судебная система в 19 веке


КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
по дисциплине «История отечественного государства и права»
тема: «Судебная система России в XVIII – первой половине XIX веков».
Выполнила: Ахмадеева Г.Ш.
Уфа 2014
СОДЕРЖАНИЕ
Введение 3
1 Судебная реформа Петра I Великого 5
1.1 Преобразования Петра I в судебной системе 5
1.2 «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб» 9
2 Судебная система в период 1762 – 1855 гг. 16
2.1 Исторические предпосылки проведения судебной реформы Екатерины II 16
2.2 Преобразование судебной системы Екатериной II Великой 19
Заключение 23
Список использованных источников и литературы 24
ВВЕДЕНИЕ
История судебных реформ – одно из важных направлений в системе юридического образования. Она воплотила, переработала и обобщила мировой опыт человечества, в котором подвергались осмыслению такие важнейшие для государствоведения и юриспруденции проблемы, как: сущность власти, формы ее организации и функциональной деятельности, правопонимание, судоустройство и судопроизводство и т.п. Поэтому неудивительно, что многие ученые, историки, юристы обращаются к этой теме, расширяя круг проблем, подвергающихся историческому исследованию.
Изучение истории становления судебной системы России, воссоздание картины ее исторической эволюции способствуют более глубокому осознанию ее сущности. Всестороннее исследование особенностей разработки и реализации отечественных судебных реформ, анализ их результатов, выявление закономерностей в достижении не только позитивных, но и негативных итогов преобразований могут быть полезны для совершенствования российского правосудия в XXI в.
Изучая российское право, можно отчетливо проследить вектор его развития, обусловленный политическими задачами, которые решали правители русского государства. От обвинительного процесса, фрагментарно закрепленного в Русской Правде с последующими дополнениями Ярославичей и Владимира Мономаха, судопроизводство дрейфует к процессу инквизиционному, в котором частные начала подменяются публичными, а символические способы обнаружения истины (вроде крестного целования и ордалий, т. е. испытания водой, железом или "божьего суда") уступают место пыточным; участники процесса все менее остаются его субъектами и все более оказываются подвергаемыми пристрастным допросам объектами исследования, ведущегося "служилыми людьми".
Таким образом, проблема выявления позитивных и негативных закономерностей судебных преобразований в России в XVIII— в первой половине XIX вв. является актуальной как в научном плане, так и в практическом.
Цель контрольной работы – изучить судебную систему России в XVIII –в первой половине XIX веков.
Цель определила необходимость постановки и решения следующих задач:
-рассмотреть судебные реформы, проведённые правителями в данный период времени: XVIII - первая половина XIX веков
- выявить предпосылки проведения реформ, их основные цели, особенности реформированной судебной системы;
- выявить особенности судебного процесса;
- выявить степень реализации замысла реформаторов в результате преобразований системы судоустройства и судопроизводства Росси;
-охарактеризовать кризисное состояние судебной системы и несостоятельность правосудия России в первой половине XIX в.;
Хронологические рамки работы охватывают XVIII-XIX вв.
СУДЕБНАЯ РЕФОРМА ПЕТРА I ВЕЛИКОГО
1.1 Преобразования Петра I в судебной системе
По мнению многих историков, наиболее ярким примером проведения целого комплекса государственных реформ за сравнительно небольшой отрезок времени, являются реформы Петра I, позволившие России за какую - то четверть века из отсталой в культурном, экономическом и военном отношении страны превратиться в одно из ведущих европейских государств.
Петр Первый вошел в историю Государства Российского как Величайший реформатор. Преобразования, проводимые им, коснулись всех сторон жизни огромного государства и охватили все направления внутренней и внешней политики.
Петровские преобразования, затронувшие практически все сферы жизни Российского государства, вне всякого сомнения, оказали определяющее воздействие на весь дальнейший ход исторического процесса в нашей стране.
Великий реформатор претворил в государственное устройство многочисленные изменения: произвел судебную и военную реформы, изменил административное деление, активно участвовал в составлении правовых кодексов и т.д [1;75].
Преобразования проводимые Петром I в ХVП - ХVШ вв. не были последовательны и не имели единого плана, их порядок и особенности были продиктованы ходом войны, политическими и финансовыми возможностями в тот или иной период. Историки выделяют три этапа в реформах Петра I.
Первый (1699-1709\10гг.) - изменения в системе государственных учреждений и создание новых, перемены в системе местного самоуправления, установление рекрутской системы.
Второй (1710\11-1718\19гг.) - создание Сената и ликвидация прежних высших учреждений, первая областная реформа, проведение новой военной политики, широкое строительство флота, учреждение законодательства, перевод государственных учреждений из Москвы в Санкт-Петербург.
Третий (1719\20-1725\26) - начало работы новых, уже созданных учреждений, ликвидация старых; вторая областная реформа; расширение и реорганизация армии, реформа церковного управления; финансовая реформа; введение новой системы налогообложения и нового порядка государственной службы.
Одним из важнейших направлений преобразовательной деятельности Петра I стало создание нового государственного аппарата. Судебная реформа явилась составным элементом реформы центральных и местных органов государственного аппарата. Судебную реформу Петр I начал проводить в 1719 г., после учреждения Юстиц-коллегия, надворных судов в губерниях и нижних судов в провинциях [2; 35].
Смысл реформы состоял в отделении суда от администрации, чтобы дать правовые гарантии купцам и промышленникам от притеснений дворянской администрации. Однако идея отделения суда от администрации и вообще идея разделения властей, заимствованная с Запада, не соответствовала российским условиям начала XVIII в. В России буржуазные элементы были еще слишком слабы, чтобы «освоить» сделанную им уступку в виде суда, независимого от администрации.Во главе судебной системы стоял монарх, который решал самые важные государственные дела. Он был верховным судьей и разбирал многие дела самостоятельно. По его инициативе возникли «канцелярии розыскных дел», которые помогали ему осуществлять судебные функции. Генерал-прокурор и обер-прокурор подлежали суду царя. Следующим судебным органом был Сенат, который являлся апелляционной инстанцией, давал разъяснения судам и разбирал некоторые дела. Суду Сената подлежали сенаторы (за должностные преступления). Юстиц-коллегия была апелляционным судом по отношению к надворным судам, являлась органом управления над всеми судами, разбирала некоторые дела в качестве суда первой инстанции.
Областные суды состояли из надворных и нижних судов. Президентами надворных судов были губернаторы и вице-губернаторы. Дела переходили из нижнего суда в надворный в порядке апелляции, если суд решал дело пристрастно, по распоряжению высшей инстанции или по решению судьи. Если приговор касался смертной казни, дело передавалось также в утверждение надворного суда.
Некоторые категории дел решались иными учреждениями в соответствии с их компетенцией. Камериры судили за дела, касавшиеся казны, воеводы и земские комиссары судили за побег крестьян. Судебные функции исполняли почти все коллегии, исключая коллегию Иностранных дел. Политические дела рассматривали Преображенский приказ и Тайная канцелярия.
На практике подданные видели власть в лице губернаторов и иных администраторов, им и обжаловали решения надворных судов. Губернаторы вмешивались в судебные дела. Хаос во взаимоотношениях судов и местных властей привел к тому, что в 1722 г. вместо нижних судов были созданы провинциальные суды в составе воеводы и асессоров (заседателей), а в 1727 г. упраздняются и надворные суды. Их функции передавались губернаторам, то есть суд и администрация вновь слились в один орган. Дела по политическим обвинениям (как уже говорилось выше) решались в органах политической полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции) и в Сенате, а нередко и лично императорами. На Украине, в Прибалтике и в мусульманских областях существовали особые судебные системы. Таким образом, попытку судебной реформы в начале XVIII в. нельзя считать успешной.
В начале правления Петра I общая тенденция развития процессуального законодательства и судебной практики предшествующих веков —замена состязательного принципа следственным, инквизиционным — привела к полной победе розыска. Владимирский-Буданов считал, что «до Петра Великого вообще надо признать еще состязательные формы процесса общим явлением, а следственные — исключением». Иной точки зрения придерживался С. В. Юшков. Он полагал, что в это время только «менее важные уголовные и гражданские дела... рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. так называемого суда». М. А. Чельцов говорил о «последних остатках состязательного процесса (старинного «суда»)», которые, по его словам, исчезают при Петре I. Думается, однако, что розыск нельзя еще до Петра I считать господствующей формой процесса, но нельзя считать и исключением.
Тенденция к замене суда розыском определяется обострением классовой борьбы, неизбежно вытекающим из общего развития феодализма.
Переход к высшей и последней стадии феодализма — абсолютизму, обусловленный в России в первую очередь громадным размахом крестьянских восстаний, сопровождается стремлением господствующего класса к наиболее беспощадным, террористическим формам подавления сопротивления трудящихся масс. В этом деле не последнюю роль играет и судебная репрессия.
Суд призван стать быстрым и решительным орудием в руках государства для пресечения всякого рода попыток нарушить установленный порядок. От судебных органов требовалось, чтобы они стремились не столько к установлению истины, сколько к устрашению. В этом плане для государства более важно покарать иногда и невиновного, чем вообще никого не покарать, ибо главная цепь — общее предупреждение («чтоб другим не повадно было так воровать»). Этим задачам и отвечает процессуальное законодательство эпохи Петра I.
Ужесточение репрессии, свойственное переходу к абсолютизму, отражалось и в процессуальном праве. Усиливается наказание за «процессуальные преступления»: за лжеприсягу и лжесвидетельство теперь вводится смертная казнь.
1.2 «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб»
В начале своего царствования Петр совершает решительный поворот в сторону розыска. Именным указом 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» полностью отменяется состязательный процесс с заменой его по всем делам процессом следственным, инквизиционным. Сам по себе указ 21 февраля 1697 года не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже известные, сложившиеся на протяжении веков формы розыска.
Закон очень краток, в нем записаны лишь основные, принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а наоборот, предполагал его использование в нужных пределах. Это хорошо видно из указа 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие февральского указа. Мартовский указ говорит: «а которые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по прежнему».
Указ 21 февраля 1697 г. был дополнен и развит «Кратким изображением процессов или судебных тяжеб», вышедшим в апреле 1715 г. (одним томом вместе с Артикулом воинским). «Краткое изображение процессов…», основываясь на принципах указа 1697 г., развивает их применительно к военной юстиции, военному судопроизводству, являясь, таким образом, специальным законом по отношению к общему закону.
В правовой науке вопрос о пределах действия «Краткого изображения процессов» вызвал споры. Владимирский-Буданов счел необходимым применить осторожную формулировку: «Законодатель не объяснил, к какого рода судам и делам должно быть применено «Краткое изображение процессов». Думать надобно, что по первоначальной его мысли применение его ограничивается военными судами». Некоторые исследователи прямо утверждали, что этот закон применялся в невоенных судах, ссылаясь на указ Петра I Сенату 10 апреля 1716 г.
Пределы действия Артикула воинского распространялись только на военные суды. Эти доказательства вполне относятся и к «Краткому изображению процессов», которое тесно связано с Артикулом. Указ 10 апреля 1716 г. следует понимать не в том смысле, что он распространял Воинский устав на гражданские органы, а лишь в том, что эти органы, когда их деятельность в той или иной мере соприкасалась с армией, должны были иметь в виду данный закон. Имеются сведения лишь о более позднем применении «Краткого изображения процессов» в невоенных судах.
Вместе с тем «Краткое изображение…»не просто детализирует применительно к армейской обстановке принципы процесса, изложенные в указах 21 февраля и 16 марта 1697 г., которые опирались на Соборное Уложение. Этот закон вносит существенно новые формы и институты в процессуальное право России. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда; содержались процессуальные нормы; давалось определение судебного процесса, квалифицировались его виды; определялась система доказательств; устанавливался порядок составления оглашения и обжалования приговора; систематизировались нормы о пытках.
Эти нововведения в определенной мере проистекают из западных источников, которыми пользовались составители русских воинских законов, но они, несомненно, отражают и уровень общественно-политического и правового развития России, достигнутый ею к началу XVIII в., дальнейшее развитие абсолютизма.
Поскольку «Краткое изображение процессов» имело ограниченную сферу применения и было именно кратким, нельзя сказать, что Соборное Уложение в части, касающейся розыскного процесса, полностью потеряло силу [2;72].
По словам Владимирского-Буданова, в «Кратком изображении» «нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса...». Тем не менее отдельные элементы состязательности все же сохраняются: возможность для сторон проявлять некоторую инициативу в движении дела, обмен челобитной и ответом, определение круга спорных вопросов и доказательств и др. Впрочем, «чистого» следственного процесса, очевидно, не бывает.
Каковы же характерные черты розыскного («инквизиционного») процесса [4;128]?
Во-первых, дело начиналось в большинстве случаев по инициативе государства, т.е. самого суда, независимо от того, из какого источника суд получил сведения о совершенном деянии, хотя дела о гражданско-правовых спорах по-прежнему начинались, как правило, по челобитной грамоте истца или потерпевшего.
Во-вторых, в розыскном процессе судьи сами вели следствие и сами же решали дело, т.е. данные предварительного следствия не перепроверялись в судебном следствии другими людьми, у которых мог сложиться иной взгляд на доказательства и существо дела. Таким образом, розыск не давал гарантии от возможного предвзятого подхода судей к делу, сложившегося в ходе следствия.
В-третьих, в розыскном процессе обвиняемый бесправен, он всего лишь объект деятельности суда, который «исследует» дело при помощи пытки (дыбы, кнута, раскаленных щипцов и т.д.), добиваясь собственного признания. Если подсудимый давал противоречивые показания, то его пытали, добиваясь согласованных показаний. Нередко пытали и свидетелей, если они давали разноречивые показания. По делам о «слове и деле государевом» пытали и доносчика, стремясь выяснить, правду ли он донес или оговорил обвиняемого. Показания обвиняемого и свидетелей фиксировались в протоколах. По важным делам руководитель секретной полиции (Тайной канцелярии, Тайной экспедиции), судьи сами участвовали в допросах. По менее важным делам допрашивали чиновники более низкого ранга, а затем составлялась краткая выписка из дела (резюме показаний свидетелей, обвиняемого, осмотра вещественных доказательств), которая отсылалась «на верх», т.е. судьям и начальникам судебного органа, которые по этой выписке и решали дела. Подчас судьи по таким делам вообще не видели подсудимого. Отсюда следует вывод, что в розыскном процессе отсутствовали состязательность, устность, гласность, непосредственность, т.е. подсудимый нередко не находился непосредственно перед судьями. Судьи видели только письменные документы - краткие выписки из следственного дела и доказательств не перепроверяли.
В-четвертых, для розыскного процесса характерна система формальных доказательств. Ее суть заключалась в том, что признавались лишь строго определенные доказательства, значение каждого их вида заранее определялось в законе. При помощи формального закрепления системы доказательств правительство пыталось ограничить произвол и злоупотребления судей. Судьи обязывались основывать свои решения не на личном и произвольном усмотрении судьи, а на объективных доказательствах, определенным законом.
«Лучшим доказательством всего света» закон считал собственное признание обвиняемого. Если обвиняемый признавался, то и следствие заканчивалось, можно было выносить приговор. Для того, чтобы получить признание и применялась пытка. В вопросе о применении пытки явно сказывался феодальный характер права, ибо от пытки часто освобождались знатные дворяне и сановники высших рангов. Пытка была главным рычагом всей системы формальных доказательств, всего розыскного процесса.
Важными доказательствами являлись показания свидетелей. Ими могли быть только «добрые и беспорочные люди, которым бы мочно поверить». Свидетель должен был говорить только то, что видел и слышал лично. «Знатным особам» и «шляхетским женам» разрешалось давать показания дома. Закон отдавал предпочтение свидетелю мужчине перед женщиной, знатному - перед незнатным, духовному перед светским. Показания одного свидетеля признавались лишь половинным доказательством. Согласные показания двух свидетелей, тем более «лучших», считались «полным» доказательством. Важное значение придавалось письменным документам как доказательствам: расписки, купчие крепости, духовные грамоты, выписки из судейских, торговых и прочих книг. Однако купеческие книги считались лишь половиной доказательства. Присяга потеряла свое прежнее значение, ей не верили. Новым видом доказательств, впервые официально введенных Петром I, явились заключения судебно-медицинской экспертизы. В Артикуле воинском прямо говорилось, что при убийстве требуется «лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно розыскали, что какая причина к смерти была». Стала применяться и судебно-психиатрическая экспертиза.
И, наконец, еще одна особенность розыскного процесса. Он мог завершиться не только вынесением обвинительного или оправдательного (что было крайне редко) приговора, но и решением суда «об оставлении в подозрении» (при недостатке улик). Оставленный в подозрении не мог занимать должности в госаппарате, выступать свидетелем в суде, имели место и иные ограничения его прав.
Можно отметить в рассматриваемом документе такую тенденцию: инициатива сторон сужается за счет расширения прав суда, в то же время деятельность суда и оценка им обстоятельств дела все жестче регламентируются законом, для проявления собственного усмотрения и какой-либо инициативы судей почти не остается места. Воля сторон и воля суда поглощается и заменяется волей законодателя. В этом и проявляется укрепление абсолютизма с его стремлением сосредоточить управление всеми областями жизни в руках одного лица — самодержавного монарха.
«Краткое изображение» посвящено почти целиком вопросам судоустройства и процесса. Изредка встречаются статьи (и даже последняя глава), содержащие нормы материального уголовного права. Отделение процессуального права от материального—большое достижение русской законодательной техники начала XVIII в., не известное еще Соборному Уложению. Вместе с тем еще не разграничиваются уголовный и гражданский процесс, хотя некоторые особенности уже намечаются (например, в порядке обнародования приговоров). Общий ход процесса, названия процессуальных документов и действий в принципе одинаковы и для уголовных и для гражданских дел: в отличие от Соборного Уложения «Краткое изображение» весьма четко построено. Вначале идут две главы, носящие как бы вводный характер. В них даются основная схема судоустройства и некоторые общие положения процесса. Затем идет последовательное изложение хода процесса, своеобразно разделенное на три основные части. Формулировки закона несравненно более четки, чем в Соборном Уложении. Пожалуй, впервые в русском праве часто даются общие определения важнейших процессуальных институтов и понятий, хотя и не всегда совершенные. Законодатель нередко прибегает к перечислению, классификации отдельных явлений и действий. Некоторые статьи закона содержат в себе не только норму права, но и ее теоретическое обоснование, иногда с приведением различных точек зрения по данному вопросу.
Таким образом, по своей законодательной технике «Краткое изображение» стоит достаточно высоко. Вместе с тем, нужно отметить и один внешний недостаток закона. Это уже упоминавшееся пристрастие законодателя к иностранной терминологии, обычно совсем не нужной и не всегда грамотной.
Закон закрепляет стройную систему судебных органов, не известную до Петра I, довольно четко регламентирует вопросы подсудности. Для осуществления правосудия создаются уже специальные органы. Однако они все еще не до конца отделены от администрации. Судьями в военных судах являются строевые командиры, в качестве второй инстанции выступает соответствующий начальник, приговоры судов в ряде случаев утверждаются вышестоящим начальством. Нет пока деления на органы предварительного следствия и судебные органы.
В соответствии с этим в процессе отсутствует деление на предварительное производство и производство дел непосредственно в суде.
Определенным диссонансом к предшествующему законодательству звучит именной указ от 5 ноября 1723 г. «О форме суда». Этот указ отменяет розыск и делает суд единственной формой процесса.
Уголовное дело возбуждается всегда в суде первой ступени, т. е. в уездном суде, городовом магистрате или нижней расправе. Эти органы вправе и решать дела, но в пределах своей компетенции. Из их ведения исключены преступления, за которые может последовать смертная или торговая казнь, а также лишение чести. Производство по таким делам передается в суды второй ступени, т. е. в верхний земский суд, губернский магистрат или соответственно в верхнюю расправу.
В этом случае суды первой ступени выступают как следственные органы. Суды второй ступени, разобрав дело по существу, выносят приговор, но при этом обязательно посылают его на ревизию в палату уголовного суда.
Мы рассмотрели судебные реформы проведенные Петром I. Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что судебная реформа, более чем другие государственные реформы Петра была полна противоречий.
2 СУДЕБНАЯ СИСТЕМА В ПЕРИОД 1762-1855 ГОДА
2.1 Исторические предпосылки проведения судебной реформы Екатерины II
После реформы суда, проведенного Петром I, российский уголовный процесс длительное время, до екатерининских реформ, развивался на основе тех актов, которые были приняты в эпоху великого реформатора. В этой связи следует напомнить, что проведенные им реформы сопровождались созданием новых судебных органов, изменением, и неоднократным, принципов правосудия. Преемники Петра I вплоть до Екатерины II не предпринимали существенных попыток дальнейшего совершенствования созданного Петром I судопроизводственного законодательства (уголовного процесса). Вместе с тем судопроизводство в целом и производство дел по уголовным делам в частности определенным образом продолжало развиваться и в период правления Анны Иоанновны. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что Анна Иоанновна придавала институту правосудия большое значение. Так, в одном из июльских указов 1730 г. она давала следующую оценку: «Правосудие есть целость и здравие Государства, а где оного нет, там Божие благоговение и милость отъемлются и в праведный Его гнев впадают». В другом более позднем указе (1737 г.) говорилось о целеполагании правосудия: «Крайнее желание и попечение имеем все происходящие неправды, ябеды, насильство и вымышленное коварство всемерно искоренить, а правосудие утвердить и обидимых от рук сильных избавить». Однако законов, которые бы существенно приближали решение этих целей, так и не последовало. Тем не менее, ряд актов, совершенствовавших уголовный процесс, был принят. Так, несколькими указами предписывалось, чтобы расследование и рассмотрение уголовных дел проводилось без волокиты. Такая постановка вопроса была вызвана тем, что колодники находились в невероятно тяжелых условиях и нередко умирали в тюрьмах от тесноты и духоты. В этом смысле ситуация во многом повторялась из предшествующих времен, и указы Анны Иоанновны не смогли в корне ее улучшить, но стремление сделать это, как представляется диссертанту, следует оценивать позитивно. В ряде иных правовых актов предписывалось, чтобы обвинители, которые изобличали других в воровстве и разбое, сами доказывали совершенное против них преступление. Такая мысль содержалась, в частности, в Высочайшей резолюции на доклад Тайной Канцелярии от 15 апреля 1736 г. Здесь, как представляется, был осуществлен отход от фактически сложившегося к тому времени в России розыскного уголовного процесса. Данный указ последовал в связи с тем, что государство не справлялось с уголовным преследованием лиц, совершивших общеуголовные преступления, а это, в свою очередь, могло объясняться тем, что императрица в сфере развития уголовного судопроизводства уделяла первостепенное внимание не преступлениям против личности и собственности, а преступлениям против государства. В годы правления Анны Иоанновны из специализированных судебных органов были учреждены лишь Сыскной и Судный приказы (1730 г.), однако они имел локально-территориальный характер (распространялись на Московскую губернию). Кроме того, Сенат являл собой высшую апелляционную инстанцию [6; 289]. И в целом, таким образом, отделения суда от администрации не произошло, и дела рассматривались в ведомствах чиновниками, которым вменялись судейские функции. В организационно-правовом плане гораздо более определенным и однозначно общегосударственным было судопроизводство по делам о преступлениях против государства. Судебные дела по имущественным и иным гражданским делам возникали на основе соответствующих челобитных и рапортов присутственных мест. Что касается уголовных дел, то и ни также возбуждались на основе определенной информации, среди которых в рассматриваемый период наиболее распространенными были доносы, изветы, рапорты (доношения, доклады, экстракты) чиновников, явки с повинной. При проведении следствия использовались уже ставшими к тому времени традиционные методы. В общем случае сыск заключался в допросе доносчика (изветчика), задержании обвиненного с последующими допросами всех фигурантов по делу, в том числе с применением пытки. Особенностью уголовного процесса рассматриваемого период были также непосредственные решения монарха в некоторых судопроизводственных стадиях и без участия розыскных органов. Обычно это представляло собой случаи, когда императрица налагала опалу, даже не ставя в известность сыскное ведомство о составе преступления человека, за которое определялась опала, о причинах опалы и других обстоятельствах дела. Такого рода приговоры состоялись без проведения предварительного следствия, выяснения мотивов действий того или иного лица, причин, степени виновности и других обстоятельств, и основывались, очевидно, на причинах личного характера. Практика свидетельствует также о том, что следствие хотя и велось, но могло по велению монарха внезапно прерваться без объяснения причин.
Правительство Елизаветы Петровны в 1741 году восстановило компетенцию Сената, а так же ввело вновь институт прокуратуры, были назначены генерал-прокурор, обер-прокурор, прокуроры в коллегии канцелярии и конторы, как центральные так и местные [6; 309].
Был, кроме того, указом императрицы от 5 декабря 1744 года установлен новый порядок обжалования судебных решений. Теперь решение суда можно было обжаловать исключительно в вышестоящую инстанцию, и без рассмотрения во второй инстанции жалобы к рассмотрению не принимались. Такие меры были призваны разгрузить Сенат от потока жалоб. Высшим судебным органом по- прежнему оставался монарх. Лично императрице приносились жалобы на решения Сената и кроме этого, императрица принимала к своему суду значительное количество наследственных дел. В законодательстве о наследовании отсутствовала четкая регламентация в связи с чем суды пребывали в затруднении при рассмотрении дел о наследстве. Императрица при разрешении спорных ситуаций не всегда руководствовалась нормой права, но и государственной пользой.
Значительных изменений в системе судоустройства в рассматриваемый период не произошло.
2.2 Преобразование судебной системы Екатериной II Великой
В 1727 году стало ясно, что основной своей цели проведенная судебная реформа не достигла. Почему? Разные историки высказывают противоположные точки зрения на этот вопрос. Более обоснованной представляется точка зрения, согласно которой идея отделения суда от администрации идея разделения властей, не соответствовала времени, общественному строю начала XVIII в. Идея разделения властей свойственна феодализму в условиях нарастающего его кризиса, разлагающемуся под натиском буржуазии, который в России к середине века еще не наступил. Эта эпоха не была временем упадка или застоя феодального строя, а напротив являлась временем динамичного экономического роста, потенциал. В России буржуазные элементы были еще слишком слабы, чтобы использовать в своих интересах сделанную им уступку в виде суда, независимого от администрации.
Кроме того проведенные преобразования ввели принцип единоначалия вместо принципа коллегиальности, закрепленного Петром.
Целью проведения преобразований было устранение судебной волокиты, удешевлению содержания судебного аппарата. Результатом реформы стало то, что губернаторы и воеводы, функции которых значительно возросли не справлялись с рассмотрением уголовных и гражданских дел.
В 1743 году Правительство было вынуждено вернуться к системе Петра Великого. Вновь введены Главный магистрат и магистраты в городах, ими рассматривались дела иностранных купцов, кроме английских (для англичан существовал суд Коммерц-коллегии). Городские магистраты не зависели от губернатора, их решения обжаловались в провинциальный магистрат, провинциальный магистрат подчинялся губернскому.
Самостоятельной судебной властью магистраты были не долго, до 1764 года когда они были подчинены губернаторам.
С 1754 года были учреждены сословные суды, подчинявшиеся в апелляционном порядке магистратам и ратушам.
Вступив на престол, Екатерина II, провела реформу Сената, Суть проведенных преобразований состояла в разделении Сената на шесть департаментов. Судебные функции Сената были переданы второму, шестому и отчасти третьему департаменту . Решения Сената контролировались монархом, о них ежедневно императрице подавались мемории.
Екатерина II провела в 1775 году судебную реформу [6; 338]. Основной документ реформ, определяющий их направление "Учреждения для управления губернской Всероссийской империи". В его разработке принимала непосредственное участие императрица Екатерина II. В состав комиссии входили Я. Ульрих и др.
В губерниях образовывались палаты уголовного и гражданского суда, подчиненные Сенату. Первая наследовала права Юстиц-коллегии, последняя - Юстиц- и Вотчинной коллегий. Им подчинялись в свою очередь две ступени сословных судов: уездный и верхний земский суды - для дворянства; выборный магистрат и губернский магистрат - для купечества; нижняя расправа и верхняя расправа - для государственных крестьян. Была создана система местных судов: общесословные палаты уголовного и гражданского суда); специального назначения (совестной и надворный); сословные губернские и уездные. Они являлись апелляционными инстанциями. Их состав назначался Сенатом.
Особое место занимали созданные в столицах верхние и нижние надворные суды, обслуживающие чиновников и разночинцев. Председатели этих судов назначались Сенатом, а заседатели избирались соответствующими сословиями. Закон делал оговорку, что для свободных крестьян в верхние расправы «не запрещается» избирать заседателей из дворян.
Основная идея реформы — проведение в жизнь принципа «разделения властей», провозглашенного еще Ш. Монтескье, так и осталась лишь декларацией. Даже отделение суда от администрации и полиции носило лишь внешний характер. Судебная власть вновь зависит от власти административной, решения судебных палат утверждают губернаторы. Для негосударственных крестьян существует помещичий суд.
Кроме того, действуют и совестные суды, представляющие экстраординарное монаршее милосердие по делам преступников по несчастию или невежеству, безумных, малолетних, а также колдунов, чья глупость и невежество явились причиной вредоносной ворожбы.
В 1775 году в каждой губернии введены должности губернского прокурора с двумя помощниками — «стряпчими» по уголовным и казенным делам. При губернском сословном суде назначались по одному прокурору и два стряпчих, в уездах - подчиненный губернскому прокурору уездный стряпчий. Но роль чинов прокуратуры на практике осталась незначительной. Губернский прокурор по чину был ниже не только губернатора, но и вице-губернатора, председателей палат уголовного и гражданского суда и приравнивался лишь к советникам губернских правлений и палат, председателям верховного и земского суда и совестному судье.
Судебная реформа 1775 г. осуществила попытку отделить суд от администрации. Попытка не удалась: губернаторы по-прежнему имели право приостанавливать исполнение приговоров по наиболее серьезным делам, приговоры к смертной казни и лишению чести утверждались губернатором; председатели всех судов назначались правительством, а представители сословий могли избирать только заседателей; мелкие дела рассматривались городскими полицейскими органами; продолжала действовать вотчинная юстиция; высокие судебные пошлины делали суд малодоступным для низших слоев населения.Екатерина II была одним из успешных реформаторов русской истории и осталась для потомства крупной исторической личностью. Эта личность наложила свою печать на целую эпоху русской истории, которая называется екатерининской. Она пыталась добиться эффективности управления, преодоления того, что сама считала социально-экономической и социально-политической отсталостью страны.
С наибольшей наглядностью новые веяния проявились в правовой сфере. В том числе:
- в кодификации законодательства, которая из технического метода упорядочения права в превратилась в своеобразную форму регулирования социальных отношений;
- в оформлении позитивного государственного права как суммы определенных юридических положений о полномочиях верховной власти и компетенции высших органов управления;
- в отделении суда от администрации и более четком устройстве судебных органов;
- в отделении уголовного судопроизводства от гражданского;
- в законодательном закреплении прав и привилегий сословий и обще сословных организаций;
- в создании хоть и сложной, но достаточно четкой системы сословных судов, со тщательно регламентированными формами их деятельности.
Согласно с заявлениями сословий, общество получило возможность иметь суд на местах, увеличено было также число должностных лиц, отчего должна была уменьшиться волокита, сословия получили выборные суды, и на местные учреждения были возложены заботы о том, о чем просили наказы.
Совершенно новым для России был совестный суд – всесословный орган, сочетавший функции суда по малозначительным гражданским делам и прокуратуры и призванный примерять спорящих, прекращать распри [8].
В России впервые была учреждена прокуратура, появилась судебная власть, отделенная от исполнительной и законодательной. Таким образом, судебная реформа, в корне изменила судоустройство Российской империи, что явилось шагом вперед в реализации принципа разделения властей.
Однако следует отметить, что в целом суд периода абсолютизма, несмотря на ряд перемен, оставался феодальным.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследование судебной реформы дает возможность сделать вывод о том, что формы судебной организации, как и формы деятельности суда, определяются экономическими и политическими основами образовавшего их государства и находятся в органической зависимости от господствующего в том или ином обществе и государстве права (феодальному государству и праву соответствуют одни формы суда, буржуазному – другие и т.д.). На судебное устройство влияют и особенности путей исторического развития разных стран и регионов.
Судебная реформа сохранила единство суда и обвинения, тайное судопроизводство, административные принципы комплектования высших судебных инстанций. Председатели всех судов назначались правительством. Всего около одной трети судебных чиновников избирало местное дворянское общество из своего состава, остальных чиновников назначали губернские власти.
Разделение властей также было неполным, ибо за губернатором было оставлено право бороться с судебной волокитой и даже приостанавливать судебные решения. Это не была власть самостоятельна, как мы понимаем ее сегодня. Это был, несомненно, сословный суд, но если иметь ввиду, что до екатерининского времени в России вообще не было ни одного профессионального юриста, не существовало юридического образования, то мы понимаем это был гигантский шаг вперед.
Список использованных источников и литературы
Законодательные документы (нормативные правовые акты)
Соборное Уложение 1649 г. // Российское законодательство X — XX вв.: В 9-ти т. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 256
Именной указ «Об учреждении правительствующего Сената» от 22 февраля 1711 тт. II Законодательство Петра I / Под ред. A.A. Преображенского, Т.Е. Новицкой. М., 1997. С. 72
Учебная литература, справочные материалы
Бондарев Е.М. Судебное представительство в России до судебной реформы 1864 г. // Ученые труды российской академии адвокатуры. М., 2007. № 1.С. 62.
Дмитриенко В.П., Есаков В.Д., Шестаков В.А. История отечества. XX в. М.: Дрофа, 1995. С. 640
Мамонтов А.Г. Становление института предварительного следствия в рамках судебной реформы 1864 г. М., 2005, С.239
Югранов А.Л., Кацва Л.А. История России XVI-XVIII вв. М.: МИРОС, 1996.- С.424
Электронные ресурсы
Судебная система России в XVIII URL: http://observer.materik.ru/observer/N1_2008/118_124.pdf (дата обращения: 18.11. 2014).
Судебные реформы России XVIII–XIX вв URL: http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=513345 (дата обращения: 18.11.2014).

Приложенные файлы

  • docx referat
    Гузель Ахмадеева, Уфа, 2014 г.
    Размер файла: 55 kB Загрузок: 0