Устное народное творчество Улуса Джучи



Исследовательская работа
на тему


Устное народное творчество
Улуса Джучи



























Работу выполнила:
учитель истории
Овчинникова М.А.



Елабуга
2016 г.
Оглавление
Введение

3

Глава I.
Улус Джучи – часть великой Монгольской империи.
9


1.1 Начало образования государства Улус Джучи..
9


1.2 Границы Улуса Джучи.
16


1.3 Борьба за власть в Улусе Джучи.
23

Глава II.
Эпосы Улуса Джучи..
26


2.1 Эпос «Алпамыш».....
26


2.2 Эпос «Ак Кубек»..
28


2.3 Эпос «Идегей»......
28


2.4 Эпос «Гэсориада».
32


2.5 Эпос «Джангариада»
36


2.6 Эпос «Кобланды Батыр».
37


2.7 Эпос «Манас»
38

Глава III.
Значение духовной культуры Улуса Джучи.
39

Заключение

45

Список использованных источников и литературы.
48














Введение
Тема нашего исследования весьма актуальна, так как она связана с тем пристальным интересом, которое современное научное сообщество уделяет изучению исторического прошлого.
В период, когда формируются новые взгляды на историческое прошлое народов, на их духовное наследие, человеческое общество ищет новые пути для развития культуры, утверждения её нравственно-эстетических идеалов. Изучение народного творчества, тех его особенностей, которые оставались долгое время без должного внимания, их новая современная переоценка - это один из путей к самоутверждению татарского народа как передовой, развивающейся нации. Историю национальной литературы составляют, прежде всего, оригинальные произведения писателей и поэтов народа. В татарском народном творчестве это такие произведения, как эпосы: «Алпамыш», «Ак Кубек», «Идегей», «Гэсориада», «Джангариада», «Кобланды Батыр», эпос «Манас» и др.
События XIII - XVI столетий оставили глубокий след в истории многих народов Азии и Европы. В процессе этих событий возникли, затем пали не только новые государства, ханства, но и в результате образовались смешения племён и народов, новые этнические общности, новые культуры, новые народности. И вряд ли сегодня возможно полноценное осмысление исторической судьбы многих народов «старого света» без знания особенностей судьбы их предков в XIII - XVI столетиях.
Такое же значение для понимания прошлого многих народов современной Евразии имеет история Улуса Джучи, то есть Золотой Орды в позднейшем наименовании, несколько сужающем содержание понятия. Нельзя сказать, что история Джучиева Улуса совершенно не изучена. Но также нельзя утверждать, что изучение этого периода истории многих народов Евразии, особенно тех народов, которые вошли в дальнейшем в состав Российской империи, затем Советского Союза, шло равномерно и одинаково успешно. Подача материалов и фактов по истории Улуса Джучи, часто носили идеологизированный, даже чересчур политизированный характер. Относительная малочисленность, скорее всего, плохая сохранность тюркоязычных письменных памятников времён Золотой Орды и других тюрко-татарских ханств, также слабая разработанность теоретических и практических вопросов их источниковедческой оценки и текстологии стали причиной появления противоречивых суждений.
Чаще всего, ученые-историки и филологи при изучении той или иной проблемы обращаются к так называемым нарративным, т.е. письменным источникам. Оно и понятно, ведь то, что сохранилось на бумаге или осталось высеченным на камне вызывает большее доверие исследователя. Всегда хочется верить, что предки, таким образом, зафиксировали самое ценное, важное для себя. Было бы ошибкой предполагать, что иные формы культурно-духовного наследия человечества, такие как, например, фольклор не могут служить достоверным источником. Народное творчество, хоть и отличается определенной свободой стиля и подвержено естественным новациям, все же реально отражает процессы, происходящие в мире, которые разворачиваются вокруг отдельного, конкретного человека - источника этого самого фольклора. Большие же, эпохальные события, вообще, вызывают целый творческий всплеск в народных массах, дают возможность исследователю проследить ход известных событий, опираясь на множество разнообразных толкований одного и того же события.
Тюркская культура – одна из богатейших культур мира, где родилось очень много известнейших произведений искусства слова. До нашего времени, к большому сожалению, дошли с и сохранились немногие памятники письменности культуры тюрков, многие – потеряны навсегда. Многие факторы сыграли свою отрицательную роль в сохранении старинных рукописей: в основном деревянное строительство, что способствовало выгоранию домов при пожарах, частые войны, кочевой образ жизни тюрков, тяжёлые климатические условия. При захвате городов Поволжья – Сарае, Булгаре, Биляре, Казани и др. сгорели или были противниками вывезены в неизвестном направлении манускрипты, которые находились в библиотеках этих городов. Поэтому, учитывая эти обстоятельства, для тюркских народов России необходимо сохранять и изучать то культурное наследие, которое дошло до наших дней. Для того, чтобы разобраться в событиях прошлого, необходимо использовать большой круг источников: археологические и археографические памятники, нумизматические и эпиграфические материалы, фольклор народа. Изучение всего этого в комплексе, может дать очень интересные и неожиданные результаты. Анализируя произведения, мы стремились основное внимание направить на проблему создания и развития образов эпоса, учитывая традиции фольклора тюркских народов. Исследуя мотивы, объекты «вещного» мира и мира природы, образы, мы выявляем элементы разных культовых верований и религий, систем, а также определённые общие пути развития духовной культуры.
Объектом исследования является внутренняя и внешняя политика ханов и хаганов Золотой Орды в XII - XVI веках, отражающаяся в текстах эпосов. Цель исследования – изучить тексты эпосов, доказав, что они действительно являются памятниками духовной культуры Улуса Джучи. Для этого предполагалось решить ряд задач:
1. Выяснить историю возникновения, развития и распада Золотой Орды.
2. Прочитать и изучить содержание эпосов. Сравнить содержание эпосов различных народов.
3. Доказать, что данные эпосы – памятники духовной культуры Джучиева Улуса, говорящие об истории возникновения, уровне его развития, о культуре народов, населяющих его.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования основных положений работы в учебном процессе, как в средней, так и высшей школе (на семинарских и практических занятиях, спецкурсах), в виде выступлений на студенческих конференциях. Структура работы обусловлена поставленными целью и задачами. Она состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы.

Глава I.
УЛУС ДЖУЧИ - ЧАСТЬ ВЕЛИКОЙ МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ

1.1 Начало образования государства Улус Джучи
Государство Улус Джучи начало создаваться ещё при жизни Чингисхана. По обычаю, монголов Чингисхан ещё при своей жизни выделил своим сыновьям уделы. Старшему сыну – Джучи выделены были наиболее удалённые от Монголии земли на Западе. Основным центром этих земель был Дешт-и-Кипчак, большую часть которого ещё предстояло завоевать. В дальнейших завоеваниях Джучи уже не принимал участия. Он умер в феврале 1227 года, за шесть месяцев до смерти Чингисхана.
Когда Джучи не стало, Чингисхан отдал его владение своему старшему сыну Бату. Некоторые учёные полагают, что Бату были отданы не все владения его отца – некоторые районы бывшего Улуса Джучи, расположенные на востоке от Иртыша, после смерти Джучи отошли к улусу брата Джучи Угедея. Поэтому как бы в качестве компенсации за восточную частьулуса, уступленную Угедею, на курултае 1229 года Бату хану было поручено завоевание земель, расположенных на Западе, то есть Нижнее Поволжье и Волжскую Булгарию, которые при жизни Джучи ещё не входили в его улус. Известно, что первая встреча монголов с булгарами произошла ещё в 1223 году. Для монгольских завоевателей она оказалась неудачной. Они здесь были почти поголовно истреблены булгарскими воинами, это говорит о потенциальных возможностях Поволжья ещё до образования Улуса Джучи. Поход 1229 года также не имел большого успеха. В 1232 году последовал новый поход монголов на Булгарию, и вновь безуспшно. Курултай 1235 года, на котором, как повествует персидский автор Джувейни, «состоялось решение завладеть странами Булгара, асов и Руси, которые находились по соседству становища Бату, не были ещё окончательно покорены и гордились своей многочисленностью», стал значительным толчком к расширению завоевательной политики монголов. Окончательное завоевание этих районов было начато лишь в 1236 году. Поход возглавил Бату, но фактическим руководителем операции стал «знаток» Юго-Восточной Европы Субедей. Для проведения западного похода Батый получил кроме большого количества своих воинов, войска трёх своих дядей: Угедея, «хранителя ясы» Чагатая и правителя собственно монгольских земель – Тулуя, младшего сына Чингисхана. За несколько лет намеченные планы были осуществлены. В конце 1236 года огромная военная сила монголов вторглась в Булгарию, которая была подвергнута разгрому, был взят город Булгар, известный «неприступностью местности и большою населённостью». Часть жителей Булгара убили, многих взяли в плен. С большим трудом, но монголам удалось сломить сопротивление местных народов Поволжья и Дешт-и-Кипчака. Кроме булгар монголы подчинили себе башкир, мордву, буртасов и хазар.
На страницах письменных источников часто приводятся сведения об упорном сопротивлении кипчаков. Но и они были побеждены в результате отсутствия хорошей организации и единства действий перед лицом врага. В конце 1237 года началось наступление монгольских войск под предводительством Бату хана на русские княжества. Существует немало сведений источников, описывающих героическую борьбу русского народа против монгольских завоевателей. Упорное сопротивление русских земель сильно измотало силы противника. Однако в 1238 году монголами были покорены русские княжества – Рязанское, Владимирское и другие. Например, в «Повести о разорении Рязани Батыем», которая входит в цикл произведений о Николе Заразском, рассказывающих о событиях 1237 года, мы читаем: «В год 6745 (1237). В двенадцатый год по перенесении чудотворного образа Николина из Корсуни. Пришёл на Русскую землю безбожный царь Батый со множеством воинов татарских и стал на реке Воронеже близ земли Рязанской. И прислал послов непутёвых на Рязань к великому князю Юрию Ингваревичу Рязанскому, требуя у него десятой доли во всём: во князьях, и во всяких людях, и в остальном». Было объявлено движение на Новгород, но от его завоевания захватчиком пришлось отказаться, так как войска уже были сильно ослаблены и ввиду того, что в тылу монголов под предводительством Бачмана восстали народы Поволжья.
В 1240 году был захвачен и превращён в пепелище Киев, после взятия, которого перед Бату ханом открылась дорога на западноевропейские страны.
В 1240 - 1242 годах его войска опустошили Польшу, Венгрию и Далмацию. Однако удержать эти страны под своей властью Батыю, видимо не удалось, и он возвратился через Валахию и Молдавию в Нижнее Поволжье.
В результате монгольских походов на огромной территории Дешт-и-Кипчака, Хорезма, Северного Кавказа, Крыма, Волжской Булгарии образовалось государство, называемое в восточных источниках Улусом Джучи, или Белой Ордой. В русских летописях это государство называется Золотой Ордой. Центром этого огромного государства, населённого в основном тюркоязычными племенами, становится Поволжье. Бату не случайно выбрал центром своего государства именно этот регион. Поволжье, особенно Нижнее, располагало всеми условиями для ведения кочевого образа жизни. Через Поволжье пролегала магистраль караванной торговли. Поволжье обладало многими богатыми городами, которые поставляли хану не только мастеров-лучников, оружейников, золотых дел мастеров, но и деньги в виде дани. Удачный поход мог дать разовую добычу, а налоги с оседлых районов и городов – постоянный доход.
История образования одного из пяти улусов монгольской империи – Улуса Джучи, особенно её первая стадия, недостаточно отражена в источниках.
Начало складывания Улуса Джучи как государства можно датировать 1242 годом. В это время после завершения второго общемонгольского похода основные силы монголов под предводительством будущего хагана Мунке ушли в Центральную Монголию, а Бату начинает принимать русских
князей и выдавать на княжение для них ярлыки. Описывая, как Батый принимал русских князей, русские летописи говорят о нём, как о главе совершенно оформленного государства. Пройдёт совсем немного время и в годах Бату хан «честью» примет великого князя Ярослава Всеволодовича и отпустит его обратно.
1.2 Границы Улуса Джучи
Точные границы Улуса Джучи установить трудно. Так как основную часть всей территории Улуса Джучи оставляют обширные степи. А.Ю. Якубовский определяет границы Улуса Джучи таким образом: «На северо-востоке в состав Золотой Орды входил Булгар с его областью, на севере граница проходила по русским княжествам, на юге Золотая Орда владела с одной стороны Крымом с его приморскими городами, с другой – Кавказом до Дербента, а иногда и до Баку, также северным Хорезмом с городом Ургенчем, на западе – степями от Днестра и дальше, а на востоке – до Западной Сибири и до низовьев Сыр-Дарьи».
Имеется географическое описание Улуса Джучи, составленное арабскими писателями XIV – XV веков. Известна китайская карта, на которой – монгольские государства. Она составлена в XV веке, но тем не менее нет конкретных данных о границах государства Улуса Джучи на момент его образования.
В состав Улуса Джучи входили по китайской карте: «некоторая часть современного Казахстана с городами «Часть нынешнего Казахстана с городами Джентом, Барчакендом, Сатрамом и Хорезмом, Поволжья с городом Бу-лиар (Булгар), Алоеце (Русь), Крым с городом Са-гила (Солхат), Северный Кавказ, населённый А-лан-а-сеци (аланами) и сар-ко-ци (черкесами). На этой карте не указывается ни одной точки на западной границе государства, так как географические познания китайцев далеко на запад не простирались».
Южная граница Улуса Джучи шла от северных и северо-восточных берегов Чёрного моря (включая Крым) и по Северному Кавказу. Затем линия
от Дербента тянулась на Восток по берегам Каспийского моря к полуострову Мангышлак. На юго-востоке во владения джучидов входили Хорезм с городом Ургенич и другие населённые пункты Хорезма до Даргана, за исключением городов Кият и Хива.
С левого берега Аму-Дарьи, примерно от Яманкала, граница шла к Дженту, оттуда к бассейну Сыр-Дарьи. На левом берегу Сыр-Дарьи потомкам Джучи принадлежали города Сыгнак, Сыйрам, Янкенд. На северо-востоке граница шла по реке Сары-су вплоть до озера Балхаш. Владения джучидов на юго-востоке, по-видимому, простирались до гор Тарбогатая и верховьев реки Иртыш. Одна из вершин Тарбогатая носит название Урда-Тау в память пребывания здесь Орда-Ичена, брата Бату, владевшего когда-то этим краем.
Река Иртыш, начиная с её верховья, на всём её протяжении до «страны мрака» оставалась границей, отделявшей владения потомков Джучи от владений остальных монгольских государств.
Таким образом, потомки Джучи владели огромной территорией, охватившей почти половину Азии и Европы, от реки Иртыш до реки Дунай и от берегов Чёрного и Каспийского морей до «страны мрака». Ни одно из владений монгольских ханов, образованных потомками Чингисхана, не могло сравниться с Улусом Джучи ни по обширности территории, ни по численности населения, состоявшего из самых разнообразных народностей и племён. К сожалению, эта сторона вопроса в исторической литературе мало освещена. Материалы переписи, проведённой монголами в период образования государства, навсегда утрачены для науки, поэтому установить численный состав и этническую принадлежность населения Джучиева Улуса, как и других монгольских государств, очень сложно.
Улус Джучи, начало которому было положено ещё в 1227 году, уже к 1242 – 1243 годам становится одним из самых крупных государств средневековья, оказавшим большое влияние на жизнь стран Европы, Азии и отчасти Африки.
1.3 Борьба за власть в Улусе Джучи
Объектом феодальной борьбы в кочевой степи в XIII веке были главным образом степи, кочевые территории. Основная борьба шла из-за распределения юртов и улусов. А так как право назначения улусов принадлежало в первую очередь хагану или хану, то наиболее остро противоречия различных группировок монгольской кочевой аристократии обнажались при решении вопросов о престолонаследии и преемственности ханской власти.
У монгольских феодалов было своеобразное представление о завоёванных народах и землях как о некой родовой собственности чингизидов. С этим же было связано и представление о больших преимуществах старшего в роде чингизидов – «Аки». Однако это не помешало им ожесточённо спорить о правах на ханский престол, так как обычно были два претендента – сын умершего хана и с другой стороны – брат или кузен покойного. Соответственно кочевые феодалы, принимавшие участие в борьбе, делились на две основные группы: сторонников первого и второго претендентов на ханский престол. К концу правления Бату хана Улус Джучи всё ещё оставался зависимым от коренного юрта монголов, где правил Великий хан Мунке, которого царевичи Джучиева дома признавали верховным главой всей монгольской державы. Бату для того, чтобы показать, что он считает себя вассалом Великого хана, не только чеканил свои монеты с именем Мунке хана, но и просил его утвердить своего старшего сына Сартака ханом Улуса Джучи.
Кочевой феодал, шаманист по своим воззрениям, Бату был весьма дальновидным политиком. Ему пришлось действовать в наиболее ответственные годы после смерти Чингис-хана. Как старший в роде чингизидов, владетель самых обширных и наиболее отдалённых от центра империи областей, наконец, как главный виновник восшествия на престол Мунке, Бату занимал в империи чингизидов исключительное положение. Посылая своего старшего сына Сартака в ставку хагана Мунке, Бату был уверен, что Великий хан утвердит его правителем Улуса Джучи и окажет ему своё содействие. Отсутствием Сартака воспользовался брат Бату Берке и его сторонники. Итак, после смерти Бату в Улусе Джучи развернулась упорная борьба за власть между двумя группировками.
Необходимо рассмотреть ту обстановку, которая сложилась в Улусе Джучи к моменту смерти хана Батыя.
Как было уже сказано, центром Улуса Джучи становится Поволжье, и это не случайно. Бату, как и его отец Джучи, не поощрял стратегию Чингис-хана, заключавшуюся в полном уничтожении городов и истреблении населения покорённых стран. После образования Улуса Джучи Бату приложил много усилий для того, чтобы восстановить уже существовавшие до монгольского нашествия города в Поволжье и построить новые.
Как и в домонгольский период, Поволжье становилось крупным экономическим центром с многочисленными городами, развитой денежной системой и торговлей. Увеличивалось и богатело местное купечество. Однако, чем больше богатели местное купечество и феодалы, находящиеся в сделке с монгольскими завоевателями, тем уверенней они стремились к тому, чтобы Улус Джучи перестал зависеть от общеимперской власти. Таким образом, создается своеобразный союз мусульманской верхушки и части монгольской аристократии во главе с Берке, который выступает за обособление Улуса Джучи от власти великого хагана. В борьбе за власть в улусе после смерти Бату участвовали две группировки. Представители – Берке и его племянник Сартак.
Событий было много, но в итоге в борьбе за власть в Улусе Джучи промонгольская политика потерпела полное поражение; победу одержал хан Берке, который выступал за обособление этого государства от метрополии, то есть за самостоятельный путь развития, независимый от общеимперской политики. Разрушенные города постепенно восстанавливались, строились новые, но большая часть доходов от них уходила в Великую Монголию. Это, естественно, не нравилось местным богатеющим купцам, а также и части золотоордынской аристократии, которые понимали, что если бы Улус Джучи был самостоятельным государством, то все доходы получали бы они. Борьба за хаганский престол продолжалась.
Итак, ряд благоприятно сложившихся объективных причин в совокупности с субъективными привели к победе Берке в борьбе за власть, а вместе с тем и положили начало обособлению Улуса Джучи и его развитию вне зависимости от общеимперской политики. В то же время с этого момента начинается постепенный распад империи чингизидов на ряд самостоятельных феодальных государств.
Как и предшествовавшие ей тюркские и хазарский каганаты, могущественная Золотая Орда после двухвекового периода существования, в середине XV века, почти распалась. В чём же причина её гибели? Причина не одна, их много, целый комплекс: «внутренние и внешние конфликты, международная обстановка, вторжение чужих войск, междоусобицы, борьба за власть (лишь за 1359 – 1379 годы сменились 25 ханов), природные бедствия (эпидемии, засухи) и др. Но одна из основных причин распада Золотой Орды – разрушительные походы Тимура».
Поскольку тюрко-татарские племена или их предки в продолжение пяти или шести тысячелетий обитали на обширных территориях. Это были территории, начиная с Поволжья, Приуралья, распространяясь до Балкан на Западе и до Дальнего Востока, включая Среднюю Азию, то можно обнаружить немало общего в мифологии и фольклоре всех народов, которые когда-либо обитали на тех же территориях, особенно если обратиться к материалам мифологии и фольклора Древнего Востока.




Глава II. ЭПОСЫ УЛУСА ДЖУЧИ
2.1 Эпос «Алпамыш»
«Алпамыш» - это героический народный эпос, который бытовал у многих тюркоязычных народов. «Общетюркский сюжет, связанный с именем «Алпамыша» и его татарская версия генетически относятся к периоду тюркско-монгольской эпической общности, а, может быть, и, к более ранней скифско-тюркской эпохе». Вообще этот сюжет и его отдельные национальные версии обнаруживают родство с огромным количеством произведений самых разных народов. Родство, в том числе и со сказочным, дастанным эпосом и с несказочной прозой татарского народа. Удивительно то, что сюжет «Алпамыша» обнаруживает поразительные черты сходства с Одиссеей» Гомера, о чём подробно и неоднократно писал академик В.М. Жирмунский. Это сходство позволяет поставить вопрос о древнейших связях между античной и среднеазиатской культурой. По мнению В.М. Жирмунского, его древнейшие тюркоязычные версии были известны на Алтае уже в VI – VIII веках. Отсюда вместе с огузами IX - X веках сказание проникло в низовья Сырдарьи, при сельджуках в XI веке попало в Закавказье и Малую Азию; а в XII – XIII веках вместе с передвижением на запад кыпчакских племён в самостоятельной версии проникло к казахам, башкирам, казанским татарам. При этом можно опереться на следующее положение Х.Г. Короглы: «Преобладающее большинство версий и вариантов этого сюжета создавалось этнически родственными племенами. Очевидно, образ эпического богатыря (Алып-Манаша, Алпамыша) в далёком прошлом был известен многим генетически близким и родственным племенам (кипчакам, огузам и пр.), в дальнейшем независимо друг от друга они складывали вокруг этого образа свои специфические сказания, используя отдельные мотивы древних произведений, в том числе и мотив героического сватовства».
С рассматриваемой точки зрения весьма показательны материалы татарского фольклора, среди произведений несказочной прозы которого ещё в X - XII веках был известен целый ряд легенд о волжском великане - Алыпе, который обладал по существу такими же качествами, что и герой сказания «Алпамыш». Эти легенды были зафиксированы в те же исторические эпохи в книгах арабских учёных - путешественников ибн-Фадлана и ал-Гарнати. Так что сюжет «Алпамыша» в Среднем Поволжье имеет давние традиции: здесь было достаточное количество легенд о подобном богатыре-великане, которые послужили основой для возникновения и распространения его здесь, в Среднем Поволжье.
«Алпамыш» - это целый ряд среднеазиатских сказаний о богатыре Алпамыше и его подвигах. У различных версий сходный сюжет, но сами по себе они довольно самобытны, окрашены местным колоритом.
В башкирской, казанско-татарской и алтайской версиях, Алпамыш рождается у главы племени кунграт, человека бездетного. Рождение происходит, благодаря вмешательству святого – дивана, совершается чудо. Теперь Алпамыш неуязвим, так как его покровитель, святой наделяет его этим свойством. Алпамыш с рождения обручён с красавицей Барчин, по повелению свыше. Отец Барчин и Алпамыша ссорятся. Первый вместе со своим родом уходит в страну калмыков. Барчин там калмыцкие богатыри пытаются заставить выйти замуж за одного из них. Алпамыш узнёт об этом и спасает её, женится на девушке и увозит её на родину. Помогая своему тестю, он попадает в плен на семь лет. А когда бежит оттуда, узнаёт, что Барчин и его семья вновь в беде. Вместе с друзьями он истребляет своих врагов и весь народ объединяет под своей властью.
2.2 Эпос «Ак Кубек»
В дастане – «Ак Кубек» («белая пена»), повествуется о борьбе эпического богатыря Ак Кубека с ханом Киданом и его сыном ханом Мангышем. По мнению ученых, это произведение предположительно возникло либо в домонгольский, либо в золотоордынский период. Интересно, что в 1533 г. в Астрахани правил хан с таким же редким именем Ак Кубек – не стал ли он также, как и Моте Багаты прототипом Ак Кубека из татарского дастана?
Героический эпос «Ак Кубек» отражает духовную и материальную культуру татарского народа. Несмотря на ряд существенных особенностей, можно выделить общее в культуре и в фольклоре поволжских и сибирских татар. По своей композиции эпические сказания татарского народа сохраняют классическую последовательность эпизодов.
Будущий эпический герой как бы сам придает необычность своему рождению. Находясь ёщё во чреве матери, Ак Кубек разговаривает с ней и сообщает, что не хочет явиться на свет обычным путем, а выйдет, «разорвав бок матери». Интересно отметить, что в бурятском народном эпосе (тангутская версия) Гэсэр, находясь в утробе матери, говорит: «Мать! Я выйду через голову!». Мать отвечает ему: «Нет, выходи естественным порядком». И Гэсэр родился «по-обыкновенному».
Будущий богатырь разговаривает не только с матерью, но и рядом находящими женщинами. Появившись на свет, Ак Кубек сразу уходит к глубокому озеру. При этом он берет с собой саблю отца, что, кстати, является древним обще эпическим мотивом. В этом эпизоде отражается одна из древних форм хозяйственной деятельности сибирских татар – рыболовство.
Первый подвиг богатырь совершает в детстве (битва с Коден-ханом). В подвигах богатыря огромную роль играет его оружие: меч, сабля, копьё, которые имеют собственные названия (волшебное оружие, доставшееся богатырю по наследству).
Сказание «Ак Кубек» основано на тюркско-монгольском сюжете. Остановимся на одной его сюжетной линии, которая в типологическом отношении является своеобразным следующим этапом осуществления главных функций эпического героя. В борьбе с Коден-ханом Ак Кубек сталкивается с его сыном Мангушем. Чтобы связать его, герой убивает ни в чём неповинного белобородого старика, сдирает с него кожу и из неё делает ремни. Так как ремни из другого материала не могут сдержать мощи Мангуша. Чтобы как-то объяснить этот жестокий поступок богатыря, надо выяснить, против кого же он борется, кто такой Мангуш. В сказании он выступает в роли сына хана. Казалось бы, что этого вполне достаточно, чтобы возник острый конфликт между бедняком и ханским сыном. Однако это было бы позднее идеологическое объяснение конфликта сказания. При более глубоком изучении вопроса выясняется, что некогда под именем Мангуша подразумевалось ужасное существо, злой дух. Из этих наблюдений можно сделать два оченьвывода. Во-первых, если в сказании сыну хана приписываются качества злого духа древнемонгольской мифологии, становится понятной жестокость Ак Кубека в борьбе с Мангушем. Во-вторых, как сам образ Мангуша, так и сюжет борьбы с ним относится к периоду тюрко-монгольской эпической общности.
2.3 Эпос «Идегей»
Повествование эпоса построено на основе реальных исторических событий. В эпосе встречаются такие крупные деятели как Великий Тимур или Тамерлан, Тохтамыш, да и сам Идегей, был персоной вполне значимой в этот период. И, хотя, исторический Идегей и отличается от «легендарного» эпос описывает реально существовавшие факты. Тем не менее «Идегей», это не исторический роман. Это, прежде всего - народная былина. Нет ни одного человека, который бы остался равнодушен к ней. Ведь в ней есть все: и мудрость для старшего поколения, и круговорот событий, эмоций и страстей, для молодого поколения, и элементы сказочного, для совсем маленьких. Уже с первых строк погружаешься в особый мир. В мир богатырей, великанов, мудрых старцев, отчаянных и храбрых юношей, несправедливых правителей и тиранов. Тебя завораживает и манит этот сказочный мир. Эпос повествует нам о былинном герое Идегее. Все начинается с того, что в пору, когда Тохтамыш, хан Золотой орды, достиг своего могущества, у него был черный сокол Т_кле Аяк, который был причиной гордости для Тохтамыша и зависти для всех остальных правителей.
Этот сокол становится причиной того, что хан ссорится с Тимуром и, что более важно, приказывает убить своего сокольничего Кутлукыя и всю его семью. Кутлукыя - один из беев знати Тохтамыша, он глава татарского рода. Но, сжалившись над младшим сыном, еще младенцем, Кутлукыя, его спасает побратим последнего Джантимир, подменив сына Кутлукыя своим и вынеся младенца в сапоге (за что тот и получает прозвище «идегей»). И с этого момента, Идегей растет под именем Кубугыла - младшего из шести детей Джантимира. И растет мальчишка не по дням, а по часам. В последствии, он очень быстро становится популярным в народе, снискав к себе людскую любовь. Довольно быстро он попадает в ханское окружение и становится одним из его советников. Дела в стране преображаются. Города начинают процветать под мудрым руководством Идегея. Он же, в свою очередь, женится на красавице Айтулы. И она родила ему сына - Нураддина.
Немного ранее и у хана Тохтамыша рождается две дочери Ханеке и Кюнеке, а чуть и позже сын - Кадырберды. И вот начинается самое интересное. Жена Тохтамыша начинает настраивать хана против Идегея. Тохтамыш начинает подозревать Идегея в измене и устраивает ему испытания. Результатом становится то, что все узнают кто такой на самом деле Кубугыл. И Идегей вынужден бежать из страны. Вместе с ним уезжают еще семнадцать человек - его молочные братья и самые преданные друзья. Все они направляются в Самарканд, к Аксак-Тимуру. По пути, узнав, что дочь Тимура Акбиляк похищена Кара Тиин Алыпом он, освобождает её и еще сорок рабов. Кара Тиин умирая, признался Идегею, что он его старший брат, и предсказал ему предательство Тимура, беды и разорения его Родины и о скором начале междуусобных войн в стране. Идегей же, достигнув Тимура, был встречен как герой. Ему была отдана Акбиляк и область в управление. Он стал одним из приближенных Тимура. В это время, в Орде Тохтамыш решает изгнать и сына Идегея - Нураддина. В надежде, что тот умрет в степях по пути к своему отцу. Но Нураддин благополучно добирается до отца и уговаривает его вернуться в Орду с армией и убить Тохтамыша, уверяя, что народ поддержит Идегея. Они обращаются к Тимуру с просьбой дать им армию, и Тимур снаряжает поход, который решает возглавить лично. Они приходят в Орду. Дальше Идегей отправляется без Тимура набирать свою армию из народа, поддержку которого обещал его сын. Тимур, решив воспользоваться моментом, решает дать бой армии Тохтамыша, но терпит поражение. Так продолжалось несколько дней, пока в армии Тимура не осталось бойцов, способных сразиться с батыром Кыпчаком, который убил уже немало славных воинов Тимура. И Тимур уже собирался отступать, но тут появился Идегей. Идегей разгромил войска Тохтамыша и взял столицу государства Сарай. Оставив Тимура в Сарае, он вместе с сыном отправляется вдогонку за бежавшим Тохтамышем, по пути встречая разграбленные и разрушенные города. Идегей обещает, что восстановит мир и благоденствие в государстве. Он велит сыну догнать Тохтамыша и убить его, а сам решает вернуться в Сарай. Нуруддин догоняет и убивает Тохтамыша. А Идегей вернувшись в Сарай, видит, что Тимур уже ушел, разграбив и опустошив страну и оставив вместо себя наместника. Идегей в гневе убивает последнего и уничтожает все тимуровские войска. В это время, Нуруддин, поверив наговорам на своего отца, ссорится с ним и калечит его. Он покидает родной дом и отправляется в кочевья. Так проходит немало времени. Идегей выполняет обязанности Эмира при новом хане, которого он сам выбрал и посадил на престол. После долгих уговоров, он решает помириться с сыном. Нуруддин поначалу возвращается домой, но позже, ставит перед отцом ультиматум: или Идегей становится сам ханом или назначает ханом его или же покинет страну. Идегей уговаривает сына отказаться от притязаний на власть и, видя, что его уговоры не действуют, он покидает Орду. Воспользовавшись раздором в тылу противника, появляется сын Тохтамыша Кадырберды и хитростью захватывает в плен Нуруддина. В итоге, Идегей, пытаясь вызволить своего сына, убивает Кадырберды и погибает в неравном бою. Страна погружается в пучину хаоса и бедствий.
«Темный день на землю пришел.
Сотворенный Чингизом престол
Стал престолом, где кровь лилась.
Ханский дворец исчез из глаз.
Край разоренный стал пустым.
Отошли друг от друга тогда
Аждаркан, Казань и Крым.
Золотая распалась Орда».
2.4 Эпос «Гэсэриада»
Эпос «Гэсэриада» полностью называется - «Повесть о Гэсэр-хане, владыке десяти стран света». В нём представлен целый эпический цикл письменных и устных сказаний о герое. Эпос был широко распространён в Восточной и Центральной Азии. Предполагаемая дата его сложения – XVI - XII века. Известны три варианта эпоса: бурятский стихотворный, тибетский и монгольский - прозаические. Суть: борьба храброго и просвещённого правителя страны Амдо, в Северо-Восточном Тибете против социальной несправедливости и зла. Со злом борется сказочный богатырь Гэсэр, которого называли «искоренителем десяти зол в десяти странах света». Эпос отражает надежды и мечты народа о справедливом правителе и идеальном царстве. Известно, что некоторым сюжетным циклам Гэсэриады были посвящены мистерии. У монгольского народа и в Тибете очень популярны были поверья, говорящие о причастности духа героя к исполнению эпоса. Говорили о его особой связи с певцом. Гэсэр, в практике культовой выступает как охранительное универсальное божество (как божество у шаманов), является как бы покровителем, победителем демонов, защитником стад, подателем счастливой судьбы. В призываниях шаманов Гэсэр именуется иногда бурханом или тенгри. Иногда его называют сыном неба, который обитает выше белой горной вершины, в доме из облаков и туманов. В Тибете обожествлены многочисленные противники и соратники Гэсэра, у монгольских же народов – только Гэсэр.
2.5 Эпос «Джангариада»
Калмыки, в более раннем названии ойраты, обладают замечательным героическим сказанием о богатыре Джангаре. Песни о Джангаре являются самыми излюбленными и самыми распространенными в устном народном творчестве калмыков. Содержанием песен служит прославление цветущей страны Бумбы и ее богатыря, защитника и главы Джангара. Страна Бумба, в которой живут герои поэмы, - это страна вечной молодости и бессмертия. Жители ее живут в довольстве и, ничего не деля на «мое» и «твое», славят в напевах сладостное бытие:
«Счастья и мира вкусила эта страна,
Где неизвестна зима, где всегда - весна,
Где, не смолкая, ведут хороводы свои
Жаворонки сладкогласные и соловьи,
Где и дожди подобны сладчайшей росе,
Где неизвестна смерть, где бессмертны все,
Где небеса в нетленной сияют красе,
Где неизвестна старость, где молоды все,
Благоуханная, сильных людей страна,
Обетованная богатырей страна».
Защита страны Бумбы - основная идея «Джангариады». Все песни изображают отдельные эпизоды военной борьбы Джангара и его богатырей с иноземными врагами Бумбы. Все эти войны характеризуются как войны оборонительные, как войны, ведущиеся за честь и свободу страны от посягательства чужеземных поработителей.
Так, в пятой песне «О поединке Хонгра, Алого Льва, со страшным Догшон Мангна-ханом, владеющим исполинским чалым конем Манзаном» описываются подвиги богатыря Хонгора. Он один вступает в борьбу против вероломного Догшон Мангна-хана, вознамерившегося покорить и уничтожить Бумбайскую страну, чтобы только угодить своему наследнику, с детства ненавидевшему Бумбу и мечтавшему об ее уничтожении. В шестой песне «О подвигах богатыря Савра Тяжелорукого» братья-богатыри Савар и Хонгор бьются за честь и достояние Джангара с богатырями чужеземного хана Замбала, угнавшими весь несметный драгоценный табун Джангара. В одиннадцатой песне «О поражении свирепого хана шулмусов Шара Гюргю» изображается освободительная война за восстановление Бумбайского государства и за освобождение из неволи его народа, покоренного иноземным ханом Шара Гюргю. Последняя, двенадцатая песнь «О походе против лютого хана Хара Киняса» также посвящается справедливой войне против хана Хара Киняса, напавшего на старшего богатыря Хонгора - опору и надежду Бумбайской страны.
В «Джангариаде» сохраняются и воспеваются, как своего рода реликтовые отношения, лучшие времена из прошлого ойратско-калмыцкого народа, к которым относится главным образом XV столетие, когда было создано крупное ойратское государство, объединившее все четыре ойратских племени. Видимо тому периоду обязана своим происхождением и «Джангариада». Но не только этим ценна «Джангариада», - еще более важно то, что благословенная страна Бумба в народном сознании живет не только как страна прошлого, как «золотой век» в истории ойратского народа, но и как страна народных чаяний и ожиданий - страна будущего.
2.6 Эпос «Кобланды Батыр»
Здесь все происходит на фоне реальной действительности, без фантастики и символики. Герои эпоса отличаются от общей массы окружающих людей только храбростью и силой. Но и эти качества имеют свои пределы. Кобланды победил могучего богатыря кызылбашей хана Казана, но и сам не раз испытывал страх перед превосходящей силой врага.
Герои казахского эпоса не владеют волшебством, это реальные, земные люди, мироощущение которых не выходит за рамки представлений, обусловленных кочевой жизнью скотовода-степняка. Выносливость является важным признаком богатырской силы. Хан Казан только «раз в двенадцать дней ложился спать». Неутомимость в пути, способность быстро преодолевать пространство, является неотъемлемым качеством богатыря. Через весь эпос «Кобланды-батыр» проходит самобытный образ богатырши Карлыги. Любимая и единственная дочь сказочно богатого и сказочно храброго Казан-хана - красавица Карлыга, предмет мечтаний не одного витязя, гордо отказавшая в любви многим достойным батырам, впервые увидела Кобланды в темнице своего отца. При попытке угнать богатый хорошими скакунами табун, Казан-хана Кобланды был настигнут храбрым хозяином, и попал к нему в плен. Казан-хан привел связанного батыра к себе домой, крикнув Карлыге с порога: «Ты дома или нет, дочь моя, выходи, хорошего раба тебе раздобыл».
Карлыга воспылала любовью к пленнику отца. Однажды ночью ей удалось бежать вместе с возлюбленным, захватив табуны отца, которые Кобланды хотел угнать, но не смог. Казан-хан догоняет беглецов. Разгорается жестокий бой. Только с помощью Карлыги Кобланды удается убить Казан-хана. Однако поспевает брат Карлыги, который, превосходя силой Кобланды, одолел бы его в единоборстве, но, получив предательский удар сестры в спину, погибает.
Эти трагические поступки Карлыга совершает, одержимая любовью к Кобланды. Она хочет стать супругой батыра, а Кобланды отдает девушку своему другу вместе с частью угнанного у Казан-хана табуна - как дружескую долю военной добычи. Вскоре Карлыга убегает от непрошенного хозяина и находит Кобланды в момент его тяжелой борьбы с врагами, напавшими в его отсутствие на родное стойбище и захватившими в плен его родню. С помощью храброй богатырши Кобланды одолевает жестоких врагов. Но снова Карлыга тщетно ждет любви Кобланды. Она поселяется в одинокой юрте на вершине горы вблизи стойбища Кобланды и с тоской, со слезами на глазах смотрит, как мимо проезжает Кобланды «месте с женой Корткой на пиры и празднества.
Почему была отвергнута Карлыга? Образ Кортки - первой жены Кобланды - является прямым ответом на этот вопрос. Кортка - воплощение добровольного подчинения мужу как своему непререкаемому господину. Она обладает качествами идеальной жены кочевника-скотовода. Кортка, как истинная мусульманка, не только не восстает против любовных домоганий Карлыги, но даже активно помогает ей стать второй женой своего мужа, требует от своего сына почитать Карлыгу и добавляет, что не простит сыну, если он даже нечаянно причинит Карлыге боль.
Образ Карлыги - лебединая песня степной амазонки, сохранившейся в эпосе со времен глубокой древности как воспоминание о далеком поколении прославленных богатырш, равных среди предводителей племени. Карлыга побеждена, но она не отвергнута, она остается в ореоле древних идеалов кочевника-степняка. Она храбра, бесстрашна, неотразима в богатырском поединке, недосягаема в быстрой езде. В заключительной частя Эпоса побежденная Карлыга входит в юрту Кобланды покорной женой, не лишенная обаяния степной амазонки. Обычная для древних сказаний противоречивость в поэме «Кобланды-батыр» проявляется и в других деталях. Например, каждый рассказ о том или ином факте преуспевании героини предваряется словами: «Хотя она и женщина». Казалось бы, что это явная дань исламу, не допускающему превосходства женщины над мужчиной. Однако нетрудно заметить, что этот рефрен одновременно как бы полемизирует с пренебрежительным отношением к женщине. Напластования в эпосе ранних и поздних элементов морального кодекса казахских племен обусловлены не только древнейшими корнями этого памятника, но и его живым бытованием на протяжении многих столетий вплоть до эпохи XIX - XX веков.
2.7 Эпос «Манас»
«Время создания, а также генезис эпоса точно не установлены. Один из инициаторов изучения Манаса, казахский писатель М.Ауэзов (1897–1961) на основании центрального эпизода, посвященного походу против уйгур, выдвинул гипотезу, согласно которой эпос был создан не ранее 840. В нем отразились события IX и X веков, то есть периода «киргизского великодержавия». То есть тогда, когда киргизы были многочисленным и могущественным народом в некоторых исторических источниках утверждается, что на тот момент они имели от 80 тыс. до 400 тыс. воинов (у Чингисхана, создавшего непобедимое государство, имелось 125 тыс. воинов)».
Эпос киргизского народа «Манас» воспевает походы легендарного киргизского богатыря Манаса и рассказывает о многих общественно-бытовых событиях, связанных с его жизнью и деятельностью.
Эпос состоит из полумиллиона стихотворных строк и превосходит по объему все известные мировые эпосы. Каждый эпизод, чаще представляющий собою тематическую и самостоятельную поэму, подразделяется на песни-главы. В «Манасе» отражены три группы исторических событий (исключая «Великий поход»):
Первая группа – сибирско-монгольские походы (включая и Алтай): столкновение с русскими и якутами в третьем походе (Батор Айламор), которые мы относим к XVII веку, с девятью калмыками-уйгурами в IX веке, и семидомными калмыками, против которых кыргызы выступают совместно с команами-кыпчаками в алтайский период их жизни. К этому же времени относятся сюжеты переселения кыргызов с Алтая на Тянь-Шань.
Вторая группа походов - среднеазиатские. Они также различны по времени и характеру. Женитьбу Манаса на Каныкей из Бухары, равно как и цикл о Кокете, мы относим к тюркско-согдийским связям (в основном западных тюрков) в VII-VIII веках, в которых не исключена возможность участия кыргызов. О том, что один из представителей западных тюрков из Чуйской долины - Гюилочжи был женат на дочери согдийского владетеля, говорит одна из записей китайской летописи. Борьба с Ахун-ханом и столкновение на Аму-Дарье в точности повторяет начало борьбы караханидов с газневидами. Вернее, борьбу Туган-хана с Махмудом Газневи, а последствие этой войны - помолвка Семетея с Ай-чурек и богатые подарки, которыми одаривает героя Ахун-хан, воспроизводят эпизод о взаимоотношениях караханида Туган-хана с Махмудом Газневи, когда последний присылает подарки в Узген, что достаточно полно рассказано у автора XII века Утби. Видимо эти события проникли в эпос «Манас» на основе преданий, бытовавших в Северной и Южной Киргизии. Совсем иная борьба Манаса с Паннус-ханом, владетелем Ташкента: здесь прямой рассказ о совместном походе кыргызов с казахами в Сайрам, Туркестан и Ташкент в 20-х годах XVI века.
Более сложен эпизод из второго похода Манаса в район Акбешима и города Баласагуна (Баласагын - в эпосе). Судя по некоторым данным, личность Алооке-хана андижанского в этом сражении выступает как обобщённая фигура хорезмского шаха Мухаммеда и Османа Самаркандского, выступавших против Баласагуна в начале XIII века. Позиция кыргызов, наступающих с Алтая, напоминает скорее движение кыргызов с монголами. Вообще же Алооке-хан, также, как и Ахун-хан, показаны чаще, особенно первый, в качестве эпического символа Мавараннахра или Коканда.
Третья и наиболее исторически четкая группа походов – это походы в Восточный Туркестан, в которых события, связанные с Джаангар-ханом, переданы с поразительной точностью. Большое количество имён, относительная точность в описаниях, подробные географические указания говорят большой вероятности исторических событий.
В этих эпизодах в основном охарактеризована калмыко-китайская опасность, т.е. в период борьбы XVII - XVIII веков, и отчасти XIX века. Исторические рассказы обрываются обычно на начале XIX века. Характерно, что отсутствуют рассказы о Якуб-беке, Худояр-хане и Ормон-хане.
Наряду с боевыми эпизодами и социально-бытовыми событиями видное место в «Манасе» занимают мотивы мифологические и фантастические, которые, бесспорно, являются в эпосе наиболее древними. Например, и у Сатымбая и у Саякбая к юному Манасу приходят святые, причём один из них появляется в виде волка, а затем превращается в человека. У Саякбая Манас получает вооружение и животных от каких-то невидимых святых.
В «Великом походе» оба манасчи упоминают одноглазое чудовище - циклопа, с которым борются Манас и его сорок чоро. Говорится также о животных - кулдже, лисицах и утках, служивших Конурбаю, о волшебстве Алмамбета, который может изменять погоду и т.д.
Велико значение эпоса для характеристики социально-экономических стадий развития киргизского народа. В «Манасе» мы видим отражение родового, патриархально-рабовладельческого и патриархально-феодального строя. Элементы родового быта в эпосе можно проследить на целом ряде примеров. Так, по эпосу основная опора каждого киргизского героя - его род. Героя показывают, прежде всего, в качестве представителя того или другого рода, который, как правило, всегда послушно следует за своим вождём племени.
В конфликтах Манаса с кёзкоманами участвуют не все родичи последнего, а лишь его двоюродные братья, стремящиеся получить власть в свои руки. Причём обе стороны выступают опять-таки как один родовой коллектив против другого, как сыновья кёзкоманов против сына Джакыпа, кёзкоманы и Джакып, как известно, происходят из одного рода - оба они сыновья Ногоя.
Соратник Манаса Чубак, выказывая свою обиду на Манаса и его соратника Алмамбета, всё время подчёркивает свою принадлежность к роду Нойгут и принадлежность Манаса к роду Ногой.
Глава III. ЗНАЧЕНИЕ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ УЛУСА ДЖУЧИ
«В булгаро - татарских народных повествованиях типа исторических сказаний, баитов, преданий монгольское завоевание Булгарии почти всегда вызывает резкое осуждение, но созданная в результате завоевания страна, известная тогда под названием «Дешт-и-Кыпчак», а позднее получившая название Золотая Орда, история монгольских и ордынских ханов нередко принимают и положительную окраску. Примечательно в связи с этим определение Орды как Золотого престола (Алтын тэхет)».
Золотая Орда (1243-1502), сыграла большую роль в общественно-экономической жизни, истории государственности, в развитии духовной культуры татарского народа, видное место заняла она и в эволюции народнопоэтического творчества. Именно в период Золотой Орды достигает наивысшего расцвета такой фундаментальный жанр татарского народного творчества, как эпические сказания-дастаны, среди которых выделяются следующие разновидности: 1) ранний героический или сказочно-мифологический эпос: «Туляк и Сусылу, «Йиртюшлек, «Алтайын Саин Суме»; 2) героические сказания «Ак Кубек», «Идегей»; 3) лиро-эпические сказания о любви типа «Кузы Курпяч и Баян-сылу»; 4) книжный эпос: «Тахир и Зухра», «Сайфульмулюк», «Книга Йусуфа» и другие. В своем развитии народный эпос все более тесно соприкасается с конкретной историей. Это особенно ясно определяется при изучении произведений собственно героического эпоса, о чем свидетельствуют дастаны «АкКубек», особенно «Идегей», который представлен в творчестве поволжских (письменные версии), сибирских и крымских татар, ногайцев, каракалпаков, туркмен, башкир, узбеков (под названием «Тулум бий»).
Уникальные связи между Египтом и Золотой Ордой создавали благоприятные условия для интенсивного проникновения духовных достижений мусульманского Востока в Поволжье. С другой стороны, культура Дешти-Кыпчака в известной степени охватила и мамлюкский Египет, особенно в области литературы. Единство религий и языка (кыпчакского), этническая общность, экономические и политические связи служили основой взаимопроникновения письменных культур этих двух регионов. Таким образом, за короткий срок под воздействием тесных культурных связей с другими странами, особенно с мусульманским миром, образовалось «своеобразное золотоордынское искусство, которое в период расцвета уже имело своих мастеров, художников и свои собственные школы. Достаточно высокий уровень культуры Дешти-Кыпчака и её влияние на культуру других регионов, в частности Средней Азии, Турции, Египта, подтверждают найденные археологами памятники архитектуры, предметы быта, сохранившиеся научные и художественные произведения.

 Г. Хафизов Распад Монгольской империи и образование Улуса Джучи. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2000. – С. 64.
 Остапеко И. Древнерусские повести – Пермь: Кн. Изд-во, 1991. – 271 с., С.130.
 Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. – М. – Л., 1950. – С. 61.
 Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. – Саранск, 1960. – С.46.
 Миннегулов Х.Ю. Татарская литература и восточная классика. Вопросы взаимосвязей и пэтики. Монография. Издательство Казанского университета, Казань. 1993. 363 с., С.67.
 Закиев М., Урманчеев Ф.. Садекова А. Очерки по истории татарской культуры (в контексте «Запад-Восток»). – Казань: «Фикер», 2001. – 624 с., С. 126.
 Короглы Х. Огузский эпос : (Сравнительный анализ) // Типология народного эпоса – М., 1975. – С. 64-65.
 http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/MANAS.html
 Халиков А.Х. Научно-популярное издание. МОНГОЛЫ, ТАТАРЫ, ЗОЛОТАЯ ОРДА И БУЛГАРИЯ. Издательство «ФЭН» Академия наук Татарстана, Казань. 1994. 162 с., с.3.









HYPER13PAGE HYPER15







HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc
    Овчинникоа Маргарита Аркадьевна
    Размер файла: 161 kB Загрузок: 0