Урок по творчеству К.В.Дрягина

Константин Владимирович Дрягин - первый член Союза писателей России.



Цели:
- познакомить с жизненным и творческим путем К.В.Дрягина;
- расширить читательский опыт учащихся;
- совершенствовать умение анализировать поэтический текст.
Оборудование: мультимедийный проектор, портрет К.В.Дрягина

ХОД УРОКА
Слово учителя: Мы с вами уже не раз говорили о том, что Вятский край- родина замечательных русских писателей и поэтов. В 20-е годы 20 века в литературной жизни страны происходят значительные изменения. В Вятке, как и в других уездных городах, во множестве возникали литературно- художественные кружки и секции. В начале 30-х в Кирове формируется писательская организация. Как же происходило ее становление?
Сообщение учащегося «Становление писательской организации Вятки»
(Взяв за исходную веху май 1921 года, когда состоялся первый съезд вятских литераторов, мы отмечаем, что все эти годы существовала скрепленная дружбой и единым взглядом на литературу группа прозаиков и поэтов – приверженцев реалистической традиции, которая пополнялась и пополняется новыми мо­лодыми дарованиями, продолжающими дело старших собратьев по перу. Доказательство тому – хроника литературной жизни.

1921 – 27 мая в г. Вятке открылся длившийся три дня общегубернский съезд пролетарских писателей, на котором была оформлена писательская организация. Возглавил ее поэт Петр Щелканов (Александр Ра­бочий), автор сборника «Гудки». Вышел поэтический сборник «Чугунный улей», в котором были напе­чатаны стихи А. Рабочего, Г. Санникова, С. Шихова, С. Чемоданова. В журнале «Зарево», выходившем в это время, впервые заявил о себе молодой Николай Заболоцкий.

1925 – в марте создана литературная группа «Перевал».

1926 – Создано литературное объединение «Зеленая улица», в состав которого вошли прозаики и поэты: А.И. Мильчаков, М.М. Решетников, С.К. Шихов, Н.Ф. Васенев, И.Г. Франчески, К.В. Дрягин, К. Алтайский (Королев). Членами литобъединения выпущен сборник «Цветы панелей», посвященный беспризорным детям.
– 4 января литобъединение «Зеленая улица» провело вечер памяти Сергея Есенина.

1928 – 2 февраля Вятку посетил поэт Владимир Маяковский. Он выступил в театре на губернском съезде профсоюзов и в пединституте, встречался с местными литераторами.

1929 – 21 декабря открылась Вятская окружная конференция пролетарских писателей. Присутствовало свыше 80 делегатов.

1932 – создано Вятское оргбюро Союза писателей СССР.

1933 – вышел литературный сборник «Трудодни». Среди его авторов были Н. Васенев, С. Шихов, М. Решетников, Л. Дьяконов, В. Колобов, А. Мильчаков, К. Дрягин и другие.

1934 – состоялась Нижегородская краевая конференция Союза писателей СССР. Первым членом Союза писателей СССР в Вятке – Кирове стал поэт и литературовед Константин Дрягин.

1936 – создано Кировское книжное издательство, много сделавшее для становления местной литературы.

1938 – были репрессированы по ложному обвинению писатели М. Решетников, А. Алдан-Семенов, Л. Дьяконов, Л. Лубнин, Н. Васенев, В. Колобов, И. Франчески, позднее репрессиям подвергались С. Шихов, А. Кодачигов, С. Красноперов, Л. Пушкарев.

1940 – 16 октября в зале редакции «Кировская правда» состоялась встреча местных литераторов с московскими писателями: Ф. Панферовым, С. Михалковым, И. Сельвинским и другими.

1941 – 1945 – кировские поэты и прозаики Л. Лубнин, А. Мильчаков, Б. Порфирьев, О. Любовиков, В. Ко­лобов, А. Устюгов, А. Скорняков и другие сражались на фронтах Великой Отечественной войны.

1942 – 1 февраля состоялось собрание членов Союза писателей, эвакуировавшихся в г. Киров, и литера­турного актива. Тогда в г. Кирове жили писатели из Москвы, Ленинграда и Латвии: Б. Лавренев, А. Саксе, А. Упит, Н. Никитин, Е. Шварц, Е. Чарушин, Л. Рахманов, А. Мариенгоф и другие. Местное книжное издательство выпустило силами приезжих и местных литераторов поэтический сборник «За правое дело».

1945 – в ноябре вышел первый номер альманаха «Кировская новь». Последний – девятый выпущен в 1956 г. В альманахе увидели свет произведения Л. Дьяконова, А. Филева, Л. Лубнина, Б. Порфирьева, А. Мильчакова, О. Любовикова, А. Устюгова, А. Блинова, Н. Васенева, А. Кодачигова, И. Шишкина и других прозаиков, поэтов и драматургов.

1945 – еженедельно в редакции газеты «Кировская правда» проходили «литературные четверги», в которых принимали участие литераторы и любители изящной словесности всех возрастов.

– в 50-ые и 70-ые весомо заявили о себе прозаики Н. Васенев, Л. Лубнин, Л. Дьяконов, А. Филев, Б. Пор­фирьев, Ю. Петухов, А. Устюгов, В. Ситников, поэты О. Любовиков, М. Чебышева, П. Маракулин, А. Рева, Н. Перминова, А. Скорняков.

1955 – 18 ноября в областном драматическом театре состоялась премьера первой пьесы Юрия Петухова «На родных берегах». Позднее были поставлены его пьесы «Двадцать свадеб в один год», «Участковый из Чудинова», «К морю-океану», «Синие дожди» и другие. В местных театрах ставились также пьесы Исаака Шура, Ивана Шишкина, Владимира Ситникова.

1958 – создано Кировское отделение Союза писателей РСФСР.

1959 – 21 октября открылся творческий семинар молодых авторов, на который в качестве руководите­лей были приглашены писатели из Москвы, Ленинграда и Горького. Такие семинары проводились раз в два года.

1960 – областная научная библиотека А.И. Герцена и писательская организация выпустили библиогра­фический справочник «Писатели Кировской области». В 1972 и 1982 гг. вышли подобные сборники под названием «Литературный Киров».

1963 – 2 октября начал работу созданный при писательской организации и редакции газеты «Комсо­мольское племя» литературный клуб «Молодость», воспитавший немало литераторов, ставших членами Союза писателей СССР, России. У колыбели клуба стояли Альберт Лиханов, Аркадий Филев, Владилен Кожемякин, Овидий Любовиков, Леонид Дьяконов. В разное время клубом руководили Леонид Дьяконов, Маргарита Чебышева, Надежда Перминова, Тамара Николаева, Владимир Морозов, Алексей Смоленцев, Ольга Журавлева, сейчас его возглавляет Ольга Юрлова. По примеру «Молодости» созданы творческие литературные клубы: в Кирово-Чепецке, Котельниче, Свече, Даровском, Ленинском (Шабалино), Орлове, Вятских Полянах, Зуевке, Подосиновце, Слободском, Туже, Суне. Писательская организация выпускала поэтические кассеты начинающих авторов «Истоки».

1963 – в г. Кирове по инициативе писателя-краеведа ЕД. Петряева создан литературный музей. В 1968 году музей получил постоянное помещение – дом, в котором жил во время вятской ссылки М.Е. Салтыков-Щедрин. В 1980 году был создан музей Александра Грина, в организации которого принял участие писатель А.В. Рева.

1965 – 5 февраля состоялся творческий вечер прозаика-романиста А. Филева, посвященный его 50-ле­тию. В 1988 году его имя было присвоено Подосиновской центральной библиотеке.
В последующие годы было присвоено имя Л. Дьяконова – Кировской библиотеке №16, Е. Петряева – билиотеке №13 г. Кирова и Столбовской сельской библиотеке Слободского района, Л. Ишутиновой – Оричевской районной библиотеке, А. Кончица – Лузской районной библиотеке, О. Любовикова - библиотеке №11 г. Кирова, Б. Порфирьева - библиотеке №14 г. Кирова.

1966 – 1988 – Кировскую областную писательскую организацию возглавлял поэт Овидий Любовиков. В это время стали традиционными Всесоюзные и Всероссийские дни литературы, дни литературы соревную­щихся городов: Кирова, Перми, Ижевска, а также дни литературы и искусства в районах области. Местные писатели выезжали для участия в литературных встречах в Ростовскую область, Дагестан, Казахстан, Ле­нинград и многие другие республики и регионы России.

1977 – 3 февраля библиотека им. А.И. Герцена начала цикл «краеведческих четвергов» «Писатель и его герой». Читатели встречались с героями очерковых книг Бориса Порфирьева и Владимира Ситникова. Сейчас на «четвергах» отмечаются юбилеи писателей, литературные даты, презентации новых книг. Вошли в традиции Петряевские, Гриновские чтения, дни поэзии Николая Заболоцкого в Уржумском районе, дни Олега Куваева (Свеча), Аркадия Филева и Владимира Тендрякова (Подосиновец), Владимира Короленко (Афанасьево), Ермила Кострова (Нагорск).

80-90-ые – писательская организация пополнилась одаренными поэтами и прозаиками, которые ра­ботают рука об руку с литераторами старшего поколения. Это В. Бердинских, А. Вылегжанин, Е. Жуйков, С. Зяблицев, В. Казаков, Л. Кожевников, М. Котомцева, Г. Кустенко, А. Милихин, В. Морозов, Е. Наумова, Н. Пересторонин, А. Подлевских, В. Пономарев, А. Рыжов, Л. Сафронов, Н. Сластников, А. Смоленцев, Л. Суворова, С. Сырнева, В. Фокин, М. Чирков, книги которых хорошо знают читатели области.

1994 – в октябре вышел в свет первый том Энциклопедии земли Вятской «Откуда мы родом?» Писа­тельская организация при финансовой поддержке Правительства области к
2009 году осуществила издание 13 томов, в числе составителей которых писатели В. Пономарев, О. Любовиков, В. Бердинских, Н. Перминова.
Председатель редакционной комиссии В. Ситников. Редакционной комиссии за выпуск ЭЗВ присуждены Всероссийская премия им. Н.М. Карамзина «За Отечествоведение» и премия Кировской области.

1996 – учреждена областная премия поэта-фронтовика Овидия Любовикова за произведения патрио­тического звучания. Позднее учреждены премии имени детского писателя Леонида Дьяконова, админист­рацией Подосиновского района – премия писателя-романиста Аркадия Филева. С 1999 года учреждена областной администрацией, Союзом писателей России, областной писательской организацией Всерос­сийская премия имени поэта-земляка Николая Заболоцкого, лауреатами которой стали поэты: М. Чебышева, Н. Перминова, В. Фокин, П. Маракулин, Н. Пересторонин, Л. Сафронов, С. Сырнева, А. Логвинов, Е. Наумова, Н. Котомцева, Е. Жуйкова, прозаик В. Ситников.
В разные годы писателям О.М. Любовикову, Н.В. Пересторонину, Н.И. Перминовой, А.В. Реве, В.А. Ситникову, М.П. Чебышевой присвоено звание «Заслуженный работник культуры». В 2000 году В.А. Сит­ников удостоен звания «Почетный гражданин Кировской области».

2000 – начала выходить «Народная библиотека» – серия книжек малого формата, вышло около 100 книг. Правительство области финансирует Антологию вятской литературы, вышло 11 томов.

2010 – в составе областного отделения Общероссийской общественной организации «Союз писателей России» 44 человека:

Илья Ануфриев, Леонид Бажин, Виктор Бакин, Виктор Бердинских, Анатолий Быстров,
Анатолий Вылегжанин, Алексей Елькин, Евгений Жуйков, Ольга Журавлёва,
Евгений Изместьев, Сергей Зяблицев, Александр Клиндухов, Валерий Казаков,
Лев Кожевников, Людмила Кононова, Маргарита Котомцева, Галина Кустенко,
Андрей Логвинов, Василий Мамонов, Павел Маракулин,
Евгений Мильчаков, Владимир Морозов, Надежда Мохина, Елена Наумова, Борис Носков,
Наталья Панишева, Николай Пересторонин, Надежда Перминова, Валерий Пономарев,
Леонид Сафронов, Владимир Семибратов, Владимир Ситников, Александр Скорняков,
Николай Сластников, Алексей Смоленцев, Людмила Суворова, Светлана Сырнева,
Александр Титов, Валерий Фокин, Маргарита Чебышева, Маргарита Чикалина,
Михаил Чирков,Олег Шатков, Ольга Юрлова.[1]

Слово учителя: Как услышали из сообщения, первым членом Союза писателей СССР в Вятке стал поэт и литературовед Константин Владимирович Дрягин.

Сообщение учащегося по биографии К.В.Дрягина( возможна презентация)
К.В. Дрягин родился 27 декабря 1891 г. в г. Вятке в семье священника, протоиерея Александро-Невского собора. Первоначальное образование получил в духовном училище и духовной семинарии. После смерти отца жизнь в семье усложнилась, тем не менее все сыновья, а их было четверо, получили высшее образование. Старший пошел по стопам отца и стал священником, а остальные в 1911 г. поступили в Петербургский историко-филологический институт на полное государственное обеспечение. Так принимались дети-сироты из духовенства при условии отличной сдачи вступительных экзаменов и хорошей учебы впоследствии. Позднее Константин Владимирович писал в своей автобиографии: «Прошел я по конкурсу вторым, что дало право на полное казенное содержание в институте. Деньги на другие расходы прирабатывал репетиторством. Окончил институт в 1916 году. Курсовая и выпускная [кандидатская] работы по русской литературе были оценены на «отлично». Затем пришлось отбывать воинскую повинность: в Павловском военном училище был юнкером; в 181-м пехотном запасном полку в г. Галиче Костромской губернии прапорщиком. В январе 1918 г. меня демобилизовали и стал я режиссером Галичского народного театра. Потом был делопроизводителем в Галичском уездном военкомате».
Летом он вернулся в Вятку, и 8 августа 1918 г. губернский отдел народного просвещения утвердил его в должности преподавателя Вятского учительского института. С тех пор вся его 32-летняя научная деятельность неразрывно связана с историей этого института, преобразованного позднее в Кировской педагогический.
Русская литература была одним из любимых предметов на факультете. По свидетельству его учеников, читал он лекции очень хорошо. Цитировал, делал ссылки на первоисточники, декламировал и все наизусть. Никогда никаких материалов под рукой ни листочков, ни книг. Говорил так, будто сам видел писателя, наблюдал за процессом творчества. Все сидели завороженные. Поражала его эрудиция, широта подаваемого материала. Он был настоящей живой энциклопедией знаний о путях развития современного литературоведения, о борьбе различных течений в дореволюционной и советской литературе.
О своей учебе в 20-е годы вспоминал М.М. Решетников: «Лекции читал молодой тогда, очень талантливый педагог К.В. Дрягин. Он открыл нам поэзию Блока и Маяковского. Замечательная память, слегка скептически-ироническая манера излагать знания, насыщенность лекций оригинальным и увлекательным материалом, делали его занятия неотразимыми...».
Константин Владимирович всей душой любил студенчество. С удовольствием принимал участие в художественной самодеятельности был режиссером студенческого театра, сам пел и декламировал и великолепно танцевал. Он очень любил танцевать. Кандидат филологических наук Е. Николаева вспоминает время пребывания института в Яранске в 1919 г.: «Наш коллектив в Яранске был небольшой. Может быть, отчасти этим объясняется близость между преподавателями и студентами. Почти еженедельно у нас были литературные вечера и концерты. Ставили мы и пьесы. Дрягин был одним из энтузиастов. Помню, как на сцене нетопленого дома культуры Константин Владимирович в костюме князя, с деревянной шпагой на боку, вальсировал с нами, «артистками», в антрактах, чтобы мы не закоченели от холода».[6, C.2]
«С интересом смотрели мы, как он, поклонившись, пригласил девушку танцевать, а по окончании танца, встав на одно колено, поцеловал партнерше ручку, поблагодарил и отвел на место», вспоминает другая студентка, уже 40-х годов.
Стройный, красивый, «в нем было что-то от Иисуса, но иногда проглядывал и черт» (говорили современники), утонченный, необыкновенно галантный он был кумиром студенческой молодежи. Ему подражали. «Один из студентов, Степан Петропавловский, ....также совал большие пальцы рук за брюки, также прихохатывал...».
Будучи одновременно блестящим артистом, талантливым педагогом, он в то же время был очень простым и чутким человеком.
«Однажды, вспоминает В. Ворончихин его студент 30-х годов, мы заспорили об уместности жестикуляции при чтении стихов. Профессор, выслушав наши сомнения, а разговор происходил в коридоре у деканата, сказал, что все хорошо в меру и тут же на примере изобразил излишек жестов, прочитав для иллюстрации стихотворение Пушкина «Моя родословная». При этом он очень выразительно изобразил пирожника, сапожника, пропел фальцетом за дьячка. И с фразой: «В князья не прыгал из хохлов...» Константин Владимирович по-мальчишески прыгнул, а затем повернулся ко мне и выразительно расхохотался».
Обладая феноменальной памятью, он помнил всех своих студентов, что совершенно потрясало их. Вот что рассказывает выпускник института, фронтовик А. Евдокимов: «В 1938 году я поступил в институт. Но в 1940-м, после введения платного образования, пришлось оставить его. Только в 45-м, после войны, приехав в Киров, зашел в институт. За столом сидел декан факультета Дрягин. Я не успел представиться, как он произнес: «Я не ошибаюсь вы, Евдокимов?» В конце беседы просто сказал: «Вечером заходите к нам на чашку чая. Супруга и дочь будут рады. [Его сын в это время еще воевал. Прибавив себе лишний год, он 17-летним добровольцем ушел на фронт. Был связистом, прошел всю войну]. Вечер, проведенный в семье Константина Владимировича, запомнился надолго».
Константин Владимирович никогда не терял связи с выпускниками, помогая советами в их работе. Многие вспоминают: «В первое время работы в школе мы встречались со многими проблемами. В сельской местности библиотеки были бедны, а иногда возникали и такие вопросы, ответы на которые не найдешь и в книге. Конечно же, ехали к Константину Владимировичу, который всегда был приветлив с нами, старался помочь. Мы уезжали окрыленными».
Если лекторское мастерство Дрягина стало уже своего рода легендой, то меньше известно его научное наследие. Как профессиональный филолог, он сформировался в Петербурге в 1910-х годах, т.е. тогда, когда там зарождалось новое направление в науке. У его истоков стояли В.Б. Шкловский, Ю.Н. Тынянов и другие выдающиеся деятели русской филологии.
Конечно, печать времени лежит на работах Дрягина. Борьба с «формалистами», начатая еще в 20-е годы, становилась своего рода визитной карточкой, а идейное размежевание с ними признаком лояльности. Без упоминания об этом и без обычных для того времени шаблонных штампов, как-то: «читающая масса Советского Союза», «лирический фронт» и т.д. ни одна работа просто не прошла бы в печать. Но как отмечают современные филологи, сквозь эту словесную шелуху проступают интересные, глубокие, не утратившие своей ценности наблюдения. Особенно выделяют одну из его работ статью «Борьба Пушкина за реалистическую эстетику», в основу которой был положен доклад, прочитанный им в Институте мировой литературы им. М. Горького в Москве в 1940 г. Среди обширнейшей советской пушкинианы эта статья вятского ученого не затерялась. Она была напечатана в сборнике «Пушкин родоначальник новой русской литературы» (М.; Л., 1941), который сегодня в числе пушкиноведческих раритетов. Среди таких имен, как Б.В. Томашевский, А.К. Виноградов, С.М. Бонди, стоит фамилия вятского ученого, внесшего свой вклад в академическое пушкиноведение.

О таких людях, как К.В. Дрягин, говорят: он горел на работе. Увлеченность наукой, талант исследователя сочетались в нем с огромным трудолюбием. Список его научных трудов включает около 70 названий. Это статьи и монографии о творчестве классиков русской литературы. Часть из них напечатана, часть сохранилась только в рукописях и находится в фондах Дома-музея М.Е. Салтыкова-Щедрина и краеведческого отдела библиотеки им. А.И. Герцена. Но многое утрачено навсегда. 15 октября 1934 г. Высшая аттестационная комиссия РСФСР утвердила К.В. Дрягина в звании профессора по кафедре литературы. В этом же году он первым из вятских литераторов был принят в члены Союза советских писателей.
Интересна самохарактеристика Дрягина как ученого. В одном из писем к М.М. Решетникову он прослеживает свой путь в науке в условиях «глубокой провинции и полной (до одиночества) самостоятельности». «Мне, быть может, пришлось работать в особенно трудных условиях, писал он 21 ноября 1934 г. Я работал в провинции без всякой абсолютно помощи со стороны более квалифицированных работников. Институт (имеется ввиду петербургский) мне, в сущности, дал по литературе очень мало, т.к. наш профессор Бородин ни черта не делал и почти ничего не читал нам. Я приехал на родину без всяких знаний в области литературы. И вот, в условиях довольно глухой провинции, один-одинешенек, я начал работать... И можно сказать, что для провинциального работника я работал не очень плохо. А ведь работать мне приходилось еще тем тяжелее, что я не мог специализироваться на узкой области, а вел все литературные курсы, не исключая даже западной литературы». «Я пробивал дорогу без протекции, писал в октябре 1935 г., без знакомств, без руководства и знаю, как это тяжело».
Работал он очень напряженно и много. «Дело у меня дошло до того, говорил он, что я принужден подать в дирекцию и в Секцию научных работников справку с точным расчетом моего времени, из которого выходило, что для весьма даже недобросовестного выполнения моих обязанностей я вынужден был работать по 22,5 часа ежедневно». В то время он готовил свою большую и глубокую работу о творчестве Чехова. «Собран у меня огромный материал о Чехове, а начать его оформление никак не могу... Огромность количественная материала заставляет прямо тонуть в нем... Словом, ужасное состояние и бросить жалко (работа более 5 лет) и закончить сил нет». И все-таки он ее закончил. «...Написал книгу в 18 листов «Стиль Чехова» (ноябрь 1934 г.). Но я её скомкал и теперь очень недоволен. За сумашедшей работой почти отстал от научной жизни.... В голове теснится целый ряд почти оформившихся тем, которые следовало бы переложить на бумагу. А времени для этого, понятно, совершенно нет. Получается настоящая трагедия».
В своих письмах к М.М. Решетникову в Ленинград в 30-е годы Дрягин неизменно держал того в курсе вятских литературных дел. Это было то время, когда вятскую литературу постиг кризис. В связи с приездом нового начальства (из-за реорганизации территории Вятского края) менялись прежние формы работы. Работать приходилось в обстановке проработок и подозрений.
Не без внутренней горечи, прикрытой обычной для него иронией, он писал в феврале 1934 г.: «В Вятку приехало новое начальство. Оно решило нажить себе капитал на литературных делах, дела ведь модные. А нажить капитал рецепт простой рапповский еще: лупи и разноси, придирайся к каждому слову, выдавай старые истины за свое собственное открытие. Вся работа литературной организации проходит в проработке. И устно, и письменно, и печатно, при всяком удобном и неудобном случае поминают «Трудодни» (альманах оргбюро Союза писателей). Всех авторов обвиняют в семи смертных грехах. Меня в гнилом либерализме и семейственности. (Одно время родной брат Константина Владимировича Владимир Владимирович работал в институте, другой был женат на сестре первого ректора института Н.А. Дернова.) Признали за благо нас разогнать. Оргбюро теперь возглавляет «Д». Человек, конечно же, никогда ничего о литературе не знал он диамат преподает в зооветинституте. Но раз в Москве есть в оргкомитете философ, то и Вятка не должна отставать. Есть одна хорошая сторона в этом, по существу вздорном деле: некоторое внимание привлекается к литературному фронту...».
Позднее он напишет (окт. 1935 г.): «Но если с поэзией у нас дело обстоит более менее благополучно, т.е. никто ничего не пишет, кроме неизменно фонтанирующего Вл. Колобова, да учеников 6 классов с малограмотными стихами, то прозой почти никто не пишет... Союз писателей у нас представлен всего одним человеком мною, да и то критиком».
Будучи уже признанным ученым, к мнению которого прислушивались, он старался помочь вятским авторам. Знаменательна в этом случае история переиздания «Песен Северо-Восточной России» Ал. Васнецова. По воспоминаниям Л.В. Дьяконова, именно решающее слово Дрягина сыграло свою роль в этом деле. Сейчас это издание большая библиографическая редкость. А тогда оно с трудом пробивалось к читателю. Ведь в 3040-е годы фольклор считался «буржуазной отрыжкой». Книга шла к читателю шесть лет. И первым, кто вначале возразил против ее издания, был Дрягин. Теперь уже невозможно точно выяснить причины этого. Но, во-первых, это было время, когда в институте уничтожались фольклорные экспедиционные записи; во-вторых первый вариант очень сильно отличался от оригинала. Однако после долгих переработок, изъятия некоторых исторических песен, с разрешения Москвы, книгу решено было издать, но очень ограниченным тиражом. Цензор Мордовский не пропускал книгу в печать (скорее всего, просто потому, что автор бывший репрессированный, и как бы чего не вышло). И, чтобы подкрепить свое нежелание авторитетом, он обратился к Дрягину, помня его первый неблагоприятный отзыв. Вопреки его ожиданиям, рецензент написал: «Книгу издать!»
Уже в 1951 г. появилась первая восторженная рецензия из Центрального Дома народного творчества. Потом таких рецензий и ссылок на книгу будет много. Но только теперь мы узнали, что книга эта своеобразный памятник мужеству и упорству Л.В. Дьяконова и человеческой доброжелательности и порядочности Дрягина.
Константину Владимировичу выпало жить и работать в страшные годы подозрений. Никто в то время не мог себя чувствовать в безопасности. Уничтожение лучших кадров велось последовательно и методично. Аресты косвенно касались и Дрягина. Ведь забирали родственников, друзей, студентов, товарищей по работе.
В июле 1937 г. был арестован Н.А. Дернов, уже будучи директором Ростовского университета. 20 июня 1938 г. он был осужден Военной Коллегией по статье 58-й ПУК РСФСР за участие в антисоветской террористической организации и подготовку терактов и приговорен к расстрелу. Обычно расстрел по этой статье производился в тот же день. И только в 1989 г. родственники получили ответ из Военной Коллегии Верховного Суда РСФСР о причинах ареста и полной реабилитации.
Был арестован Михаил Решетников его бывший ученик, соратник по работе в писательской организации. Дрягин продолжал с ним переписываться, не терял связи. Родная дочь в 1942 г. вышла замуж за сына судьи, репрессированного еще в начале 30-х годов по сути, за сына врага народа. И только в конце 50-х сын получил известие о полной реабилитации отца. Примечательно, что жена Наталья Сергеевна была против брака дочери, но Константин Владимирович одобрил выбор дочери, о чем ни разу не пожалел.
Конечно же, и на Константина Владимировича писали доносы. Причин было предостаточно. Ему ставили на вид, что переписывается с заключенным (с Решетниковым), да и происхождение, и родственные связи оставляли желать лучшего. Но судьба хранила.
Поле деятельности Дрягина распространялось далеко за пределы института.
В 1920-х годах он совмещал педагогическую работу с напряженной работой в библиотеке. В 1922 г. Губоно назначило его директором библиотеки им. А.И. Герцена. И он многое сделал для того, чтобы Герценка стала настоящим центром культурной и духовной жизни города и области.
В самом начале нэпа работникам библиотеки пришлось испытать немало лишений и трудностей. Это и урезание бюджета, и лишение бесплатного экземпляра книг и, конечно, теснота помещения. Но библиотека при активном участии молодого директора (ему был всего 31 год) преодолела все трудности. Вот как вспоминает В.И. Шерстенников, зам. директора библиотеки в 1940-х гг.: «Я почувствовал, каким высоким уважением и авторитетом пользовался Константин Владимирович среди работников библиотеки. Считалось недопустимым не выполнить его поручение или просьбу. Все важнейшие мероприятия по библиотеке предварительно коллективно обсуждались на еженедельных совещаниях».[5, c.85]
За время его директорства в библиотеке открывались новые отделы. Проводились большие работы по реконструкции старого купеческого особняка: были проведены электрическая вентиляция и водопровод. Но самую главную память он оставил о себе открытием большого читального зала. В 1926 г. много сил и времени потратил Константин Владимирович, чтобы добиться у руководящих губернских организаций средств для его строительства. Старания увенчались успехом и уже в 1929 г. Герценка получила свой знаменитый большой читальный зал с пальмами на 450 мест.
Во время заведования Дрягиным библиотекой была очень тесная связь с пединститутом. Здесь проходили лекции по творчеству русских писателей, поэтов, проводили свои семинары студенты-словесники. Часто собирались в этих стенах члены литературного объединения кировских писателей и поэтов.
Обладая разносторонними дарованиями, Константин Владимирович не чужд был поэтического творчества. Его стихи можно найти в молодежном сборнике «Осенний шелест», созданном вятскими молодыми писателями и поэтами, в журнале «Молодые порывы».
В начале 30-х годов, загруженный до предела педагогической и научной работой, он уже не позволял себе обращаться к собственному творчеству. 18 января 1935 г. пишет М.М. Решетникову:

«Да, сказки кончены
И жизнь в свои права вступила.
Быть в 40 лет мечтателем смешно,
Когда перед тобой раскрытая могила
И все давным-давно предрешено.
С улыбкой грустной погребли поэта.
Смешной чудак! Так часто портил кровь!
Фокстроты принимал за менуэты
И верил в небывалую любовь».[8, с.4]
Последние занятия со студентами К.В. Дрягин провел 21 марта 1950 г. 13 апреля его не стало.

Слово учителя: К.В.Дрягин сочинял стихи. В семье поэта хранятся несколько рукописных сборников. А также он мог очень быстро написать экспромт. Сохранилась запись, сделанная служащей библиотеки Агафонниковой на вечере 16 января 1923 года. Были предложены слова: весна, надежда, дождь, кошмар, часы, счастье, мечты, музыка, старая собака, селянка , трубадур, Нерчинск. Вот что получилось у Дрягина:

Весна давно похоронила
Надежды и любви пожар.
В окно стучится дождь уныло,
И ветер воет, как кошмар.
Часы стократно повторяют,
Что счастье возвратить нельзя.
Мечты бессильно умирают
Под злую музыку дождя.
Собака старая вздыхает,
Шипит селянка иногда.
Как трубадур, метель рыдает:
«Сослали в Нерчинск, навсегда»[7, с.3]
Чтение и анализ стихотворений

Из книги «Осенние листья»[3] ( «Падают листья» и «Небо осеннее, небо печальное».)
- Что объединяет эти стихотворения?
- Какой показана осень?
- С помощью каких изобразительных средств передает поэт свое настроение?
- С чем сравнивает природу? Почему возможно такое сопоставление?
2) «Падают, падают бабочки снежные»
- Чем необычно описание зимней природы?
- Какие выразительные средства использует для создания волшебного образа русской зимы?
3) «Я спутал лилии и розы»[3]
- К какому виду лирики можем отнести это стихотворение?
- Как понимаете выражение «стерлись прежние границы былых диссон»?
- О какой любви пишет автор, что она с ним делает?
- Как перекликаются первое и последнее четверостишия?
- Какова основная мысль стихотворения?
4) На фоне музыки звучит стихотворение «Седьмой вальс Шопена»
- Какие образы рисует вам стихотворение?
- Какова тема?
- Как построено?
- С чем сравнивает поэт любовь?
- Каким настроением проникнуто стихотворение, с помощью каких средств оно создается?
- С каким стихотворением Фета созвучно? («Сияла ночь»)

Заключительное слово учителя: Замечательные стихи. Интересный человек. Путь, по которому шел К.В. Дрягин, был нелегким. Видели его и веселым, и грустным, радостным и огорченным, но никогда пассивным и равнодушным.
«Он родился раньше своего времени, констатировал грустно Л.В. Дьяконов. У него очень была большая культура. Он просто не осуществился... А он был одарен!.. Пожалуй, сейчас он сделал бы больше».[9,с.2]
Но и то, что он успел сделать в своей жизни, осталось в памяти знавших его людей. На его работы, которые востребованы до сих пор, продолжают ссылаться современные литературоведы.
Рефлексия: Что сделал К.В.Дрягин для литературы? В чем проявился его талант как ученого, педагога, поэта?
Домашнее задание: письменный анализ одного стихотворения по выбору или наизусть



ИСТОЧНИКИ:
Cоюз писателей России. История: сайт библиотеки имени А.И.Герцена. URL: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Лобанова Е.В. К.В.Дрягин –ученый, педагог,личность: Герценка:вятские записки. URL: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Антология Вятской литературы. Том 2. Вятская поэзия XX века.- Вятка, 2005 г.
Энциклопедия земли Вятской. Том 2. Литература.-Киров, 1995 г. C.234-237
Шерстенников В.И. К.В. Дрягин и библиотека имени Герцена: Воспоминания // Они работали в библиотеке имени Герцена: Сб. биогр. материалов. Киров, 1988. С. 8287. Машинопись. (КОНБГ).
Николаева Е. Счастье учиться у него // Пед. ведомости. Киров, 1991. 18 дек. (№ 34). С. 2.
Рева А. Буриме// Киров.газета.1991.17 сен.(№187).С.3
Решетников М.М. Письма профессора Дрягина// Киров.правда.1966.29 дек.(№303).С.4
Дьяконов Л.В.\\ Николаева Е. Счастье учиться у него // Пед. ведомости. Киров, 1991. 18 дек. (№ 34). С. 29

Приложенные файлы

  • doc urok1
    Размер файла: 111 kB Загрузок: 0