Пугачёвское движение в крае


Исследовательская работа
на тему:
Пугачёвское движение в крае
Работу выполнила:
Учитель истории
Овчинникова М.А.
Елабуга 2016 г.
Оглавление
Введение …………………………………………………………………… 2
Глава I. Крестьянская борьба под предводительством Е.И. Пугачёва……………………………………………………………. 5
1.1 Масштаб восстания…………………………………………… 5
1.2 Оценка движения дворянско-буржуазными историками…. 6
1.3 Влияние колониальной политики царизма на культуру…… 7
Глава II. Среднее Поволжье и Пугачёв …………………………………… 9
2.1 Причины участия татар в движении………………………… 9
2.2 События осени 1773 г. – весны 1774 г.……………………… 11
2.3 События восстания весной 1774 г. – летом 1775 г…………. 20
Глава III. Итоги народного движения в крае…….………………………. 22
Заключение ……………………………………………………………………….. 24
Список использованных источников и литературы……………………………… 25
Приложение 1 ……………………………………………………………………….. 26
Приложение 2 ……………………………………………………………………….. 27
Приложение 3 ……………………………………………………………………….. 28
Приложение 4 ……………………………………………………………………….. 29
Приложение 5 ……………………………………………………………………….. 30
Приложение 6 ……………………………………………………………………… 31
ВВЕДЕНИЕ
Тема исследования, несомненно, важна, так как в процессе становления абсолютизма и укрепления его внутриполитических, идеологических и экономических позиций классовая борьба в стране вступила в новый этап, и события, последовавшие за этим, оказали огромное влияние на дальнейшее развитие России, и в частности, на Поволжье. Они заставили задуматься о политических и социальных проблемах общества, во многом актуальных и сейчас. Особенность этого этапа заключалась в усложнении направленности и в наивысшем обострении классового протеста широких народных масс. Законодательное оформление крепостного права Соборным Уложением 1649 года явилось основным фактором обострения классовой борьбы. Церковная реформа середины XVII века, активная политика, направленная на подчинение казачества центральной власти, начало практики приписки к заводам были серьёзнейшими причинами, обострившими народное сопротивление растущему абсолютизму. Массовое бегство на окраинные территории, стремление уйти из-под власти не только помещиков, но и государственного административного аппарата, жалобы государственным властям на тяжесть повинностей, локальные, часто длительные вооружённые выступления - эти повседневные формы борьбы вылились в грандиозную, потрясшую Россию крестьянскую войну – восстание Е. Пугачёва.
Крестьянская война была проявлением самого острого социального антагонизма между крепостническим государством и крестьянством, составлявшим основную движущую силу народного движения. В этой войне отчётливо проявились слабости крестьян, разобщённость целей восставших, боровшихся за свои локальные интересы. Это говорит об актуальности темы, несомненному интересу к ней и сейчас.
При написании работы, использовалась различная литература. Важным источником при рассмотрении проблемы является История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. Том третий. Крестьянство Европы в период разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений; Ермаков В.В. Обращение к истокам: История Набережных Челнов и региона Восточного Закамья; ч.I.
Много информации дают исследования С.Х. Алишева. Татары Среднего Поволжья в пугачёвском восстании. Казань. Татарское книжное издательство. 1973 г. 216 с.; необходимый материал был найден и в учебном пособии История Татарстана и татарского народа. Ч. 2 (вторая половина XVI – XIII вв.): Учебное пособие для средних общеобразовательных школ, гимназий и лицеев. – Казань: Магариф, 1995, 175 с. ; Шишкин Н.И. История города Елабуги с древнейших времён. Исторический очерк. - Елабуга. 2007. – 208 с.
Объект исследования работы – процесс движения народных масс под предводительством Е. Пугачёва. Предметом исследования являются причины, состав и характер народного движения.
При написании работы применён сравнительно-сопоставительный метод, используя который, мы смогли проанализировать различные источники с точки зрения их комплексного рассмотрения, выявили их взаимосвязь, сравнили фактические различия и концептуальные расхождения. Метод исторической ретроспекции также помог в работе. Благодаря ему удалось восстановить историческую реальность изучаемых событий для понимания и объяснения тех или иных поступков героев событий.
Хронологические рамки исследования занимают период с осени 1773 года – по лето 1775 года.
Такой небольшой временной срез всё же позволяет комплексно рассмотреть причины, характер и итоги движения народа в крае, воздействие событий на дальнейшее развитие края.
Цель исследования – рассмотреть движение под предводительством Е.И. Пугачёва в крае, выделив отличительные особенности событий именно этого региона.
Для достижения поставленной цели предполагалось решение следующих задач:
1. Определить масштаб восстания;
2. Выделить особенности восстания в крае;
3. Подвести итоги событий.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее материалов в учебном процессе в средней школе на уроках истории, в вузе на семинарских занятиях, спецкурсах, посвященных истории войн, восстаний, психологии, в качестве выступлений на студенческих научных конференциях.
Структура работы обусловлена поставленными целью и задачами. Она состоит из введения, трёх глав, две из которых разделены на три параграфа, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.
Глава I. КРЕСТЬЯНСКАЯ БОРЬБА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ Е.И. ПУГАЧЁВА
1.1 Масштаб восстания
Пугачёв Емельян Иванович (1740, по другим данным 1742 - 10 I 1775) - предводитель крупнейшего в истории феодальной России антикрепостнического народного восстания 1773-1775 гг. (именуемого в историографии Пугачевским восстанием или Крестьянской войной).
Пугачев родился в казачьей семье в Зимовейской станице на Дону, участвовал в Семилетней войне (кампаниях 1760-1762), Русско-турецкой (1768-1770). В 1770 был произведен в хорунжие. В конце 1771 бежал на Северный Кавказ, записался там, в Терское казачье войско; в феврале 1772 был арестован в Моздоке, но вскоре бежал. Весной и летом того года Пугачев скитался по старообрядческим селениям под Черниговом и Гомелем - выдавал себя за раскольника. Осенью 1772 поселился среди заволжских старообрядцев, побывал на Иргизе и в Яицком городке, выведывая подробности недавно разгромленного казачьего восстания, и стал подговаривать яицких казаков к побегу на вольные земли Закубанья.
Восстание под предводительством Е. И. Пугачёва заставило говорить о себе и своих современников, и последующие поколения. Все, кто писал о крестьянской войне или о Пугачёве до Октябрьской революции, разделились на два лагеря: прогрессивный, демократический и реакционный, дворянско-буржуазный.
Социальная борьба во второй половине XVIII в. во многом напоминала борьбу, что велась и прежде. Каждодневная, зачастую незаметная для наблюдателя борьба крестьян со своими угнетателями выливалась в побеги, а часто и в вооруженные конфликты. Как ручейки сливаются в большую реку, так и эти вооруженные столкновения вырвались на поверхность российской действительности грандиозной крестьянской войной. Именно закрепостительные тенденции политики государства и послужили основными причинами недовольства широких крестьянских масс. В крестьянской войне проявились самые различные противоречия и настроения разных социальных групп. Естественно, что недовольство каждой из этих групп вызывалось своими причинами. Но основой был все-таки тот страшный налоговый пресс, которым самодержавное государство все сильнее давило народные массы, будь это крестьянство, работный люд или казачество, или «инородцы» (малые народности).
Народные массы прославляли Пугачёва и восставших в многочисленных песнях и сказаниях. А.Н. Радищев выступил с призывом к крестьянской революции. Великий поэт России А.С. Пушкин, первый историограф Пугачёва, создал труд о самоотверженной борьбе народа против дворян и их правительства. Революционные разночинцы с горячей симпатией отнеслись к грандиозному народному восстанию.
В 1773-1775 гг. по бескрайним просторам между Доном и Уралом прокатилась мощная волна народного возмущения, вошедшая в историю как крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева или просто пугачевщина. Хотя Елабужский край и оказался на северной окраине территории, охваченной антиправительственными выступлениями, местное население самым активнейшим образом участвовало во всех этапах данного движения.
1.2 Оценка движения дворянско-буржуазными историками
Со злобными выпадами против Пугачёва и восставшего народа выступали историки дворянско-буржуазного направления. (вставить монографию В.В. Мавродина из книги Алишева!) Просмотрев литературу по данной теме, можно сделать вывод о том, что об участии татарского населения в крестьянской войне 1773-1775 гг. как в дооктябрьский период, так и в советское время специальных монографических работ не было. Некоторые авторы в своих трудах и исследованиях останавливались лишь на отдельных аспектах данной проблемы.
Большинство этих книг представляют собой схематичное изложение периодов царствования правящих династий. Эти буржуазные историки не могли увидеть историческую роль народных масс и ограничивались восхвалением деятельности отдельных царей и ханов. Например, в книгах А. Биктимирова, Габд-Эль-Рашита Фахрутдинова восхваляется деятельность Екатерины II, тогда как Пугачёв выступает в роли грабителя и нарушителя спокойствия в России.
Двойственная характеристика отдельных моментов войны объясняется тем, что авторы принадлежали к татарской буржуазии, зависимое положение которой ставило её в оппозицию, а боязнь народа приводила к пресмыканию перед царизмом.
1.3 Влияние колониальной политики царизма на культуру
По отношению к нерусским народам колониальная политика царизма имела особый характер. Она подавляла развитие культурной жизни народов. Научными исследованиями татары заниматься почти не могли. По выражению В.И. Ленина, Россия была «тюрьмой народов». В этих условиях татарские авторы, если они и хотели правдиво осветить некоторые стороны исторического развития, всё же не смогли осуществить своё намерение на деле или же вынуждены приспосабливаться к требованиям царской цензуры, ограничиваясь схематичным изложением хода событий. Поэтому в целом работы на татарском языке не отличались оригинальностью и глубиной анализа исторического развития.
Печатные книги по истории на татарском языке начали появляться лишь во второй половине XIX века. Таких работ стало больше в начале XX века. Появились труды татарских историков Ш. Марджани, К. Насыри, Р. Фахрутдинова и др. И хотя они специально не занимались изучением восстания Пугачёва, но в их работах приводятся отдельные факты, указывающие на участие татар в крестьянской войне 1773-1775 гг.
В начале XX века свои книги и учебники по истории выпустили ряд татарских авторов (Нургали Хадиев. Россия тарихы. Казан, 1908; Ф. Каримов. Татар тарихы. Казан. 1908; Эль-Габяши. Тарих кавеми тюрки. Казан 1909; Хади Атласов. Казан тарихы. Казан, 1911; Г. Газиз. Россия тарихы. Казан, 1911; Г. Ахмеров. Казан тарихы. Казан, 1909). «В 1911 году журнал «Шуро» с № 20 начал печатать статью Мунира Хадиева «О Пугачёве». Продолжение статьи печаталось в № 21, 22, 23 за 1911 г. И в № 1-6 за 1912 г.». Эта первая большая специальная работа на татарском языке о крестьянской войне 1773-1775 гг., но она не затрагивает вопроса о массовом участии татарского народа в крестьянской войне, а описывает общий ход военных действий. Работа М. Хадиева не содержит документального материала, а основана на опубликованной русской исторической литературе. Отношение автора к Пугачёву и крестьянской войне двойственно. Автор пишет о том, что весь простой народ ждал появления Петра III. Он называет Пугачёва умным и симпатичным человеком с острым взглядом, которого мусульмане встречали с хлебом и солью. Но дальше он говорит, что повстанцы действовали как варвары, а татары казанских слобод не приняли сторону Пугачёва.
Тем не менее, статья имела важное значение. Она впервые познакомила татарского читателя с ходом восстания.
Глава II. СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ И ПУГАЧЁВ
2.1 Причины участия татар в движении
Восстание 1773-1775 гг. под руководством Е. Пугачёва оставило глубокий след в истории края. Активное участие в нём здесь приняли русские крестьяне, ясачные и служилые татары, башкиры и другое нерусское население края. Эта активность была обусловлена целым рядом причин. Причины столь массовой поддержки Е. Пугачёва были, в целом, общими для людей разных национальностей.
Во второй половине XVIII века, крепостное право приняло свои высшие, законченные формы. Тяжелейшим гнётом легло оно на плечи крестьян. Освобождение от крепостной зависимости, «воля» - вот тот притягательный клич предводителей восстания, который прямо шёл к крестьянскому сердцу и находил в нём энергичный отклик. Массовые насильственные действия представлялись народу кратчайшим путём к обретению желанной свободы.
С 60-х гг. XVIII в. в крае существенно усилились феодально-крепостнические порядки. До четырех-пяти дней возросла барщина у помещичьих крестьян. Помещики же получили право отправлять своих людей на поселение в Сибирь, на каторжные работы. Десятки тысяч приписных крестьян трудились в Казанском адмиралтействе, на горных заводах. Во-вторых, основная категория местного населения — государственные (прежние ясачные) крестьяне — изнемогали от лашманных работ, которые, по сути, приводили к неизбежному разорению хозяйства работника:
Когда Петр I в 1718 году издал Указ о закладке в Казани верфи по строительству кораблей для Каспийского флота, все последовавшие за ним тяготы и лишения легли на плечи, в первую очередь, татарских крестьян. Столетние дубы и сосны, пригодные для строительства кораблей, иногда приходилось заготовлять в лесах, расположенных за десятки верст, и сплавлять по рекам до Казани. Татарских крестьян, прикрепленных к Казанскому адмиралтейству, чаще всех употребляли именно на этих тяжелейших работах. В лесозаготовители, прозванных позже «лашманами», отправляли мужчин от 15 до 60 лет. Они вынуждены были работать в лесах безвыездно в течение или целого года, или полугода. При наборе в лашманы на полгода из 9 крестьян брали одного пешего и одного лошадного, при наборе на год - из 25 крестьян одного лошадного и двух пеших. За крещеных односельчан эту повинность выполняли некрещеные крестьяне (С. Алишев).
Когда из-за лашманства отсутствовал, глава семьи, то его хозяйство приходило в запустение. Крестьяне, уезжая на лесозаготовки, не могли сеять хлеб, заготовлять сено и дрова. Несмотря на такие лишения, царская администрация не освобождала лашманов от ежегодных подушных налогов. Да и за адский труд в лесах, за мучения крестьян в холодных шалашах и землянках правительство не платило ни одной копейки денег.
Кроме того, сильное недовольство у народов Поволжья и Прикамья вызывала политика насильственной христианизации и русификации, которую проводило самодержавие с помощью местной власти.
«На первом этапе войны восставшим удалось добиться больших успехов в борьбе с правительственными, преимущественно гарнизонными, войсками. В ноябре 1773 года Екатерина II вынуждена была признать огромный размах движения, и направила карательную армию во главе с генерал-аншефом А.И, Бибиковым».
В октябре 1773 года вести о начавшемся вооружённом восстании и о его руководителе – Емельяне Пугачёве – начали проникать в Восточное Закамье и сразу взбудоражили общественное сознание. Стало известно и о том, что предводитель восстания представлялся народу и подписывал документы как «Пётр III». Это было рассчитано на то, что порабощённый, прошедший вековую школу самодержавия, забитый и тёмный народ был не в состоянии представить себе государственное устройство страны без царя. Главное, чтобы это был царь для народа, чтобы только народные интересы были ему близки и дороги. В этом случае люди готовы были идти за него на любые испытания, вплоть до самопожертвования. Местное и образное описание Е. Пугачёва дал, в частности, А. Алекторов: «Самозванец не походил на умершего Петра III ни наружностью, ни образованием, он, как утверждают, не был грамотен и, несмотря на это, имел достоинство полководца, был находчив и говорил столь красноречиво, что увлекал слушающих; сам он составлял унылые песни и доныне распеваемые в Оренбургской губернии. Пугачёву было около сорока лет; он был крепкого телосложения, недурен собой, любитель жизни разгульной, пиров, попоек и кутежей».
Разумеется, большинство населения было уверено, что никакой он не «Пётр Фёдорович», но для одних — это имя составляло идейное знамя восстания, а других в истинность «императора» заставляли верить силой.
2.2 События осени 1773 г. – весны 1774 г.
Первые повстанческие отряды под Елабугой появились в конце октября - начале ноября из-за Вятки. Привели их сюда сотник Шариф Якупов, и старшина Кузмет Ишметов. Есаул Тимофей Григорьев привел крестьян деревень Боровецкое, Чалны и Орловка (ныне территория города Набережные Челны), а есаул Федот Николаев — «пашенных казаков» из Тарловки. Крещеный татарин Григорий Артемьев руководил под Елабугой крестьянами деревень Большая и Малая Шильня. Один из образовавшихся в Закамье отрядов численностью более 600 человек переправился в Бетьках через Каму и в начале ноября также подступил к Елабуге.
Плохо вооруженные и слабо обученные восставшие, не имея достаточных сил взять городок, послали гонца с требованием выслать представителей Елабуги для переговоров. Переговоры шли недалеко от города, на лужайке. Представитель восставших читал указ Пугачева, призывал признать царем «Петра III», требовал, чтобы указ был прочитан перед народом. Но духовные отцы города, державшие власть в своих руках, скрыли от елабужан пугачевские указы и начали готовить городок к обороне: вооружили многочисленных священников и других чинов «охотничьими ружьями, бердышами, выставили караулы, выбрав более или менее способных». В то же время городские низы были готовы принять восставшие отряды.
Волостной центр село Танайка, население которого находилось в недоброжелательных отношениях с елабужанами, становится в эти дни одним из очагов восстания в Предкамье, своеобразным местом сбора и опорным пунктом восставших. С конца ноября небольшие татаро-удмуртские и русские отряды периодически стали нападать на Елабугу. В декабре они объединились в большой отряд и готовились к решительной схватке за городок. Восставшими руководили ясачные татары Казанского уезда — старшина Кузмет Ишметов, сотник и атаман Шариф Якупов и учинили там самую настоящую бойню. На ближайшее поле было выведено более 200 пленных повстанцев, где они были зарублены. Попавший в плен заместитель Ш. Якупова сотник Назар Алексеев был повешен. Имущество жертв было роздано елабужским «святым отцам» в виде компенсации за причинённый «ворами» ущерб. За несколько дней «целые деревни запустели совсем и нужны были долгие годы, чтобы они заселились снова народом». И. В. Шишкин писал, что «за селом Танайка доныне известны два лога, наполненные их трупами и забросанные землей». Оставшиеся в живых жители разбежались, дома сгорели.
Почти на полгода крестьянские выступления в Елабужском крае затихают. Обескровленные селения залечивали свои раны. К тому же в мае начались полевые работы. Война войной, а кормить семью надо.
Уже в октябре 1773 г. В Закамье начал действовать отряд Байсака Бектимирова, который разезжал по татарским деревням Мензелинского уезда и зачитывал их жителям манифест «Петра Фёдоровича». Этот документ провозглашал освобождение от подушной подати, содержал призыв отстранять царскую администрацию, реквизировать имущество помещиков и чиновников и т.д. Основные идеи манифеста пришлись людям по душе.
Неспокойно было и в башкирских селениях. В конце ноября 1773 г. из-под Уфы в окрестностях Мензелинска отправился отряд «полковника» Караная Муратова. Он объединил многочисленные отряды повстанцев, действовавшие на Казанской дороге, и возглавил движение. Восставшие были вооружены луками, стрелами, копьями, топорами, реже – пистолетами и ружьями. Была у них и артиллерия (взятая на уральских заводах и захваченная у правительственных войск). Тактика боя была традиционной для народных выступлений – рассыпной строй.
В декабре 1773 г. Мензелинск оказался в окружении восставших и на протяжении почти четырёх месяцев подвергался осаде и неоднократным штурмам. Первый из них состоялся 23 декабря 1773 г., одновременно со штурмом г. Уфы. Один из защитников Мензелинска, командир отставных поселенцев секунд-майор Петров в своём рапорте начальству таким образом описывал этот натиск; «Прошлого 1773 г. Декабря 23 дня злодейская толпа пополуночи в 1 часу под город Мензелинск со стороны восходной (т.е. с востока) по примеру человек 1500 подходило. Противу оных усердствовала военная команда, прибывшая из Нагайбацкой крепости…». С 23 по 25 декабря город подвергался сильной бомбардировке из 14 пушек. Стрельба эта, однако, причинила мало вреда, прежде всего из-за неопытности артиллеристов. 26 декабря был предпринят новый штурм Мензелинска, но он был неудачен. Руководили обороной Мензелинска майоры Фёдор Петров, Никифор Голов, Яков Ляхович, капитан Иван Тихановский. Они умело организовывали дело, вдохновляли защитников своим личным примером. Неспособные к военным действиям женщины, старики и дети находились в церквях. Хотя мензелинцы и находились в тяжёлом положении, они и сами нередко совершали смелые вылазки. Однако силы пугачёвцев под Мензелинском были по-прежнему значительны, они держали город под угрозой нового штурма до марта 1774 г.
В конце декабря 1773 г. Села Мысовые и Бережные Челны, Орловку, деревни Сидоровку и Суровку посетила группа пугачёвцев в составе есаула Мусы Мукминова и священника села Круглое Поле Ильи Дмитриева. Они выполняли распоряжение пугачёвского старшины Шафея Туйгузина о мобилизации местного населения в войско Е. Пугачёва и сборе для нужд повстанцев фуража, сена и продовольствия. В каждом из перечисленных сёл пугачёвский есаул, и священник собирали сельский сход, принуждали крестьян называть Е. Пугачёва «императором Петром III», зачитывали его манифесты, призывали идти к нему на службу, высылать сено и фураж. За непослушание грозили смертной казнью, разорением домов и имущества.
Самое активное участие в пугачёвском восстании приняли приписные крестьяне уральских горных заводов. Это было вызвано тяжелейшим материальным положением этой части населения, а также обещанием Е. Пугачёва освободить крестьян от ненавистной заводской повинности. Во второй половине декабря 1773 г. пугачёвский разъезд, вооружённый копями и саблями, приехал в с. Шильна. В этот небольшой отряд входили приписные к Авзяно-Петровскому заводу крестьяне д. Малая Шильна, а также татары и удмурты из близлежащих деревень. Предводительствовал новокрещённый татарин есаул Григорий Артемьев. В Шильне пугачёвский отряд значительно пополнился за счёт примкнувших к нему местных крестьян и направился на Шильнинский медеплавильный завод. Пугачёвцы, при активном участии работных людей и приписных крестьян, разграбили контору завода и хоромы заводовладельца, забрали хранившиеся там деньги и ценное имущество. Документы и заводской архив разорвали и сожгли в той же конторе в печи. Погрузив награбленное на подводы, пугачёвцы отправились в д. Кулюкову. С собой они забрали избитого конторщика А. Деревягина, а также 11 крестьян, которых заводские люди направили на пополнение пугачёвских отрядов. После отъезда повстанцев разграбление имущества Красильниковых было продолжено заводскими работниками. В ходе событий был убит сын П.Л. Красильникова - Семён Красильников. Он был схвачен и доставлен в д. Кулюкову. Здесь вывезя пленника в степь, пугачёвцы его «копьями скололи». Ущерб, нанесённый заводу составил 4172 руб.
Пугачёвцами были заняты почти все горные заводы Прикамья. В большинстве случаев захваченные заводы не представляли для восставших интереса как производственные единицы. Другое дело, что их людской состав, денежные и материальные ресурсы поступали на комплектование и снабжение повстанческой армии. Документы (долговые обязательства, трудовые договоры, конторские шнуровые книги и т.д.), как правило, уничтожались. Чаще всего этого требовали сами рабочие, надеясь таким образом освободиться от денежной и юридической зависимости от хозяев.
В конце 1773 г. по левобережью Камы сосредоточилось более 6000 восставших – русских. Татар, башкир, удмуртов. Большой отряд пугачёвцев стоял, в частности, в Бетьках. Одной из главных его целей было взятие с. Елабуга (Трёхсвятское).
«Один из елабужских мифов гласит, что наш город, подвергшийся в годы крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева (в 1773-1775 гг.) осаде войск, был чудесным образом спасен от разграбления и уничтожения благодаря тому, что сам Пугачев под Елабугой неожиданно ослеп.
Чудо случилось утром 29 июня: Пугачев «обратил кровожадные свои взоры» на Елабугу, но не увидел ее. Внезапное ослепление поразило и Пугачева, и его приближенных. Дело грозило обернуться паникой. Тут уж не до грабежа. Пугачев хотел отправиться в храм помолиться Спасителю, но посчитал, что напугает местных жителей. Молиться за Пугачева был отправлен один из приближенных Пугачева, которого в селе назвали «ординарцем Пугачева». «Внезапная слепота Пугачева и чудесное прозрение, быть может, покажутся кому невероятными; но всеобщий глас народа — глас Божий — достаточно подтверждает истину этого события», — комментирует Шишкин свое повествование.
Далее события разворачивались таким образом: армия Пугачева потянулась из лугов к селу по дороге, «которая была вблизи Николаевской церкви». Жители попрятались в свои дома, ожидая, чем это кончится. Проходя мимо храма Спасителя, бунтовщики снимали шапки, крестились и молились. «Не сделавши никакого неблагопристойного поступка, они вышли из села и пошли по дороге к селу Лекареву. Далее армия направилась на Мамадыш. Впереди была Казань и ее разорение. На этом фоне как минимум странным кажется то, что Пугачев без особого труда взял Казань, но никак не смог справиться с маленьким селом, имя которому Трехсвятское».
Первая попытка была предпринята еще в начале ноября 1773 г. «В начале ноября 1773 года из села Бетьков, Оренбургской губернии, находящегося за рекой Камой, против Елабуги, явились в Елабугу первые вестовщики пугачёвского бунта. Их было не более 100 человек. Как важные чиновники они подъехали с луговой стороны к селу Трёхсвятскому – Елабуге, стали от него в отдалении и потребовали к себе жителей для переговоров».
Тогда отряд пугачёвцев, переправившись через Каму, пытался путём уговоров и угроз принудить жителей Елабуги сдаться. Но елабужане твёрдо заявили, что они присягали императрице Екатерине II, остаются ей верны и готовы в случае необходимости защищаться. Переговоры закончились неудачей, и пугачёвцы отбыли обратно на левый берег. А жители Елабуги в ожидании штурма наскоро укрепили крепость, вооружились, чем могли, и послали за подмогой в Казань. Скоро оттуда прибыл майор Перский с ротой солдат в 100 человек, с пушками, с ружьями. С 6 января 1774 г. пугачёвцы совершили, по крайней мере, 12 нападений на Елабугу, но каждый раз терпели неудачу.
«Прибывшие на помощь защитникам 400 гусар и гренадёр, жестоко расправились с повстанцами в окрестностях Елабуги (в Танайке, Тарловке, Саралях, Котловке и др.), не разбирая правых и виноватых. Было убито до 200 пугачёвцев».
В сражениях под Елабугой принимали участие крестьяне с. Боровецкого. Крестьян Набережных Челнов, других дворцовых сёл и деревень вряд ли можно отнести к активным участникам восстания, поскольку их экономическое положение было более благоприятным, чем у крестьян помещичьих, приписных, горнозаводских. Тем не менее, остаться в стороне от бурных событий они также не могли. Иногда добровольно, а чаще под угрозой применения насилия, челнинские крестьяне помогали пугачёвским повстанцам.
Так, 31 декабря 1773 г. Елабужская дворцовая управительская канцелярия доносила властям Казани, что крестьяне села Набережных Челнов и деревни Орловки поставили местным отрядам повстанцев 110 возов сена и 110 четвертей овса. Кроме того, 17 января 17743 г. челнинский староста Родион Рукавишников сообщал местному пугачёвскому командованию, что в селах Мыс, Набережные Челны и д. Орловке в отряды восставших мобилизованы «с каждого двора по человеку казаков». Помимо этого, на содержании челнинских крестьян находился отряд повстанцев, расположенный в окрестностях села и состоявший из 15 человек боровецких и шильнинских крестьян.
Следует отметить, что поддержка пугачёвских отрядов со стороны местного населения действительно была отнюдь не однозначной. Огромное количество крестьян были законопослушными гражданами и совсем не желали выступать против законной власти на стороне «Петра Фёдоровича». Тем более что присутствие вооружённых отрядов и военные действия сопровождались многочисленными грабежами и насилием.
Тем временем в Закамье происходило быстрое наращивание правительственных войск. Бибиков в Казани мобилизует все силы, чтобы вести наступление широким фронтом. Он обращается к дворянам Казани создать своё ополчение, говоря, что опасность угрожает более им, чем императрице. Дворяне создают ополчение. К приезду Бибикова положение, по его выражению, было таково, что от Бугульмы до Казани территория была во власти восставших крестьян. Поэтому он 4 января направляет два отряда из Казани с заданием:
1. Капитана Кардашевского – очистить Предкамье, действуя по Арской и Зюрейской дорогам по маршруту: Арск – Мамадыш – Елабуга – Заинск.
2. Своего племянника полковника Ю. Бибикова – очистить Закамье, действуя по Ногайской и Зюрейской дорогам по маршруту: Алексеевск – Шешминск – Заинск – Мензелинск. Соединившись в Заинске, оба отряда должны были идти через Мензелинск и Нагайбак в Бугульму, к генералу Фрейману.
Марщруты этих отрядов по берегам Камы были путями сражений с восставшими крестьянами. Кардашевский, рассеивая маленькие крестьянские отряды (в д. Куюки и др.), шёл к Елабуге. В это время в Елабуге восставшими был окружён майор Перский. Восставшие крестьяне Мамадышского и Арского уездов сосредоточили силы у Елабуги под командованием своих старшин. Под Елабугой русских, татар, башкир, удмуртов по обоим берегам Камы собралось более 6 тыс. человек, сообщал Перский из Елабуги. На отряд Перского было сделано пять нападений, и Елабуга была бы взята, если бы не успел подойти отряд гусаров. С прибытием этого отряда в 400 человек начинаются карательные действия правительственных войск. Старшина Кузмет Ишметов, сотники Шарып Якупов, Алексеев, Иванов, Утяган Моратов при первом известии о приближении гусаров, оставив старшиной над повстанцами под Елабугой Тайфигова, пошли навстречу противнику, чтобы выполнить просьбу крестьян о защите от гусар. Кузмет Ишметов был разбит, отряд рассеян. Гусары ворвались в деревню Танайку – опорный пункт восставших. Они изрубили всех, кто оказался в это время на улице. Затем бросились в избы и убивали всех, кого находили, не щадя ни женщин, ни детей, ни стариков. Жители села стали прятаться кто куда: на чердаки, в погреба, овины, но каратели находили их и там. Имущество жертв было роздано елабужским «святым отцам». Такова была судьба ещё 17 восставших деревень. В несколько дней «целые деревни запустели совсем и нужны были долгие годы, чтобы они заселились снова народом».
17 января посланные отряды из Казани освободили Заинск, разгромив при этом более чем тысячный отряд повстанцев. В тот же день полковник Ю. Бибиков рапортовал начальству о том, что он усмирил 22 татарские деревни. Некоторые из них (Ерыклы, Тоба и др.) были сожжены дотла. К Ю. Бибикову явились с повинной около 4 тысяч повстанцев. Разобраться с каждым из них в отдельности не было никакой возможности, поэтому им выдавались «билеты», и они могли возвращаться в свои сёла и деревни.
31 января полковник Ю. Бибиков отправил подполковника Бедрягу с 300 человек пехоты, эскадроном гусар и четырьмя пушками в направлении Пьяного Бора. После поражения под этим селом силы восставших значительно уменьшились, а их моральный дух был подорван. В течение суток к Ю. Бибикову явились с повинной представители 40 деревень. Почти всё ближайшее Закамье, вплоть до реки Ик, было временно успокоено.
2.3 События восстания весной 1774 г. – летом 1775 г.
К весне 1774 г. изменилась и тактика действий пугачёвцев. Она всё больше напоминала тактику партизанской борьбы. Когда правительственные войска находились в их селениях, крестьяне приносили повинную. Как только войска уходили, они вновь создавали свои отряды и продолжали борьбу.
Резкая активизация действий восставших произошла летом 1774 г. в связи с приходом на Нижнюю Каму самого Е. Пугачёва со своим главным войском. 25 июня 1774 г. жители с. Трёхсвятского (Елабуги) получили известие о приближении армии Пугачёва. Людей охватил ужас, так как они ожидали неминуемой расправы за то, что в ноябре предыдущего года не покорились и отразили натиск пугачёвцев. О сопротивлении главным силам никто и не помышлял. Наиболее состоятельные жители , прихватив свои богатства, бежали в Казань, другие – спрятались в густых кустах на берегу Камы. В селе осталась едва ли не треть населения. Судьба множества людей и целых больших сёл зависела от настроения и сиюминутных желаний предводителей восстания.
26 июня Е. Пугачёв, переночевав в Саралях в доме заводчика Красильникова, приближался к Трёхсвятскому, с твёрдым намерением уничтожить село и покарать его жителей. Однако Трёхсвятское осталось в неприкосновенности. По убеждению жителей, спасло их искреннее выражение покорности «императору Петру Фёдоровичу», а также заступничество чудотворной иконы Спасителя, неоднократно помогавшей елабужанам в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.
К началу июля 1774 г. большинство сёл и деревень по берегам Камы были заняты восставшими. Формировались новые отряды, на дорогах устанавливались пикеты, которые сообщали о всех передвижениях правительственных войск. Все переправы через Каму и другие крупные реки находились под контролем пугачёвцев.
Кама служила важным средством передвижения для восставших. На судах и лодках они плавали вверх и вниз по реке, по пути захватывая прибрежные сёла и деревни. Так, находясь под Мензелинском, полковник Абернибесов получил сообщение о том, что из Сарапула вниз по Каме спускаются три барки с вооружёнными пугачёвцами. Полковник со своим отрядом и полусотней мензелинских добровольцев совершил форсированный марш и вышел на берег реки в районе села Бетьки. В результате вооружённого столкновения, полковник захватил в плен 373 человека и под конвоем отправил их в Мензелинск.
Однако такие стычки становились всё реже. Пик восстания был уже пройден, народное движение пошло на убыль. Власти действовали методами принуждения и репрессий.
Глава III. ИТОГИ НАРОДНОГО ДВИЖЕНИЯ В КРАЕ
Несмотря на стихийный, неорганизованный и локальный характер, крестьянская война 1773-1775 гг. имела исторически глубоко прогрессивное значение. Оно заключалось в том, что пугачёвское движение оказало огромное влияние на дальнейшее развитие общественного сознания в России и, естественно, в крае в частности. Классовая борьба крестьян накапливала у них «горы ненависти, злобы и отчаянной решимости». Героическая борьба трудящихся масс в годы крестьянской войны и их предводитель Пугачёв оставили неизгладимый след в памяти народа. Народ не потерял веры в победу и счастливое будущее. Он не хотел признавать своё поражение. Самовольный захват помещичьих земель, отказ от лашманских работ, выступления против национально-колониального угнетения продолжались до конца века. Секретное дело о татарине Таюше Богданове, разобранное в 80-х годах XVIII века показывает, что народ не хотел верить в смерть Пугачёва. Таюш Богданов, сподвижник Пугачёва, говорил народу, что он участвовал в прусском походе, видел и знал императора Петра Фёдоровича, что «с ним (с Пугачёвым) под городами Казанью и Царицыным при сражениях был и уверяет: он – Пётр III и ныне жив». Другой пугачёвец Хабзя Абдашев из деревни Муслюмово, вернувшись домой с шестью товарищами после окончательного разгрома Пугачёва под Царицыном, среди населения распространил слух, как будто он привёз приказ Пугачёва готовиться к новому походу и говорил, что «наш царь-надежда жив и невредим».
Традиции, связанные с крестьянской войной 1773-1775 гг., всегда вдохновляли трудящиеся массы в их дальнейшей борьбе против самодержавия и крепостничества. В этом, в первую очередь, историческое значение крестьянской войны.
Прогрессивное значение войны ещё и в том, что она в той или иной мере вела к расширению и утверждению капиталистических элементов. Самодержавию удалось подавить крестьянскую войну, но оно не смогло приостановить дальнейшее разложение крепостнической системы. Предотвратить её гибель.
Последствия крестьянской войны нельзя оценивать однозначно. Крестьянская война наглядно показала, какие глубокие противоречия таятся в недрах русского общества. Ответом правительства Екатерины II на восстание стали реформы, направленные на укрепление системы управления государством. «Пугачевщины» боялись декабристы, о ней вспоминали в 1861 г., принимая решение об отмене крепостного права.
Восстание побудило правительство усовершенствовать систему управления страной, полностью ликвидировать автономию казачьих войск. Река Яик была переименована в р. Урал.
Восстание показало иллюзорность представлений о преимуществах патриархального крестьянского самоуправления, т.к. стихийные крестьянские выступления проходили под руководством общины.
Память о «пугачевщине» и стремление ее избежать стало одним из факторов политики правительства и, в итоге, подтолкнуло его позже к смягчению и отмене крепостного права.
Выступление крестьян повлияло на развитие русской общественной мысли и духовную жизнь страны.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате проведённого нами исследования литературы и источников становится очевидным факт того, что пугачёвское движение оказало серьёзное влияние на дальнейшее развитие края. Оно изменило самосознание народа, помогло ощутить в себе силы, необходимые для борьбы с самодержавием.
Изучив литературу и источники по теме работы, мы рассмотрели события, происходившие в крае в 1773-1775 гг., увидели участников событий, разобрались в причинах возникновения пугачёвского движения, смогли дать свою оценку событиям.
Причины, заставлявшие народ выступить против власти, различны, но главным ведущим мотивом была ненависть к самодержавию, невозможность более терпеть гнёт и унижение. В этом кроется важная роль народа, способного хотя бы попытаться изменить свою жизнь, и в целом, историю. В этой борьбе погибло много крестьян, и нередко их смерть была мучительной, но они доказали, что могут воевать за свободу, независимость.
В борьбе они приобрели опыт, который был очень важен для дальнейшей жизни, они смогли понять и свои ошибки; в этой борьбе изменилось и их мировоззрение, что очень важно.
Борьба татарского народа, проводимая в течение столетий, за освобождение от русского ига, за воссоздание своего независимого государства была продолжена и в последующие годы. Самое активное участие татарских крестьян в Пугачевском восстании, вспыхнувшем в 1773 году, необходимо рассматривать не только как социальную, но и как национально-освободительную борьбу.
Список использованных источников и литературы
1.1 Литература
1. Ермаков В.В. Обращение к истокам: История Набережных Челнов и региона Восточного Закамья; ч.I / В.В. Ермаков – Издание 2-е испр. И доп. – Казань: Казан. Гос. Ун-т, 2008. 468 с.
2. История Татарстана и татарского народа. Ч. 2 (вторая половина XVI – XIII вв.): Учебное пособие для средних общеобразовательных школ, гимназий и лицеев. – Казань: Магариф, 1995, 175 с.
3. История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. Том третий. Крестьянство Европы в период разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений. Москва, Изд-во «Наука» 1986 г. 592 стр.
4. С.Х. Алишев. Татары Среднего Поволжья в пугачёвском восстании. Казань. Татарское книжное издательство. 1973 г. 216 с.
5. Шишкин Н.И. История города Елабуги с древнейших времён. Исторический очерк.- Елабуга. 2007. – 208 с.
6. http://elabuga-city.ru/articles-chudesnoe-osleplenie-pugacheva.htm
Приложение 1
ПУГАЧЕВ Емельян Иванович
(1740 или 1742 - 1775)
Предводитель Крестьянского восстания 1773-1775, донской казак, участник Семилетней 1756-63 и русско-турецкой 1768-74 войн, хорунжий.

Приложение 2

Приложение 3
1 этап восстания

Приложение 4
2 этап восстания

Приложение 5
3 этап восстания

Приложение 6
Территория, охваченная крестьянской войной


Приложенные файлы

  • docx file2
    Пугачёвское движение в крае
    Размер файла: 3 MB Загрузок: 0