Проект студента.Я — наследник Победы.

Государственное профессиональное образовательное учреждение Тульской области «Техникум железнодорожного транспорта им. Б.Ф. Сафонова»










Проектно – исследовательская работа по дисциплине «История» на тему:
«Я - наследник Победы».











Выполнила:
студентка группы Д-21
Бокова Александра

Руководитель:
преподаватель
общественных дисциплин
Круглякова Ю.Ю.
Тула 2013 г.

Моя работа «Я – наследник Победы» посвящена поисковому движению, в котором я принимаю активное участие.
Цель работы - раскрыть историю зарождения и значение поискового движения в России. За основу взята информация руководителей и участников поисковых отрядов различных регионов страны, и примеры из моего опыта работы в Вахтах Памяти.
Моя задача – показать роль работы участников поискового движения по поиску останков погибших солдат и увековечивания их памяти потому, что наше твердое убеждение основано на высказывании Александра Васильевича Суворова: «Война не будет закончена до тех пор, пока последний погибший солдат не будет похоронен».
Холодный зимний вечер, согревает только чашка кофе и воспоминания.
Сейчас я не ощущаю ту пустоту в себе, как это было три года назад. Мне было 13 лет. Я мечтала о подвиге. Мне хотелось совершить что – то такое, о чем я читала в книгах. Меня всегда волновала история Великой Отечественной войны. Еще в 4 классе я грезила, что своему изобрету машину времени и смогу посмотреть, что же происходило на самом деле. Благодаря своему любопытству, узнала, что существуют поисковые отряды. Мне очень захотелось туда попасть, и на соревнованиях «Школа выживания» я подошла к руководителю Поискового районного отряда «Бард», но он ничего не ответил и взглядом дал понять, что девушки в этом деле не нужны. Он молчал, а я читала по глазам. Конечно, расстроилась, но не отступилась. Ждать осталось недолго. Буквально через несколько дней ко мне подошла учительница истории и сказала, что приехал руководитель Поискового Отряда «Первый» из областного центра «Искатель». После долгого разговора с ним было решено, что я еду в поисковую экспедицию на десять дней в деревню Башкино Белевского района. Ура! Моя мечта сбылась!
Экспедиция проходила в районе боевых действий войск 61 армии и других объединений и соединений в 1942 и первой половине 1943года. Поисковые работы велись на левом берегу реки Ока, правом берегу её притока реки Борик, на участке деревень Анино и Новые Дольцы, в местах ожесточенных боёв в период Болховской наступательной операции войск Западного фронта Красной армии (5 – 12 июля 1942 года) и частных наступательных операций (март 1942 – 1943 гг.). Мы проводили рейды села Лиховищи и деревня Кализна Белевского района Тульской области.
Первая вахта произвела огромное впечатление на мой внутренний мир: я изменила представление о войне. Мои детские мечты о создании машины времени ушли в прошлое. Я поняла, что на такой подвиг, который совершил наш народ, способен не каждый. Я коснулась истории своими руками. Время скоротечно Вахта пролетела быстро, и нужно было возвращаться в город, к учебе, обычной жизни, бытовым проблемам.
Вернувшись в суету, я грезила о летней экспедиции и ждала этого, как ребенок, который ждет подарок от Деда Мороза на Новый год. Летняя вахта длится 21 день. Она отличается от весенней экспедиции тем, что летом – это учебно – поисковый лагерь, а весной – настоящая Вахта Памяти.
Раскопки – это волшебное место, где можно почувствовать себя настоящим человеком, встретиться и познакомиться с интересными людьми, получить реальные знания и, конечно, найти и восстановить как можно больше имен пропавших без вести солдат.
Поисковой работой я занимаюсь уже три года. Конечно, это немного, но за эти годы моя жизнь кардинально изменилась. Изменилась и я сама. Теперь я многое знаю о Великой Отечественной войне. Участие в памятных событиях « Свеча Памяти. 22 июня», «Митинг 9 Мая» еще больше убедили меня в необходимости продолжать мою поисковую работу, которая стала частью моей жизни.
25 ноября 2011 года я посетила круглый стол в Москве, на котором поднимались такие актуальные проблемы как фальсификация исторических фактов о Великой Отечественной войне, проблема преподавания истории в школах и ВУЗах как история, как «сказка» и как наука. Было приятно видеть, что эта тема собрала так много единомышленников разных возрастов и поколений: студентов, преподавателей, писателей, поисковиков.

Нашему поисковому движению России исполнилось 20 лет. На самом деле оно возникло гораздо раньше - еще в 60-е годы прошлого столетия. И начинали его такие люди как Николай Орлов из Новгорода, Александр Краснов из Кондрово Калужской области. Оба они работали по окружениям.
Краснов, работая преподавателем педагогического училища, водил своих учеников на работы по розыску бойцов. Да и другие поисковики начинали именно с мест окружений, где оставалось лежать множество защитников родины, чья судьба была неизвестна. Они находили медальоны, разыскивали адреса родни и писали, что их отец или дед не перебежал к врагу, не уехал после войны в Латинскую Америку, а лежит в земле Калужской или Новгородской областях. В результате такой поисковой работы многие узнавали, что их предок погиб, честно защищая свою страну. Вот такими людьми и создавалась духовная основа поиска.
Изначально раскопками начинали заниматься, с одной стороны, люди, которые жили на местах страшных боев. Они уже не могли изо дня в день смотреть на останки воинов и начали пытаться что-то делать. А было и встречное движение: люди, которые искали своих пропавших без вести родственников, все свои отпуска проводили не на Черном море, а в изучении поисковой работы по событиям Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. В архивах они пытались найти ветеранов тех частей, где служили их предки, ездили по разным адресам по всей стране. Постепенно они находили единомышленников, стали образовываться целые группы, которые изучали боевой путь той или иной части или соединения.
Поисковое движение имеет большое значение потому, что поиск пропавших без вести - это возращение семье доброго имени их дедов и отцов. В процессе работы мы выяснили, что почти все те, кто числится пропавшими без вести по Книгам Памяти, остались лежать на полях сражений. На самом деле, в плен попадало лишь очень небольшое число людей, а тех, кто сотрудничал с немцами, было еще меньше. Никудышный учет потерь в РККА сделал многих участников Великой Отечественной войны без вести пропавшими. Кроме того, политическая конъюнктура на тот момент была такова, что проще было заявить – «пропал, значит, предатель Родины», чем искать останки.
Поисковое движение широкими слоями общества понимается как общественное движение граждан, добровольно и безвозмездно ведущих работу по обнаружению и захоронению не погребенных в годы Великой Отечественной войны останков павших воинов, установлению и увековечению их имен. В России, пройдя непростой период борьбы за признание на государственном уровне, продолжая свою деятельность, поисковое движение (поисковая работа) в последние годы становится объектом для научных исследований.
Объектом поискового движения является деятельность, связанная с работой по увековечению памяти павших защитников Отечества и патриотическим воспитанием на примере поисковой работы. Субъектами движения выступают поисковые отряды и объединения, 80 % членов отрядов, участников поисковых экспедиций – юноши и девушки в возрасте от 14-ти до 30-ти лет. Структурно движение охватывает 55-ть регионов Российской Федерации (более половины субъектов РФ, так называемых «боевых» и «тыловых» территорий). Поисковая работа имеет международный интерес и международное сотрудничество. Три государства – Белоруссия, Россия и Германия (в каждой из них имеется своя специфика по организации экспедиций) – на государственном уровне проводят работу по поиску останков павших воинов и уходу за мемориалами периода Второй мировой войны. Поисковые отряды есть в прибалтийских государствах, в Украине, Казахстане. В 1980-х гг., когда работы проводились при поддержке комсомола, поисковое движение насчитывало до 60-ти тысяч участников. Последние подсчеты проводились в 2002 года, заявленные цифры вовлеченных в это дело составили от 12-ти до 15-ти тысяч человек. «Поиск» – так коротко называется множество направлений деятельности в рядах поискового движения. Корпоративно поисковики давно именуют свое дело мультинаучным, так как поисковая работа и поисковое движение представляют разнообразный фактический материал для исследователей по педагогике, социальной психологии, социологии, информатике (широко известно, что в основе обработки результатов поисковых работ применяются современные информационные технологии), в поиске найдутся объекты для квантовой физики. То есть, при желании, заинтересованный исследователь может найти здесь свою область научных интересов.
Значение поисковых работ для исторической науки бесспорно. Находки поисковиков дают новые открытия, очевидные и доказательные, которые раскрывают многие «заблуждения» идеологически выверенной военно-исторической науки советского периода. Поисковики в своей работе занимаются нахождением вещественных памятников, а само поисковое движение является важным вспомогательным средством в изучении «белых пятен», которыми до сих пор изобилует период Великой Отечественной войны. Поисковик с многолетним опытом работы П.И. Тихонов отмечает, что поисковое движение относится к тем видам различных объединений, чья работа, исследования и полученная информация, по ряду причин уже довольно длительное время никак не вводится в «официальный» научный оборот. Происходит это в силу того, что официальные представители исторической науки во многом подвержены конъюктуре, во многом выполняют социальный заказ, отбрасывая важнейшие факты и свидетельства, не укладывающиеся в их новые, «прогрессивные» концепции. Поиск, как «военная археология», по мнению П.И. Тихонова, следует считать прикладной отраслью непосредственно археологии, так как он может пролить свет на многие неизвестные ключевые эпизоды периода войны, дать бесценную информацию, которую не могут предоставить другие источники. Однако сегодня сам термин «военная археология» пока лишен какого-то ни было научного значения. Это при том, что на полях Великой Отечественной войны, где проходят ежегодные раскопки, остается огромное количество материала интересного, а порой и просто необходимого для историков как в количественном, так и в качественном отношении.
Необходимо заметить, что результаты поисковых экспедиций в местах боев опровергают некоторые мифы о военном прошлом, сложившиеся в годы советского государства. Профессионалы-поисковики могут привести десятки примеров. Перечислим наиболее часто встречающиеся. Так, многие годы декларировалось, что советское общество было атеистичным, а его солдаты якобы не верующими, что красноармейцы были отлично экипированы. Однако, основываясь на данных полевых поисковых экспедиций, известны случаи, что примерно на пятнадцать-двадцать эксгумированных павших воинов обязательно имеются среди их личных вещей ладанки, крестики, иконки, разные, чаще православные, бывают старообрядческие. Довольно распространены в местах бывших боев такие страшные находки, как штыки, намотанные веревкой на палку, найденные рядом с останками погибшего в пяти - десяти метрах от пулеметных ячеек и других огневых точек противника.
В своей деятельности поисковики затрагивают темы и «открывают глаза» на политику государства уже послевоенного периода. Это ли не историческая проблема, характеризующая отношение к сохранению памяти о павших за Отечество. Было время, когда замалчивались потери, а проблему незахороненных воинов пытались решить путем наименьшего вложения средств, не взирая на нравственные и этические аспекты к праху умерших. В стране, победившей фашизм, перепахивались поля в местах массовой гибели, высаживались лесопосадки. Об этом долгие годы не говорили вовсе, пока в те места не пришли поисковики. И теперь они в тех посадках находят и поднимают останки советских бойцов, иногда, если повезет, не сломанные под плугом медальоны с заполненными формулярами.
На сегодняшний момент в современной исторической науке такие понятия, как поисковое движение, увековечение памяти, поисковая работа, военная археология и т.п. никак не определены.
Необходимо признать, что на общероссийском уровне пока нет обобщенной истории поискового движения, так как нет единого архива по его развитию в 1980-1990-2000-х годах. Этому во многом послужил раскол в поисковом движении, который случился во второй половине 1990-х годов, причины его банальны настолько, что многие очевидцы событий не хотят их не только обсуждать, но даже вспоминать. В итоге мы имеем отдельные сюжеты и отдельные работы только в регионах и по истории развития местных движений. Они описаны в работах В.К. Щербанова (г.Ростов-на-Дону), Н.Г. Куликовских (г.Вязьма Смоленской обл.), И.Г. Прокофьева (Ленинградская обл.), С.И. Садовникова (г.Москва), М.И. Черепанова (Республика Татарстан), И.П. Цуканова (Курская обл.), И.И. Ивлиева (г.Архангельск). Также изданы книги, подготовленные региональными организациями Удмуртии (сост. Н.В. Суетина, Ф.Ф. Ибрагимов), Республики Коми (сост. Е.Н. Боле), Новгородской (издание экспедиции «Долина» им. Н.И.Орлова), Тульской (под ред. О.А. Золотарева), Кировской (сост. Т.В. Яшкова, Ю.Т. Семененко) областей. Пожалуй, и все. Описаны истории чуть более 10-ти регионов из 55-ти субъектов РФ, в которых заявлено, что ведется поисковая работа.
Сегодня существует множество типов поисковой работы по хронологии и дислокации исторических событий (поиск пропавших без вести в годы Афганской, Чеченской кампании, поиск погибших в годы Первой мировой войны, пропавшие в ходе техногенных, природных катастроф, например, в Перу и т.д.), но меня и мой отряд интересуют события Великой Отечественной 1941-1945 годов.
Константин Степанчиков, эксперт-консультант международного поискового движения, считает, что по своему содержанию наше поисковое движение является военно-патриотическим, историко-культурным и благотворительным, а также, что в мировой практике подобного профиля до сих пор не существовало, то есть уникально потому, что наше поисковое движение – это одна из форм увековечения памяти, включающая совокупность действий (поисковая работа) общественных и государственных структур, отдельных граждан по решению широкого спектра проблем, касающихся последствий Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в странах бывшего Советского Союза, а именно проблем пропавших без вести и погибших советских воинов, увековечения их имен, судеб и популяризации данных действий в СМИ.
На сегодняшний день ни в нормативно-правовых актах РФ, ни в научной литературе нет точно определенного понятия и терминологического аппарата поискового движения. Только 4 октября 2011 года в первом чтении были принят проект поправок к «поисковому» Федеральному закону, в котором одной из форм увековечения памяти стало проведение поисковой работы, направленной на установление имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества, занесение их фамилий и других сведений о них в книги Памяти и в объединенный банк данных в электронном виде.
В действительности же, поисковое движение направлено на установление, выявление «забытых» имен героев Великой Отечественной войны, а значит и новых событий, фактов, приоткрывая новые страницы, а значит, решает, в первую очередь, задачи исторической науки.
Одним из главных понятий, с которыми поисковики встречаются с 1993 года (после выхода вышеупомянутого закона), поискового движения является увековечение памяти павших защитников Отечества. Особое отношение к смерти непосредственно связано с культом павших героев – почитанием памяти доблестных воинов, павших на поле брани. По социологическим исследованиям 2004 года, подавляющее большинство наших сограждан, независимо от пола, образовательно-профессиональной принадлежности и типа поселения продолжает, в первую очередь, гордиться победой в Великой Отечественной войне. По мнению Е.П.Тавокина, доктора социологических наук, профессора РАГС, память о Великой Отечественной войне при всех её проблемах, ошибках, провалах – это сегодня единственное историческое событие прошлого, которое ещё в какой-то степени объединяет население России и бывших республик СССР, которое подавляющее большинство оценивает как выдающийся период российской истории и как событие, которое характеризует дух, характер нашего народа.
Многие участники поискового движения считают, что сегодня, в связи с развитием движения в сторону научной обоснованности и подкрепления поисковой работы научным интересом, под увековечением памяти следует понимать процесс сохранения исторической памяти о лицах, павших и пропавших без вести,  воинских подразделениях, принимавших участие в боевых действиях, местах боев Великой Отечественной войны, заключающийся в установлении ранее неизвестных имен, судеб, событий и популяризации этих данных в разных средах общества (например, через средства массовой информации, интернет и т.д.). Мы думаем, что популяризация – это неотъемлемая часть увековечения памяти как процесса, так как именно это в большей степени закладывает в умах населения факты, события, имена, делая их «бессмертными». В ходе международного совещания в рамках Международного автопробега по Республике Беларусь «По следам операции «Багратион» С.В.Лаптева, специальный корреспондент крупнейшего издания Кыргызстана газеты «Вечерний Бишкек», подчеркнула, что освещение информации о поисковой работе – это неотъемлемая часть создания благоприятной среды для сохранения памяти о подвигах: «Это не модное слово PR, я говорю так – это должно быть известно».
И я счастлива, что являюсь участником поискового движения. Попадая в окружение поисковиков, в их мир, понимаешь, что есть люди, которым не безразличен мир вокруг них, не безразлична судьба человека и, тем более, память о нём, не безразличны проблемы со здоровьем не только своих близких и знакомых, но и других людей.
Это не любопытство, нет. Это просто «НЕ БЕЗРАЗЛИЧНО», идущее изнутри, и оно ощущается постоянно, повседневно, когда общаешься с этими людьми в жизни. И я попала в их мир, мир людей, объединённых одной целью. Чтобы понять этот мир, надо в него окунуться и окунуться не раз и не два, а жить этим миром, миром под названием ПОИСК.
Многие спрашивают: «А как ты попала туда? И почему ты ещё там?». Мол, хватит! Часто я отвечаю: «Поднимая первого бойца, понимая, что это человек, который погиб, защищая моё будущее, очень тяжело становится на душе. Что-то переворачивается в ней. И тем более тяжело при захоронении: как будто родного человека провожаешь в последний путь. Это чувство необъяснимо». Осознавая всё это, понимаешь: ЭТУ РАБОТУ надо делать снова и снова. Ради наших солдат, ради настоящего и будущего поколения нашей страны. И ЗАЦЕПИЛО! ЗАЦЕПИЛО так, что не оторвать. Зацепила атмосфера, окружение, общение людей поиска, сама цель, к которой эти люди, невзирая на проблемы и препятствия, идут за годом год, за годом год, достигая вершины, как альпинист, устанавливая флагшток и спускаясь вниз передохнуть с одной только целью заново начать подъем: с новыми трудностями, с новыми маршрутами, но с той же целью - достичь вершины. А вершина - это судьба, это имя, это родные и близкие, это новое поколение наследников тех солдат, которые не вернулись с той жестокой и беспощадной войны, выполнив свой воинский долг до конца. В этом мире поисковиков не любят лжи и, что самое интересное, сразу с первого взгляда видят, зачем здесь этот человек, что у него в тайниках его души, искренен ли он в общем деле этого мира, какую цель он преследует, пойдет ли он к той самой вершине в одной с тобой связке или выберет собственный маршрут. Остановившись, переждет на привале, называя себя поисковиком, инертно дожидаясь, пока другие, преодолевая трудности, покорят эту отвесную стену и достигнут цели.
Мне запали в душу слова командира костромского поискового отряда «Харон» Сергея Шиянова. Он сказал: « Все, кто рано или поздно попадает в поиск, имеют свои недостатки: кто-то чересчур эксцентричен, кто-то своеобразен. Можно продолжать бесконечно долго. И хотя все мы разные, но, как правило, это незаметно на общем фоне души человека, при его самоотдаче общему делу. Поиск – это СВОЙ МИР, с определенными устоями и правилами, понятиями и целями, ценностями мировоззрения. И я согласен с высказыванием, что поиск – это судьба, это, в какой-то мере, сама жизнь. Ею надо жить, чтобы это понять.
Многие не понимают, задают вопрос: «Зачем?» Другие спрашивают: «Почему?» Третьи, удивленно раскрыв глаза, восклицают: «Бесплатно?» Да! Бескорыстно! Безвозмездно! Бесплатно! С полной отдачей сил! С одной лишь целью - вернуть имена тем солдатам, которые остались лежать в воронках, траншеях, блиндажах, а иногда и просто в траве, укрытые листвой и ждущие неупокоенной своей душой время, когда отдаст им последний долг новое поколение, вспомнят о них, узнают о них земляки и только лишь тогда приобретут они, наконец, покой – солдаты НАШЕЙ ПОБЕДЫ, далекой войны».
Я хочу рассказать о Вахте памяти, которая проходила в рамках учебно-поискового лагеря, организованного Тульским областным молодёжным поисковым центром «Искатель».
Поисковые работы велись в Калужской области по берегам реки Жиздра и её притокам. Эти места были выбраны не случайно, т. к. именно здесь находилось противостояние между СССР и немецко-фашистской Германией после того, как противник был отброшен от Москвы в конце 1941 года, и длилось оно без малого 2 года.
Наш поисковый отряд «Первый» принял активное участие в проведении учебно-поискового лагеря «Искатель» наряду с отрядами Тульской области, Пензы, Костромы, Самары, Казахстана, Москвы и других городов. Всего в лагере работали более 150 человек. За время учебно-поискового лагеря,  в период с 9 по 29 июля  поисковиками были найдены и с воинскими почестями на мемориале в селе Хотьково захоронены 15 бойцов. Также был найден один солдат Вермахта.
Из интересных находок были следующие предметы: пулемёт Дегтярёва, который был обнаружен вместе с двумя бойцами, винтовка Мосина, изготовленная ещё при царе, два портсигара, красноармейские звёздочки с головных уборов, личные вещи и многое другое.
Помимо раскопок штаб организовал для ребят многочисленные мероприятия: соревнования по футболу, волейболу, проводились конкурсы по различным номинациям: конкурс патриотической песни, инсценировки сказок на новый лад, конкурс чтецов, просмотр документальных и художественных фильмов про Великую Отечественную войну, пение под гитару у костра и многое другое.
В наш городок (так мы называли наш лагерь) приезжали интересные ветераны, внук маршала Баграмяна – Иван Сергеевич, сын маршала Чуйкова – Александр Васильевич, они очень интересно рассказывали о жизни своих родителей.
А какое сильное впечатление производит прощание с солдатами вечером накануне захоронения. Ночью мы спустили 15 плотиков с зажжёнными свечами по Жиздре (по количеству поднятых солдат) и произнесли слова клятвы поисковика. Процесс захоронения прошел с традиционным коленопреклонением, а затем  был зажжен  прощальный костёр, в котором по давней традиции сжигали вещи, пришедшие в негодность в результате поисковых работ.
Также хочется поделиться историями о « мистических» происшествиях в нашем поисковом движении.
Участник поискового отряда «Дон» так описывал один случай. «Во время раскопок мы находили солдат как в своих ячейках, где они из-за ограниченного пространства, так и сидели, уткнувшись каской в стену, так и перед немецкими позициями, буквально на поверхности, покрытых только слоем мха и замерших в неестественных позах. Эти же двое бойцов лежали на дне окопа, вытянувшись во весь рост. Один из солдат оказался женщиной до 25 лет. Она держала мужчину в объятиях и будто что-то говорила ему в ухо или целовала его (ее челюсти были плотно сжаты). Ее правая рука была у него на груди. У обоих бойцов были ранения. У нее раздроблена нога, у него ключица. В области его живота находилось большое количество осколков. С ними в окопе, кроме противогазов и саперной лопатки, были обнаружены стреляные гильзы, пулемета Дегтярева, в последнем диске которого был заклинивший патрон. Не знаю, какие выводы сделаете вы, но со стороны это выглядело так, как будто они держали круговую оборону. И когда оборону держать в силу ранения и отсутствия боеприпасов и отказа оружия стало невозможно, они легли на дно окопа и так умерли. В его сапоге была обнаружена именная ложка. По ней и установили личность пропавшего без вести солдата. Это Беспалов Иван Григорьевич 1912 года рождения, проживавшего в Самарканде. Сейчас идет поиск его родственников. Личность женщины, к сожалению, установить не удалось. Она была похоронена в братской могиле села Хотьково как безымянный солдат. И самое загадочное было то, что, когда мы в то утро отправлялись на поиск, из того района, где их нашли, над нами пролетели два журавля».
А в поисковой деятельности историка Константина Анатольевича Степанчикова был другой случай. Он рассказывал: «Несколько лет назад, когда железный занавес окончательно проржавел, к месту захоронения немецких солдат под Сталинградом, приехали их родственники. Представители поискового движения встретили их, привезли к месту захоронения и стали разбивать тент под оборудование. Погода стояла очень ясная и безветренная. На небе ни облачка. Только где-то в стороне темнело небольшое пятнышко. В какой-то момент, когда потомки погибших солдат вермахта стояли у захоронения, это пятнышко тронулось с места и по странной траектории двинулось к ним, темнея и густея, словно наливаясь свинцом. Стоящие у могилы немцы обратили внимание на тучу только тогда, когда внезапно поднялся сильный ветер, который гнал тучу прямо на них. Они сначала попятились, а когда посыпался крупный град, побежали к тенту. Они бежали, а град, словно крупная картечь, лупил их по головам и спинам. Немцы бежали. Их лица были искажены от страха. У некоторых шла кровь. После того, как все оказались под тентом, ветер стих и туча растаяла, словно ком снега в горячей воде. Что это было? Совпадение? Не знаю».
Также бывают случаи, когда некоторые участники поискового движения видят вещие сны, просыпаются ночью. Берут лопаты, идут копать и НАХОДЯТ! Как это объяснить? Я не могу сказать.
Навсегда останется в моей памяти Белёвская весенняя экспедиция 2011 года.
Район работ представлял собой полузакрытую слабо пересеченную местность с преобладанием водно-эрозионных форм рельефа, поросшую в отдельных местах редколесьем и молодым лесом различной степени проходимости. Дневная поверхность слабо задернована. Преобладающие типы грунта: коричневый и серо-коричневый суглинок.
В течение большей части экспедиции стояла ясная, сухая и теплая погода. В период 1-9 мая температура воздуха днем составляла не ниже 20°С, а в отдельные дни достигала 25°С. Периодическое выпадение осадков в виде сильного дождя не носило затяжного характера и не являлось существенным препятствием для ведения полевых работ. Погодные условия способствовали мобильности поисковых отрядов (групп) и повышению результативности работ.
В октябре 1941 года в ходе германского наступления «Тайфун» боевые действия на территории проведения экспедиции носили скоротечный и очаговый характер.
В январе 1942 года в ходе контрнаступления под Москвой сюда возвращаются войска Красной Армии (10 и 61 армии Западного фронта). 30 декабря войска 10 армии освобождают город Белёв. К 30 марта 1942 года части РККА овладели рядом населенных пунктов, понесли значительные потери и перешли к обороне. Особо тяжелые и кровопролитные бои шли в период с 27 декабря 1941 до конца марта 1942 г. за овладение Кализна, Фединское, Черемошна, Ретюнь, Мишинское, Лиховищи, Долбинские выселки, Бобрики. С конца марта по 10 апреля 42-го наши части вели кровопролитные бои на болховском направлении, в результате которых к 10 апреля 1942 года вышли на рубеж реки Бобрик. Неоднократные попытки овладеть Башкино и перерезать большак Аннино-Болхов успехом не увенчались. Неоднократные атаки на Болхов с востока с рубежа реки Ока также оказались бесплодными.
Таким образом, весной 1942 года фронт стабилизируется по реке Ока и Бобрик. При этом советские части расположились по правому берегу реки Ока (имея ряд небольших плацдармов на левом берегу) и левому берегу реки Бобрик.
Находящиеся здесь 12 гвардейская, 342, 356 и 149 стрелковая дивизия с января 1942 года входят в состав 61 армии Западного фронта (с 3 апреля по 28 июня 1942 года – в составе Брянского фронта второго формирования). Вплоть до июля 1943 года в районе проведения экспедиции идут ожесточенные позиционные бои, в том числе неоднократные частные наступательные операции.
Наиболее серьезной попыткой изменить положение стала Болховская наступательная операция – операция левого крыла Западного фронта, предпринятая в период с 5 по 12 июля 1942 года силами 61 и 16 армий. Данная операция имела целью оказать содействие войскам Брянского фронта, где противник, прорвав оборону наших частей, успешно развивал наступление на Воронеж. В этих условиях разгром Жиздринской и Болховской группировок противника открывал путь к срыву наступления немцев на Воронеж.
В полосе 61-й армии четырем дивизиям первого эшелона (12-й гвардейской, 149-й, 342-й и 356-й стрелковым) предстояло прорвать хорошо подготовленную и глубоко эшелонированную оборону противника и вести наступление на город Болхов.
5 июля 1942 года при подходе к рубежу Выгоновский, высота 249,5 (на современной карте - 249,0), Меркуловский (на современной карте отсутствует) и Башкино пехота была встречена сильным огнем, наткнулась на второе проволочное заграждение и залегла, неся большие потери. К исходу дня части 12 гвардейской средней дивизии вышли на рубеж 500 м с.-в. Выгоновский, северные скаты высотой. 249,5 250 м северный. Меркуловский, северные отметки 217, 3, северные скаты высотой 249,5. В то же самое время 479стрелковый полк 149стрелковая дивизия вёл наступление в направлении Кабала (на современной карте отсутствует), Паленка (на современной карте отсутствует), Близновский (на современной карте отсутствует). К исходу 5 июля эти населенные пункты были заняты, но под действием контратаки противника со стороны Шпилева, Уланова наши части вынуждены были отойти на прежние позиции – занять оборону западнее х. Шестерка (на современной карте отсутствует) на скатах высот 234,4 и 228,3. 744сп этой же дивизии под сильным минометно-пулеметным огнем был вынужден залечь на восточном скате высоты в 150м южнее Аннино. Д. Кабала в течение 6 июля 1942 г. трижды переходила из рук в руки. В ходе боя 7 июля 1942 г. группа красноармейцев блокировала несколько ДЗОТов (дерево-земляная огневая точка) на южной окраине Аннино и освободила нашего летчика, захваченного в плен 5 июля 1942 г. со сбитого самолета. 342сд после артиллерийской подготовки, длившейся 1 час 20 мин., 5 июля 1942 в 6.00 перешла в наступление и в течение дня вела упорные бои за Паленка, Близновский, Уланово. Противник, маневрируя танками и шестиствольными минометами, оказывал ожесточенное сопротивление и при поддержке сильного артиллерийского огня переходил в контратаки. К вечеру 5 июля части 342стрелковая дивизия при поддержке 68 танковой бригады овладели населенными пунктами: Близновский, Уланово, Паленка, Выгоновский, Анинно и роща севернее Коликово, но к исходу того же дня под нажимом крупных сил противника, оказавшись без поддержки танков, часть которых была подбита и топталась на месте, была вынуждена оставить захваченные позиции и отойти в исходное положение. С 5 по 11 июля продолжились тяжелые бои, отдельные пункты: Близновский, Уланово, Коликово, по несколько раз переходили из рук в руки. Так, 9 июля на участке 1150 стрелковый полк 342 стрелковая дивизия противник переходил 9 раз в контратаки, каждый раз силами от 400 до 600 солдат при поддержке 15 – 24 танков. Боевые порядки наших войск в этот день 8 раз подвергались бомбежке, но контратаки были отбиты и полки неоднократно сами переходили в контратаки, доходящие до рукопашной. 356 стрелковая дивизия овладела высотой 230,1 и дер. Башкино. Однако и здесь противник вскоре восстановил свои позиции.
Новые атаки, предпринятые с 6 по 11 июля, успеха не имели.
Наступательная операция была завершена 12 июля 1942 г. Ценой больших потерь советским дивизиям удалось продвинуться вперед на 1 – 5 км, но затем, предприняв ряд контратак, противник восстановил положение.
11 августа 1942 года германские войска силами до пяти танковых и значительного числа пехотных дивизий перешли в наступление против советских войск Западного фронта (операция «Смерч»). В 4 часа 15 минут противник после артподготовки, сопровождаемой сильной бомбардировкой, перешел в наступление. Основной удар противник нанес по правому флангу 61 армии, где оборонялись 350 и 387 стрелковые дивизии. Остатки этих соединений, преследуемые противником, начали отход через полосу 16 армии в северном направлении.
Остальные части армии прочно удерживали занимаемые рубежи.
12 августа 1942 года противник сосредоточил крупные силы в районе Поздняково, лес южнее Поздняково. Из Горяна в направлении высоты 231,2 переброшено до 300 автомашин с пехотой, которые выгружались – лес восточнее высоты 231,2. В 5.00 14 августа противник перешел в наступление на всем фронте обороны 149сд в направлении: Госьково, Озерна действовало до одного батальона пехоты и 5 танков, в направлении: Железница, Паком до 2 батальонов и 6 танков, из Громоздово и Брежнево до батальона пехоты и 12 танков. Части 149 стрелковой дивизии занимали оборону на территории Озерны, Госьково, Брежнево, Грынские Дворы и вели напряженный бой. 568 стрелковый полк, отразив 5 контратак, занимает участок: высота 250,2, северная часть Госьково, Озерна. 18 августа в 5.00 противник предпринял наступление из направления Озеренский на Мешалкин и Грынь обтекая боевые порядки 568сп в районе высоты 23,3 (2,5км северо - запападный Новогрынь). 568сп вел бой в окружении.
К 22 августа 1942 г. наступление противника захлебнулось. Понеся большие потери, противник отошел на исходные рубежи.
Бои местного значения продолжаются вплоть до 12 июля 1943 г., когда оборона противника была прорвана 11 гвардией (бывшей 16) армией в районе деревни Дретово – устье реки Вытебеть и 50 армией в районе деревни Речица. Войска 11 гвардейской армии прорвали оборону противника на всю тактическую глубину на фронте в 23 км и продвинулись на юг на 12-15 км, охватывая Болховскую группировку противника с запада и северо-запада. 20 июля противник начал поспешный отвод своих войск из района Болхов и Мценск в юго-западном направлении. 29 июля 1943 года войсками 61 армии был освобожден город Болхов.
В результате экспедиции установлено: на всех обследованных участках обнаружены следы непосредственного боевого соприкосновения войск Красной Армии с противником; продукты выстрела, характерные для образцов вооружения, использовавшихся РККА и германским вермахтом в 1942-1943 гг., обнаружены по всему району работ в большом количестве.
В рамках экспедиции основные усилия были сосредоточены на правом берегу реки Лощенка. В указанном районе производилось сплошное исследование местности с применением металлоискателя с рабочей поверхностью в виде 2-метровой рамки. Исследование показало, что крупные металлические предметы, которые, как правило, сопровождают останки военнослужащих, в основном, изъяты в ходе предшествующих полевых работ. Исключение составили массивные (до 300 кг) фрагменты долговременного огневого сооружения. Указанные остатки находились на дне германского блиндажа на глубине 2,4 метра. Наличными силами и средствами изъять данные предметы не удалось.
Человеческих останков в данном районе не обнаружено. Находки представлены (в основном до 100 шт.) стабилизаторами минометных мин калибров от 50 до 120 мм, самими минами. Там же был найден затвор ППШ-41 и советская ракетница.
Поисковые работы на левом берегу реки Лощенка также были малорезультативными, что подтверждает выводы, сделанные по итогам экспедиции 2010 года. Данные выводы особенно подтверждаются фактом обнаружения останков четырех военнослужащих РККА в заполнении оборонительной траншеи. Место, где были обнаружены останки, не просматривается с дороги Зайцево – Башкино, и потому не было очищено похоронными командами от мертвых тел. Примечательно, что данные военнослужащие, как и все, найденные в этом месте ранее, были без оружия и стальных шлемов.
Этот вывод, очевидно, не относится к остальному пространству т.н. Долецкого и Башкинского полей по обоим берегам реки Лощенка, где нахождение останков военнослужащих при данном уровне технического оснащения поисковых работ представляется затруднительным и требующим несоразмерных затрат времени.
На это указывает, в частности, отсутствие значимых находок в результате исследования участка местности восточнее дороги Зайцево – Башкино на уровне отметки 201,8, где, по имеющимся сведениям, могли быть санитарные захоронения и где неоднократно попадались фрагменты танковой техники. На данном участке была предпринята повторная попытка сплошной разведки местности на предмет нахождения крупных металлических объектов с применением створового метода. С этой целью было размечено 25 створов шириной по 2 м протяженностью с севера на юг по 50 метров. Попытки обнаружить засыпанные инженерные сооружения или иные углубления в данном месте с помощью щупа успеха также не имели.
Работы на раскопе у деревни Кализны продолжались вплоть до ночи на 9 мая 2011 года. В ходе данных работ было установлено, что остеологические останки послойно расположены в яме для обжига кирпича, приспособленной под захоронение. Расположение трупов носило в целом упорядоченный характер, а их позы были в основном правильными (чаще всего, на спине или ничком, туловище выпрямлено, ноги вытянуты по линии туловища, а руки подняты на уровень головы). Размещение и позы трупов указывали на то, что эксгумация осуществлялась путем складывания трупов за руки и за ноги последовательно от дальней стенки к входу в яму. Стратиграфическим исследованием раскопа выделено 3 пласта залегания останков, различные по времени образования. На это, в частности, указывали различный цвет и состав грунта в пределах различных пластов, а также наличие четко определимых прослоек между пластами. Все эти обстоятельства, а также полное отсутствие оружия, снаряжения, обуви и ничтожное количество личных опознавательных знаков (5 шт.), боеприпасов и личных вещей указывали на то, что трупоположение производилось в несколько этапов (вероятно, весной по мере таяния снега) местными жителями под руководством представителей вооруженных сил. Последние осуществляли сбор оружия, снаряжения и личных опознавательных знаков. Всего были эксгумированы остеологические останки 91 человека, из которых большая часть, очевидно, были военнослужащими РККА, погибшими в ходе боевых действий.
Обнаруженные в ходе экспедиции останки советских военнослужащих торжественно погребены 7 мая 2011 года на Кургане Славы в городе Белев Тульской области с отданием воинских, гражданских и духовных почестей.
Участвуя в этой вахте, я получила огромное удовлетворение от того, что мы вновь открыли имена погибших воинов и помогли их семьям узнать о подвигах отцов и дедов – давно ушедших героях.
Я горжусь, что участвую в поисковом движении. Этот опыт не приобретается ни в школе, ни в университете. Ведь поисковая работа это сложный комплекс знаний и умений: надо быть одновременно и историком, и следователем, и аналитиком, и археологом, и почвоведом, надо разбираться в оружии, уметь хорошо ориентироваться на местности, обладать туристическими навыками. И такой сплав знаний можно приобрести, только проработав несколько лет на вахтах.
Все эти примеры, взятые из жизни, вызывают мысль о том, что война должна стать историческим, нравственным уроком человечеству, что подобные события, уничтожающие людей, ломающие души, не могут повториться.
Я убеждена, что сущность человека раскрывается лучше всего в дни великих и малых испытаний, через которые ему суждено пройти. Великая Отечественная война была испытанием из испытаний. И сколько бы лет ни прошло, она останется в памяти людей, переживших её, в памяти их потомков, так как человеческая память не умеет молчать, а те, кто ушел

Кричат и будят нас, живых,
Невидимыми, чуткими руками.
Они хотят, чтоб памятником им
Была Земля с пятью материками
Егор Исаев
Эти слова стали теперь стержнем моей дальнейшей жизни.




Литература: 1. Тихонов П.И. Поиск как военная археология // Методические рекомендации по военной археологии (по поисковой работе на местах боев Великой Отечественной войны). Москва, 2006.
2. Бубличенко В.Н. К вопросу о научной обоснованности поискового движения // Государство и общество в увековечении памяти защитников Отечества: опыт, проблемы, перспективы. Материалы межрегионального научно-практического семинара-совещания. (Сыктывкар, 3-4 ноября 2007 г.). Сыктывкар, 2007.
3. Котилевский С.С. Теория и практика поисковых работ. – Казань, 2004.– 230 с.; Садовников С.И. Поиск – это судьба / Отв.ред. С.О.Шмидт. – Москва, 2003.
4. Ивлев И.И. Военная археология. Методика поисковых архивно-полевых исследований. Архангельск, 1994.
5. Методические рекомендации по военной археологии (по поисковой работе на местах боев Великой Отечественной войны). Москва, 2006.
6. С.И. Садовников, Д.К. Соколов, В.В. Толочко. – Москва, 1997. 7. Дроздов Ф.Б. Опыт реконструкции событий Великой Отечественной с использованием данных поисковых экспедиций // Государство и общество в увековечении памяти защитников Отечества: опыт, проблемы, перспективы. Материалы межрегионального научно-практического семинара-совещания. (Сыктывкар, 3-4 ноября 2007 г.). Сыктывкар, 2007.
8. Подготовка учащейся молодежи к поисковым работам: организационно-методические, правовые основы / Сост. И.П. Цуканов. Курск, 2008. 9. Котилевский С.С. Теория и практика поисковых работ. Казань, 2004.
10. Бочаров А.Н. Возвращенные имена. Элиста, 2007 г. 11. Куликовских Н.Г., Аскерко Л.П. Отдавая долги(из истории поискового движения на Смоленщине). Смоленск, 2006.
12. Шорин Ю.Н. Научные исследования как форма поиска исторической правды о Великой Отечественной войне // Отдавая долги(из истории поискового движения на Смоленщине). / Сост. Н.Г.Куликовских, Л.П. Аскерко. Смоленск, 2006.




Приложенные файлы