тьмы.      Hapoд дaл Дaвидy в дeды yнacлeдoвaнный yжe тoгда из тьмы вeкoв и из глyбoчaйшиx дoиcтopичecкиx тoлщ oбpaз Caнacapa. Дpeвнee имя Caнacapa yкaзывaeт нa тo, чтo зa мнoгo вeкoв дo днeй пoбeды Дaвидa нaд Mcpa-мeликoм, дpeвнeйшиe кocмичecкиe чepты титaнa, cынa вoды, oт вoды чepпaющeгo вcю cвoю cилy (этoгo, пo мeткoмy нaблюдeнию K. B. Tpeвep, вoднoro Aнтeя apмянcкoй мифoлoгии), были пepeнeceны нa peaльнyю, живyю иcтopичecкyю личнocть, имя кoтopoй coxpaнилocь в aннaлax дpeвнeйшeй иcтopии apмянcкoй зeмли и кoтopaя cвязывaeт дpeвнeйшиe cyдьбы этoй зeмли c Acсиpиeй.
 Дaв Дaвидy дocтoйныx eгo дeдa и oтцa, oбecпeчив Дaвидy cилy и мoщь этиx пpeдкoв, cнaбдив "нeнaгляднoгo Дaвидa", дocтoйным eгo дeдoвcким кoнeм, cвязyющим в cвoeм бeгe coлнeчныe пpocтopы нeбec c глyбинaми мopcкoгo днa, и дeдoвcким мeчoм, paзящим, кaк мoлния, - нapoд дaл Дaвидy и cынa.
Hapoд дaл eмy cынa, тaящeгo в ceбe еще бoльшyю пpиpoднyю cилy, чeм cилa oтцa, - cынa, тaящeгo в ceбe гopoпoдoбнocть дeдa, и чepeз гoлoвy oтцa ocoбeннo тecнo cвязaннoгo c этим дeдoм. Hapoд дaл Дaвидy cынa, пoзaимcтвoвaв для cлoжeния eгo oбpaзa чepты пoлyтитaничecкoгo дeдa, пoтoмy чтo нapoд пpeднaзнaчил этoгo cынa для пoдвигoв, пo cpaвнeнию c кoтopыми пoбeдa Дaвидa нaд Mcpa-мeликoм – ничтoжнa.
Hapoд cбepeг coздaнный и взлeлeянный им oбpaз гepoя, cпpятaв eгo в тoлщe cкaлы, yтaив eгo тaм, в нeдpax ropы, кaк зaтaивaл нapoд в нeдpax cвoeй дyши нapacтaвший пpoтecт, протест нapoдныx мacc пpoтив yгнeтeния, безразлично, чужими или cвoими влacтитeлями, против несправедливости миpa, пpoтив вeкoвeчнoй пoдaвлeннocти, пpoтив извечного гoлoдa.
Hapoд cпpятaл и yтaил Mгepa в тoлще cкaлы, orpaждaя eгo oт yдyшaющeй пeтли, кoтopyю мoг бы нa нeгo накинуть любoй князeк, кaк этo cлyчилocь c Mгepoм в Востана-копане, пoтoмy чтo нapoд xoтeл cбepeчь eгo для дня вeличaйшиx пoдвигoв, дня coкpyшeния cтapoгo миpa и coздaния нoвoго:
Пришел Давид, Овану сказал:
"Открой мне покои отца моего!
Там я буду отныне жить".

Ответил Дзенов-Ован:
"Я покои Мгера открою тебе.
Думал я, что сасунский светоч погас,
А теперь он ярче, чем прежде, горит!
Как же мне не исполнить желанье твое?
Я любуюсь на подвиг твой,
Я горжусь, что ты так могуч!
Мнится мне, что весь мир подарили мне,
Слово скажешь ты - я от счастья смеюсь!"

И, дoждaвшиcь этoгo дня, пpиняв pyкa oб pyкy c другиими нapoдaми yчacтиe в coкpyшeнии cтapoгo миpa и в coзидaнии нoвoгo, apмянcкий нapoд вывeл тeпepь нa вceнapoднoe тopжecтвo и Mгepa, пpeдpeкшeгo кpyшeниe cтapoгo миpa и coзидaниe нoвoгo, вывeл и eгo oтцa Дaвидa, изгнaвшeгo зaxвaтчикoв из poднoй зeмли и yкaзaвшeгo, чтo нyжнo дeлaть c нeпpoшeнными гocтями, пoкyшaющимиcя нa нapoднoe дocтoяниe и cвoбoдy нapoдa, вывeл и eгo дедa, нe бoявшerocя тяжкиx тpyдoв, вce пoдвиги кoтopoгo пoдo6ны тpyдaм Гepaклa, вывeл и eгo пpaдeдa Caнacapa, ocтaвившeгo cынy пpимep, кaк нaдo ocвo6oждaть живитeльныe вoды oт зaxвaтчикa дэвa, a внyкy ocтaвившего зaвeт - cпacaть нapoды oт угнетения.





















Глава VII Средневековый европейский эпос «Песнь о Нибелунгах»


Нибелунгами, в германо-скандинавской мифологии и эпосе называли владельцев золотого клада (сокровищ и магического кольца силы) карлика-цверга Андвари, который ранее украл золото у Рейнских дев. Первоначальные обладатели клада Андвари колдун Хрейдмар, великаны Фасольт и Фафнир, обернувшийся драконом, чтобы стеречь сокровище. Кладом в конце концов завладел герой Зигфрид (Сигурд) король "страны нибелунгов". В эпосе "Песнь о Нибелунгах" нибелунгами названы могучие воины, братья Шильбунг и Нибелунг и их поданные, которых победил Зигфрид, новый хозяин клада. Во второй части эпоса имя "нибелунги" переносится на бургундских королей, завладевших кладом после смерти Зигфрида.
После злодейского убийства Зигфрида обладателями сокровищ стали бургундские короли Гибихунги братья Гуннар и Хегни, названные нибелунгами после перехода клада в их руки. Таким образом, слово "нибелунги" напрочь связано с владельцами золотого клада, проклятого карликом Андвари, известного по другим мифологическим источникам как Альбрих. Интересно, что в германских и скандинавских традициях сокровища нибелунгов являются материальным воплощением власти, могущества, счастья и удачи их обладателя. Этот проклятый клад включал и магическое золотое кольцо, которое было способно не только умножать богатство, но также всегда несло гибель его обладателю.
Оно побывало у Хрейдмара, Фафнира, Регина и, наконец, у Сигурда, всем им обладание кольцом стоило жизни. Погибли и братья-нибелунги Гуннар и Хегни, убившие Сигурда во время охоты на дикого вепря. Его вдова Кримхильда заманила их к себе и приказала казнить: Гуннара бросили в ров с кишащими там гадами и затем отрубили голову, а у еще живого Хегни было вырезано сердце. Нибелунги достойно встретили смерть и так не выдали тайну спрятанного ими золотого клада, приносящего всем несчастье и гибель.
Песнь о Нибелунгах - наиболее древний памятник немецкого героического эпоса. По содержанию он распадается на две части. Первые десять песен описывают героические подвиги Зигфрида, его любовь к Брунгильде, женитьбу Зигфрида на Кримхильде, сестре короля Гюнтера (Гуннара), сватовство Гюнтера к деве-воительнице Брунгильде и злодейское убийство Зигфрида. Следующие десять песен повествуют о мести Кримхильды за гибель своего мужа, мучительной смерти Гюнтера (Гуннара) и Хагена (Хёгни) и упадка бургундского царства.
Историческую основу "Песни о Нибелунгах" составляют события эпохи Великого переселения народов - захват гуннами под предводительством Аттилы Европы в V веке до нашей эры. Однако быт, этикет, сословные отношения, описанные в ней, представляют Германию XII века эпохи феодализма.


Немецкий героический эпос "Песнь о Нибелунгах" содержит
около десяти тысяч стихов, разделенных на тридцать девять глав-авантюр.
"Песнь о Нибелунгах", по всей вероятности, была написана между 1200 и
1210 годами в Австрии придворным поэтом, находившимся под влиянием
христианства. Она вобрала в себя несколько циклов более древних
эпических сказаний, а впоследствии стала предметом многочисленных
переработок, источником поэтических тем и мотивов. Своеобразная
по ритмическому рисунку и очень динамичная строфа этой поэмы
была воспринята многими средневековыми поэтами и получила название
"нибелунговской строфы". К ней обращались и поэты Германии XIX века.




Глава VIII Грузинский эпос «Витязь в тигровой шкуре»

Бессмертная поэма великого грузинского поэта Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» одно из замечательнейших произведений мировой литературы.
Еще задолго до нашей эры грузинский народ создал свою высокоразвитую материальную и духовную культуру. Об этом красноречиво говорят произведения писателей античной эпохи, арабских и армянских историков, грузинских летописцев. Уцелевшие до наших дней многочисленные памятники древней грузинской культуры поражают тонкостью мастерства, изощренностью вкуса, размахом творческой мысли.
Красота и богатство природы, исключительное географическое и стратегическое положение территории издавна привлекали к Грузии различных завоевателей: греков и римлян, персов и арабов, турок и монголов. Но свободолюбивый грузинский народ самоотверженно сопротивлялся иноземным поработителям. В беспрерывных кровопролитных боях за сохранение своей независимости он выковал собственную, глубоко самобытную культуру, пронизанную духом мужества и отваги, свободолюбия и патриотизма.
Своеобразные черты грузинской национальной культуры нашли особенно яркое выражение в художественной литературе. Древнейший период развития грузинской литературы ознаменовался рядом произведений, не утративших своего значения и интереса до наших дней. Несмотря на то что большинство из них носит религиозно-церковный характер, в них отражены события народной жизни.
В XI-XII столетиях в Грузии мощно развивается светская художественная литература. Этому способствовал весь характер эпохи, ознаменовавшейся наибольшим расцветом государственной, экономической и культурной жизни древней Грузии.
Наиболее ярко самобытный характер грузинской культуры проявился в гениальной поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», являющейся вершиной грузинской классической поэзии.
Руставели жил и творил на рубеже XII и XIII столетий. Он был современником царицы Тамары, которой и посвятил свою поэму.
Руставели был для своего времени глубоко образованным человеком. Он впитал в себя все лучшие традиции предшествовавшей и современной ему грузинской культуры, в совершенстве овладел всеми достижениями философской и литературной мысли как восточного, так и западного мира.
Давно установлено, что в поэме Руставели отражена современная поэту жизнь грузинского народа. Предположение, что сюжет ее заимствован из персидской литературы, лишено всяких оснований, так как ни в персидской, ни в какой-либо другой литературе не оказалось произведения, имеющего подобный сюжет. В поэме повествуется о событиях, происшедших в Аравии, Индии, Хорезме и других странах Востока. Однако ученые с полной убедительностью доказали, что это обстоятельство объясняется лишь стремлением поэта завуалировать изображенные в произведении конкретные события, имевшие место в жизни Грузии эпохи Руставели. Некоторые сюжетные мотивы поэмы с предельной точностью совпадают с историческими событиями того времени. Например, «Витязь в тигровой шкуре» начинается сказанием о том, как царь Аравии Ростеван, не имевший сына-наследника, чувствуя приближение смерти, возвел на престол единственную дочь прославленную красотой и умом Тинатину. Такое событие произошло в Грузии в конце XII столетия. Царь Георгий III, обеспокоенный тем обстоятельством, что у него не было сына-наследника, посоветовавшись с приближенными и заручившись их согласием, еще при жизни сделал царицей свою единственную дочь Тамару.
Этот факт имел место только в Грузии эпохи Руставели, и никогда ни в какой другой стране он не повторялся.
Шота Руставели создал первое в средневековом мире глубоко гуманистическое произведение, пронизанное чувством любви и сострадания к человеку, воспевающее возвышенные человеческие чувства и утверждающее идею торжества свободы и правды над миром рабства, насилия и угнетения. Не мифологические персонажи и небесные силы стоят в центре поэмы Руставели, а живые люди с их человеческими чувствами, страстями, стремлениями. Герои поэмы люди исключительной физической и духовной силы.
В основе поэмы лежит идея освобождения человека от царства тьмы, рабства и угнетения. Поэма повествует о победоносной борьбе трех друзей-витязей Тариэла, Автандила и Фридона за освобождение плененной каджами прекрасной Нестан-Дареджан, возлюбленной Тариэла, томившейся в суровой и мрачной крепости Каджети. Единоборство между двумя силами: воодушевленными высокими человеческими чувствами любви, дружбы и свободолюбия витязями, с одной стороны, и Каджети, являющейся символом рабства, тьмы и угнетения,  с другой, составляет главный конфликт, лежащий в основе сюжета поэмы. И эта неравная борьба между началами добра и зла, света и тьмы, свободы и рабства завершилась блистательной победой боровшихся за торжество свободы и справедливости витязей: они разгромили неприступную крепость Каджети и освободили прекрасную Нестан-Дареджан воплощенный символ красоты, света и добра.
Таким образом, в эпоху средневекового рабства и угнетения Руставели воспел идеи свободы и справедливости, воспел победу вдохновенного возвышенными стремлениями человека над силами рабства и тьмы.
Зло мгновенно в этом мире,
Неизбывна доброта.
В этих словах поэта выражена основная жизнеутверждающая идея поэмы.
Нестан-Дареджан и Тариэл, Тинатина и Автандил любят друг друга искренней, чистой, возвышенной любовью, воодушевляющей человека на самые благородные подвиги. Герои поэмы Руставели связаны узами самоотверженной дружбы. Автандил и Фридон, узнав о великом горе, постигшем Тариэла, присоединились к нему. Рискуя жизнью и благополучием, они остались неразлучными соратниками до победоносного завершения борьбы, до разгрома каджетской крепости и освобождения плененной красавицы. Тариэл, Автандил и Фридон, главные действующие лица поэмы,  люди, не знающие страха в борьбе и презирающие смерть.

Они твердо верят, что
Лучше славная кончина,
Чем позорное житье!

И, воодушевленные этим героическим девизом, бесстрашно борются за торжество своих возвышенных стремлений. Такое же мужество и стойкость духа характеризуют и главных героинь поэмы Нестан-Дареджан и Тинатину. Они могут выдержать любое испытание и смело идут на самопожертвование во имя правды и добра.
Поэма Руставели вдохновлена священным чувством патриотизма, самоотверженной любви и преданности человека родине, своему народу. Герои этого произведения готовы без всякого колебания отдать жизнь за благо и счастье отечества.
Томившаяся в каджетской крепости Нестан-Дареджан получает возможность обратиться с письмом к своему любимому витязю Тариэлу. О чем просит плененная красавица своего любимого? Не о том, чтобы он пришел и освободил ее от невыносимых страданий и мучений, а о том, чтобы Тариэл поехал на родину и боролся против врагов, посягнувших на свободу и честь отечества. Изображая такой моральный подвиг своей героини, великий поэт выразил ту мысль, что человек при любых обстоятельствах обязан все свои интересы и стремления подчинить долгу перед родиной, делу счастья и благополучия отечества. Таким высоким патриотическим сознанием воодушевлены герои поэмы Руставели. Этим священным чувством озарено все его бессмертное творение.
Тариэл, Автандил и Фридон сыны разных народов, люди разных вероисповеданий. Это обстоятельство ни в какой мере не мешает им быть преданнейшими друзьями и самоотверженно отдавать жизнь друг за друга.
Таким образом, в эпоху средневековой национальной и религиозной ограниченности Руставели воспел глубоко прогрессивную идею дружбы и солидарности народов.
Одна из черт прогрессивности поэмы Руставели ярко выраженная в ней идея равенства и равноправия мужчины и женщины. Героини поэмы Нестан-Дареджан и Тинатина наделены теми же высокими достоинствами, что и Тариэл, Автандил и Фридон, и ничем не уступают им. Об этом же говорит Руставели в известном изречении:
Дети льва равны друг другу,
Будь то львенок или львица.
В поэме Руставели рассыпаны многочисленные изречения например, высказывания поэта о вредности лжи, его проповедь необходимости проявления стойкости и твердости в любой беде и многие другие. Большое значение для развития грузинской художественной культуры имело учение Руставели о поэзии как об отрасли мудрости, а также осуждение им пустого, развлекательного стихотворчества.
Поэма Руставели высоко поднялась над уровнем эпохи темного и мрачного средневековья, став первой предвестницей гуманизма в мировой литературе.
Но величие и бессмертие этого произведения не только в его богатом идейном содержании. Оно является подлинным шедевром поэтического творчества, непревзойденным до сих пор образцом в искусстве слова. Написанная в жанре романа в стихах, поэма построена на основе остро драматизированной фабулы, развивающейся по законам нарастающего разворота сюжета. Стиль поэмы способствует ясному выражению глубоких мыслей, заложенных в ней. Словесная ткань этого большого философско-поэтического произведения изобилует замечательными метафорами и сравнениями, богата тщательно подобранными благозвучными рифмами.
На протяжении веков поэма Руставели воспитывала грузинский народ в духе мужества и отваги, свободолюбия и гуманизма. Народ чертил на своих боевых знаменах бессмертные слова поэта:
Лучше славная кончина,
Чем позорное житье!

«Витязь в тигровой шкуре» стал достоянием всех народов, переведен на языки. На языке великого русского народа имеется пять полных переводов поэмы. «Витязь в тигровой шкуре» занял достойное место в сокровищнице классической культуры, в одном ряду с творческим наследием Пушкина и Шевченко, Низами и Навои, со «Словом о полку Игореве», «Давидом Сасунским» и другими шедеврами народного эпоса. Поэма Руставели переведена и переводится на многие языки народов Запада и Востока; она занимает достойное место в духовной жизни всего прогрессивного человечества.
По архитектонике и композиции поэма «Витязь в тигровой шкуре» являет один из величественных образцов мировой литературы.
Значение поэмы – героического эпоса заключается в его художественной обработке, психологическом анализе и щедро рассыпанных мудрых изречениях, которые и по прошествии 800 лет произносятся грузином с чувством особенного благоговения. Руставели внушает «освобождать рабов», провозглашает равенство полов («порождение льва остаётся львом, все равно, какого бы пола оно ни было»), взывает к щедрой милости: «что роздано тобой  твоё, что нет  потеряно». Личные заслуги он ставит выше знатного происхождения, славную смерть предпочитает позорной жизни, не терпит лживого человека, заявляя: «ложь и измена  две родные сестры». Подобные мысли сделали «Витязя в тигровой шкуре» воспитательной книгой для народа, а талантливая техника сделала её для грузин синонимом возвышенной и художественной поэзии.
Поэма Шоты Руставели «Витязь в тигровой шкуре»  один из величайших памятников мировой литературы  на протяжении столетий была и продолжает оставаться одной из наиболее читаемых книг в Грузии, оказывая исключительное влияние на дальнейшее развитие грузинской литературы вплоть до наших дней.




















Глава IX Финский эпос «Калевала»
Калевала ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Kalevala)  карело-финский поэтический эпос. Состоит из 50 рун (песен).
В основу «Калевалы» легли карельские народные эпические песни. Обработкой исходного фольклорного материала занимался финский языковед и врач [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (18021884гг.), который сюжетно связал отдельные народные эпические песни, произвёл определённый отбор вариантов этих песен, сгладил некоторые неровности. Обработка была произведена Лённротом дважды: в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] вышло первое издание «Калевалы», в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  второе.
Название «Калевала», данное поэме [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ],  это эпическое имя страны, в которой живут и действуют финские народные герои. Суффикс la означает место жительства, так что Kalevala  это место жительства [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], мифологического родоначальника богатырей [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], называемых иногда его сыновьями.
Материалом для сложения обширной поэмы из 50 песен (рун) послужили Лённроту отдельные народные песни, частью эпического, частью лирического, частью магического характера, записанные со слов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] крестьян самим Лённротом и предшествовавшими ему собирателями. Лучше всего помнили старинные руны (песни) в российской [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (приход Вуоккиниеми  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] губерниях  в Реполе ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и Химоле ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), а также в некоторых местах финляндской Карелии и на западных берегах [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], до [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В Калевале нет основного сюжета, который связывал бы между собою все песни (как, например, в «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» или «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]»). Содержание её чрезвычайно разнообразно. Открывается она сказанием о сотворении земли, неба, светил и рождении дочерью воздуха главного героя финнов, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], который устраивает землю и сеет ячмень. Далее рассказывается о разных приключениях героя, встречающего, между прочим, прекрасную деву Севера: она соглашается стать его невестой, если он чудесным образом создаст лодку из осколков её веретена. Приступив к работе, герой ранит себя топором, не может унять кровотечения и идет к старику-[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], которому рассказывает предание о происхождении железа. Возвратившись домой, Вяйнямёйнен поднимает заклинаниями ветер и переносит кузнеца [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в страну Севера, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], где тот, согласно обещанию, данному Вяйнямёйненом, сковывает для хозяйки Севера таинственный предмет, дающий богатство и счастье  мельницу [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (руны IXI).
Следующие руны (XIXV) содержат эпизод о похождениях героя [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], воинственного чародея и соблазнителя женщин. Далее рассказ возвращается к Вяйнямёйнену; описывается нисхождение его в преисподнюю, пребывание в утробе великана Виипунена, добытие им от последнего трёх слов, необходимых для создания чудесной лодки, отплытие героя в Похьёлу с целью получить руку северной девы; однако последняя предпочла ему кузнеца Ильмаринена, за которого выходит замуж, причём подробно описывается свадьба и приводятся свадебные песни, излагающие обязанности жены и мужа (XVIXXV).
Руны (XXVIXXXI) снова рассказывают о похождениях Лемминкяйнена в Похьёле. Эпизод о печальной судьбе богатыря [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], соблазнившего по неведению родную сестру, вследствие чего оба, брат и сестра, кончают жизнь самоубийством (руны XXXIXXXVI), принадлежит по глубине чувства, достигающего иногда истинного [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], к лучшим частям всей поэмы.
Дальнейшие руны содержат пространный рассказ об общем предприятии трёх финских героев  о том, как были добыты сокровища Сампо из Похьёлы, как Вяйнямёйнен изготовил [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и игрой на нём очаровал всю природу и усыпил население Похьёлы, как Сампо был увезён героями. Рассказывается о преследовании героев колдуньей-хозяйкой Севера, о падении Сампо в море, о благодеяниях, оказанных Вяйнямёйненом родной стране посредством осколков Сампо, о борьбе его с разными бедствиями и чудищами, насланными хозяйкой Похьёлы на Калевалу, о дивной игре героя на новом кантеле, созданном им, когда первое упало в море, и о возвращении им солнца и луны, скрытых хозяйкой Похьёлы (XXXVIXLIX).
Последняя руна содержит народно-апокрифическую легенду о рождении чудесного ребёнка девой Марьяттой (рождение Спасителя). Вяйнямёйнен дает совет его убить, так как ему суждено превзойти могуществом финского героя, но двухнедельный младенец осыпает Вяйнямёйнена упрёками в несправедливости, и пристыженный герой, спев в последний раз дивную песнь, уезжает навеки в челноке из Финляндии, уступая место младенцу Марьятты, признанному властителю Карелии.


















Глава X Якутский эпос «Олонхо»
Олонхо - общее название героического эпоса якутов, состоящего из
множества больших сказаний.
Там несутся по глади степей Табуны низкорослых коней. Там, в степях, далеко-далеко. Кто-то первым пропел Олонхо...
Якутские олонхо - эпос очень древнего происхождения. Истоки их восходят еще к тем временам, когда предки якутов жили на прежней родине и тесно общались с древними предками тюрско-монгольских народов Алтая и Саян.
Об этом говорит общность сюжета олонхо с сюжетом эпоса этих народов, сходство в строе языка и лексике. Встречаются общие элементы в именах героев (хаан - хан, мерген, боотур и др.). Постоянным элементом имени героини олонхо служит забытое современными якутами слово "куо". В эпосе других тюркских народов сходное слово "ко" означает "красавица".
Подобно древнегреческим мифам, и в якутском эпосе боги поселили первых людей на земле - в Среднем мире; Верхний мир находится во власти светлых богов, и лишь края его занимали злые исполины - абаасы; Нижним, подземным миром правили чудовища, враждебные людям.
Являясь центром национальной культуры прошлого, олонхо оказало большое влияние на зарождение и развитие литературы и искусства.  Одним из первых глубокий и научный анализ героического эпоса якутов - олонхо дал Платон Алексеевич Ойунский (10 октября 1893- 31 октября 1937) , один из первых якутских ученых советского времени, филолог, этнограф, фольклорист, литературовед. Много лет жизни он посвятил своду в единый сюжет героического эпоса "[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]" одного из лучших и наиболее популярных якутских олонхо. По размерам олонхо П.А. Ойунского почти в два раза превышает самые крупные из числа записанных (в нем свыше 36 000 тысяч стихотворных строк).
С олонхо начинается якутская философия – жизнеутверждающая, ориентированная на созидание, на веру в добро и красоту. Благодаря архаичности сюжета олонхо отражает древние космогонические, тотемические и культовые представления народа.
























Заключение

Эпос ведет свое происхождение от того свойства нашей души, в силу которого нам недостаточно жить, а еще есть у нас потребность свою и чужую жизнь рассказывать. Пережитое хочется задержать в слове, не дать уйти прошлому. Человек и человечество в той или другой форме ведут какой - то дневник; и вот эпос, повествование о событиях, служит одним из лучших и наиболее естественных проявлений такой человеческой летописи.
И оттого, что дела человеческого прошлого в эпосе так увеличены, так преувеличены, это человеческое переходит в божественное. Иными словами: на героев-богатырей переносятся из древней мифологии некоторые свойства и действия богов. Между богами и людьми теряется граница. От этого проигрывают боги, но выигрывают люди. Если только что названный эпос (гомеровские поэмы у греков, «Песнь о Нибелунгах» у немцев, «Песнь о Роланде» у французов) слагается в стихийном процессе народного творчества, то с развитием культуры и литературы каким-нибудь выдающимся событием из истории своей родины вдохновляются уже и отдельные поэты: они сосредоточивают на нем свое художественное внимание, они усматривают в нем центр духовного бытия своей нации, то, в чем воплотились ее мощь, патриотизм, энергия, избранность и высокое назначение.
При этом необходимо заметить, что эпос вбирает в себя именно всю жизнь, не только в ее возвышенных, идеальных проявлениях, но и в ее повседневной обыкновенности. Если торжественные эпопеи, величественные поэмы древнего эпоса и его новых продолжений интересовались только героями, только исключительностью, сказывающейся на вершинах истории в подвигах человеческих вождей, то на ряду с таким героическим эпосом существует и другой тот эпос действительности, который признает интересными и значительными не одно высоты существования и духа, но и все бытие сплошь. Можно сказать: в связи с общим характером исторического процесса замечается демократизация и в литературе, честнее говоря, демократизация эпоса. Он вовсе не выделяет из реальности ее чрезвычайных моментов, он не брезгает опускаться в серую гущу быта.
Давно было провозглашено: где жизнь, там поэзия; видоизменяя эту истину, отметим, что где жизнь, там и эпос. Все достойно рассказа.
На основании вышесказанного можно утверждать, что цели: понять, почему может быть интересен героический эпос современному читателю – достигли, показали, героический эпос интересен современному читателю тем, что написан понятно, захватывающе, узнаешь много нового, неожиданного, события тревожат воображение, душа живет вместе с героями эпосов: грустит, поет, льет слезы, ненавидит, ужасается – живет и наполняется новыми смыслами. Произведения богато иллюстрированы, иногда хочется почитать уже о художниках, сумевших по – своему выразить написанное. Ко многим эпосам создана музыка, поставлены балеты, существуют оперы. После исследования данной темы, вероятно, захочется посмотреть балет.
Вывод: в современной жизни героическому эпосу мало места - жизнь слишком тороплива и суетна, но если в руки попадет любой из эпосов, то читатель будет благодарен такому времяпровождению. Отходят в никуда заботы, погружаешься в мир произведения когда возвращаешься, понимаешь, насколько мы себя обделяем: яркие герои, яркие события, замечательные стихи – происходит обновление человека, возникают такие простые мысли: зачем мы себя обкрадываем, так интересно познавать жизнь людей за тысячи лет до нас, их мысли, чувства – обретать новых друзей, книги зачастую вернее людей.
Реферат по литературе я писала впервые. Тема взята трудная, трудность темы осознала, когда стала над ней работать. Помощь оказывали школьные библиотекари, библиотекари Районной библиотеки, использовала интернет – ресурс, учитель. Считаю, что с работой справилась, планирую на следующий год принимать участие в научно – практической конференции. Эта работа может быть интересна как на уроке литературы, так на уроке МХК, на уроке музыки, если на первый план вывести музыку, а дополнением сделать чтение отрывков из эпоса. Работа проделана с пользой: реферативная технология будет мной востребована при дальнейшей учебе.


























Список литературы

Алпамыш. Эпос. Москва, 1958.
Балашов Д. М. Из истории былинного эпоса. Святогор. В кн.:
Русский фольклор. Вып. XX, Фольклор и историческая
действительность. Л., 1981.
Бахтин М. М. Лекции по истории зарубежной литературы. Античность.
Средние века. – Саранск, 1999.
Бурцев, Д. Т.   Якутский эпос олонхо как жанр / Д. Т. Бурцев. 
Новосибирск: Наука, 1998.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] «Махабхарата» и «Рамаяна». (Серия «Массовая
историко-литературная библиотека»). М., Худож. лит. 1970.
Давид Сасунский. Армянский народный героический эпос.
Зайцев А. И. Древнегреческий героический эпос и "Илиада" Гомера.
Гомер. Илиада. - Л., 1990.
Иванов В. В. Еще одно рождение Гильгамеша. Иностранная
литература. М, 2000.
«История зарубежной литературы. Средние века и Возрождение» /М.П.
Алексеев, В. М. Жирмунский, С. С. Мокульский, А. А. Смирнов. – 4-ое
изд. – М., 1987.
Леннорот Элиас. Калевала. 1835.
Максимов С. Г. Русские воинские традиции. Былины – героический
эпос русского народа. М.: Просвещение, 1987.
Махабхарата. Индийский героический эпос. http://www.mif-  
Мельникова Е. А. Героический мир англосаксонского эпоса.
Мелетинский Е. М. Происхождение героического эпоса. Ранние формы
и архаические памятники. М., 1963.
Мюллер М. Шесть систем индийской философии. – М., 1995.
Мюллер К. Г. Песнь о Нибелунгах. 1782.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Махабхарата. Изучение древнеиндийского эпоса. М.,
Наука (ГРВЛ). 1999.
Нюргун Боотур стремительный: якутский героический эпос олонхо /
пер. В. Державин. – Якутск: Якутское книжное изд-во, 1975.
Орбели Иосиф. "Давид Сасунский". "Художественная литература",
Москва, 1939.
Путилов Б.Н. «Фольклор и народная культура». «Художественная
литература». М.: 1976.
Руставели Шота. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Степанов Т.А. Верхний мир из серии "Якутский героический эпос
олонхо [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Сонин Л. М. Тайны седого Урала. М.: Просвещение, 1986.
Айхенвальд Ю. Литературная энциклопедия: Словарь литературных
терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э.
Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-
Ветринского. М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925
Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия.
М.: Росмэн. Под редакцией проф. Горкина А.П. 2006.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 

Приложения
Приложение 1




Эпос «Давид Сасунский», армянски йэпос





Приложение 2



Мана
·с ( кирг Манас) - герой одноимённого киргизского эпоса - богатырь
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]











Приложение 3




Янбикэ (мать Урал-Батыра). Урал-Батыр - башкирский народный эпос. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 


'Давид Сасунский'Рисунок 22'Давид Сасунский'. Худ. М. ПиковРисунок 18Рисунок 8Sђ Заголовок 315

Приложенные файлы

  • doc file22
    Размер файла: 542 kB Загрузок: 0